Антисоветизм – форма паранойи

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью | Оценок: 2, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 54

Когда говорят, что измышления антисоветчиков – параноидальный бред, это не пропагандистский приём, а точный медицинский диагноз. По определению, паранойя – «стойкий, систематизированный бред; характерна способность к логическому мышлению во всех областях, кроме той, к которой непосредственно относится бред». А ведь именно так ведут себя антисоветчики. Когда они говорят о чём-либо, не имеющем отношения к советской истории, они могут показаться вполне разумными людьми. Но как только касаются области, к которой непосредственно относится их бред, логическое мышление им отказывает сразу и категорически.

Один из примеров, подтверждающих это – пакт между СССР и Германией, заключённый 23 августа 1939 года. Антисоветчики всего мира, включая и наших доморощенных, провозглашают его беспринципным сговором с агрессором, который стал причиной начала Второй мировой войны. Даже официально принятая в современной «демократической» Европе версия возникновения войны возлагает ответственность за неё не только на развязавшую её Германию, но и на спасший Европу от порабощения гитлеровцами Советский Союз.

Совсем недавно в Интернете – и не в чьём-либо блоге, а в портале, именующим себя «образовательным», натолкнулся на такой утверждение: весной 1939 года Советский Союз одновременно вёл переговоры, как с англо-французским блоком, так и с германским, «выясняя, какую из сторон выгоднее поддержать».

В действительности же отношения с Германией в начале 1939 года находились на «точке замерзания». В частности, немецкой стороной были прерваны германо-советские торговые переговоры; ставшие немецкими заводы «Шкода» отказались выполнять советские заказы.

После того, как 17 марта 1939 года Германия в нарушение данных «большой четвёркой» (Германия, Италия, Франция и Великобритания) гарантий оккупировала Чехословакию, британское правительство под давлением общественного мнения было вынуждено изобразить намерение вести переговоры о коллективной безопасности в Европе с Советским Союзом. Власти Германии сочли целесообразным в ответ продемонстрировать потепление германо-советских отношений. 20 мая посол Германии в СССР фон Шуленбург встретился с Молотовым, недавно назначенным наркомом иностранных дел вместо Литвинова, и, раздавая привлекательные для нашей страны авансы (в частности, возобновление торговых переговоров), попытался прозондировать ситуацию. Молотов принял его холодно и заявил, что история предшествующих переговоров «производит на Советское правительство впечатление несерьёзной игры со стороны Германии, имеющей, очевидно, какие-то политические цели».

Никаких других переговоров представителей правительств СССР и Германии весной 1939 года не было. Квалифицировать ответ Молотова как попытку торга, и уж тем более, как шаг к «сговору с Германией» может только человек, полностью потерявший способность к логическому мышлению.

Расширим временные рамки и вспоним, как реагировали правительства Советского Союза и европейских «демократий» на агрессивные лействия гитлеровской Германии.

Когда Гитлер ввёл войска в демилитаризованную Рейнскую область. Советский Союз призвал применить к нацистской Германии самые жёсткие санкции. Но Англия и Франция ограничились тем, что выразили ни к чему не обязывающий «протест».

Когда Гитлер осуществил аншлюс Австрии, народный комиссар иностранных дел СССР Литвинов потребовал созвать международную конференцию для «принятия практических мер, диктуемых обстоятельствами». Британский министр иностранных дел Галифакс ответил, что его правительство против конференции, «которая имела бы задачей… организовать объединённую акцию против агрессии… по мнению британского правительства, подобная конференция не способствовала бы делу европейского мира».

Когда Гитлер, угрожая Чехословакии войной, потребовал передать Германии Судетскую область, Литвинов высказал французскому поверенному в делах в Москве позицию советского правительства и просил проинформировать о ней правительство Франции: в случае нападения Германии на Чехословакию Советский Союз готов исполнить свои обязательства по советско-чехословацкому пакту о взаимопомощи 1935 года и оказать последней вооружённую помощь. Поскольку аналогичный договор был у Чехословакии и с Францией, Литвинов предложил немедленно организовать совещание представителей советского, французского и чехословацкого генеральных штабов для выработки плана совместных действий. Кроме того, Литвинов предложил как можно скорее вынести в Лигу наций вопрос о помощи Чехословакии в случае немецкой агрессии.

А посол СССР в Великобритании Майский посетил Черчилля, ознакомил его с содержанием предложений Литвинова и попросил довести эту информацию до Галифакса. Черчилль в тот же день отправил Галифаксу соответствующее письмо. От правительства Франции никакого ответа не последовало. А Черчилль, как он пишет в своих мемуарах, ответ от Галифакса получил 5 сентября. Ответ гласил, что постановка вопроса в Лиге наций о Чехословакии «сейчас будет мало полезной».

Вместо исполнения союзнического долга Франция предъявила Чехословакии фактический ультиматум: «Если война возникнет вследствие отрицательной позиции чехов, Франция воздержится от всякого участия, и в этом случае ответственность за провоцирование войны полностью падёт на Чехословакию. Если чехи объединятся с русскими, война может принять характер крестового похода против большевизма, и правительствам Англии и Франции будет трудно остаться в стороне».

Советский Союз был готов и в одиночку помочь Чехословакии. Наша страна на своей западной границе сосредоточила 40 дивизий, танковый корпус и 20 авиабригад. Однако правительство Польши категорически отказалось пропустить эти войска через свою территорию в Чехословакию.

Наконец, 29 сентября на печально знаменитой Мюнхенской конференции главы «демократических» Великобритании и Франции прямо поддержали агрессивные намерения тоталитарной гитлеровской Германии в отношении Чехословакии.

После всего этого только клинический параноик может утверждать, что СССР, а не «евродемократии» стремился к сговору с нацистской Германией.

Вернёмся в 1939 год и рассмотрим, как развивались переговоры СССР с Англией и Францией и как – с Германией.

18 марта английский посол в СССР Сиидс явился к Литвинову и по поручению правительства задал вопрос о позиции правительства СССР относительно создания системы коллективной безопасности в Европе.

Вечером того же дня Литвинов изложил позицию советского правительства: в положении, сложившемся в Европе, лучшим способом борьбы против новой агрессии был бы немедленный созыв конференции представителей Англии, Франции, СССР, Турции, Польши и Румынии.

Ответ английского министра иностранных дел Галифакса гласил, что британское правительство пришло к мнению о нецелесообразности проведения подобной конференции, выдвинув более чем странный аргумент: «Английское правительство не могло бы сейчас найти достаточно ответственного человека для посылки на такую конференцию».

17 апреля правительство СССР выступило с предельно конкретным предложением: заключить тройственный пакт о взаимопомощи между СССР, Англией и Францией и военную конвенцию, конкретизирующую действия этих стран в случае возникновения угрозы безопасности в Европе.

Британская сторона очень долго не отвечала на это предложение. Наконец после того, как 19 мая Советский Союз повторно выступил с ним, этот вопрос обсуждался в английском парламенте, где советское предложение активно поддержали не только представители относительно левых сил, но и Черчилль, Ллойд-Джордж и Иден.

Наконец, 25 мая английский посол Сиидс вручил советскому правительству английские предложения по пакту. Они имели существенные отличия от советского проекта – и главное, не предусматривали заключения военной конвенции, что превращало пакт из эффективного средства обуздания агрессора в «декларацию о намерениях»

В ходе переговоров большую часть разногласий удалось устранить, но в отношении военной конвенции правительства Англии и Франции не отступили.

Советское правительство, всё же, решило не увязывать подписание пакта с подписанием военной конвенции. Как вспоминал Майский, 12 июня он получил инструкцию посетить Галифакса и настойчиво порекомендовать ему как можно быстрее приехать в Москву для подписания пакта. Что посол тотчас сделал. Однако Галифакс никакого ответа не дал…

Ну, а как развивались в это время переговоры между СССР и Германией? 28 июня Шуленбург вновь посетил Молотова и уже официально от имени правительства Германии заявил о стремлении к нормализации отношений. Советский нарком дал ни к чему не обязывающий вежливый ответ, что воспринимает это стремление «с удовлетворением» и считает необходимым подчеркнуть, что «внешняя политика СССР в соответствии с заявлениями его руководителей стремится поддерживать добрые отношения со всеми странами».

А тем временем в Лондоне прошла встреча советника Геринга Вольтата с советником британского премьера Чемберлена Вилсоном. Как явствует из записей присутствовавшего на ней немецкого посла Дирксена, английский представитель заявил: «Фюреру нужно лишь взять лист чистой бумаги и перечислить на нём интересующие его вопросы; английское правительство было бы готово их обсудить».

Какой из этих ответов более подходит под определение «сговор с нацистской Германией»?

В конце июля Англия и Франция, в конце концов, дали согласие на советское предложение о проведении переговоров о военной конвенции между тремя странами.

А 3 августа, Германия официально сделала Советскому Союзу предложения о радикальной перестройке отношений между странами. Десять дней советские власти не отвечали (напомним, что на английские предложения они отвечали сразу же). По всей видимости, выжидая выяснения вопроса, с чем приехали англичане и французы на военные переговоры.

Советская делегация для участия в них была составлена из первых лиц в военном командовании во главе с наркомом обороны Ворошиловым. А у англичан в который уже раз для переговоров с СССР не нашлось «достаточно ответственного человека» – её делегацию возглавлял адмирал Дрэкс, не занимающий в верховном командовании вооружёнными силами Великобритании никакой должности. Аналогичная «декоративная» фигура была и во главе делегации Франции – генерал Думенк.

В первый день переговоров, 12 августа, делегации должны были представить свои официальные полномочия. Советская делегация была уполномочена «вести переговоры с английской и французской военными миссиями и подписать военную конвенцию по вопросам организации военной обороны Англии, Франции и СССР против агрессии в Европе»; полномочия французской делегации были куда более узкими: «договориться с главным командованием советских вооружённых сил по всем вопросам, относящимся к вступлению в сотрудничество между вооружёнными силами обеих стран» – о подписании конвенции ни слова. Ну, а англичанам просто оказалось нечего предъявлять: выяснилось, что никаких официальных полномочий от правительства у делегации вообще нет!

Посол США в СССР Джозеф Дэвис доложил в Вашингтон: «По непонятным причинам европейские демократии не хотят укрепить свои позиции, опираясь на мощь Москвы. Вместо этого Англия и Франция делают прямо противоположное, подыгрывая целям нацистов».

В этой ситуации договор с Германией был отнюдь не сговором с нацистами, а мерой, нацеленной на то, чтобы сорвать сговор с нацистами «евродемократий». И 14 августа советский поверенный в делах в Берлине Астахов посетил сотрудника германского МИДа Шнурре и сообщил о готовности Советского Союза к «дискуссии по отдельным группам вопросов».

В тот же день Риббентроп дал Шуленбургу директиву: посетить советского наркома и заверить от имени правительства Германии в том, что «отсутствуют всякие причины для агрессивного отношения одной страны к другой», а также заявить от его имени, что «в целях скорейшего урегулирования германо-советских отношений он сам готов приехать в Москву, но при условии, что будет принят Сталиным».

Однако советское правительство решило дождаться окончательного исхода военных переговоров с Англией и Францией, – и 15 августа Шуленбург сообщил своему шефу, что Молотов «приветствовал германские намерения по улучшению отношений с Советским Союзом», но присовокупил, что визит министра иностранных дел Германии «требует надлежащей подготовки».

16 августа Риббентроп даёт послу новую телеграмму, в которой заявляет уже о готовности заключить с СССР пакт о ненападении и настойчиво добивается своего скорейшего визита в СССР.

18 августа последовал ответ, в котором говорилось, что визит в Москву главы немецкого МИДа требует хорошей предварительной подготовки…

А на переговорах о военной конвенции первый же принципиальный вопрос, поставленный 14 августа советской стороной: «Предполагают ли генеральные штабы Великобритании и Франции, что советские сухопутные войска будут пропущены на польскую территорию для того, чтобы непосредственно соприкоснуться с противником, если он нападёт на Польшу?», – повис в воздухе. «Неответственные» руководители делегаций Англии и Франции ответить на него не могли. Они запросили Лондон и Париж. Прошла неделя, а ответа так и не поступило…

И тогда 21 августа советское правительство дало согласие на приезд Риббентропа в Москву 23 августа.

23 августа немецкий министр в один день провёл целую серию официальных встреч, в том числе и две встречи со Сталиным, – и пакт о ненападении был подписан.

Японский историк Х. Тэратани писал о договоре: «Сталин проявил себя государственным деятелем высшей квалификации… Не будь пакта о ненападении, судьба мира сложилась бы по-иному и отнюдь не в пользу СССР. Заключив договор с Германией, Советский Союз спутал карты всех своих противников. Технически это было выполнено просто ювелирно».

Ну, а что касается версии, будто пакт с Германией спровоцировал начало Второй мировой войны, то, опять-таки, принять её может лишь тот, кто полностью утратил способность к логическому мышлению. Ведь планы войны принимаются не за неделю и не за месяц до её начала.

«Директива о единой подготовке вооружённых сил к войне» и приложение к ней – план «Вейс», план войны против Польши, были приняты Верховным командованием Вермахта в апреле 1939 года, тогда же Гитлер сделал добавление, что ориентировочная дата начала войны – 1 сентября 1939 года. А в апреле у немцев не было никаких оснований рассчитывать на пакт с СССР.

Что же касается высокоморальных рассуждений о том, что, заключив пакт с Германией, СССР «предал» Польшу, то человеку, сохраняющему логическое мышление, очевидно, что предать смертельного врага никак нельзя. А правители Польши на протяжении всего межвоенного периода выступали как смертельные враги Советского Союза. Они упорно набивались Гитлеру в союзники в «Крестовом походе против большевизма». Они снова и снова отказывались подписывать какие-либо документы с Советским Союзом, даже когда речь шла о договоре о взаимопомощи, который советское правительство предложило после денонсации Германией пакта с Польшей о ненападении.

Так что Польша стала жертвой отнюдь не «предательства» СССР, а параноидального антисоветизма своих властей.

Виктор Василенко,

Белгород

Опубликовал: admin | Дата: Авг 24 2021 | Метки: Публицистика |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

mugen 2d fighting games

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 36,567 | Комментариев: 21,881

© 2010 - 2020 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
Weboy
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire