Распил по законам тайги. Продолжение журналистского расследования

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью | Оценок: 1, Рейтинг: 4.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 269

Фото: Участок, на котором идёт санитарная рубка. По документам это — заражённый лес, но на вид он вполне нормальный

Сибирская тайга давно стала разменной монетой в местной политике. О том, что её нещадно вырубают и она горит, не говорит и не пишет только ленивый, но, как правило, не конкретизируя и не называя фамилий. Поэтому, несмотря на шум и крик, заготовка леса остаётся одной из самых непрозрачных отраслей экономики.

Время от времени появляются уголовные дела, кто-то из чиновников садится в тюрьму, но большая часть заинтересованных лиц остаётся в тени. Между тем нарушают закон конкретные люди, компании и предприниматели. По понятным причинам интерес к своей деятельности они не очень приветствуют.

В прошлом году, например, когда мы попытались посмотреть, как ведётся заготовка леса в эвенкийской тайге, нам не позволили этого сделать. Единственная дорога была перегорожена шлагбаумом. Ни редакционное задание, ни удостоверение журналиста не возымели никакого действия на охрану «Красноярского центра строительства» (КЦС) который занимался рубкой леса в этих местах. При этом у руководителя завода КЦС на руках было предписание прокуратуры Красноярского края убрать с дороги КПП. Но в тайге, по всей видимости, свои законы.

В круговороте отписок

О том, что 13 октября 2020 года охрана на КПП, принадлежащем ООО «КЦС», не дала проехать журналисту по территории, свободной от каких-либо обременений, оказав тем самым воспрепятствование журналистской деятельности, мы написали заявление в отдел МВД РФ по Эвенкийскому району, приложили видеосъёмки, которые зафиксировали факт нарушения.

Был получен ответ от врио начальника полиции Эвенкии Дмитрия Алдабаева о том, что «в данном событии отсутствуют признаки преступления, административного правонарушения, происшествия». Значит то, что журналистов не пропустили — вполне законно, а то, что на дороге стоят шлагбаум и пункт охраны — нет.

На этот ответ была направлена в ГУ МВД России по Красноярскому краю жалоба, которая опять перекочевала в Эвенкийский отдел полиции, то есть тому органу, на который, собственно, и жаловался журналист. И понятно, что новый ответ был идентичен первому и содержал предложение обратиться в МВД России или в прокуратуру в случае несогласия с доводами полиции.

Однако факт воспрепятствования журналистской деятельности зафиксирован Фондом защиты гласности и находится у него на контроле.

http://www.gdf.ru/graph/item/1/1711

По этому поводу Союз журналистов России 15 октября 2020 года обратился в Генеральную прокуратуру. 26 октября 2020 года обращение было перенаправлено в прокуратуру Красноярского края для проверки доводов. Однако от последней до сих пор никакого ответа нет.

Не верь глазам своим…

В ответе же из краевого министерства лесного хозяйства, подписанном заместителем главы ведомства Анваром Бикбовым, нам и вовсе сообщили, что никакого шлагбаума не существует: стоит, дескать, только вагончик для учёта вывозимой древесины, а проезд свободен. То есть мы, по всей видимости, наткнулись на мираж:

– Видишь КПП?

– Да!

– А его там нет.

Словом, мы ещё раз решили посмотреть на чудесный объект, который, по мнению прокуратуры, установлен незаконно, по мнению полиции — законно, а по мнению Минлесхоза — и вовсе не существует.

КПП, конечно, никуда не делся, только вместо шлагбаума стоит тренога со знаком «Идёт ремонт дороги», и автомобили, наплевав на предписание прокурора, здесь по-прежнему не пропускают. Но мы всё же проехали — охранник принял нас за специалистов-компьютерщиков, которые как раз в это время должны были пожаловать на завод.

Надо ли говорить, что, прорвавшись-таки через злополучный КПП, никакого ремонта мы не обнаружили…

Руководители КЦС, увидев нашу съёмочную группу, мягко говоря, не обрадовались. Впрочем, увидеть и снять мы успели не так уж и мало. Побывали даже в столовой, где можно за один раз покормить от силы человек пятнадцать. И это при заявленной в инвестпроекте численности — 406 рабочих мест!

Информация об этих цифрах находится в открытом доступе на сайте правительства Красноярского края.

На вопросы о зарплате люди отвечали коротко:

- Не жалуемся!

От 80 до 120 тысяч получают работники, по их словам.

Однако в 2019 году предприятие заплатило, например, в Пенсионный фонд 1 568 474,41 рубля, страховые взносы на ОМС — 363 601 рубль, взносы на социальное страхование — 182 631 рубль. Итого: 2 114 706 рублей. Суммарные взносы в эти фонды составляют 30 процентов от фонда заработной платы.

Среднесписочная численность сотрудников составляла в 2019 году 97 человек. Если сделать расчёты, то получается, что среднемесячная зарплата в ООО «КЦС» составила в 2019 году всего 6 056 рублей, что не соответствует официальным цифрам, заявленным КЦС в отчёте за 2019 год. В нём средняя заработная плата по предприятию — 16 844 рубля.

В любом случае, она меньше установленного в Красноярском крае в 2019 году минимального размера оплаты труда — 12 030 рублей, а для северных районов — 27 072 рубля. Не густо, мягко говоря, и совсем не «бьётся» с хорошими заработками, о которых говорили рабочие.

Более того, согласно перечню целевых показателей, указанному в отраслевой программе «Развитие лесного комплекса Красноярского края на 2021–2023 годы, утверждённой распоряжением N 699-р от 26.09.2020 года, официальная среднемесячная заработная плата в 2019 году на предприятиях лесной отрасли должна была составлять 36 398,1 рубля. В 2020 году — 40 508,7 рубля, в 2021 году — 41 023,8 рубля, в 2022 году — 44 276,2 рубля.

В своём интервью, опубликованном в 2019 году, бывший глава Эвенкийского района Евгений Васильев, рассказывая об инвестиционном проекте ООО «Красноярский центр строительства», сказал о налоговых отчислениях уже на первой стадии его реализации: 42 миллиона рублей в краевой бюджет и 28 миллионов рублей в бюджет Эвенкии.

Если смотреть установленную в РФ классификацию налогов, то в местный бюджет поступает земельный налог и налог на имущество физических лиц. Земельные участки у КЦС в аренде, имущество физических лиц в данном случае не рассматривается.

Какие же именно налоги в размере 28 миллионов поступили в местный бюджет? И из каких налогов за два года сложилась сумма в 42 миллиона отчислений в региональный бюджет? Да и налог на прибыль за 2018 год ООО «КЦС» не уплачивало, так как прибыли за это год в своих отчётах не показало — только убытки в 69,4 миллиона рублей.

Шла машина тёмным лесом

Согласно отчёту, опубликованному на сайте Минлесхоза, ООО «КЦС» с начала реализации проекта по четвёртый квартал 2020 года заготовило 876 тысяч кубометров древесины.

Если верить нормативам, из трёх кубов заготовленного леса получается один кубометр досок, бруса, других пиломатериалов. Таким образом, завод КЦС должен был в прошлом году изготовить 273 тысячи кубометров пиломатериала. По отчётам же вывезено только 180 тысяч кубометров.

Значит, остальное хранится на складе? И на территории завода должен лежать приличный объём пиломатериалов, ну или хотя бы брёвен. Около 200 тысяч кубических метров. Но увиденный объём откровенно разочаровал — по нашим подсчётам, на складе КЦС хранится не более 20 тысяч кубометров круглого леса. Куда делись 180 тысяч «кругляка»?

Не исключено, что его просто вывезли с территории, и, возможно, это было сделано в обход закона. Ведь по условиям инвестиционного проекта предприятие не имеет права заготавливать древесины больше, чем может распилить и высушить, так как по условиям договора вывоз круглого необработанного леса запрещён. Ведь льготы для инвестиционного проекта государство и устанавливает для того, чтобы производились пиломатериалы, а не вывозился за рубеж «кругляк».

Стоимость кубометра леса для ООО «КЦС» установлена в 9–10 раз ниже, чем она складывается на аукционе, где право на его заготовку покупают остальные предприниматели. При таких неравных условиях ООО «КЦС» получает хорошую прибыль и при продаже круглого леса. Что оно и делает. Мы сами видели, как выезжают с территории предприятия лесовозы с круглым лесом.

Можно предположить, что бюджет Красноярского края теряет сотни миллионов, которые оседают в карманах дельцов и их покровителей. Можно предположить, что столь сомнительной деятельностью можно заниматься, только имея покровителей во властных и силовых структурах.

Наш визит на КЦС не остался незамеченным — мне позвонил учредитель ООО «Красноярский центр строительства» Салават Керимов. Несколько лет назад лесозаготовитель из Усть-Илимска перебрался в «златоглавую». Он намекнул мне, что я связался с «неправильной» компанией и пишу «неправильные» статьи.

Из его уст я услышал ещё одну версию о злополучном КПП. Оказывается, КЦС его устанавливает по просьбе… министерства лесного хозяйства. Чтобы, дескать, рыбаки и грибники не жгли костров и не устраивали в тайге пожары…

То есть вы поняли? Минлесхоз уверяет, что никакого шлагбаума на КЦС не существует, а учредитель КЦС говорит, что он есть, и уверяет, что ставит его по просьбе Минлесхоза!

И с каких это пор руководство КЦС взяло на себя функцию охраны тайги, когда на границе с Красноярским краем стоит государственный контрольно-пропускной пункт, который должен выполнять эту функцию?

– Мы же ни с кого денег за проезд не берём, — уверяет Керимов.

Но его слова опровергают другие лесозаготовители. В нашем распоряжении есть даже копии чеков о переводе денежных средств за проезд и пользование дорогой на карту партнёра Керимова Александра Гавриленко.

С Александром Гавриленко — директором и учредителем ООО «Вудтрейдком» — у Керимова давние отношения. Несколько лет назад он был его заместителем в этой компании. Именно «Вудтрейдком», кстати, расчищал место под завод КЦС под видом санитарных рубок.

Это очень интересная схема: сначала заявители инвестпроекта присмотрели место в тайге под строительство завода, потом министерство лесного хозяйства заключило с ними договор аренды. Следующий этап — министерством совместно с другими ведомствами стряпаются документы о том, что лес в этих местах заражённый, заключаются договоры с лесничеством, проводятся тендеры на санитарные рубки.

После этого реализаторы инвестпроекта обращаются в суд о внесении дополнительного соглашения в договор аренды, в котором будет указано, что в аренду под строительство завода им дали участок, на котором были проведены санитарные рубки.

В итоге — здоровый лес вырубается за бюджетные деньги, а потом «выкупается» участниками «схемы» по демпинговой цене. Площадка под «инвестпроект» расчищена за счёт государства, пиломатериал заготовлен по бросовой цене.

И вот что удивительно: экс-министр лесного хозяйства Красноярского края Димитрий Маслодудов находится в СИЗО, но сотрудники ведомства по-прежнему упорно не желают видеть нарушения, игнорируя документы, фотовидеоматериалы, чёрное называя белым, а зелёное — фиолетовым.

Как мы уже сообщали ранее, ООО «Красноярский центр строительства» реализует инвестиционный проект с 2017 года. Но уже за это время его «реализаторы» смогли дважды внести в него значительные изменения. Первые коснулись увеличения в два раза объёма перерабатываемой древесины.

Как следует из актуализированного инвестиционного проекта ООО «КЦС»: «Потребность в лесных ресурсах выросла с 522,3 тыс. куб. м до 1 043,1 тыс. куб. м». То есть ежегодный объём заготавливаемой древесины вырос вдвое, превысив миллион кубов!

И если на территории Иркутской области за такие вот увеличения объёмов и изменения объёмов лесозаготовок уже после проведения конкурсных процедур и заключения договоров аренды взялась прокуратура (http://babr24.com/irk/?IDE=186593), то в Красноярском крае министерство лесного хозяйства, волшебным образом согласовывает такие манипуляции в Рослесхозе, потом утверждает эти цифры своим приказом, ну а в завершение процедуры заручается приказом Минпромторга России.

Противоречивые ответы Рослесхоза на запросы по поводу нарушений ООО «КЦС» просто обескураживают. Сначала Рослесхоз пишет, что департаментом лесного хозяйства по СФО выявлены нарушения требований лесного законодательства, проведена экспертиза и в Минлесхоз Красноярского края направлено предписание об отмене приказа о заключении договора аренды с ООО «КЦС», а потом, в другом ответе, — что эти нарушения оказались незначительными. Чудеса.

Сам департамент вообще на запросы СМИ ничего не ответил. Да и понятно, ведь запрос-то был о предоставлении копии этой загадочной экспертизы.

Нежелание «государевых людей» замечать нарушения закона со стороны одних игроков рынка и чрезвычайно придирчивое отношение к другим лесозаготовителям видно невооружённым глазом.

Тот же Фёдоров, чей КПП совсем недолго простоял на его участке, зафиксировал десятки машин, которые везли круглый лес Красноярского центра строительства, и передал эти данные в министерство лесного хозяйства, однако красноярский Минлесхоз ответил: «в период с 01.09.2020 по 30.09.2020 ООО КЦС не было задекларировано сделок с древесиной в круглом виде, в том числе на территории лесного участка, переданного в аренду по договору N 20/1-и».

Кстати, когда ИП Фёдоров поставил КПП на собственном участке, реакция последовала незамедлительно — дважды на «объект» прилетал вертолёт с чинами в погонах, среди которых был замечен и майор Алдабаев, «не углядевший» нарушения прав журналиста в случае с КПП на пути к заводу Красноярского центра строительства.

Согласно справке Минтранса, полёты силовиков на КПП Фёдорова обошлись в 1 257 456,62 рубля и были оплачены из бюджета Эвенкийского района. Интересно, знают ли о такой «щедрости» эвенкийских властей в Счётной палате Красноярского края и насколько оправданы эти расходы, ведь у ГУ МВД есть собственный бюджет, в котором также предусмотрены траты на авиаперевозки?

Или эвенкийские правоохранители, стремясь угодить конкурентам Фёдорова, «нагнули» местную власть, потому что понимали: их собственное начальство не позволит гонять вертолёты по такому «пустяковому» делу, похожему на постановку? Ведь в том, что незаконный КПП устанавливает КЦС, правоохранительные органы ничего страшного не видят…

Норильский синдром…

Впрочем, вовсе не КЦС является настоящим «хозяином» таёжных угодий в Красноярском крае и Иркутской области. Есть тут «игрок» куда солиднее — АО «Группа Илим», головной офис которого находится в Санкт-Петербурге.

Фактически контроль за фирмой осуществляется из-за океана, поскольку среди учредителей и бенефициаров «Группы Илим» есть граждане США. «Илим» в лесной отрасли — это примерно как «Норникель» в металлургии.

Сходство бросается в глаза. На севере Иркутской области «Илим» такой же безраздельный хозяин, как и «Норникель» на Таймыре. Вот только мы знаем, во что «бесконтрольная подконтрольность» «Норникеля» вылилась на территории, где он хозяйствовал. Государство в государстве, в котором контролируется власть, правоохранительные органы, запрещена критика в СМИ, рано или поздно начинает загнивать.

Все мы помним о страшной экологической катастрофе в Арктике, погубившей на многие годы сотни квадратных километров тундры, производственной аварии, унёсшей человеческие жизни. Примеров, когда круговая порука и алчность менеджеров градообразующих компаний приводили к трагедиям, можно привести немало: гибель старателей на реке Сейба, трагедия на Саяно-Шушенской ГЭС…

Первый «звонок» прозвучал и в Усть-Илимске. В декабре прошлого года на ЦБК, принадлежащем «Группе Илим», произошёл выброс ядовитых газов: несколько рабочих оказались в реанимации с тяжёлыми отравлениями.

Сегодня ни одно бревно из тайги не попадёт в город Усть-Илимск, минуя «Илимскую таможню». Шлагбаумы установлены на въезде и выезде из города. Разумеется, все лесозаготовители платят за проезд «мзду». Средства идут якобы на содержание автомобильной дороги, по которой везут древесину лесовозы.

Но, по мнению заготовителей, дорога не содержится должным образом: подсыпают и ремонтируют только те участки, которые ведут к илимским делянам. Но спорить в открытую с «Илимом» мало кто решается, это может обернуться большими проблемами.

Например, нам стало известно, что бывший начальник Усть-Илимской полиции Геннадий Калинкин, занимающий сегодня должность начальника экономической безопасности Усть-Илимского филиала «Группы Илим», составил «чёрный список» из чересчур строптивых лесозаготовителей, у которых Усть-Илимскому ЦБК запрещено принимать сырьё: древесину, не пригодную для изготовления качественного пиломатериала.

Между тем мощности Усть-Илимского ЦБК таковы, что баланса постоянно не хватает, и компания вынуждена отправлять на целлюлозу пиловочник. Это такой же дешёвый шик, как прикуривать от купюры. Хотелось бы задать вопрос руководству компании: насколько они считают такой подход разумным и государственным? И вообще, известно ли о «художествах» усть-илимского менеджмента учредителям АО «Группа Илим»?

ИП Каленюк

Предприниматели говорят, что проблемы с незавидной регулярностью возникают у тех, кто не желает платить мзду.

К примеру, нам сообщили о том, что патрульно-постовым службам Усть-Илимского ГИБДД Сименищевым дана команда задерживать и штрафовать по любому поводу лесовозы «неугодных» предпринимателей, и даже показали списки, которые были розданы для работы.

В них указан автотранспорт, принадлежащий предпринимателям, которые отказались платить дань, установленную в Усть-Илимске для перевозчиков леса, да и вообще всего бизнеса. Только эти машины сотрудники ГИБДД останавливают по нескольку раз на дню, донимая водителей бесконечными придирками: огнетушитель, аптечка, просроченный аспирин в аптечке и тому подобное. Составляются протоколы за любые нарушения — реальные и вымышленные, выписываются максимально возможные суммы штрафов.

А вот лесовозы, например, индивидуального предпринимателя Саёлкина, который возит круглый лес с предприятия Салавата Керимова (КЦС), не трогают. Хотя законность происхождения этого груза проверить бы не мешало.

Интересно, что лесовозы, взятые в лизинг и зарегистрированные за ИП Саёлкин, числятся в карточках ГИБДД не под кодом частной собственности (под номером 40), а как собственность общественных объединений (под номером 30). Таким образом, в ГИБДД, возможно, помогают «своему человеку» уйти от уплаты транспортного налога, ведь общественные объединения от него освобождены.

Конечно, после публикации нашей статьи карточки учёта транспортного средства в ГИБДД (код формы таких документов — 0351805) можно и подправить, но вряд ли уже удастся скрыть реестры транспортных средств, которые уже поданы в налоговую инспекцию для исчисления транспортного налога за соответствующий период. За подделку документов в ИФНС вряд ли кто возьмётся. Рискованно.

Например в 2019 году за ИП Саёлкин в ГИБДД зарегистрировано девять сортиментовозов с мощностью двигателей от 456 (335,4) лошадиных сил с номерами: К847ВХ138, У998ВС138, К843ВХ138, У975ВС138, Х003ВУ138, К836ВХ138, К837ВХ138, К774ВХ138, Х007ВУ138, и все они в карточке учёта под кодом 30 — собственность общественных объединений.

Такие же манипуляции ГИБДД проводит и с транспортом, принадлежащим ООО «Вудтрейдком», которое возглавляет партнёр Керимова Александр Гавриленко. Четыре сортиментовоза: В836ВТ138, В856ВТ138, В783ВТ138, Х031ВУ138 с мощностью двигателей 510 (375,1) тоже зарегистрированы как собственность общественных объединений.

Под такими же кодами зарегистрированы грузовые тягачи с мощностью двигателей 441 (324,4), принадлежащие ООО «Климатическое оборудование Профи», сортиментовозы ООО «КЗК», сортиментовоз ИП Жданов И. В. и так далее.

Если учесть, что транспортный налог с одного лесовоза составляет около 38 тысяч рублей в год для юрлиц и 3 800 рублей для физлиц, то сумма от сокрытого транспортного налога набегает приличная.

Порядок, ставки и сроки уплаты транспортного налога в Иркутской области на 2019–2020 годы установлены законом Иркутской области N 53-оз от 4.07.2007 года «О транспортном налоге». Поступил ли транспортный налог с вышеуказанных сортиментовозов в бюджет Иркутской области, покажет время. Надеемся, что эту информацию проверит Федеральная налоговая служба.

Какой такой «общественной деятельностью» занимаются волонтёры на лесовозах в свободное от перевозки брёвен и досок время? За экологию сражаются или, страшно подумать, занимаются борьбой с коррупцией?

А что… вполне возможное дело. Ведь компаньоном Саёлкина является Артём Петрович Каленюк. А начальника Усть-Илимской полиции зовут Игорь Петрович Каленюк. Удивительное совпадение, не правда ли? Злые усть-илимские языки главного полицейского города зовут попросту: ИП Каленюк.

Изложенные факты позволяют предположить, что во власти и бизнесе Усть-Илимского района и Эвенкии действует хорошо организованная группа, создавшая схему ухода от налогов и обложившая мелких лесозаготовителей данью. Тех, кто не хочет играть по правилам этой группы, начинают в буквальном смысле «прессовать».

Достаётся как самим непокорным предпринимателям, так и их родственникам. Иногда расправы принимают комический, а то и, прямо скажем, позорный характер. Мы узнали об одном интересном судебном разбирательстве, которое длится уже второй год, и вот по какому поводу.

В усть-илимском магазине «Визит», принадлежащем компании ООО «Прибыль», сотрудники полиции изъяли партию «подозрительной» алкогольной продукции на сумму более чем 900 тысяч рублей. Но, по всей видимости, алкоголь оказался хорошего качества, поскольку пропал со склада хранения вещественных доказательств.

То ли реализовал его какой-то предприимчивый оборотень в погонах, то ли сотрудники усть-илимской полиции закатили по случаю «изъятия» шикарный банкет, нам неведомо. Интересно: сотрудники Усть-Илимской полиции смогут на суде объяснить разницу между «изъятием» и грабежом?

Мало ли в Приангарье Перетолчиных…

Поездки по лесным участкам и разговоры с заготовителями помогают открыть много интересного. Так, на одной из лесосек нам сообщили, что деляна принадлежит Перетолчину. История повторилась на другом участке, на третьем…

Нас заинтересовала эта информация. Дело в том, что Виталий Перетолчин — молодой, но достаточно известный в Иркутской области политик. Успел поработать председателем Усть-Илимского городского Совета, и вот теперь уже возглавляет комитет Иркутского Законодательного Собрания, то есть является депутатом на освобождённой основе и, разумеется, никаким бизнесом заниматься не может.

На мой прямой вопрос народный избранник отреагировал невозмутимо:

– Мало ли в Иркутской области Перетолчиных?

Как выяснилось, не так уж много. И никто из них не является хозяином и учредителем предприятий, занимающихся заготовкой леса на территории Красноярского края и Иркутской области. А там, где нам рабочие, словно маркиза Карабаса, называли имя Перетолчина, ведёт заготовительные работы компания ООО «Илимлесинвест» (опять «инвест»!). Руководит компанией некий Андрей Беззубенко. Никакого Перетоличина и в помине нет.

Я позвонил депутату повторно, и Виталий Владимирович вдруг «вспомнил», что заготовкой леса занимается его отец:

– Вот ему и задавайте вопросы,– посоветовал он,– а мне некогда с вами загадки разгадывать.

Но телефоном папы почему-то не поделился.

То, что у народного избранника из Иркутской области нет времени на всякую ерунду, это понятно. Стоит только заглянуть в социальные сети, где он регулярно и добросовестно отчитывается перед избирателями.

Вот, например, 3 марта Виталий Перетолчин провёл в Братске семинар на тему профилактики коррупции в органах местного самоуправления. Важное дело, не спорим.

Но есть в социальных сетях и другая информация. О связях Перетолчина с Салаватом Керимовым, например, о том, что именно благодаря деньгам последнего молодой политик сделал столь головокружительную карьеру, и теперь ему уже прочат место в Совете Федерации.

Там же говорится и о связях Керимова с криминальным миром. Насколько эта информация достоверна, трудно предположить, но судя по тому, как он умело в разговорах с конкурентами обращается с «феней»… Ввиду полной нецензурности монологов мы привести их здесь не имеем возможности, но аудиозаписи в нашем распоряжении имеются.

Но зато на совещаниях и семинарах эти люди красиво и много говорят о необходимости борьбы с коррупцией, недопустимости сращивания власти и бизнеса, честном заполнении деклараций и других важных вещах. А то и в социальных сетях чего-нибудь напишут о творящихся безобразиях и необходимости что-то делать с бесконтрольным вывозом «кругляка» за рубеж. Мыслят-то люди по-государственному!

Дмитрий Голованов,

руководитель Бюро журналистских расследований «Факт»,

председатель Союза журналистов Красноярского края,

руководитель группы «СМИ против коррупции».

Красноярск

krasrab

Опубликовал: admin | Дата: Мар 15 2021 | Метки: В Красноярском крае |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Premium WordPress Themes

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 36,521 | Комментариев: 21,878

© 2010 - 2020 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
Free WordPress Theme
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire