Чем была перестройка по своей сути

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью | Оценок: 3, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 85

Чем была «перестройка», получившая потом развитие в «радикальных реформах», по своей сути?

Что касается политической сути, ответ очевиден: контрреволюцией, лишившей народ всех великих социальных завоеваний Октябрьской революции.

Её социально-экономический характер тоже разночтений не вызывает: уничтожение социалистического строя и возрождение капитализма.

А вот духовная сущность «перестройки» оценивается по-разному. По утверждению самих «перестройщиков», они боролись против тоталитарной власти партократов за свободу, гласность, демократию. Эту версию поддерживает и пропагандистская машина нынешней власти. Но соответствует ли она действительности?

Относительно борьбы против власти партократов, — это очевидное передёргивание. Ведь «генеральным штабом» контрреволюции стали высокопоставленные представители партноменклатуры, а после уничтожения Советского Союза в большинстве бывших советских республик во главе антикоммунистической власти встали, хотя бы на какое-то время люди из высшего руководства КПСС.

Есть основания для больших сомнений и относительно тех целей, которые провозгласили «демократы».

«Демократическое» понимание демократии вполне определённо вырисовалось уже к концу 80-х годов: мы имеем право делать всё, что захотим, а остальные должны делать то, что хотим мы.

В 1989 году один из лидеров «демократов» Г. Попов весьма откровенно изложил позицию своих единомышленников: «Очевидно, чем опасен выход на выборы миллионов людей, недостаточно связанных новыми отношениями собственности или вообще не руководствующихся новыми экономическими интересами… Могут получить питательную среду идеи уравнительности, конфискаций… Неограниченная демократия с правом избирателей на всё влиять (например, ввести налоги на собственность или «зажать» экономическое неравенство системой мощных социальных гарантий менее обеспеченным слоям) может аннулировать все преимущества новой экономики». Если выделить суть: право влиять на политические и экономические решения должны иметь только те, кто руководствуется новыми экономическими интересами – т.е. поборники реставрации капитализма.

И принцип «ограниченной демократии» стал основополагающим в построении «демократической» России. С момента контрреволюционного переворота прошло уже 30 лет, «новыми отношениями собственности» повязана уже вся Россия, а «демосу» власть оставляет всё меньше и меньше реальных возможностей влиять на принятие наиболее важных для страны и народа решений.

Ещё до победы контрреволюции вполне недвусмысленно выявилось и «демократическое» понимание гласности.

Для себя они требовали бескрайней свободы слова, но сами при этом проявляли себя как поборники беспощадного тоталитаризма. Так, недавно созданные и подвластные «демократам» Российское телевидение и Радио России не допускали ни малейшего отклонения от генеральной линии антисоветизма. Напомню, что «демократы объявили бойкот союзному Центральному телевидению – не потому, что на него был закрыт доступ антисоветским передачам (их было предостаточно), а потому, что допускались и такие, которые отстаивали иную позицию.

Чего на деле стоят заклинания «демократов» о свободе и демократии, вся Россия воочию увидела в октябре 1993 года, когда одни «демократы» приказали расстрелять из танков Верховный Совет РФ – высший конституционный орган государственной власти, а другие «демократы» уподобились римской черни, вопившей при аутодафе «Огня, ещё огня!».

Так что борьба «перестройщиков» за свободу, гласность и демократию – не более, чем созданные ими мифы.

А в чём же была подлинная духовная суть «перестройки»? Напомню, какие принцы существования «новомышленцы» стремились вытравить из сознания людей, и какие – насадить в нём. Отвергались приоритет духовных ценностей, приоритет общественных интересов, бескорыстие, пренебрежение погоней за материальными благами. Все они со времён Древнего мира считались принципами истинно человеческого бытия. А «возрождались» вместо них алчность, жажда обладания собственностью, погоня за материальными благами, индивидуализм, которые философы-гуманисты, даже политически далёкие от коммунистов, рассматривают как ложные установки сознания, присущие потребительской идеологии. Таким образом, «перестройка» и «радикальные реформы» были бунтом оголтелых потребителей, которых, увы, из-за отказа руководства партии и страны от Сталинского проекта развития, образовалось в нашем обществе к 1980-м годам немало, против присущих настоящему социализму гуманистических устоев человеческого бытия.

Но есть и вторая составляющая духовной сути «перестройки». Давайте вспомним, что писали несколько лет назад те, кто в конце 1980-х стояли в первых рядах антисоветской пропаганды.

Г. Попов доказывал неоспоримые преимущества планового хозяйства, сравнивая плановую экономику с машиной, которая, имея точный маршрут, наверняка придёт к цели быстрее машины, движущейся наобум. Н. Шмелёв как важное достоинство социалистической экономики подчёркивал, что её «отличает высокая степень защищённости от конъюнктурных колебаний мирового спроса». «Октябрьская революция покончила с эксплуатацией человека человеком, сделала тех, кто трудится, хозяевами своей судьбы. Эти несколько слов выражают главное содержание Октябрьской революции. Десятки тысяч страниц исписали буржуазные авторы об этой революции, чтобы в словесном океане утопить, скрыть от трудящихся всего мира именно эти несколько слов», – давал отповедь противникам Октября Ю. Афанасьев. О. Лацис утверждал, что в Великой Отечественной войне «победила советская хозяйственная система»…

Теперь же они и легион им подобных яростно обличали Советскую власть, социалистический строй, коммунистическую идеологию.

Всерьёз отнестись к версии, будто они прежде были обмануты «коммунистической пропагандой», а теперь прозрели, невозможно. Во-первых, они ведь и создавали «коммунистическую пропаганду». А во-вторых, я, мягко говоря, не большой поклонник Валерии Новодворской, но в этом не могу с ней не согласиться: прозрение – это когда в ущерб своим интересам, а когда ради выгоды – это шкурничество.

Явно нелепо и объяснение,, будто они прежде были вынуждены лгать, а теперь получили возможность говорить правду. Потому что, напротив, они говорили правду прежде. Скажем, в том, что Шмелёв говорил святую истину о преимуществах социалистической экономики, мы смогли убедиться в постсоветское время, когда положение дел в российской экономике стало критически зависеть от конъюнктуры мирового рынка.  И разве возможно усомниться в том, что в Великой Отечественной войне победила советская социалистическая хозяйственная система, если СССР, вынужденный эвакуировать многие сотни заводов, уже к 1943 году превосходил по производству основных видов вооружения Германию, на которую работала промышленность почти всей континентальной Европы.

А вот теперь «новомышленцы» лгали совершенно беспардонно. Взять, к примеру, рыночную систему (не путать с товарным рынком, который существовал во всех формациях от рабовладельческого общества до социалистического включительно). Они стремились убедить людей, будто она куда более совершенна, нежели советская плановая экономика.

«Производитель, оказавшийся в плену этого удивительного механизма, не может не работать интенсивно и не выпускать добротные вещи, прямо отвечающие спросу. Ибо иных вещей в условиях конкуренции никто не купит. Но и покупатель не может избежать высокопроизводительного труда, без платы за который он рискует оказаться в положении нищего на переполненном рынке. Экономическая структура действует автоматически, сама», – умилялся С. Алексеев. «Рынок накормит, обует и спасёт. Рынок кормит и обувает, и одевает миллиарды граждан земли», – в молитвенном экстазе восклицали Пинскер и Пияшева. «В мире есть царь, этот царь всюду правит. Рынок – название ему», – провозгласил П. Бунич. Ну, а тех, кто, несмотря на столь активные уговоры, опасались, что царь этот окажется пострашнее Ирода, С. Фёдоров успокаивал: гарантией того, что рыночная система не отбросит людей в нищету, «должны стать гуманизм и демократия».

Это была не просто ложь, а сознательная подлость. Потому что народ убеждали принять экономическую систему, которая заведомо обернётся социальной катастрофой для десятков миллионов людей.

Ведь не могли ли все эти адепты рыночной системы не ведать того, что именно она привела капиталистический мир к глубочайшему кризису конца 1920-х годов. И выйти из него помогло только введение в экономику капитализма элементов плановой экономики, прямо позаимствованных у нашей страны. Не могли они не знать и о том, что высокий уровень материального потребления в развитых капиталистических государствах обеспечивается не какими-то чудодейственными свойствами рыночной системы, а безжалостным грабежом стран «третьего мира», из-за которого немалая часть населения последних, говоря словами Обращения ООН, сталкивается с «безмерными страданиями и угрозой смерти».

И добро бы подобное «обновление мышления» вели диссиденты с многолетним стажем. Нет, в подавляющем большинстве – те, кто ещё совсем недавно изображал из себя «убеждённых коммунистов».

Предавая то, в верности чему они клялись, злобно оплёвывая то, чему прежде били поклоны, «новомышленцы» в то же время остервенело требовали покаяния от тех, кто не предал и оставался верен своим убеждениям…

Всё это, подводит к заключению, что «перестройка» и «радикальные реформы» по своей духовной сути были ещё и бунтом двурушников, подлецов, лгунов против коммунистической идеологии, заставлявшей их притворяться порядочными людьми.

И после победы контрреволюции именно люди из этого круга пришли к власти. Исторический опыт свидетельствует, что проблемы с нравственным уровнем власти характерны для всех капиталистических стран: они вполне в порядке вещей в обществе, где, по утверждению Айн Рэнд, апологета капитализма, «выражение “делай деньги” является основой человеческой морали». Но российская власть – это нечто особенное. Её составили люди с полным отсутствием каких-то элементарных нравственных основ. И порядочному человеку, в ней ужиться невозможно: вспомним, к примеру, судьбу В. Полеванова, назначенного было председателем Госкомимущества вместо Чубайса: после того, как он подал докладную записку, доказывавшую, что приватизация крупной промышленности, осуществлённая его предшественником, носила фактически преступный характер, его тут же отправили в отставку.

И такая системе отбора во власть, гарантирует преемственность её «традиции» полной аморальности.

Виктор Василенко,

Белгород

Опубликовал: admin | Дата: Авг 4 2021 | Метки: Публицистика |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress Themes

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 36,445 | Комментариев: 21,863

© 2010 - 2020 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
Free WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire