Сознание и система манипуляций

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью:
Loading ... Loading ...
Просмотров: 50

Павел Петухов давно работает над темой манипуляции сознанием. Недавно вместе с соавторами Андреем Масловым и Анной Рожковой подготовили большую работу на эту тему. Публикуем фрагменты из нее.

Что изменилось?

Двадцать лет назад, в 2000 году, увидела свет знаменитая книга С.Г. Кара-Мурзы «Манипуляция сознанием». Этот капитальный труд, в котором разоблачается методика оболванивания, начиная со времен перестройки, действующей властью населения России и всего постсоветского пространства (главным образом через СМИ) стал поистине «учебником» для нынешнего поколения идеологов левой и патриотической оппозиции. Сам Сергей Георгиевич, которому исполнилось 82 года, продолжает активную исследовательскую и публицистическую деятельность.

Кара-Мурза показал в своей книге, при помощи каких технологий разрушали Советский Союз и устанавливали, а затем укрепляли нынешнюю власть. Задача же сегодняшнего дня – показать, как эта власть сохраняет свою гегемонию и предотвращает возврат России на путь естественного цивилизационного развития, сохраняя ее в статусе «глухой провинции» глобализма. Объем статьи не позволяет рассмотреть все аспекты проблемы (этому надо посвящать не статью, а целую монографию, да не одну), ограничимся лишь ее общим обзором на современном этапе.

Книга «Манипуляция сознанием» не потеряла актуальности и сегодня, да, скорей всего, не потеряет ее никогда. Тем не менее, за двадцать лет изменились и характер самого общества, и характер тех средств манипуляции, которые используется элитой для сохранения своей власти.

Прежде всего при сохранении позиций телевидения одним из главных источников манипуляции стал интернет. За прошедшие 20 лет доля пользователей Сети в России выросла с 2% до более чем 70% населения, а это уже явный «переход количества в качество». Интернет стал одним из важнейших факторов общественного сознания, и власть в своих технологиях манипуляции это учитывает.

Чем интернет отличается от телевидения? Тем, что создает иллюзию плюрализма, многообразия точек зрения. И поэтому он еще более опасен: телезритель быстрее чувствует манипуляцию, она более груба и откровенна, пользователь же интернета может пребывать в выдуманном мире в течение неопределенно долгого времени, потому что считает, что уж здесь-то его точно не обманут. Он ведь «сам» выбирает, какие сайты ему читать, какие видеоролики смотреть, в каких сообществах состоять, а какие с презрением отвергать.

Проблема лишь в том, что у правящей элиты куда больше возможностей для «заваливания» рядовых пользователей социальных сетей нужными ей материалами, чем у оппозиционных партий и движений. Просто потому, что у нее несравнимо больше денег, а значит, она может усадить за клавиатуру целую армию профессиональных пропагандистов, которая и создает иллюзию многообразия мнений, но на деле работает на формирование у аудитории «нужного» представления о реальности. Правдивая информация, безусловно, также проникает в социальные сети, размещается на сайтах, но у обычного человека, не имеющего специальной подготовки, просто нет ни времени, чтобы ее искать, ни знаний, чтобы отличить ее от многократно превосходящей ее по количеству ложной.

Но изменилась и сама направленность манипуляций. Если в 90-х годах власть была открыто прозападной, антикоммунистической и антипатриотической, то в «эпоху Путина» она, оставаясь такой же по сути, успешно прячется за патриотическими и антизападными лозунгами. Сегодня, в отличие от 90-х годов с их дуболомными приемами, власть уже не так активно проповедует антисоветизм и даже частенько использует в своих целях ностальгию по Советскому Союзу. В соцсетях создаются группы с очень патриотическими и «советскими» названиями и символикой, восхваляющие Сталина, Гагарина и других советских героев, но одновременно работающие на создание положительного образа Путина – или же против его оппонентов, то есть как раз коммунистов, с идеологией которых администраторы этих групп на словах вроде бы «согласны».

С другой стороны, действуют вроде бы «оппозиционные», но при этом антикоммунистические, антисоветские, а часто и открыто русофобские группы. Понятно, что они нужны для того, чтобы дискредитировать в глазах простых людей, случайно в них забредающих, оппозиционность как таковую. Она начинает ассоциироваться с ненавистью к стране, народу, его истории и культуре.

Один из важных каналов пропаганды – использование популярных блогеров (в «Живом Журнале», «Яндекс. Дзен» и на ряде других ресурсов), популярность которых, конечно, формируется не сама по себе, а при помощи целенаправленной раскрутки. Блогеры выступают с внешне различных и даже противоположных позиций, но в конечном итоге участвуют в создании одной и той же ложной картины мира.

Некоторым из них, к примеру, позволяется ругать Путина последними словами, но только при условии, что Путин в этом потоке ругани будет представать в образе самостоятельного руководителя, пусть даже «главаря банды», но только не ставленника внешних сил. Другим даже позволено утверждать, что Путин и Навальный ничем друг от друга не отличаются и в равной степени вредны для России. Но при условии, что данный блогер ругает также и КПРФ и призывает к бойкоту выборов.

Третьим и вовсе разрешено иногда хвалить КПРФ и признаваться в том, что они голосуют за Грудинина, но при условии, что это делается крайне редко и проходит незамеченным в огромном информационном потоке, льющемся со страниц данного блога и носящем апологетический характер по отношению к действующей власти. (Все совпадения с реальными топ-блогерами, понятное дело, случайны, но постоянные читатели их страниц без труда их узнают.)

Примером манипуляции через «оппозиционность» служит идея о так называемом российском империализме, которая вбрасывается в сознание некоторой части левой аудитории. Что это такое, как не подтверждение тезиса официальной пропаганды о «России, встающей с колен»? Одни и те же люди сначала высмеивают этот тезис, а потом сами же его повторяют, только другими словами и с противоположной оценкой. В рамках этой мифологемы постулируется наличие некой самостоятельной «отечественной олигархии», которая якобы не только не является филиалом западной, но и осмеливается соперничать с ней и играть самостоятельную роль на мировой арене.

Обычный тезис «своя буржуазия не лучше западной» подспудно внушает мысль о том, что «своя» буржуазия всё-таки существует и что действительно можно выбирать между той и другой.

Понятно, что большая часть аудитории в итоге делает вывод, что в этом конфликте помогать все-таки надо «своим» капиталистам. Отстоять суверенитет страны, а там, мол, разберемся. У меньшей части вывод может быть другим: помогать, наоборот, надо западным капиталистам и местным либералам, потому что они «за демократию», а наши «за диктатуру». А при демократии, дескать, легче бороться против капиталистов как таковых.

Короче говоря, неважно, какие выводы делают те или другие, важно, что они в равной степени находятся в рамках «матрицы» и верят в предлагаемую пропагандой картину мира. А значит, неспособны адекватно воспринимать реальность.

Разберем для начала более подробно конкретную широкомасштабную программу манипуляции, которая и сегодня действует на сознание масс.

В 2012 году (после президентских выборов) было принято решение об окончательном присоединении России к ВТО. Все, кроме прозападных либералов, понимали, что это решение окажется роковым для экономики России, специалисты писали тревожные статьи, принимали заявления, к которым, понятно, никто не прислушался. Результат налицо: уже в 2013 году начался экономический спад, который продолжился и в последующие годы.

Но пропагандистская машина (как провластная, так и оппозиционная) с 2014 года внезапно забыла о ВТО и стала объяснять все проблемы случившимся как нельзя кстати украинским кризисом, присоединением Крыма (и необходимостью его кормить) и последовавшими за этим западными санкциями. Правда, одновременно говорилось и о том, что санкции окажут полезное влияние на экономику страны, заставив ее использовать внутренние резервы.

(Заметим в скобках, что внутренняя противоречивость – одна из типичнейших черт технологии манипуляции, так как одна из ее задач – разрушение рационального мышления. Так, например, Путину при его раскрутке в СМИ создавали одновременно образы «тихого хорошиста» и «дворового хулигана», «непьющего» и «любителя пива». Для каждой аудитории свой образ.)

Вся комбинация с «майданом», передачей Крыма и войной в Донбассе имела ряд задач, которые были успешно решены. Во-первых, было, насколько это сейчас возможно, разорвано единое культурное пространство, которое существовало между двумя странами и фактически стягивало их в единую нацию. Друзья и родственники из России и Украины стали гораздо реже ездить друг к другу в гости из-за пограничных трудностей, отмены поездов и т.п., стали реже общаться из-за запрета на Украине российских социальных сетей. Конечно, постепенно морок проходит, но к прежнему состоянию отношения на уровне рядовых граждан при нынешних темпах вернутся еще нескоро – а ведь провокаторы в любой момент могут подлить масла в огонь.

Во-вторых, изменился этноязыковой баланс: Украина, потеряв Крым и фактически Донбасс, лишилась значительной доли русского, русскоязычного и пророссийски настроенного населения. Соответственно, у кандидатов, представляющих юго-восточную часть страны и опирающегося на этих избирателей, практически исчезли шансы на победу на президентских выборах (как, к примеру, у Януковича в 2004 и 2010 гг.), уменьшилось их влияние на состав парламента. Что, разумеется, выгодно в первую очередь для сегодняшней украинской власти, независимо от ее персонального состава – на последних выборах как Порошенко, так и Зеленский представляли прозападные силы.

Но точно так же упомянутые события выгодны и российской власти, ведь она, наоборот, приобрела лояльный к ней Крым, жители которого, хоть и попали не в чаемый Советский Союз, а в капиталистическую Россию, всё же будут долго благодарны нынешней власти за то, что она их избавила хотя бы от навязывания мовы, пропаганды русофобии и героизации Бандеры и других преступников. Конечно, Поклонская с ее антисоветизмом и другие нынешние руководители немногим лучше украинских, но рядовому избирателю понадобится еще длительное время, чтобы в этом разобраться.

Украина как «мост» между Россией и Евросоюзом, закрывая границы, казалось бы, действует вопреки собственным экономическим интересам. Но в том-то и дело, что никаких собственных интересов, кроме интересов Запада, у украинской элиты просто нет. Как нет их и у такой же прозападной российской элиты, которая разыграла с украинскими коллегами спектакль с «майданом», «вежливыми людьми», передачей Крыма и войной в Донбассе.

Могли ли события развиваться по-другому? Если целью Путина в 2014году, как нам говорят, было воссоединение русских земель, то почему он ограничился Крымом и не пошел дальше, на юго-восток Украины? Почему признал выборы Порошенко, но не признал итоги референдумов о независимости в ДНР и ЛНР? И самое главное: почему он еще раньше не поддержал законного президента Украины Януковича, который просил у Москвы помощи при подавлении путча? Ведь тогда мы имели бы рядом дружественное, пророссийское украинское государство во главе с законным президентом (то есть, кроме всего прочего, не было бы повода для санкций) и, возможно, с потерей части западноукраинских территорий, о которых никто бы сильно плакать не стал. «Сепарами» были бы тогда не жители Донбасса, а галичане.

Может быть, такой сценарий не был реализован именно потому, что не устраивал западных партнеров? Им, по большому счету, всё равно, какому из полуколониальных образований на месте уничтоженного СССР – России или Украине – будет принадлежать отдельно взятый полуостров. Какая разница, если и те и другие под полным контролем? Зато при помощи этой комбинации можно укрепить оба компрадорских режима, а заодно психологически противопоставить русских и украинцев друг другу.

Кроме того, как уже сказано, не было бы формального повода для санкций, на которые, в свою очередь, можно списать экономический упадок, вызванный вступлением в ВТО. Об этом вступлении вообще все благополучно забыли. А либералам удалось не только скрыть свою экономическую несостоятельность, но и обернуть дело в свою пользу: смотрите, мол, к чему ведет «активная и агрессивная» внешняя политика. У рядового обывателя должно создаться впечатление, что для выхода из кризиса надо не покинуть как можно быстрее ряды ВТО, а наоборот, еще больше подчиниться Западу и ни в чем не вызывать его недовольства (которое якобы вызывает нынешняя власть).

И еще один эффект. Как только мы начинаем говорить о безобразиях, происходящих на современной Украине, обязательно находятся «борцы за правду», которые начинают, как им кажется, «возражать»: «Да что Украина, вы посмотрите, что У НАС в России творится?!» Эти люди – жертвы двойной манипуляции. Во-первых, им вбили в голову мысль, что на Украине – это значит «не у нас», что понятие «у нас» ограничивается искусственно проведенными границами сегодняшней РФ. Во-вторых, им вбили в голову, что любая критика бандеровского режима обязательно инспирирована Кремлем, и наоборот, критика Кремля подразумевает сочувствие к киевской хунте и «майдану».

Вот какая сложная комбинация, позволяющая манипулировать сознанием как минимум 200 миллионов человек! А ведь она нужна еще и для «внутреннего употребления» на самом Западе, где элита точно так же заинтересована в образе врага для управления собственными народными массами. И для этой роли как нельзя лучше подходит именно Россия, которую привыкли бояться еще с советских времен. И неважно, что нынешняя Россия с Советским Союзом не имеет ничего общего и что ее руководство не пойдет ни на один серьезный шаг без консультации с западным начальством. Электорату через телевидение и интернет можно вбить в голову любой абсурд.

О том, что это делается вполне сознательно, можно судить хотя бы по нелепой истории о «русских хакерах», которые будто бы вмешались в исход президентских выборов в США в 2016 году. Большего подарка Путину, чем раскрутка этой истории, накануне его собственных выборов даже и представить было трудно: ведь, по сути, американцы сами объявили, что Путин вовсе никакой не «колониальный администратор», а глава поистине великой державы, как минимум равновеликой самой Америке.

Теперь задумаемся над еще одним вопросом: зачем либералам (в том числе и оппозиционным) нужно изо дня в день поливать грязью советский период, да и вообще всю «неправильную» историю России? Практической пользы для них в этом нет никакой, скорее наоборот, они отталкивают от себя множество потенциальных сторонников. «Иррациональную ненависть» можно в расчет не брать: это для масс, а в высокой политике она роли не играет, там всё рационально.

Всё становится на свои места, если принять тезис, что никакой либеральной оппозиции в России нет, а есть идеологическая обслуга Кремля. В данном случае она решает двойную задачу: с одной стороны, обрабатывает свою, уже «захваченную» аудиторию, дискредитируя в ее глазах левых, как продолжателей плохого советского режима, а с другой, толкают тех, кто не согласен с такими идеями, в объятия открыто прокремлевских сил, которые ведут себя в отношении СССР не столь агрессивно.

Как официальная пропаганда, так и якобы противостоящая ей либеральная противопоставляют ельцинский и путинский периоды в истории России (только одни, понятно, предпочитают ельцинизм, другие путинизм). Хотя социально-экономическая политика обоих периодов совершенно одна и та же, отличается только идеологический антураж. Ельцин и Путин – это своего рода игра в злого и доброго следователей. Сначала демонстративно оскорбили, растоптали и унизили, потом чуть-чуть приподняли и отряхнули, и этого достаточно для того, чтобы «обвиняемый» (то есть в данном случае русский народ) расчувствовался и начал благодарить своего «спасителя». Потом, конечно, «спаситель» оказывается таким же злодеем, как и его предшественник (в нашем случае это пенсионная реформа), его в рамках сценария должен сменить новый «спаситель», и эта история повторяется в течение неограниченного времени, ведь рядовой обыватель не склонен учить историю и делать выводы из ее уроков.

Отдельная роль в современной обработке общественного сознания принадлежит так называемым путинским патриотам в лице НОД, ПВО и тому подобных организаций.

Напомню, что левопатриотическая оппозиция всегда на протяжении 90-х и 2000-х годов говорила о том, что Россия фактически является колонией или как минимум полуколонией Запада. «Режим буржуазно-бюрократический, – пишет В.А. Бударин, – у нас одновременно является и компрадорским, превращающим великорусскую нацию и другие народы России в туземцев XXI века, в полуколониальных рабов международного ультраимпериализма во главе с США… Полное восстановление национального суверенитета России и переход на путь социализма стали сегодня тесно взаимосвязанными понятиями и задачами» (Бударин В.А. Истина дороже! М., 2017).

Неожиданно в начале 2010-х годов эту идею (разумеется, отбросив при этом социализм) подхватили некоторые представители партии власти, но вывернули ее наизнанку. Да, говорят они, Россия действительно колония, но Путин является надеждой на ее грядущее освобождение, а посему надо его поддержать и даровать президенту дополнительные, уже совсем диктаторские, полномочия.

Очередная многоходовка в действии. С одной стороны, некоторые из сторонников очевидной идеи, что Россия колония, были привлечены на сторону самого же колониального режима. С другой стороны, сама эта идея была дискредитирована в глазах многих противников Путина как якобы провластная. Что, в свою очередь, направлено на то, чтобы толкнуть часть оппозиционеров из лево-патриотического лагеря в либеральный.

На многих оппозиционных ресурсах можно встретить опросы такого типа: «Кто виноват во всех бедах страны (экономическом спаде, повышении пенсионного возраста, налогового бремени и т.д.)?» И варианты ответов: 1) Путин с Медведевым; 2) мировая закулиса. Естественно, подавляющее большинство автоматически голосует за «Путина с Медведевым»: какая, мол, мировая закулиса, смешно. Голосует, не понимая того, что манипуляция заключена уже в самой постановке вопроса: «российская власть или западная элита», поскольку они единое целое. Как и того, что зацикленность только на личности Путина как раз и выгодна существующей власти, потому что фигуру, официально стоящую во главе государства, всегда можно сменить.

Чего ждать в будущем?

В предыдущей статье мы разобрали действующую программу манипуляции сознанием, немаловажную роль в которой играет украинская тема, и вышли на некоторые более широкие обобщения. Теперь рассмотрим ту программу, которую, как можно предположить, готовят для России на ближайшее будущее.

На самом деле, как ни парадоксально, чем хуже сегодня Путин выглядит в глазах населения, тем лучше для правящей элиты, потому что проще будет создавать образ нового «спасителя отечества». Вспомним: в 1989–1991 гг. шла раскрутка Ельцина как фигуры, оппозиционной коммунистической номенклатуре, хотя, во-первых, эта номенклатура давно уже не была коммунистической, а во-вторых, сам Ельцин был ее высокопоставленным функционером. Но Горбачев в народе был уже настолько непопулярен, что голосовать готовы были за первого попавшегося, лишь бы не за него.

В 1999 году ситуация была еще более парадоксальной: Ельцин настолько всем надоел, что Путину даже не потребовалось изображать из себя оппозиционера: он победил автоматически просто потому, что он «не Ельцин». Несмотря на то, что Е. официально объявил его своим наследником и завещал «бе Россию» (или то, что от нее осталось).

Оппозиция в 90-х годах сосредоточила значительную часть своего разоблачительного пафоса на личности Ельцина – алкоголика, маразматика, палача Белого дома в 1993 году, виновника чеченской войны. В результате правящая элита (и стоящая за ней западная) с легкостью сдала Ельцина и выдвинула Путина, по большей части свободного от всех этих грехов. Не алкоголик, человек на тот момент довольно молодой, к расстрелу Дома Советов не причастен хотя бы в силу незначительности занимаемых в то время постов. («Красноречивым эффектом манипуляции стало «создание» В.В.Путина без того, чтобы люди услышали от него хотя бы десяток фраз связного текста». – С. Г. Кара-Мурза. Манипуляция сознанием.)

Сегодня ситуация повторяется. Путин растерял свой политический капитал в результате пенсионной реформы и других антинародных мер, принятых в последние годы. Нет сомнений, что к следующим президентским выборам он подойдет с рейтингом примерно таким же, как у Ельцина в 1999-м.

Чего ждать, когда нынешний президент выработает свой «ресурс» и окажется не нужен правящей элите? Понадобится ли согласованному преемнику заблаговременно уходить в оппозицию, как Ельцину в 1991-м, или достаточно «играть на контрасте, как Путину в 1999-м? Это уже вопрос вторичный, важен сам принцип. Сегодня власть делает всё возможное, чтобы разрушить тот самый образ Путина, который создавался в течение почти двух десятилетий.

Случайно ли, к примеру, то, что в последний год, как из рога изобилия, из уст чиновников разных уровней посыпались оскорбительные для народа высказывания? Можно собрать целую коллекцию подобных перлов, которые я здесь приводить не буду и по нехватке места, и потому, что найти их в интернете может любой желающий. Это явно организованная кампания, нужная для того, чтобы ещё сильнее повысить градус общественного недовольства. И заодно вытеснить из сознания электората очень похожие высказывания либералов (только направленные конкретно на русский народ), также еще недавно очень популярные в Сети – и это тоже была, очевидно, организованная кампания, в которой участвовали и сами либералы, и их якобы противники-охранители.

Возьмем для сравнения пример Бразилии, где в 2018 году пришел к власти ультралиберал, открыто проамериканский президент Болсонару. Его победе предшествовало свержение лево-патриотической администрации Дилмы Русеф в 2016 году и двухлетнее правление «умеренного либерала» Темера, который искусственно довел ситуацию в стране до такого кошмара, что бразильцы, решив, что «ужасный конец лучше, чем ужас без конца», сами, почти добровольно, проголосовали за Болсонару, который открыто обещал еще более ужесточить экономический курс, повысить пенсионный возраст, активизировать приватизацию и т.д., но при этом обещал и навести порядок, покончить с преступностью и коррупцией.

Болсонару только один из последних зарубежных примеров победы прозападных, антинациональных сил при помощи манипуляций. В менее ярком виде та же тенденция представлена и в других крупных государствах третьего мира, таких как Индия или Турция. Только там на почве древних цивилизаций этим силам приходится прибегать к более сложной маскировке, не чуждаясь и антизападных, националистических или религиозных лозунгов, прикрывающих прозападный, капиталистический экономический и внешнеполитический курс. Так, Эрдоган в Турции опирается на ислам, Моди в Индии – на индуизм, но оба в экономике являются либералами, насаждающими господство крупного капитала, и тесно сотрудничают с транснациональными корпорациями.

Сегодняшний режим в России типологически близок к этим режимам и пользуется похожими технологиями. Но, похоже, от «варианта Моди–Эрдогана» наша власть готова перейти в ближайшие годы к «варианту Болсонару». Путин в этом смысле из «российского Эрдогана» должен превратиться в «российского Темера», который в оставшиеся до выборов годы доведет ситуацию в стране до края и вызовет всеобщую ненависть, на фоне которой можно будет навязать нового «национального лидера».

Сейчас мы видим «надувание» ряда фигур, в частности, Поклонской, которой единственной во фракции «Единая Россия» разрешили проголосовать против пенсионной реформы. (Возможно, даже не разрешили, а настойчиво порекомендовали, потому что ее саму с ее антикоммунизмом и симпатиями к эпохе Николая II как раз трудно заподозрить в желании сохранить такой «коммунистический пережиток», как пенсионное обеспечение.) Вокруг нее группируется некоторое число менее известных персонажей, также бегущих с единороссовского корабля.

Поклонская выступает как монархистка, и с ее помощью нетрудно организовать ажиотаж по поводу монархического реванша. Есть и династия наготове, правда, ее представители живут на Западе, но это ведь еще удобней: там они под полным контролем истинных хозяев России, не взбунтуются в случае чего, не осознают свою связь с Россией и русским народом (тем более что этой связи у них нет ни по крови, ни по культуре). Зато монархия, пусть даже только символически, связана с православием, с консервативными ценностями.

И тут может быть включен новый этап многоходовки. Вот есть угроза реставрации монархии и впадения, как нам говорят, в средневековое мракобесие. Вызвав панику вокруг этого вопроса, можно будет привлечь внимание к либералам, которые никогда и не скрывали своей русофобии и негативного отношения к православию как к основе русской цивилизационной идентичности.

В итоге мы получаем выбор из двух одинаково антинациональных, прозападных альтернатив. Одна якобы консервативная, монархическая, другая открыто либеральная. Раскрутив, к примеру, Поклонскую и Навального (или любых других кандидатов, дело тут не в фамилиях) на роль лидеров данных направлений, элита отвлечет внимание от реального противостояния между левопатриотическими силами, выступающими за социализм, и сторонниками капитализма, в числе которых и либералы, и консерваторы, различия между которыми, по сути, исчезающе малы.

Подтверждением этому служат организованные властью в 2019 году столкновения в Екатеринбурге сторонников и противников строительства храма, речь о которых еще пойдет отдельно. Очевидно, этот искусственный конфликт и понадобился для структурирования новых главных партий – православных государственников и либералов-антиклерикалов.

Кого из них в итоге решат привести к власти, сказать пока невозможно, да это по большому счету и неважно. Важно, что в обоих случаях сохранится преемственность курса, как она сохранилась от Горбачева к Ельцину и от Ельцина к Путину. Скорей всего, в России будут внедрять двухпартийную систему, в которой либеральная и консервативная партии власти будут сменять друг друга. Главное, чтобы в этот процесс не вмешалась левопатриотическая оппозиция. А для этого применяются разные технологии – от замалчивания и дискредитации до прямого запрета (как на Украине или в Польше).

Кроме того, в сами ряды левых внедряются лидеры, задачей которых является разобщать левые силы и вовлекать их по отдельности в организованные правящей элитой проекты. Яркий пример – громкое «противостояние» (из-за того же уральского храма) Кургиняна и Семина, которое направлено как на взаимную раскрутку самих этих фигур, так и на то, чтобы втянуть как можно больше левых в религиозный конфликт на той или иной стороне. А в перспективе сформировать из них левые фланги групп поддержки, соответственно, поклонских и навальных.

***

Запад, установив тотальный контроль над Россией в 90-е годы, не уничтожает ее полностью не потому, что «не может», и не потому, что у нас якобы выросла своя империалистическая буржуазия, как нам иногда пытаются представить дело. Советский Союз разваливали не затем, чтобы вырастить себе нового конкурента. Часть прежней советской элиты интегрировали в ряды глобальной элиты, но исключительно на вторых ролях, в подчиненном положении. Она находится под полным контролем глобального олигархата.

Если бы у российского капитала и Запада действительно существовали противоречия, то Запад стремился бы каким-то путями свергнуть Путина или хотя бы ослабить его власть. Но мы видим прямо противоположную картину. Все российские «майданы» носили заведомо опереточный характер и имели целью поддержать существующую власть.

В 2011–2012 гг. при помощи «майдана» сплотили население против оранжевой угрозы, что позволило Путину выиграть выборы. В 2014-м либералы своими демонстрациями в поддержку киевской хунты отвлекли внимание от всех странностей кремлевской линии в украинском вопросе, о которых уже шла речь. В 2018 году именно перед выборами Запад ввел очередные санкции, итог которых был вполне предсказуем: очередное сплочение вокруг Путина под лозунгом «наших бьют». Так что надо признать одно из двух: либо у них там, на Западе, очень плохие политтехнологи, которые хотят одного, а получают каждый раз прямо противоположное, либо они в каждом случае и не собирались вредить Кремлю, а наоборот, помогали ему.

Чего добивается наша либеральная оппозиция? Экономическая политика в стране и так либеральна до предела. Вступления в Евросоюз и НАТО? Но очевидно, и сама нынешняя власть была бы не прочь в них вступить, только вот дело в том, что Западу, как уже говорилось, Россия нужна не внутри, а извне, в качестве страшилки. Свободных выборов и демократических свобод? Но на свободных выборах либералы неизбежно проиграют коммунистам и патриотам. В общем, если рассуждать рационально, никакой либеральной оппозиции в России нет и быть не может: оппозиция у нас может быть только левопатриотической. Борьба же между властью и либералами является всего лишь борьбой нанайских мальчиков.

Что такое наши олигархи? «Попробуйте начать с кооператива и уже через несколько лет, в 32 года, заплатить 350 млн долларов за нефтяную компанию. Вы верите в это? Вы верите в сказки про Золушек? Вы забыли, кто и под каким контролем в СССР занимался внешнеторговыми операциями? Вот и подумайте, как 23-летний мальчишка мог заниматься импортом компьютеров. Вы верите в то, что эти сопляки были настолько матерыми хищниками, что смогли сами вырвать огромные куски госсобственности?. Это подставные лица! На них повесили, записали собственность, а реальные хозяева-кукловоды остались в тени. Вот теперь в случае чего гнев народа обрушится на покупателей «Челси», а истинные организаторы и проводники реформ ускользнут» (С. Кара-Мурза и товарищи. В поисках потерянного разума).

Действительно, обратим внимание на то, что наши олигархи как будто сошли со страниц конспирологических изданий. У них, как нарочно, в подавляющем большинстве еврейские фамилии, у них карикатурные физиономии, эдакие архетипические шейлоки в лице Березовского, Абрамовича, Дерипаски. Бывают и исключения: например, Ходорковский с его располагающей внешностью и благотворительными программами, но он-то как раз планировался на роль символической жертвы и должен был вызывать симпатию хотя бы какой-то части населения. Возможно, он еще сыграет свою роль в российской политике.

Так что и нынешние санкции против русских олигархов – это просто спектакль. Подставные лица играют свою роль, в данном случае роль обиженных Западом. Недавняя передача активов Дерипаски американцам лишь приводит формальную сторону дела в соответствие с содержанием: глобалистская элита официально получила то, чем она и так владела в результате уничтожения Советского Союза.

Но полная ликвидация России как государства не нужна Западу потому, что он играет на противоречиях между существующими локальными цивилизациями, стимулируя их вступать друг с другом то в холодное, то в горячее противоборство. Россию, православно-славянскую цивилизацию стравливают с исламским миром (пример – война в Сирии), ислам в свою очередь – с Индией (уже упомянутый премьер-министр Моди известен своими антиисламскими взглядами). И всех вместе натравливают на единственного (не пропагандистского, а реального) оставшегося геополитического соперника Запада – Китай.

Антикитайская истерия систематически нагнетается в российском информационном пространстве. Натравливая общественное негодование на Китай, власть стремится замаскировать свою фактическую зависимость от Запада, притушить в стране антизападные настроения и перевести их в антикитайское русло.

Кроме того, в Китае, как известно, у власти находится Коммунистическая партия, и при помощи этой кампании власть пытается бороться с растущей (особенно после пенсионной реформы) популярностью коммунистов внутри страны. Китайская модель становится всё более привлекательной в глазах населения, особенно в тех регионах, которые географически близки к КНР. Вспомним, что на последних президентских выборах за Грудинина лучше всего голосовали в Сибири и на Дальнем Востоке, жители которых знакомы с Китаем не понаслышке. Именно сибиряки и дальневосточники меньше всего восприимчивы к антикитайским «страшилкам».

К тому же, если раскрутить антикитайские настроения, при последующем демонтаже нынешней власти можно будет вменить в вину Путину и в целом нынешним лидерам именно прокитайскую, а не прозападную позицию. На этом фоне открыто прозападные либералы будут выглядеть лучше в глазах населения.

Для дезориентации общественного сознания используется и ситуация в Венесуэле. Российская власть формально оказывает поддержку законному президенту-социалисту Мадуро, которого пытается свергнуть проамериканская оппозиция. Очевидно, это такая же поддержка, как поддержка в прежние годы Милошевича, Каддафи или Януковича, которая всегда заканчивалась печально для подопечных. Но, с одной стороны, кремлевские правители этим подкрепляют свой устоявшийся имидж «защитников национальных интересов». С другой стороны, рейтинг власти всё равно стремительно падает, и ее мнимая «защита Мадуро» ведет к дискредитации самой идеи межнациональной солидарности в борьбе с глобализмом (а этой идеи, напомню, придерживается и левая оппозиция).

Понятно, что для глобальной элиты выгоднее, чтобы у власти в странах периферии находились открытые либералы, которые бы служили ее интересам не только в экономике, но и в сфере идеологии, навязывая обществу представление о нормальности и неизбежности существующего строя. Но не всегда это возможно: на местах идет глухое сопротивление, которое может принять и опасные для глобалистов формы.

Поэтому и нужны переходные фигуры типа Путина, Эрдогана или Моди. Их задача – для начала нейтрализовать патриотическую оппозицию, частично перехватив ее лозунги, а потом и дискредитировать в глазах населения патриотические идеи, чтобы расчистить путь для прихода к власти открытых либералов.

Вынужденные опираться на «традиционные ценности», эти деятели сначала в какой-то степени продлевают их существование, предохраняют от либерального натиска. Но, потеряв авторитет в глазах своих народов, они тащат вместе с собой вниз и эти идеи.

В масштабе одной страны это можно было наблюдать уже несколько десятилетий назад в Испании. Режим Франко в целях самосохранения опирался на католическую веру и на традиционные семейные ценности и настолько их в итоге дискредитировал, что после падения диктатуры Испания стала одной из самых либеральных в социокультурном отношении европейских стран. Теперь такой же сценарий разрабатывается уже не для отдельных государств, а для целых цивилизаций.

Павел Петухов

sovross

Опубликовал: admin | Дата: Апр 25 2021 | Метки: Анализ |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Themes

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 36,416 | Комментариев: 21,858

© 2010 - 2020 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
Free WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire