Так, когда же в идеологической работе произошёл поворот к русскому духу

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью:
Loading ... Loading ...
Просмотров: 27

Среди факторов, способствовавших победе советского народа в Великой Отечественной войне, свою роль сыграл и поворот в идеологической работе к воспитанию уважения к истории Российской державы, к людям, вне зависимости от их классового происхождения, много сделавшим для Отечества, к русской культуре.

Обращаясь к красноармейцам на ставшем легендарном военном параде в честь Великого Октября 7 ноября 1941 года, Сталин призвал: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!». Были учреждены ордена Александра Невского, Богдана Хмельницкого, Суворова, Кутузова, Ушакова, Нахимова. Цвета Георгиевской ленты стали цветами ордена Славы. Имена выдающихся российских полководцев присваивались крупным операциям…

Враги советского строя пытаются представить дело так, будто пойти на это руководителей партии заставили тяжёлые неудачи первых месяцев войны – мол, они были вынуждены искать спасения в обращении к традиционному русскому патриотизму.

Эту версию запустил ещё Деникин, утверждавший, что «под знаком интернационала» прошёл разгром немцами Красной Армии на путях к Москве, под лозунгом защиты Родины произошел разгром немецких армий!».

Её взяли в свой арсенал современные антисоветчики. В частности, они использовали её на «Суде времени» и телеконкурсе «Имя Россия». Только они пошли дальше белого генерала и пытаются выдать этот якобы вынужденный шаг за крах всей идеологической системы, которую выстраивал Сталин.

Версия о «вынужденном шаге» насаждается с таким напором, что в ряды «деникинцев» встал и кое-кто из последовательно левых публицистов. «Когда война поставила вопрос о выживании русского народа и существовании государства… русская история, и национальная культура из объектов глумления вдруг превратилась в объект почитания, вернулась на своё законное место», – можно прочесть в статье одного из них.

Между тем, эта версия опровергается чрезвычайно просто. Тут не нужно никакого теоретизирования – достаточно просто восстановить ход событий, и станет совершенно ясно, что поворот к возрождению традиционного русского патриотизма в идеологической работе произошёл задолго до начала Великой Отечественной войны – в 30-е годы.

Всё же, позволю себе чуть-чуть потеоретизировать. Вероятно, такой поворот предопределило то, что Сталин, преодолев сопротивление троцкистов (которые отнюдь не принадлежали к патриотам исторической Российской державы) непосредственно приступил к построению социализма   одной стране. Перед народом была поставлена небывалая по грандиозности задача, и напоминание людям о том, что их предки уже добивались выдающихся свершений, должно было способствовать подъёму духа нынешнего поколения. Наверняка учитывал Сталин и неизбежность войны, когда патриотическое воспитание народа должно было сыграть очень важную роль. А подлинно патриотическое воспитание невозможно без привития уважения к великим заслугам прошлого.

Так или иначе, традиции русской культуры становились «столбовой дорогой» культуры советской. Прямо этот принцип был провозглашён вскоре после войны, но переход к нему начал осуществляться именно в 30-е годы.

Музыка русских композиторов-классиков заняла достойное место на Всесоюзном Радио. Благодаря этому она сделалась поистине народной (об этом вспоминало Радио-1 уже в   90-е годы). А собственно народную музыку тогда популяризировали всеми средствами. Как многие годы спустя, рассказывал народный артист СССР Николай Калинин, был «могучий всплеск искусства народной музыки». Были образованы ансамбль под руководством Игоря Моисеева, хор Свешникова, ряд других впоследствии знаменитых коллективов; повсюду проходили олимпиады народной музыки.

1937 год, напомню, вошёл в историю отнюдь не только репрессиями, но и тем, что был объявлен Всесоюзным Годом Пушкина.

Стали появляться литературные произведения, в которых русская история была представлена так, что вызывала уважение и гордость; а отношение к персонажам определялось не их классовым происхождением, а тем, что они сделали для России. И героями романов, пьес, поэм становились царь Пётр Первый, князь Александр Невский, князь Даниил Галицкий, генералиссимус Суворов, фельдмаршал Кутузов и другие патриоты из высшего сословия России. В конце 30-х годов появились фильмы «Александр Невский» «Пётр Первый», «Минин и Пожарский».

Так что, когда Сталин говорил: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!», – людям не нужно было объяснять, кто это такие, и почему вождь призывает искать в их свершениях вдохновение. Кстати, когда в упоминавшемся телеконкурсе «Имя России» победил Александр Невский, то многие комментаторы сочли, что победил не столько реальный образ князя, сколько тот, который вошёл в сознание народа из фильма Эйзенштейна. Но ведь это лучшая похвала эффективности идеологической работы сталинского времени.

В то же время стремление некоторых авторов к язвительному изображению русской истории и русского человека жестко (порой жестоко) пресекалось.

Сталин дружески относился к Демьяну Бедному, но в конце 1930 года Иосиф Виссарионович резко осудил те его фельетоны, которые «стали возглашать на весь мир, что Россия в прошлом представляла сосуд мерзости и запустения… что «лень» и стремление «сидеть на печи» является чуть ли не национальной чертой русских вообще». В середине 1930-х годов был запрещён спектакль Камерного театра «Богатыри», ёрнически представляющий историю – в частности, за глумление над крещением Руси. Подобных примеров можно привести ещё немало.

Подводя итог сказанному, замечу, что усиление влияния «русского духа» в идеологической работе 30-х годов было не отказом от коммунистического воспитания, а обогащением его. Соединившись, они создали сплав такой прочности, что о него, говоря словами писателя Бориса Васильева, которые не раз повторял профессор Олег Смолин, «разбилась крупповская сталь».

Виктор Василенко,

Белгорд

Опубликовал: admin | Дата: Май 7 2021 | Метки: Экскурс |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Weboy

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 36,589 | Комментариев: 21,882

© 2010 - 2020 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
WordPress Blog
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire