О поэтах, как о реках, нужно судить, когда они в своих берегах

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью | Оценок: 2, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 739

Иная речка весной так разольется, что кажется необозримо широкой, непостижимо глубокой, а спадет талая вода – и нет могучей реки.

Ее уже можно перейти вброд. Благо, если она чиста, и на ее дне водятся шустрые пескари.

Иное – Сергей Есенин. Он огромен в своих берегах. К тому же, берега его поэзии в нашем понимании раздвигаются, а русло углубляется. И дело тут не только в том, что мы находим новые материалы – стихи, письма, документы, обогащающие наше представление о нем. Прибыль идет от всего наследия, от всего того, что мы знали и раньше. Кажется, в стихах его все ясно, но за этой ясностью, как за ясностью стихов Лермонтова, есть загадка. Загадочен источник чувств, их глубина, а значит, и сами стихи. Поэзия Есенина органична, как сама природа, познание которой растет с ростом нашего опыта. Познавая ее, мы познаем самих себя. Нет более счастливой судьбы, чем такая, когда поэт и его читатели растут обоюдно. Как и чем добыто это посмертное есенинское счастье?

Мы не знаем, как рождаются великие поэты – тайна сия велика есть. Но почему они рождаются, мы знаем.

Их рождают великие события, социальные потрясения, революционные эпохи. Эпоха трех революций дала людям трех богатырей – Александра Блока, Владимира Маяковского и Сергея Есенина, на долю которого выпала крестьянская застава.

Мы знаем также, почему Сергей Есенин стал именно таким поэтом, поэтом умного и обнаженного сердца, поэтом проникновенного ума, поэтом большой нравственной чистоты и душевных срывов, поэтом Руси советской и поэтом Руси уходящей. Одним словом, поэтом действительности и кажущихся противоречий.

Обратимся непосредственно к стихам. Поэт в них чувствуется с первых строк. Но голос поэта еще не устойчив. В ранних стихах обнаруживается влияние Кольцова, хотя это влияние почти мимолетно. Песенная природа даже ученических стихов юного поэта не кольцовская, а фольклорная. Кольцов тематически ограничен, и Есенин быстро выходит из его круга в пушкинском направлении, к темам по – пушкински общечеловеческим.

В дореволюционном творчестве Есенина часто встречаются стихи на религиозные темы. В одном из своих предисловий он пишет: «От многих моих религиозных поэм и стихов я бы с удовольствием отказался, но они имеют большое значение как путь поэта до революции. От многих, но не от всех».

Религиозность многих стихов Есенина, особенно ранних, окрашена пантеизмом:

Счастлив, кто в радости убогой,

Живя без друга и врага,

Пройдет проселочной дорогой,

Молясь на копны и стога.

Проселочной тропинкой поэт идет к природе и к людям. Природа – вот непреходящий предмет его поклоненья. Как поэт Есенин начался с самых первых стихов, но оригинальным поэтом он предстал в стихотворении «Гой ты, Русь моя родная»… В нем уже отчетливо проглядывается чисто есенинское. Это коренное стихотворение, из которого потом родятся многие другие стихи – размашистые, пахнущие хлебом и землей, наполненные нежностью и пронзительной любовью к Родине, и неумным есенинским озорством.

Если крикнет рать святая:

Кинь ты Русь, живи в раю,

Я скажу: Не надо рая,

Дайте родину мою.

Вместе с тем, уже в ранних стихах у Есенина много тоски и печали, ощущения какой-то утраты, притом, невозвратимой. Конечно, можно было бы все эти потрясения объяснить тем же романтическим ряжением в чайльгарольдовские одежды изгоя, если бы мрачные мотивы с каждым годом не усиливались – «Устал я жить в родном краю» – говорит поэт. И ему веришь. Веришь, потому что за его мрачностью видишь невероятную любовь к жизни и красоте. «Пойду по белым кудрям дня»…Каковы бы ни были личные мотивы мрачности, не будем забывать, что многие из таких стихов написаны на кровавом фоне мировой войны, которую поэт-гуманист воспринимал как великое бедствие для человечества. Гибли люди, горели города и села, рушились нравственные устои. «И друг любимый на меня, наточит нож на голенище».

Эти стихи были написаны в 1915 году, и этот год надо считать годом рождения оригинального поэта, успевшего выработать свой стиль. В этот год он работает особенно плодотворно. Позднее еще появятся стихи «нейтральные», проходные, но откроешь новую страницу, и резанет по сердцу:

День ушел, убавилась черта,

Я опять подвинулся к уходу.

Легким взмахом белого перста
Тайны лет я разрезаю воду.

В голубой струе моей судьбы

Накипи холодной бьется пена,

И кладет печать немого плена,

Складку новую у сморщенной губы.

Подлинный талант развивается логически. В том, что прожитый день укоротил жизнь, еще не трагедия, особенно в юном возрасте. Трагическая тема ворвется в это стихотворение поздней, когда поэт напишет» – «Где-то в поле чистом, у межи, оторвал я тень свою от тела»… Эту трагическую тему душевного разлада поэт разовьет позднее во многих своих стихах, особенно в поэме «Черный человек».

Развитие подлинного таланта сопровождается ростом самосознания, пониманием своего не последнего места в общем строю, принятием ответственности перед миром. Все это пришло к Есенину рано. Сам он признается, что, разослав свои стихи по редакциям, был удивлен, что их не напечатали. И, конечно, принял это как недоразумение. Не тщеславное чувство заставило его зарифмовать свое имя:

Но незримые дожди

Все теплей и теплей…

Помяну тебя в дождик

Я, Есенин Сергей.

Собственное имя названо – вызов брошен. О нем уже говорят. Как об оригинальном поэте. Он сам торопится известить об этом тревожном и радостном событии: « Говорят, что скоро стану знаменитый русский поэт». Свое имя он связывал с именами Кольцова и Клюева. Оба еще впереди его.

Талант Есенина самоутверждается, как талант крестьянский и русский. Имя Родины присутствует во всех его стихах, как мера всему – и таланту, и задачам. Он жаден и тороплив. Признав Кольцова и Клюева своими учителями, уже через несколько стихотворений, поэт прибавляет к ним Брюсова и Блока. Характерно, что их имена названы в минуты грустного сомнения – « Не разбудишь ты своим напевом дедовских могил»! В данном случае Брюсовым и Блоком обозначен недостигнутый рубеж за пределами крестьянской темы. У этих поэтов, особенно у Блока, учился он лиризму и философичности. Символизм был для него чужд. Для символизма Есенин был слишком конкретен. В его стихах всегда было много плоти. Таков был путь Есенина до эпохи огромных социальных потрясений. К этому времени он сформировался, как национальный поэт. Но если бы его развитие остановилось на этом, он остался бы на добротном клюевском уровне. Есенин же на несколько голов выше поднялся своего учителя.

На новый творческий рывок его подвигла Октябрьская революция. Февральский переворот не мог не вызвать в нем энтузиазма, потому что не решил ни одной из главных проблем – ни проблему земли, ни проблему мира. А у чуткого поэта уже созревали строки, которые поныне живут, как лозунг : « В мужичьих яслях родилось пламя, к миру всего мира»!

Сергей Есенин, как поэт, не мог не родиться. Без него представление о революционном времени было бы далеко не полным. Он, как и Маяковский, пришел в поэзию не по капризу тщеславия, а был мобилизован и призван Революцией. Крестьянский вопрос – самый больной и сложный вопрос русской истории. Ни одно из его решений не было окончательным. Вот почему ленинское решение этих сложностей было принято и поддержано крестьянами. Об этом времени поэт пишет свою замечательную поэму «Анна Снегина», где на вопрос крестьян о Ленине дан ответ, до сих пор один из лучших в нашей поэзии – «Скажи, кто такое Ленин? Я тихо ответил – Он – вы».

Поэма была написана в 1925 году. И в ответе Есенина – итоговая выстраданная поэтом мысль. Уже позади военный коммунизм с его продразверсткой и хлебными реквизициями, с шатаниями крестьян и самого Есенина, писавшего трагические стихи о том, что он «последний поэт деревни», которую давят.» В гибели старой деревни ему чудилась собственная гибель. Отсюда и появляется тема бесшабашного озорства, «перед смертью хоть покуролесить»! Конечно, виновата была и богема. Но богема богемой, однако, при этом поэт не поступился ни одним своим творческим принципом. Есенин провел огромную работу, которая привела его к выводу, что

Полевая Россия! Довольно,

Волочиться сохой по полям!

Нищету твою видеть больно,

И березам, и тополям.

Я не знаю, что будет со мною,

Может, в новую жизнь не гожусь,

Но и все же, хочу я стальною

Видеть бедную, нищую Русь.

Что же сегодня привлекает в стихах Есенина о деревне? Сегодня нам дорога его беспредельная любовь к ней, его тревога за ее судьбу, нам дорого его благословение перемен. Что же касается, грусти по уходящему, то она сама по себе очень человечна и понятна. Мы строим мир, и в азарте, порой, не замечаем, что нужно бережно сохранить. Да и никто не докажет, что человечество развивается правильно, скапливаясь в огромных городах.

Теперь мы о Есенине знаем больше. Помогают и расстояние, и облик поэта. И его переписка с другом детства Гришей Панфиловым. В этих письмах обнаруживаешь нравственный кодекс совсем юного Есенина. Вот главные устои этого своеобразного кодекса:

«Гений для меня – человек слова и дела… Живи так, как будто сейчас же должен умереть, ибо это есть лучшее стремление к истине. Зачем завидовать тому, кто обладает талантами, я и есть то, что мне доступно все, что доступно тебе… Не избегай сойти с высоты, ибо не почувствуешь низа и не будешь иметь о нем представления»…

Все эти мысли, рожденные не без влияния Толстого, важны для понимания позднего Есенина. Правда, очень глубокий по смыслу пункт «о высоте и низе» поэт слишком преувеличивал, и, бывало, спускался значительно ниже, чем полагалось бы художнику.

Но почему-то многим запомнились только эти «сходы вниз». Сейчас уже печатаются интересные книги о жизни Есенина, и все, нет-нет, да и появится какое-нибудь запоздалое воспоминание такого рода… Цепкая память « этих воспоминаний» подводит их самих, ставя в смешное положение – они сталкиваются с безграничной любовью народа к Сергею Есенину.

Что говорить о воспоминателях недалеких, если в понимании есенинской трагедии к ошибочным выводам приходили такие знатоки человеческого сердца, как А.Толстой, увидевший трагедию в том, что поэт ушел от деревни, а к городу не пришел. Да, Есенин не стал урбанистом, и хорошо, что не стал. Выходя за крестьянский круг своей ранней поэзии, он шел к проблемам сложнее, чем урбанизм – к проблемам нравственным, волнующим и крестьянина, и горожанина. Доказательством тому могут служить многие стихи последних лет. Именно этим сегодня он особенно дорог народу. Не в смутном угаре были сочинены пророческие строки, которыми еще будут изумляться наши потомки:

Века все смелют,

Дни пройдут,

Людская речь в один язык сольется.

Историк, сочиняя труд,

Над нашей рознью улыбнется.

Сегодня стихи Есенина воспитывают высокий эстетический вкус и чувство не показной, а подлинной гражданственности. В этом факте признак нравственного здоровья и самого поэта, и его нынешнего читателя. Люди любят Есенина за его глубокое понимание природы, за проникновение в ее глубинные тайны. Ему отказывали в культуре и грамотности, все это давно отвергнутая ложь. Учился он много, жадно и торопливо. Но для такого поэта, как Есенин, огромное значение имело то, что, учась в земской школе, он учился еще в школе реки, леса, звездного неба. Поэт знал природу не по внешним поэтическим атрибутам, а по законам жизни. В его стихи входили практические знания. Поэт также обладал каким-то чувственно-телесным зрением. В его стихах мир всегда объемен, а человек космичен. Звезда, Луна, Солнце, Млечный путь в стихах Есенина стали деталями человеческого быта. И это не формальный поэтический прием, а мироощущение, вынесенное из школы природы.

В творчестве поэта много чувства, но, сколько и ума! Взять хотя бы отрывок трактата «Ключи Марии» «…Наших предков сильно беспокоила тайна мироздания. Они перепробовали почти все двери, ведущие к ней, и оставили нам много прекрасных ключей и отмычек, которые мы бережно храним в музеях словесной памяти. Разбираясь в узорах нашей мифологической этики, мы находим целый ряд указаний на то, что человек есть, ни больше, ни меньше, как чаша космических обособлений».

Эта мысль лишь сегодня начинает подтверждаться наукой, когда двери в космос уже открыты. Есенин, будучи поэтом крестьянином, вместе с тем, был поэтом широких национальных и общечеловеческих интересов. Этим он выгодно отличался от всех поэтов деревни. Казалось бы, по темам Есенину был близок Клюев Николай, поэт, безусловно, талантливый. Однако, приглядевшись, замечаешь, как они далеки и даже враждебны. Ему было чуждо клюевское сектантство. И не случайно он порвал не только с Клюевым, но и с имажинистами, утверждавшими, что они «вне классов, вне нации, вне традиций». Сумбур тех лет, множество группировок в литературе, занявших оппортунистические позиции, сделал поэтов и писателей, ставших гордостью советской литературы, попутчиками. Не без иронии Сергей Александрович писал: «Теперь в Советской стороне я самый яростный попутчик». Рапповцы, например, пытаясь доказать, что «он попутчик», искали доказательства в нервной ткани его стихов. И «находили».

Трагические мотивы они относили на счет неприятия поэтом советской действительности, непонимания целей революции. Эти люди игнорировали сложность проблем, стоявших перед страной, а в писательском смысле, пренебрегали человеческими чувствами, в частности, судьбами крестьянства. То есть, как раз тем, что является предметом настоящей поэзии. Если и можно в чем упрекнуть поэта, то только в нетерпеливости. Мир же совершенствуется очень медленно. Но если бы Есенин философски мирился с этой медлительностью, не родились бы стихи: «Но эта пакость – Хладная планета! Ее и Солнцем-Лениным пока не растопить! Вот потому, с больной душой поэта, пошел скандалить я, озорничать и пить»!

Стихотворение «Письмо к женщине»- образец умения Есенина соединять интимную лирику с публицистикой, где в интимном разговоре с любимой женщиной присутствуют жесткие оценки и мира, и своего поведения. Споткнулся не на малом. В Стихах «Русь уходящая» об этом сказано прямо:

«Друзья! Друзья! Какой раскол в стране, какая грусть в кипении веселом!»

Вот где главный узел трагедии Сергея Есенина.

Что такое поэзия?

Во все времена это поиск связей между небом и землей, между людьми и вещами, между минувшим и будущим. Поэт – это открыватель часто незаменяемых связей, творец гармонии. Души поэтов подвергаются в эпоху раскатов неимоверным перегрузкам. Душа Есенина могла изнемочь в желании соединить несоединямое – Русь уходящую с Русью советской. Душевно поэт пережил раскол, приняв Русь советскую, но перегрузки, видимо, потом, сказались…

В последние годы жизни Есенин все больше обращался к опыту Пушкина и Лермонтова. Об этом свидетельствуют и его собственные признания и такие вершинные вещи, как поэмы «Анна Снегина», «Черный человек», и «Ленин». Хотя последнее произведение не окончено, но оно уже дорого образом Ленина. И, наконец, «Персидские мотивы», обещавшие нам нового Есенина. Новизна этого цикла, прежде всего, в душевной просветленности. Так бывает после затяжного ненастья.

Уже 1-строка звучит, как вздох облегчения –«Улеглась моя былая рана – пьяный бред не гложет сердце мне.»

Истинные ценители поэзии увидят здесь то, что составляет главную цель поэзии – гармонию!

В стихах этого цикла нет хрипоты дыханья, надрывных интонаций, они дышат здоровьем. По признанью самого поэта, он работал легко и сосредоточенно. «Только одно сейчас во мне живет. Я чувствую себя просветленным, не надо мне этой глупой славы, не надо построчного успеха. Я понял, что такое поэзия».

В этом признании был залог для нового роста, для нового Сергея Есенина. По всей своей сути Есенин – лирик. И, может быть, именно поэтому он был неповторимо оригинален в эпическом жанре . Все достижения лирического поэта обнаруживаются в его поэмах. В их рождении есть своя жанровая логика: от «Марфы Посадницы» до «Анны Снегиной» и «Черного человека» – от исторической оптимизации до подлинного трагизма. Потребовалось бы специальное исследование, чтобы отметить качественные рывки от поэмы к поэме, обнаружить большое разнообразие внутри самого жанра: «Песнь о великом походе», «Поэма о 36», драматическая поэма «Пугачев» и «Анна Снегина» – это поэма характеров. На первом месте стоит характер самого повествования, через него эпическая конструкция поэмы окрашена лирическими красками, порой светлыми, порой мрачными. Характеры проявляются не только в поступках, но и в интонациях речи, у каждого она своя. Нужно тонкое мастерство, чтобы, не нарушив общей интонации произведения, дать героям свои речевые характеристики. Мало того, дать их в развитии, в зависимости от ситуации и душевного настроя.

Для нас сегодня поэма «Анна Снегина» – редкий поэтический документ революционной эпохи, подлинность которого подтверждена временем. Этот документ некому и незачем оспаривать. Никто из поэтов тех лет не оставил такого полотна о жизни русского мужика в дни великого социального перелома. Теперь о «Черном человеке». Что такое «Черный человек», как не Моцарт и Сальери, заключенные в одном человеке. При этом Моцарт уже знает, что Сальери собирается его отравить, а может, отрава уже и выпита. Сюжетно, а вернее, композиционно эта вещь напоминает блоковского «Двойника». Оба в конце прибегают к зеркальному отражению. У Блока: «Быть может, себя самого я встретил на глади зеркальной?»…У Есенина : « Я в цилиндре стою. Никого со мной нет. Я один. И разбитое зеркало». Но разница между этими двумя вещами не только в том, что конец есенинской поэмы трагичней. У Блока – предощущение трагедии, у Есенина – сама трагедия. «Стареющий юноша» Блока жалуется, а «Черный человек» Есенина разоблачает. Его приход – возмездие за проступки нравственные. «Счастье – говорил он, – есть ловкость ума и рук». А коли так, то когда-то благословлялась фальшь». Это ничего, что много мук приносят изломанные и лживые жесты». Черный человек – это суд над изломанными и лживыми жестами». По внутреннему драматизму борьбы это самое глубокое произведение поэта.

Все возрастающий интерес к Есенину можно объяснить и той доброй тенденцией в развитии нашей поэзии в последнее время – она шагнула вперед, к человеку, к его духовному миру. Сегодня душевный мир человека очень сложен, ибо человечество переживает самую сложную пору своей истории. На человеке незримо скрещиваются все противоречия мира, поэту нужно иметь мужество не только понять это, но и смелость правдиво сказать об этом.

Современным поэтам есть чему поучиться у Есенина. По его книгам с документальной достоверностью узнают, как жил, радовался, страдал, любил и ненавидел человек 1 четверти ХХ века. И самое главное – он любил Родину! Все – и любовь к деревне, и любовь к природе, к женщине, любовь к самой поэзии – все слилось в его душе, и поднимало его над сутолокой, формировало, как поэта и человека. Именно благодаря этой огромной любви Есенин уберегся в годы Первой мировой войны от шовинистического угара. Есенин отверг империалистическую бойню и принял Октябрьскую революцию, интернациональный характер которой был ему совершенно ясен.

Любовь к родной земле не помешала поэту любить Украину, Узбекистан, Грузию, Азербайджан, любить их народы, их замечательных поэтов. Огромная любовь не притупила, а наоборот, обострила его взгляд, когда он смотрел на Европу и Америку. Он не мог не восхититься индустриальной поэмой Нью-Йорка, созданной трудолюбивым американским народом, но Есенин не мог не увидеть и главного «героя» Америки – «господина доллара», во имя которого в мире до сих пор совершаются преступления. Есенин любил Родину не слепо, ибо хорошо знал ее, обворованную, измотанную борьбой, начавшую свою индустриализацию с зажигалок. Но он гордился тем, что она дала миру Ленина, открыла дерзкий путь к новому. Любовь к Родине дала Есенину право сказать:

Но и тогда, когда во всей Планете,

Пройдет вражда племен, Исчезнет ложь и грусть, -

Я буду воспевать Всем существом в поэте,

Шестую часть Земли с названием кратким – РУСЬ!

Кирилл Ли

Опубликовал: admin | Дата: Окт 6 2016 | Метки: Культура |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

3 Комментарий для “О поэтах, как о реках, нужно судить, когда они в своих берегах”

  1. Николай

    Есенин был русский поэт. Он не был ни корейцем, ни человеком другой национальности. Он был русским, не деревенским, а просто русским поэтом. Он рождал свои стихи так, как он видел мир. И не надо его поэзию интерпретировать под свое восприятие. Он был русским человеком.

  2. Cветлана Ли

    Николай, вот не ожидала от Вас такого комментария. Увидев, что Вы прокомментировали эту статью, я с удовольствием решилась ее прочитать. Лично я боюсь ее комментировать, как и статьи Елены Сазанович. Боюсь, что у меня уровень не тот. Где, каким словом или какой строчкой, автор пишет о том, что Есенин не был русским, тем более, с намеком на что-то корейское? И еще – автор пишет, что Есенин писал о крестьянстве, не потому что был «деревенским», а потому что любил крестьян, страдал за них. О том, что Есенин – певец деревни писали все. Если Вас коробит, что кореец так пронзительно написал о русском поэте, то почитайте исконно русских исследователей творчества Есенина, и Вы найдете много точек соприкосновения с мнением Кирилла Ли. Хочу добавить, что после этой статьи я перечитала те произведения Есенина, которые упомянуты в этой статье, хотя была знакома с ними прежде, все-таки в советской школе поэзию нам давали основательно. И думала о том, что я, признавая талант Есенина, не понимала так глубоко драму его души, как автор этой статьи. Осмелюсь напомнить, что таких заблуждавшихся, как А.Толстой по отношению к Есенину, было немало. И автор как раз доказывает, что Есенин бы

  3. Cветлана Ли

    был не только великим русским поэтом, но и русским во всем. Не хочу Вас обидеть, тем более, что Вы всегда были в числе тех, кого, как мне казалось, я очень хорошо понимала. Но этот Ваш комментарий мне напомнил одну ситуацию в моей жизни – в Москве живет порядочнейший человек, красивая женщина, журналист с дипломом МГИМО, но главное – она дочь дипломата, жена дипломата и мать дипломата. Она русская. Как-то раз мы спорили с нею о Пушкине, и в конце она ИСКРЕННО ОБИДЕЛАСЬ – слушай, это возмутительно, что ты – кореянка, а про Пушкина знаешь больше меня!!!
    Я только сказала ей – люби Пушкина, как я, и будешь знать о нем больше.
    И Вам могу сказать, если Вам кажется, что автор не сумел сказать, что Есенин русский и русский поэт, то почитайте о нем русских выдающихся филологов. Особенно советского периода. Тогда к Есенину относились с большим пиететом, чем сейчас.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress主题

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 36,560 | Комментариев: 21,881

© 2010 - 2020 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire