Жизнь на золоте

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью | Оценок: 1, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 33

19 октября в Курагинском районе Красноярского края на золотодобывающем прииске обрушились пять временных дамб. Вода реки Сейбы затопила два общежития-барака, где спали вахтовики.

Погибли 17 человек, еще трое числятся пропавшими без вести, но надежды найти людей живыми уже нет. За месяц до трагедии местные жители пытались достучаться до властей и остановить варварскую добычу золота на сибирских реках. Их не услышали.

Электрогазосварщик прииска Тимофей Тимохин вспоминает, что вода начала прибывать в 2 часа ночи по красноярскому времени (по последним данным ГУ МЧС России, полный прорыв дамбы произошел в 6 утра). Многим золотодобытчикам спасло жизнь то, что накануне вечером выключили свет –? поставили на ремонт высоковольтку.

– Вода – проводник тока, меня бы уже точно не было в живых, –? вспоминает Тимохин. – Я вышел на улицу около 2 часов. Слышу гул воды, потом смотрю – она приближается… Заскочил обратно, разбудил деда-соседа.

Рванули на улицу, вода была уже везде. Нас подхватило и понесло. Меня несколько раз накрывало ледяной волной. Общежитие поплыло, как лодка, пару раз притормаживало, но после третьей волны разлетелось в щепки.

Когда доплыл до суши, огляделся – деда уже не было. Мимо несло течением мужчину, я успел его подхватить и затянуть на остров в потоке. Тут на нас полетели бревна, и мы побежали, чтобы не раздавило. Пока бежали, услышали, как рядом еще человек тонет, начали его вытаскивать. Нас опять всех течением подхватило и вынесло на берег. Мы выбрались, шли на свет трактора – так и спаслись.

Тимофею 32 года, он из районного центра, поселка Курагино. Попал на прииск, как и многие: предложили подзаработать. От дома недалеко, всего 110 километров. Деньги нужны: в семье?двое детей, недавно взяли кредит на строительство дома. Можно сказать, что Тимофею повезло: у него только синяки, рваные раны и ушибы, худшее –? перелом левой руки.

Только на следующий день после аварии выяснилось, что до прорыва последней дамбы каскадом рванули еще четыре временные плотины выше по течению. Прорыв произошел в самой верхней части, а уже затем по цепочке из-за силы двигающегося потока разрушились остальные дамбы. Сразу же после трагедии власти Красноярского края?заявили, что все плотины возводились кустарным способом с нарушением технологических норм и не были официально зарегистрированы.

Вода пришла ночью

Спастись успели в основном те, кто не спал. Очевидцы вспоминают нарастающий шум воды и грохот, перед тем как мощный поток из глины, камней и грязи устремился вниз. Волны высотой до 5 метров сгребали и переворачивали деревянные общежития, словно карточные домики.

Сколько именно человек было в поселке и сколько смогли убежать, точно непонятно до сих пор. Власти района и МЧС утверждают, что в двух общежитиях, смытых потоком, находились 80 человек, а всего в поселке жили 174 человека. Волонтер Марина Хайрулина, оказавшаяся в поселке вместе с первыми спасателями, сказала: «Таким делам», что многие жители поселка не вставали на учет и не заключали трудовые договоры, а у некоторых совсем не было документов. Она упомянула, что в общежитии были нелегальные рабочие из Узбекистана, но их имен нет ни в списках погибших, ни в списках пострадавших. Передачу «Андрей Малахов. Прямой эфир», где Хайрулина также говорила об этом, сняли с эфира в Европейской части России и удалили с официального сайта ВГТРК.

Родственники многих старателей не знали, куда именно те уехали на вахту. После трагедии родные бросились выяснять, но дозвониться в Щетинкино не так-то просто: в поселке работает только один мобильный оператор, да и то не везде. В самом лагере старателей поймать связь можно вообще в одном-единственном месте. Среди родственников погибших даже пошли слухи, что связь блокируют специально, чтобы скрыть правдивую информацию о числе жертв. Глава села Щетинкино Валерий Щекалев уверяет, что такого не может быть. К слову, уже на второй день на месте трагедии заработали все сотовые операторы региона.

Представители «Сибзолота» – владельца прииска – до сих пор не комментируют, что произошло на их предприятии. Компания только опубликовала список погибших и пострадавших: из 44 человек, получивших травмы, девять до сих пор находятся в больнице. Еще несколько дней после аварии, пока на это не обратили внимание журналисты, на главной странице сайта висело объявление о наборе новых сотрудников с обещанием отличных условий работы.

21 октября суд на два месяца заключил в СИЗО гендиректора компании «Сисим» (входит в холдинг «Сибзолото») Максима Ковалькова, начальника участка Андрея Еганова и горного мастера Евгения Александрова.

Региональный следственный комитет заявил, что сотрудники компании попытались воспрепятствовать следствию: вечером в день прорыва хотели вывезти из офиса финансовые документы и системные блоки. Еганов полностью признал вину и?выразил желание сотрудничать со следствием. Ковальков и Александров свою вину не признают.

По последним официальным данным, в результате прорыва дамбы на Сейбе погибли 17 человек, судьба троих все еще неизвестна. Поиски продолжаются.

Чтобы снизить уровень воды в реке Сисим (Сейба – правый приток Сисима), сотрудники МЧС построили временные дамбы и отсекли заводи от основного русла. После осушения участка обнаружили еще два тела – сначала речь шла о 15 жертвах. По словам Алены Алексишиной, замначальника пресс-службы ГУ МЧС России по Красноярскому краю, спасатели и сейчас продолжают возведение временных дамб. В поиске участвуют беспилотники, водолазы и кинологические группы, но ночью температура опускается ниже 8 градусов, и шансов найти людей живыми все меньше.

На месте прорыва дамбы спасатели обнаружили сейф с 18 килограммами золота. Следствие хочет арестовать найденное золото, чтобы позже за его счет возместить исковые требования потерпевших. Кроме того, Россия выплатит семьям погибших по 1 миллиону рублей, а правительство края пообещало семьям 20 пострадавших от 50 до 500 тысяч, семьям всех погибших независимо от региона проживания также до 1 миллиона рублей.

Бесконтрольная земля

В тот день на юге края резко похолодало, выпал снег. О трагедии в окрестных деревнях узнали только к обеду. Жители самого Щетинкина поняли, что произошло, и того позже – отсюда до места прорыва 17 километров. Ко второй половине дня по трассе стали носиться туда-сюда машины МЧС и полиции, а над поселком зависло сразу несколько вертолетов.

– Мимо меня пронеслись три машины МЧС, затем еще четыре полицейские, «газель» следственного комитета, потом несколько скорых. Я решил, что это учения, никогда здесь такого не было. У нас довольно пустынная дорога, она хоть и идет на Красноярск, но наполовину гравийка, 200 километров едешь, как по стиральной доске, – рассказывает Игорь, водитель-частник. –? Потом жена позвонила: племянник на связь не выходит, а он ведь к старателям недавно устроился. Занервничал, но деваться некуда, я же в рейсе был. Пока доехал до дома, до племянника дозвонились. Он не пострадал, ночевал в домике выше.

Игорь ходит по маршруту Курагино–Красноярск дважды в день. Общественного транспорта здесь нет, добраться до сел и деревень можно только поездом – деревни стоят как раз вдоль железной дороги. Но в остальное время приходится вызывать частников.

Трагедия коснулась в поселке почти каждого. «Мне дочка из Лесосибирска позвонила: «Мама, вас эвакуируют?» Я сначала ничего не поняла. Потом оказалось, что такая беда. Ближе к обеду сына отправили на перевозку бригад МЧС от прорыва до поселка. Он до сих пор там, даже пообедать некогда», – рассказывает местная жительница.

Глава села Владимир Щекалев мрачнее тучи, усталый и взъерошенный. Приехал из аварийного лагеря только что, а всего на дамбе провел уже трое суток. Сейчас у него всего 15 минут, чтобы переодеться и перекусить.
– Людей ищут?

– Ищут, радиус увеличили до 30 километров вниз по реке: тяжелая техника, собаки, вертолеты. Спасатели обещают, что будут искать до последнего. Но надежды мало, точнее, ее почти нет. Они же все оказались в ледяной воде, раздетые. А тут еще снег и похолодание, ночью –8 было. Когда первых вытаскивали, они на руках умирали. Двоих вынесли одновременно, они как ледышки. Одного не довезли, второй выжил.

– Вы как считаете, в чем причина трагедии?

– Конечно, халатность, тут и говорить нечего. Но и природа «помогла». Несколько дней до этого стоял хороший плюс – это вообще аномалия для наших мест. А в пятницу вечером пошел дождь, температура резко опустилась, и ночью рвануло.

– А вы до этого видели, где и как работают старатели?

– Да вы что! У них там кордоны выставлены, своя полиция, служба безопасности, охрана. Туда и близко никого не подпустят, только по пропускам.

– Государство в государстве, что ли?

– Типа того.

Глава Курагинского района Владимир Дутченко тоже говорил журналистам, что не имеет никаких полномочий относительно природных недр в собственном районе. Все это, согласно российскому законодательству, находится в ведении федеральной власти.

Тайгу вырубили, реки отравили

Спасатели подтверждают: списывать трагедию только на природную случайность нельзя. Домики старателей стояли прямо в русле реки ниже по течению. На кустарных дамбах не было никаких сливных труб – рано или поздно отстойники в любом случае переполнились бы и затопили все вокруг.

Самодельная дамба для промывки золота вообще устроена очень примитивно. Река преграждается временной плотиной, превращаясь в пруд-отстойник. От получившегося водоема в разные стороны роют каналы-ответвления, где затем пытаются осаждать частицы золота. После возведения плотины вернуть реку в прежнее русло практически невозможно.

Варварский способ золотодобычи наносит серьезный урон природе и запрещен практически во всех странах мира, говорят в российской экологической коалиции «Реки без границ». При этом добыть много золота таким способом удается редко, поэтому старатели перекапывают все вокруг, вскрывают каждый ручеек и селятся, как правило, как можно ближе к месту промысла.

В некоторых случаях нелегальные добытчики используют запрещенный, крайне токсичный метод – вымывают песок с ртутью, получая концентрат с примесью драгоценного металла, затем выпаривают ртуть и собирают осадок из чистого золота. В опубликованном фрагменте удаленной передачи «Прямой эфир» на телеканале «Россия 1» эксперты обсуждали результаты исследования воды на месте трагедии, проба из реки Сейбы также показала превышение норм ртути.

На варварскую добычу золота жители Курагинского района пожаловались еще около месяца назад в видеообращении к президенту России Владимиру Путину. Сотни человек из Курагинского и Каратузского районов края встали на берегу Казыра, одной из самых чистых рек региона, и рассказали, что уже сейчас из-за нелегальной добычи вода в деревнях течет мутная, исчезает рыба, загрязняются подземные источники.

После видеообращения в южные районы Красноярского края приехали краевые власти во главе с министром экологии и рационального природопользования края Павлом Корчашкиным. Людей выслушали, пообещали всё проверить и разобраться, развернулись и уехали.

– Нас травят! Мы уже зафиксировали использование химикатов на точках добычи золота, –? говорит после аварии один из членов инициативной группы, житель деревни Петропавловка Илья Хряков. – Мы выезжали на ручей Дремучка – это приток реки Казыр, где впервые началась добыча рассыпного золота в этом году. Старатели нас пропустили, но работы тут же прекратили. Мы пока ходили, у одного запершило в горле, второго затошнило. Позже добыли документы, выяснили, что лицензия выдана все той же компании «Сибзолото», но только на проведение разведки. А там уже вовсю золото моют.

Активисты считают, что местная власть от проблем самоустранилась, а до краевой не докричаться. Недовольство золотодобычей только нарастает.

– Когда случилась беда на Сейбе, мы поняли, что нужно продолжать начатое. Нельзя больше нас убивать, –? говорит Хряков. –? Люди в районе очень сильно взволнованы. Только и говорят о том, что творят золотари.

Начиная с этих выходных мы будем каждую неделю проводить собрания в населенных пунктах, рассказывать, что происходит, а затем проведем народный референдум. Честно, мы думаем в том числе о том, как не дать народу взяться за вилы.

Беспечность и безнаказанность

Главной причиной конфликта и экологи, и геологи, и общественники называют новые правила, упрощающие добычу полезных ископаемых. С ноября 2016 года, чтобы получить лицензию на разведку, а после и добычу (более чем в 90 процентах случаев это добыча именно золота), компании достаточно иметь 10 тысяч рублей уставного капитала и примерно 1 миллион рублей для начала работ. А это значит, что вскрывать реки и выгребать оттуда золото могут мелкие фирмы, за которыми довольно сложно уследить. У малых фирм в штате часто нет экологов, специализированной техники, и для них слишком дорого проводить рекультивацию земли после своих работ. Кроме того, они не всегда точно следуют лицензии: инициативная группа курагинцев уже зафиксировала, что там, где документы выданы на разведку, сегодня фактически ведется добыча.

– Действительно, приказ Минприроды России №583 ввел упрощенный, заявительный порядок получения лицензий на разведку и добычу полезных ископаемых, – поясняет Александр Колотов, координатор российской экологической коалиции «Реки без границ». В Гринписе его называют ключевым экспертом по золотодобыче. – Теперь, не имея практически ничего за душой, просто оформив ИП, собрав пакет документов, вы приходите и получаете тот участок, который вам нравится и на котором нет ограничений по видам использования. И у госоргана нет оснований не выдать вам эту лицензию. Раньше требования были жестче, пакет документов шире, и реально лицензии получали только крупные предприятия.

Эколог считает, что Минприроды выпустило ведомственный приказ, потому что через Госдуму не прошел законопроект о вольном приносе золота – против него выступали не только природозащитные организации, но и силовые структуры.

В феврале 2018 года, перед началом нового сезона золотодобычи в Красноярском крае, Колотов с коллегами изучили реестр предприятий, получивших лицензии на добычу золота по всем регионам России. Только в Красноярском крае там было 469 записей. Даже крупные компании состоят из множества слабоскоординированных артелей. Например, «Сибзолото», входящее в топ-20 золотодобывающих компаний России, объединяло четыре компании: ООО «Сисим», ООО «Артель старателей Ангара-Север», ООО «Артель старателей Хакасия», ООО «Артель старателей Июсская».

– Выдавая лицензии, Федеральное агентство «Роснедра» не проводит никакой предварительной оценки, как скажется добыча на той или иной территории. Не спрашивают мнения местных жителей, даже в известность не ставят, они случайно узнают.

Это такая оккупация в мирное время, я считаю

Золотодобыча велась на реках Курагинского района весь XX век. Но в меньшем масштабе и иначе – крупными компаниями, не рассыпного, а рудного золота. Эта добыча тоже вредная, но воздействие на природу локальное, а золота с одного месторождения добывают гораздо больше: не килограммы, а тонны. Для мелких компаний рассыпная добыча доступнее, но, чтобы собрать больше золота, им приходится перемывать очень много песка и для этого использовать большие объемы воды. Экосистеме это наносит колоссальный ущерб, говорит Колотов.

В централизованной добыче на рудниках было и другое важное преимущество: благодаря большим компаниям в местных поселках теплилась жизнь. Например, в селе Чибижеке, чуть южнее места, где произошла трагедия, мыли золото еще 80 лет назад: спускались в шахты и вели добычу рудного металла промышленным способом. Большинство местных жителей работали на руднике, платили им прилично. Село развивалось, работали школа, больница и детский сад. Сюда активно ехали: вокруг тайга и девственная природа, рядом туристическая Мекка – Чинжебский водопад, где вода ниспадает с 30-метровой высоты.

Сейчас шахты рудника полностью затоплены, а кустарная добыча золота не создает постоянных рабочих мест. За последние три года из Чибижека выехало практически все население, школу и больницу закрыли еще раньше. Реки загрязнились настолько, что там не осталось рыбы. Кустарным способом золото намывают уже практически вплотную к заброшенным огородам, и о чистоте добычи старатели не беспокоятся. Похожая судьба ждет остальные поселки юга Красноярского края, считают экологи.

В 2018 году независимый мониторинг показал загрязнение рек Сисим и Сейба в общей сложности на 240 километрах. Всего экологи насчитали не меньше шести случаев загрязнения Сисима от разных участков золотодобычи, последний –?в сентябре 2018 года.

– Все эти случаи мы направили в Росприроднадзор по Красноярскому краю, но, к сожалению, там отказались выезжать по нашим сообщениям, –?говорит Колотов. – Последние три года золотодобытчики в привилегированном положении и считают, что делать можно все что угодно. Я думаю, одна из причин того, что произошло, – это беспечность и безнаказанность.

***

У жительницы села Щетинкино Надежды останавливаются те, кто не может уехать, отстал от попутчиков или ждет поезда. Квартирка на первом этаже, над дверью висит букет рябины – от сглаза. Две комнаты, небольшая кухня и кладовка с умывальником и ведром. Удобства на улице.

В поселке Надежда уже 40 лет, всю жизнь проработала на железнодорожной станции. Помнит времена, когда поселок был «живым»: много детворы, молодежи. Сейчас пересчитывает односельчан по пальцам. Квартиры пустуют через одну. Единственное культурное учреждение в поселке – библиотека, но работает только по субботам. Дверь в библиотеку рядом с квартирой Надежды – она же ее и открывает, когда приходят читатели.

– Знаете, какой хлеб у нас раньше пекли, закачаешься! И пекарня была, и клуб, и больница. Леса, полные грибов и ягод, вот тут, прямо за железкой. Зарплаты приличные, железная дорога хорошо вкладывалась, дома ремонтировала. Сейчас мы не живем, а доживаем, ближайшая больница за 100 километров. Транспорт ходит редко. Была бы возможность, уехала бы, но некуда и не на что.

А старателей этих мне жалко, они не от хорошей жизни сюда ехали. У нас это золото моют уже лет 20 точно. Все им мало. Мы же на золоте живем, вот прямо под ногами оно.

Смотрю вниз, но прямо под ногами – холодный деревянный пол, аккуратно застеленный половичками. Надежда ведет меня к окну. Оттуда видно, как прямо у железнодорожных путей зияют отстойники: новые русла копают уже практически возле поселка.

– Не обидно, что прямо у вас под носом добывают золото и увозят?

– Нисколько. Пусть копают, если им надо, мне оно даром не нужно. Были бы внуки здоровы, ничего больше не надо.

Светлана Хустик

takiedela

Опубликовал: admin | Дата: Окт 27 2019 | Метки: В Красноярском крае |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Premium WordPress Themes

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 32,370 | Комментариев: 20,839

© 2010 - 2018 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
Free WordPress Theme
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire