Здравые рассуждения о «массовых репрессиях»

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 2, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 7

Для того чтобы доказать, что ‘король голый’ совершенно необязательно быть профессиональным портным. Достаточно иметь глаза и не бояться хотя бы немного думать. После многократного переписывания истории, и козыряния заумными статистическими методиками, ‘доказывающими’ всё что угодно, люди уже ничему не верят. Поэтому я не буду утомлять читателя статистическими выкладками, а просто обращусь к здравому смыслу.

Говоря о репрессиях, имевших место в сталинские годы, антисоветская пропаганда утверждает следующее:

  • Фашисты уничтожали чужие народы, а коммунисты – свой
  • 20 миллионов убитых на войне с немцами, двадцать – на войне с собственным народом;
  • Было расстреляно 10 миллионов человек;
  • 40, 50, 60 вплоть до 120(!) миллионов, прошедших лагеря;
  • Практически все арестованные были невиновны – их сажали на основании за то, что мать срывала голодным детям 5 колосков в поле или уносила катушку ниток с производства и получала за это 10 лет;
  • Почти всех арестованных согнали в лагеря на строительство каналов и лесоповал, где большинство из заключенных и умерли;
  • Когда спрашивают, почему народ не восстал, когда его истребляли, то обычно отвечают: ‘Народ этого не знал’. При этом факт того, что народ не подозревал о масштабах репрессий, подтверждают не только практически все люди, жившие в то время, но и многочисленные письменные источники.

В этой связи имеет смысл отметить несколько важных вопросов, на которых не существует не только вразумительных, а вообще никаких ответов.

Откуда взялось такое невероятное количество заключённых? Ведь 40 миллионов заключённых – это население тогдашних Украины и Белоруссии вместе взятых или всё население Франции, или всё городское население СССР тех лет. Факт ареста и транспортировки тысяч ингушей и чеченцев был отмечен современниками депортации как шокирующее событие, и это понятно. Почему же арест и транспортировка во много раз большего количества людей не были отмечены очевидцами? Во время знаменитой ‘эвакуации на восток’ в 41-42 гг. было перевезено в глубокий тыл 10 миллионов человек. Эвакуированные жили в школах, времянках, где угодно. Этот факт помнит всё старшее поколение. Это было 10 миллионов, как же насчёт 40 и тем более 50, 60 и так далее?

Почти все очевидцы тех лет отмечают массовое перемещение и работу на стройки пленных немцев, их нельзя было не заметить. Народ до сих пор помнит, что, например, ‘эту дорогу строили пленные немцы’. Пленных на территории СССР было около 3 миллионов, это много и факта деятельности такого большого количества людей не заметить невозможно. Что же сказать про количество ‘зэков’ в примерно в 10-20 раз большее? Только то, что сам факт перемещения и работы на объектах строительства такого невероятного количества арестантов должен просто потрясти население СССР. Этот факт передавался бы из уст в уста даже спустя десятки лет. Было ли это? Нет.

Как транспортировать в отдалённые районы по бездорожью такое огромное количество людей, и какой вид транспорта, доступный в те годы при этом использовался? Масштабное строительство дорог в Сибири и на Севере началось существенно позже. Перемещение огромных многомиллионных (!) человеческих масс по тайге и без дорог вообще нереально – нет никакой возможности их снабжать во время многодневного пути.

Где размещались заключённые? Предполагается, что в бараках, вряд ли кто будет строить в тайге небоскрёбы для зэков. Однако даже большой барак не может вместить людей больше, чем обычная пятиэтажка, поэтому многоэтажные дома и строят, а 40 миллионов – это 10 городов размером с тогдашнюю Москву. Неизбежно должны были остаться следы гигантских поселений. Где они? Нигде. Если же разбросать такое количество заключённых по огромному количеству маленьких лагерей, расположенных в труднодоступных малонаселённых районах то их невозможно будет снабжать. Кроме того, транспортные издержки с учётом бездорожья станут невообразимыми. Если их разместить близко к дорогам и крупным населённым пунктам, то всё население страны немедленно узнает об огромном количестве заключённых. В самом деле, вокруг городов должно быть большое количество очень специфических сооружений, которые не заметить или спутать с чем-либо другим невозможно.

Знаменитый Беломорканал строили 150 тысяч заключённых, Кировский гидроузел – 90000. Про то, что эти объекты строили зэки, знала вся страна. А эти цифры – ничто по сравнению с десятками миллионов. Десятки миллионов ‘заключённых-рабов’ должны были оставить после себя воистину циклопические постройки. Где эти сооружения и как они называются? Вопросы, на которые не будет ответов, можно продолжить.

Как снабжались такие огромные массы народа в отдалённых труднопроходимых районах? Если даже предположить, что кормили узников по нормам блокадного Ленинграда, то это означает, что для снабжения заключенных нужно минимум 5 миллионов килограммов хлеба в день – 5000 тонн. И это если предположить, что охрана ничего не ест, не пьет и вообще не нуждается в вооружении и обмундировании.

Наверное, все видели фотографии знаменитой ‘Дороги Жизни’ – нескончаемой линией один за другим идут полутора- и трёхтонные грузовики – практически единственное транспортное средство тех лет вне железных дорог (лошадей считать транспортным средством при таких перевозках не имеет смысла). Население блокадного Ленинграда составляло около 2 миллионов человек. Дорога через Ладожское Озеро – примерно 60 километров, но доставка грузов даже на такое небольшое расстояние стало серьёзнейшей проблемой. И дело здесь не в немецких бомбёжках – немцам не удалось прервать снабжение ни на день. Беда в том, что пропускная способность проселочной дороги (каковой по сути была Дорога Жизни) – мала. Как сторонники гипотезы ‘массовых репрессий’ представляют себе снабжение 10-20 городов размером с Ленинград, расположенных в сотнях и тысячах километрах от ближайших дорог?

Каким образом вывозились продукты труда такого количества заключённых, и какой вид транспорта, доступный в то время, для этого использовался? Можно не ждать ответов – их не будет.

Где же размещались задержанные? Задержанные редко содержатся вместе с отбывающими наказание, для этой цели существуют специальные следственные изоляторы. Содержать арестованных в обычных зданиях нельзя – нужны специальные условия, следовательно, должны были строиться в каждом городе в большом количестве следственные тюрьмы, рассчитанные на десятки тысяч арестантов каждая. Это должны были быть сооружения чудовищных размеров, ведь даже в знаменитой Бутырке содержалось максимум 7000 заключённых. Даже если предположить, что население СССР было поражено внезапной слепотой и не заметило строительства гигантских тюрем, то тюрьма – такая вещь, которую не спрячешь и незаметно не переделаешь под другие сооружения. Куда же они делись после Сталина? После пиночетовского переворота 30 тысяч арестованных пришлось разместить на стадионах. Кстати, сам факт этого был немедленно замечен всем миром. Что же сказать о миллионах?

На вопрос: ‘А где же братские могилы невинно убиенных в которых захоронены миллионы людей?’, вы не услышите вообще никакого вразумительного ответа. После перестроечной пропаганды закономерно было бы открытие секретных мест массового захоронения миллионов жертв, на этих местах должны были быть установлены обелиски и памятники, но ничего этого нет и в помине. Учтите, что захоронение в Бабьем Яре сейчас известно всему миру и об этом факте массового истребления фашистами советских людей сразу узнала вся Украина. По разным оценкам, там было уничтожено от семидесяти до двухсот тысяч человек. Понятно, что если скрыть факт расстрела и захоронение такого масштаба не удалось, что же говорить о числах в 50-100 раз больших?

Полагаю, что приведенных фактов и рассуждений более чем достаточно. Их никому не удалось опровергнуть. Даже если какой-то из приведённых выше фактов и можно было бы объяснить каким-либо образом, притянув данные ‘за уши’, их нельзя объяснить все в совокупности. Одновременное выполнение не то что всех, а даже части условий, о которых мы говорили, невозможно в принципе.

Числа столь колоссально масштаба были выбраны фальсификаторами не случайно. Они не только шокируют человека, вызывая сильные эмоции, но и отключают способность к критичности. Жертва манипуляции не в состоянии поверить, что можно ТАК врать. Этим широко пользовалась ещё фашистская пропаганда. Психологам хорошо известно, что для среднего человека, всё, что превышает примерно сто тысяч, относится к категории ‘очень много’. Поэтому если скажут, что погибло сто миллионов, то он вполне может в это поверить, потому что в повседневной жизни он не оперирует большими числами

Настоящие репрессии

‘Документальные доказательства массовых репрессий’ – примерно то же самое, что попытка полететь на авиалайнере по трамвайному билету. Следует уяснить, что оппоненты – не классические либералы, трактующие сомнения в пользу обвиняемого, это жестокие и бесчестные шарлатаны. Все неясности толкуются в пользу обвинения, а отсутствие документов считается доказательством вины. Это никакое не ‘расщепление сознания’, напротив, это очень чёткое и планомерно совершаемое мошенничество. Дело о так называемых массовых репрессиях шито гнилыми нитками столь яркого цвета, что не заметить их может разве что слепой. Шарлатанам приходится стараться изо всех сил, ‘доказывая’ несуществующие вещи. Если окажется, что массовых преступлений перед народом не было, то рассыплется как карточный домик вся схема доказательства ‘преступности режима’. Коммунисты автоматически окажутся не сравнимы с фашистами, индустриализация – невиданным в истории человечества трудовым подвигом, а диссиденты, перестройщики, демократы и нынешняя власть России не глашатаями истины и борцами с кровавыми убийцами, а предателями и преступниками. Все ‘доказательства многомиллионных репрессий’ являются грубым и наглым подлогом. И поэтому они рассеиваются как привидение или мираж, если на них пристально посмотреть. Всё построено на речи Хрущёва, доверять которому ещё более неосмотрительно, чем поверить Иуде, на фальшивках Солженицына и прочих мерзавцев.

На основании чего делаются ‘выводы’ о ‘зверском уничтожении миллионов’? Например на документах, что в армии проводилась ‘чистка’, после чего делается многозначительная пауза, плавно переходящая в минуту молчания по невинно убиенным. При этом имеется в виду, что все уволенные из армии были непременно расстреляны! Но когда указываешь ‘разоблачителю’ на то что он совершает подлог, выдавая документ об увольнении за документ о расстреле, то оказывается, что оппоненту вообще нечего сказать по существу. Начинается невнятное бормотание по поводу того, что документы были преднамеренно уничтожены, чтобы замести следы. На вопрос, почему же все другие документы сохранились, не следует вообще никакого вразумительного ответа. Часто приводится знаменитый ‘дом на набережной’ в котором почти в каждой квартире был кто-то расстрелян. Отсюда читателя, слушателя или зрителя подводят к утверждению о том, что в каждом доме страны в каждой квартире был кто-то расстрелян. Приводились семьи в которых погибли, например, 17 человек. Мы не знаем главного – кем были члены этих семей и при каких обстоятельствах они погибли. Существуют семьи, как в России, так и в странах Запада, где в тюрьме умудрились отсидеть практически все их члены старше 14 лет. Или семьи, где все сплошь хронические алкоголики. Но из этого совсем не следует, что весь народ рассматриваемой страны – сброд потомственных уголовников и алкоголиков.

Примерно такая же история со знаменитыми ‘расстрельными списками’, насчёт которых было столько шума, о них говорилось как о чём-то сверхъестественно жестоком, утверждая, что в те годы людей расстреливали по спискам, которые составлял Сталин. Это выдавалось за доказательство крайней преступности режима. Недавно эти документы были опубликованы. Я не поленился и прочитал их. Суть их в следующем.

В случае очевидности вины арестованного и тяжести совершённого преступления высшее руководство страны (совместное заседание Политбюро и ЦИК Совнаркома) принимало решение отдать его под трибунал, такие люди объединялись в группы (списки). Поэтому название списков: ‘Список лиц, подлежащих суду Военной Коллегии Верховного Суда СССР’. Нельзя забывать, что в то время все государственные деятели приравнивались к военнослужащим и даже секретари райкомов носили оружие. Страна фактически находилась на военном положении. Имел ли право высший исполнительный орган страны (Совнарком) отдать каких-либо государственных деятелей (или даже ‘гражданских лиц’) под трибунал? Имел. На то он и Высшая Власть. Имел ли право высший государственный орган назначить ответственного человека на эту процедуру (в данном случае И. Сталина)? Имел. Есть ли свидетельства, что назначенный человек злоупотребил властью, отдав приказ трибуналу расстрелять людей без суда? Нет, но он однажды оказал давление на суд. На одном списке людей, стоит резолюция ‘За расстрел всех 138 человек. Сталин’. Есть основания полагать, что это означает прямое давление на членов суда. Но это единственный случай, когда Сталин фактически оказал давление на суд. Сталин никогда не боялся брать на себя ответственность и оставлять документальные свидетельства этого, ему бояться было нечего. Без сомнения, были бы другие случаи, были бы и другие подписи. Вполне вероятно, что в тот раз Сталин нарушил закон. Я не пытаюсь доказать, что Иосиф Джугашвили был ангелом, не совершившим за всю жизнь ни одного плохого поступка. Я утверждаю, что он невиновен в уничтожении миллионов советских людей. Более того, самого факта этого уничтожения не существует. Кроме того, Сталин он невиновен в подавляющем большинстве преступлений, которые ему приписывают.

Кстати говоря ‘расстрельные списки’ вообще не имеют отношения к теме ‘массовых репрессий’ – сорок тысяч человек — это никак не десятки миллионов.

Почему списки появились понятно, почему туда включили опасных преступников понятно, но почему столько высокопоставленных работников партийных и государственных органов оказались преступниками? Почему ‘Сталинские списки’появились только в 30-х, а не 20-х, 30-х или 50-х? Почему этим занимался лично работавший сутками Сталин? У него что, не было чем заняться? Почему жизнь значительного числа представителей столичной интеллигенции оборвалась в конце 30-х? Понятно, что политики боролись за власть, но при чём здесь поэты и драматурги, журналисты и писатели, учёные и экономисты? Часть из них действительно совершила уголовные или антигосударственные преступления как Вавилов или Гумилёв. Сейчас их включают в списки ‘жертв репрессий’.

Удары по указанному слою в конце 30-х и являются самыми настоящими репрессиями без всяких кавычек. Большинство (около 70-80%) обвиняемых было расстреляно. Их было несколько десятков тысяч человек. Их уничтожали беспощадно и целенаправленно, и это нельзя назвать судебными ошибками. Обвиняемые не были уголовниками, иностранными шпионами или диверсантами. Это были не только интеллигенты, но и маршалы, генералы, наркомы, секретари, сотрудники аппарата управления. Но неужели величайший управленец Сталин, не понимал, что делает, круша аппарат? Конечно, понимал. Но их именно уничтожили, не посадили, пусть даже на длительный срок. Несколько (по моим подсчётам примерно 200 тысяч человек) были посажены в тюрьмы на срок от 10 лет и выше. Почему появляется страшное словосочетание ‘член семьи изменника Родины’? Почему людей сажали за ‘ведение разговоров’ и ‘близость к троцкистам и изменникам’ и об этом не стеснялись писать в уголовных делах? Почему высочайший профессионал – Вышинский не отдал под трибунал следователей или не передал их в руки психиатров за подобные формулировки, хотя очень жестоко пресекал беззаконие? Почему он отдал под трибунал других следователей?

На эти вопросы не найти вразумительных ответов, если сопоставить их с другими фактами, такими как строгое соблюдение законности, чёткость и рациональность действий государственной власти. Всё это невозможно понять и из версий о ‘диктаторских замашках’ или ‘маниакальной подозрительности’ Сталина, аскетичного человека, безразличного к роскоши, работавшего сутками, годами не знавшего, что такое отдых. Его никак нельзя сравнить с ‘классическими’ диктаторами вроде Хусейна.

Но всё встанет на свои места и очень многое из событий, произошедших полвека спустя, станет ясным, если понять то, что в конце 30-х годов в СССР усилиями Сталина и Берии была пресечена попытка Перестройки.

Репрессии: ложь опровергнута, что дальше?

В предыдущей статье было доказано, что ‘многомиллионные репрессии’, в которых Хрущёв обвинял лично Сталина, а много позже ‘архитекторы перестройки’ – Коммунистическую партию – ложь, не имеющая ни малейших доказательств. Ещё раз остановлюсь на том, что приведенные мной факты и рассуждения никто так и не смог опровергнуть.

Из сказанного выше автоматически вытекает и ответ на другой расхожий тезис: ‘Почти все лучшие люди России были уничтожены в период репрессий, погром генофонда довершила война 1941-45. Поэтому сейчас Россия обречена на смерть’. Теперь то ясно, что всё это – полная чушь и манипуляция нечистоплотных антироссийских идеологов, стремящихся внушить наше народу комплекс вины и лишить русский народ присутствия духа. Ниже и в других статьях мы увидим, что это были за ‘лучшие люди’, которым ‘не повезло’ в 30-е и для кого они являлись образцом для подражания.

Чтобы загнать последний гвоздь в крышку гроба мифа о ‘многомиллионных репрессиях’ следует отметить, что никакой необходимости в ‘десятках миллионах рабов’ у СССР для построения экономики не было. Эта ложь была придумана специально для дискредитации социалистической идеи и объяснения невероятных успехов СССР при проведении индустриализации и послевоенного восстановления экономики. Рабы нужны там, где есть необходимость экономии на заработной плате, но в СССР до конца тридцатых годов она была столь низкой (продолжала сказываться разруха Гражданской войны), что её хватало только для поддержания простого воспроизводства рабочей силы. А если рабочему, грубо говоря, хватает только на хлеб, то зачем держать раба, которого надо кормить фактически также, если нужно получить отдачу? А во что встанет содержание охраны и отвлечение большого количества рабочих рук для обеспечения конвоирования? В СССР был найден другой и очень эффективный выход – комсомольцы-энтузиасты и стахановское движение. Производительность труда комсомольцев-фанатиков была столь высока, а их требовательность к комфорту столь низка, что только законченный идиот стал бы арестовывать прекрасного работника и отправлять его в лагерь для усиленной работы. Кроме того, раб всеми силами стремится избежать наказания, поскольку работает только под его страхом и делает работу плохо. Его нельзя разместить ни в крупных городах (по идеологическим причинам), ни вблизи границ из-за угрозы нападения врага и последующего перехода обиженного на государство человека на сторону противника и так далее. В то же время, фанатичный комсомолец не только работает без охраны, стремясь сделать работу как можно лучше и эффективнее, но и в случае нападения врага будет защищать Родину и при необходимости пойдёт в партизаны. Он же без колебаний выдаст агента врага, если тот попытается установить с ним контакт. То есть преимущество комсомольского и стахановского движений перед рабским трудом настолько очевидны, что об этом не стоит более говорить. Стоит отметить, что принцип оплаты по труду в 30-е годы соблюдался строго и стахановцы зарабатывали огромные по тем временам деньги, которые нередко в три раза превышали зарплату наркома. При этом нередким было и то, что, энтузиасты добровольно отдавали значительную часть своего заработка школам, детским домам, библиотекам. Ну и зачем тут нужны лагеря?

После разгрома утверждений о ‘многомиллионных репрессиях’ нам нужна отправная точка для дальнейших рассуждений, чтобы мы смогли восстановить связанную картину мира. Так, согласно справке, предоставленной Генеральным прокурором СССР Руденко, число осужденных за контрреволюционные преступления за период с 1921 г. по

1 февраля 1954 г. Коллегией ОГПУ, ‘тройками’ НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами составляло 3 777 380 человек, в том числе к высшей мере наказания – 642 980. Земсков приводит несколько отличающиеся числа, но они принципиально не меняют картины: ‘Всего в лагерях, колониях и тюрьмах к 1940 г. находилось 1 850 258 заключенных: Расстрельных приговоров за всё время было около 667 тысяч.’ Как отправную точку он, видимо, взял справку Берии, представленную Сталину, поэтому число приведено с точностью до одного человека, а ‘около 667000′ – число, округлённое с непонятной точностью. По всей видимости, это просто округлённые данные Руденко, которые относятся ко всему периоду 21-54 гг, либо включают данные по преступникам, которые учтены как уголовные. Статистические оценки, которые я проводил, показали, что ближе к реальности числа Руденко, а данные Земскова завышены примерно на 30-40%, особенно в количестве расстрелянных, но повторюсь, сути дела это нисколько не меняет. Значительное расхождение в данных Земскова и Руденко (примерно в 200-300 тысяч) в количестве арестованных возможно происходит потому, что значительное количество дел подверглось пересмотру после назначения на пост наркома Лаврентия Берии. Было освобождено из мест заключения и временного содержания до 300 тысяч человек (точное число пока неизвестно). Просто Земсков их считает жертвами репрессий, а Руденко – нет. Более того Земсков считает ‘репрессированными’ всех, кто когда-либо арестовывался органами госбезопасности (включая, ЧК после Революции), пусть он даже и был освобождён вскоре после этого, о чём сам Земсков прямо заявляет. Таким образом, в жертвы попадают несколько десятков тысяч царских офицеров, которых поначалу большевики выпускали под ‘честное слово офицера’ не воевать против Советской Власти. Известно, что потом ‘благородные господа’ сразу же нарушали ‘офицерское слово’, о чём не стеснялись заявлять во всеуслышание.

Заметьте, что я употребляю слово ‘осужденных’, а не ‘репрессированных’, потому что слово ‘репрессированный’, подразумевает человека безвинно наказанного. Были ли осужденные в 30-е годы невиновными – это большой вопрос, на который мы постараемся дать ответ в следующих статьях.

Репрессии: Виновные и невиновные

Одна из причин, по которой антисоветские идеологи распространяют байки о десятках миллионах репрессированных, то, что 20, а тем более 40 миллионов человек не могут быть виновными. Отсюда сразу следует вывод о беззаконности и людоедской жестокости Советской власти. А если принять официальную статистику НКВД или даже Земскова, то сразу встает вопрос – ‘Да, это много и это очень плохо, но были ли они невиновны? Вполне может быть, что, к сожалению, в стране за 33 года действительно нашлось такое количество людей, нарушивших закон.’ А как обстоят дела в других странах, может быть там картина принципиально другая? Нет, нисколько. Например, в тюрьмах Америки находится более 2 миллиона 200 тысяч человек. Это сейчас, в мирное время. Это много? Немало. Но из этого никак не следует, что большинство из них невиновны. Население США составляет 260 миллионов человек, количество заключённых – 2 миллиона 200 тысяч. Население СССР в 1940 г. – свыше 190 миллионов, количество заключённых 1 миллион 850 тысяч, то есть, в таком количестве нет ничего экстраординарного. А вот это действительно удивляет, если учесть, что условия, в которых находилась страна в середине 30-х годов, нужно называть словами ‘военное положение’.

Обратимся к фактам. Крупный японский историк И. Хата установил, что на советско-китайской границе только за 1933-1934 произошло 152 боевых столкновения японских и советских войск, в 1935 г. – 136 и в 1936 г. – 2031. Нападающей стороной всегда были японцы. Если это не война то что? Дальневосточная граница была фактически линией фронта. Дважды (Хасан и Халхин-Гол) Япония устраивала серьёзные локальные войны с Советским Союзом, в которых приняли участие сотни тысяч солдат.

Любая война начинается с предварительной разведки. Японские спецслужбы проявляли крайне высокую активность и это понятно – война есть война, воистину было бы удивительно, если бы японской агентуры не было. В те годы подобно Чечне в наши годы на теле страны была незаживающая рана, только во много раз большего размера – басмачи Средней Азии, борьба с которыми велась до середины тридцатых. Лишь в 1933 году был образован Туркестанский ВО, а до этого он назывался ‘фронтом’, потому что вёл активные боевые действия против басмачей – прекрасно вооружённых и всячески поддерживаемых Англией боевиков, базировавшихся по большей части в Афганистане. Англия в ту пору была крупнейшей колониальной державой, войска которой стояли в Индии, а британские спецслужбы считали регион своей вотчиной. Активность английской агентуры в Средней Азии (да и не только в ней) была исключительно высокой. Термин ‘английский шпион’ – не просто расхожий штамп тех лет, а жестокая реальность. Найти агентуру среди ‘бывших’ не составляло труда – они ненавидели Советскую власть и легко шли на контакт даже с фашистскими спецслужбами. Интересно, что ещё надо было делать с этими людьми, кроме того, как отлавливать и предавать суду или трибуналу? СССР был главным и практически единственным врагом Финляндии, Польши, Венгрии, Румынии, Норвегии, Турции. Практически вся их разведывательная и диверсионная деятельность была сосредоточена на разрушение и захват территории Советской России. Например, в 1921 г. финско-советскую границу перешли прекрасно оснащенные и подготовленных отряды ‘карельских борцов за независимость’ и финских ‘добровольцев’, которые были на самом деле кадровыми сотрудниками спецподразделений финской армии и разведки. На ‘освобожденной территории’ финнами и их агентурой была уничтожена местная власть, вырезаны коммунисты, а также их семьи, началось истребление русского населения. Было лаже сформировано ‘временное правительство свободной Карелии’ в состав которой включались: весь Кольский полуостров, русское Беломорье, Петрозаводск, Олонецкий край. Фактически это было вторжение финских войск специального назначения, которые составляли ‘отдельную карельскую бригаду’. В борьбе с Советской Россией начали участвовать западные транснациональные корпорации (они предоставляли средства и снаряжение), которым была обещана своя доля в собственности побеждённой России и право эксплуатации её народа. Красной Армии и отрядам ЧК удалось разгромить захватчиков, но диверсии и убийства продолжались ещё несколько лет. Теперь осуждённые за свои преступления предатели, перешедшие на сторону финнов (до 10 тысяч человек) считаются ‘репрессированными’.

Это лишь один из эпизодов трагической и героической истории тех лет. А ведь были ещё и бои с многотысячными отрядами басмачей, отражение вторжений курдов на Кавказе, попытки английской и турецкой агентуры поднять восстание с целью отторжения Азербайджана, польские диверсанты, десятки тысяч японской агентуры (по японским данным) в среде белогвардейской диаспоры в Китае и многое другое.

Следующая линия защиты ‘теоретиков репрессий’ – ‘Пусть погибли не десятки миллионов, а сотни тысяч, но это всё равно преступление, ибо смерть даже одного человека есть убийство! А тут 600 тысяч!’ Нередко упоминается знаменитая ‘слезинка ребёнка’ из Достоевского. Однако реальный мир таков, что есть немало ситуаций, когда безболезненных решений просто не существует. Жестокость судьбы правителя в том, что ему более чем другим приходится выбирать не между хорошим и плохим, а между плохим и худшим. Увы, есть немало ситуаций, когда если ребёнок не прольёт слезинки, то кровавыми слезами будет плакать весь народ. Так например, непременно случилось бы, если бы не было своевременной индустриализации – аграрную Россию раскатали бы немецкие танки, а если бы не были разгромлены банды и шпионы 20-30гг, то даже фашистские танки бы не потребовались – России бы уже не было.

Когда анализируешь историю тех лет, удивляет не то, что осуждённых было много, а то, что в тех условиях их было так мало. Это примерно тоже самое, как если бы хирург, оперирующий в землянке под бомбами на передовой достиг тех же результатов в спасении больных как и современный госпиталь, в мирном городе, где всего вдосталь.

Таким образом, напрашивается вывод: значительное число тех, кто был расстрелян Советской Властью были самой настоящей нечистью – бандитами, фашистскими полицаями, басмачами, шпионами, предателями и так далее

Репрессии: на самом верху

В 20-50 годы одновременно происходило несколько сложных и частично взаимосвязанных общественных процессов. Без осознания этого невозможно понимание нашей истории 20 века.

Хрущёв, а вслед за ним ‘архитекторы Перестройки’ под именем ‘пострадавших при репрессиях’ хитро объединили несколько совершенно разных групп:

- Государственных преступников (власовцев, полицаев, других предателей, агентуру иностранных разведок, диверсантов и пр.)

- Уголовных преступников, которые были осуждены как контреволюционные преступники, согласно традициям того времени.

- Невинно пострадавших от ошибок правосудия (избежать их ни в каком обществе нельзя, это осуждалось в предыдущих статьях).

- Людей, пострадавших от противоправных (преступных) действий клановых (мафиозных) групп и отдельных лиц государственных органов (до 300 тысяч человек, большей частью реабилитированных в 30-е)

- Людей, пострадавших при борьбе кланов формирующейся партийной олигархии 34-39 гг (большей частью члены враждующих группировок)

- Лиц, оказывающих сопротивление государственной политике в индустриализации и коллективизации (до 200 тысяч человек).

- Лиц, пострадавших при централизованных государственных репрессиях в конце 39-40 гг. проводимых с целью пресечения захвата власти и собственности олигархическими кланами (‘перестройки’).

Объединены в одно не только разные группы осуждённых, но и разные периоды нашей истории. Например, период Красного Террора, который был ответом (почти через год!) на Белый Террор. Период борьбы с бандитизмом и послереволюционные беззакония бывших красных ‘полевых командиров’ и их последующее наказание в 20-е-начало 30-х. Яростную борьбу с иностранными спецслужбами и диверсантами в 30-е и образовавшейся коммунистической олигархией в тот же период, так же как и межклановую олигархическую борьбу.

После победы в Гражданской войне в бывшей Российской Империи образуется властной вакуум – нет государственных органов, способных эффективно вести борьбу с преступностью, сбор налогов, обучение, пропаганду, государственное управление, научную деятельность. Нет квалифицированных специалистов по учёту, управлению, промышленным отраслям, нет учителей, следователей, дорог, нет промышленности. Целенаправленными ударами разрушается бывшая основа государственной идеологии – церковь, население теряет идеологическую ориентацию. В стране на руках остаётся несколько миллионов стволов огнестрельного оружия и миллионы обедневших людей, узнавших, что такое кровь и смерть. 4 миллиона детей, потерявших родителей, немалое количество которых вырастут самыми настоящими ‘отморозками’, жестокими и безжалостными. Именно они дадут основной вклад в молодёжную преступность начала 30-х, выросшую тогда в несколько раз. Власть в этот период оказывается не в руках централизованного правительства, а малозависимых от центра бывших красных ‘полевых командиров’ и массой шедших во власть проходимцев.

Прикованные к месту ‘чертой осёдлости’ евреи получают свободу передвижения. Происходит сильная миграция еврейского населения России в крупные города, в особенности в столицу. Так 1912 году в Москве проживали 6,4 тысячи евреев, в 1933 году,-241,7 тысячи. Население Москвы выросло за эти годы с 1 млн 618 тыс. до 3 млн 663 тыс. Клановая структура еврейской диаспоры и взаимоподдержка позволяют им в обстановке вакуума власти захватить ключевые посты в государственных органах. Москвичи неприязненно встретили непрошенных пришельцев, ведущих себя нагло и демонстративно презиравших русскую культуру и русский народ, но о ни о каких погромах не было и речи. Но сила в тот момент оказались у непрошенных ‘гостей’. Произнести слово ‘жид’ было более чем достаточно для того, чтобы оказаться в подвалах ‘органов’. Малообразованные, ограниченные и самодовольные выходцы из ‘местечек’ Украины и сёл юга России глумились и куражились над русской культурой, заняв руководящие посты в наркомпросе и печати, они оплёвывали и оскверняли русскую историю, русское государство, выжигали русское самосознание. Они были опъянены неожиданно попавшей в их руки огромной властью, которую раньше не могли даже представить. Это был период взрывов церквей, ‘союза воинствующих безбожников’ Ем. Ярославского, презрения ко всему русскому. В школах и вузах не существовало даже понятия предмета русской истории. Народу внушалось, что у него не существует национальности. Далеко не все евреи вели себя подобным образом и немалое число из них сыграли впоследствии значительную роль в науке, политике и культуре. Они сыграли важную роль в подавлении бандитизма и преступность 20 -30 гг. и восстановлении государственных функций. В войне с фашистами советские евреи проявили исключительный героизм и стойкость. Следует учесть, что удары по церкви наносили и другие народы. Ударам подвергались и другие религии, ‘реакционным и вражеским элементом’ были все конфессии. Следует сказать, что церковные деятели далеко не всегда были ‘безвинными жертвами’ и часто они занимали сторону врагов Советской Власти, что сейчас игнорируется по конъюнктурным соображениям.

Всё это не измышления антисемитов, а реальные факты. Историк М. Агурский, еврей по национальности, прямо заявляет ‘о непомерном обилии’ евреев в органах власти в те годы. Множество евреев заняло ключевые посты в органах государственного управлени, в первую очередь в НКВД (ОГПУ). Из 20 человек высшего руководства НКВД 11, включая самого народного комиссара – евреи, 4 – русские, 2 -латыши, 1 поляк, 1 немец, 1 грузин. 30-е годы пережил только один Гоглидзе, расстрелянный по ‘делу Берии’ в 54 г. До середины 20-х годов на этих постах евреев не было, главную роль в спецслужбах играли поляки и прибалтийцы. Только в 1924 году Ягода становится 2-м заместителем председателя ОПТУ, что позволяет ему влиять на кадровую политику. В результате к середине 1930-х годов и глава НКВД, его 1 -и зам Агранов (Сорензон) и 7 из 10 начальников отделов – евреи. Ежов, кстати, был первым русским на посту главы НКВД.

Считать, что Сталин был полновластным хозяином в Советской России, и ничто не могло случиться без его на то воли чуть ли не с 20 года – очень серьёзная ошибка, не имеющая ничего общего с реальностью. Сталин был главой партии и не обладал никакой формальной властью. Ему прямо не подчинялись ни спецслужбы, ни армия, ни суды. Именно поэтому его очень долгое время не принимали всерьёз.

Настоящим ‘хозяином’ были стремительно формирующиеся кланы коммунистической олигархии в большинстве своём состоящие из ‘местечковых’ евреев. Самым значительной фигурой был Троцкий и формирующийся вокруг него клан. Другим сильным кланом был клан Свердлова, к которому принадлежал небезызвестный глава НКВД 34-36 гг Генрих (Ханох-Енох) Ягода. Его родственник Авербах был главой ‘пролетарских писателей’. Высокие посты занимал брат Свердлова Вениамин.

Новая олигархия быстро замыкалась в касту, куда доступ чужим был закрыт уже в 20-х годах. Из-за нехватки ‘своих клановых женщин’ нормой становится ‘переход жён’ от одного государственного деятеля определённого уровня к другому.

Кланов и ‘семей’ было много, а власть одна, поэтому началась грызня, более напоминающая поведение пауков в банке. Было бы ошибкой полагать, что ‘евреи истребляли русский народ’, в первую очередь правящие группировки уничтожали друг друга. Один из самых знаменитых процессов – ‘троцкистко-зиновьевский блок’. Среди подсудимых 11 евреев, в том числе сами Зиновьев (Радомысльский) и Каменев (Розенфельд), 1 армянин, 1 поляк, 3 русских. Состав ‘команды’ НКВД, подготовившей процесс – 9 евреев и один русский. Все они вскоре также были расстреляны и их места заняли Леплевский, Бельский, Дагин, Литвин, Шапиро и т.д. Нет никаких оснований утверждать, что совершалась ‘национальная революция’ и русский народ ‘освобождался руками Сталина от еврейского гнёта’. Просто правящие кланы взаимно резали друг друга, и в них в целом было много евреев, заместителями которых нередко были русские. Противники хотят застраховать себя от последующей мести и широко применяют применяется формулировка ‘член семьи изменника Родины’, которая имела, кстати и другие функции. Борьба ведется крайне напряжённо и яростно. Результатом было то, что 1922 году в Политбюро было три (из пяти членов) еврея, а к концу 1930-х в составе Политбюро был только один еврей – Каганович из десяти его членов. Сталин не имели к происходящему особого отношения до 36 года и впоследствии проявлял себя не очень активно, часто останавливая или наказывая зарвавшихся олигархов и чекистов. Так сохранились письма Хрущёва, в которых он возмущенно пишет, почему Москва в массовом количестве аннулирует приговоры и выпускает арестованных на Украине.

К большому сожалению, ‘попадали под раздачу’ и совершенно далёкие от всей этой вакханалии люди.

‘Жертв Сталинских репрессий’ из числа партийных и государственных работников приговаривали к смерти не органы НКВД, а свои товарищи. Органы НКВД вообще никого не приговаривали к смерти, они вели следствие и охраняли границу, только впоследствии им были приданы ‘особые’ контролирующие функции, которые они осуществляли с крайне высокой эффективностью, но это не имеет никакого отношения к приговорам. Приговоры выносили суды или военные коллегии (трибуналы или ‘тройки’), никаких беззаконных внесудебных расправ в те годы не было, это подтверждается мнением юристов, что вынужден был признать даже Генеральный Прокурор ельцинской России. Я подчёркиваю ещё раз – без санкции друзей и товарищей обвиняемых ‘органы’ были бессильны и все разговоры о том, что генерала или маршала в застенки могли бросить по распоряжению Сталина или Берии – наглая и бесстыдная ложь, которая была создана и распространена целенаправленно. Подавляющее большинство ‘жертв репрессий’ пострадали за 2-3 года до назначения Берии на должность наркома. Перед тем как человек ‘исчезал’ обязательно требовалось решение партийных органов и всегда – исключение из партии, которое проводилось не в ‘подвалах НКВД’, а в партийной организации. Все осуждённые были предварительно исключены из рядов ВКП(б). Исключение из партии было снятием неприкосновенности. Так что утверждение о том ‘органы’ вели террор в отношении партийных работников не имеет ничего общего с действительностью, это очередная фальшивка, созданная Хрущёвым. В 39 г. Берия добился того, чтобы спецслужбы могли вести слежку за партийными иерархами и агентурную разработку. Но по-прежнему партия стояла над органами НКВД и без санкции секретариата ЦК или Политбюро (а как правило и без исключения из партии) арест был невозможен в принципе. Именно это вызывало такую ненависть и злобу партийных иерархов – они очень хотели полной бесконтрольности.

Пленум ЦК 37 года. Неистовствуют, требуя уничтожения врагов, Бауман, Гамарник, Егоров, Каминский, Косиор, Постышев, Рудзутак, Рухимович, Чубарь, Эйхе, Якир и др. ‘Разоблачают’ Бухарина, который только вчера осыпал проклятиями всех своих уже ‘разоблаченных’ к тому времени товарищей.

Чуть позже на заседании особой комиссии по решению судьбы ‘преступной группы Бухарина’ на голосование были поставлены два предложения: ‘судить с применением высшей меры наказания’ (Ежов) и ‘судить без применения расстрела’ (Постышев). Против расстрела были Литвинов, Петровский, Шкирятов (кстати, умершие своей смертью). Интересно, что все проголосовавшие за расстрел сами были расстреляны после. Иона Якир в категорической форме требует немедленной смерти подследственных. Проходит внесённое чуть позже на заседание Сталин вносит предложение – доследовать дело Бухарина, а потом уже решить вопрос о суде, за это и проголосовало большинство (и суд и расстрел были через год). Якир опять категорически настаивает на немедленном расстреле. Вот такие они были ‘жертвы’, реабилитированные и превозносимые впоследствии.

Вопреки распространённому мнению, которое целенаправленно насаждалось во времена ‘Хрущёвской оттепели’ и ‘Перестройки’ Сталин не принимал заметного участия во властных разборках до убийства Кирова. Он проявит себя заметно позже и нанесёт сокрушительный удар по партийной и государственной олигархии. А пока кланы грызутся за власть, Сталин занимается индустриализацией и укреплением обороны страны, этим он всем удобен и к нему нередко обращаются как к арбитру. Маршалам заниматься армией и обороной некогда – они изобличают врагов и всё свое время тратят на интриги.

Нередко приходится слышать мнение, что Сталин якобы уничтожил ‘ленинскую гвардию’ – большевиков с дореволюционным стажем, которые якобы были не согласны с отступлением генсека от принципов партийной демократии и марксизма-ленинизма. Это сплетня, запущенная в оборот

Н. Хрущёвым на ХХ съезде имеет столь же мало общего с реальностью, как и утверждение этого же персонажа о руководстве войсками по глобусу. Вся партия большевиков ‘старой закалки’ перед революцией составляла 17000 человек, из которых к середине 30-х (через 20 лет) в живых осталось менее половины. Остальных унесла Гражданская, эпидемии и нечеловеческие стрессы. Уже с начала 20-х годов большевики с дореволюционным стажем не играют заметной роли в партии и государственном аппарате, с годами их роль ещё более уменьшается. Примеры Зиновьева, Каменева и Бухарина не могут изменить ситуацию из-за своей малой численности. Можно добавить, что никто не трогал таких ‘ленинских кадров’ как Калинин и Ворошилов.

Насколько НКВД ‘подчинялось’ Сталину и ‘все его боялись до судорог’ говорит история с охранником Кирова Борисовым (дело было в 1934 г). Когда Сталин не поверил версии следствия об убийстве и потребовал подследственного к себе для личного допроса, то машина с ним и конвоировавшими его сотрудниками НКВД ‘попадает в катастрофу’ и подследственный гибнет. Вряд ли в такую историю со случайной катастрофой поверил бы даже очень наивный человек. Хрущёв запустил в оборот сплетню, что Борисова убили по приказу Сталина. Это уже совсем смешно – зачем Сталину боятся показаний человека, которые делаются ему же, зачем вообще требовать его доставки к себе и убивать таким странным и вопиющим образом?

Известный ‘обличитель сталинизма’, ‘жертва репрессий’ и постоянный персонаж на телевидении времен Перестройки Лев Разгон ‘обличал’ ‘фашистское НКВД’, ‘ужасы лагерей’ и требовал покаяния. Но он никогда не упомянул о том, что он сам в 1937 году был штатным сотрудником НКВД, а его высокопоставленный брат Израиль (крупный армейский политработник) предал своего лучшего друга.

Часто задаётся вопрос, почему в числе ‘жертв репрессий’ так много деятелей культуры. Очень просто – идеологическое и силовой направление обычно идут вместе и контролируются одними и теми же людьми. Это всего лишь разные грани одного и того же правящего клана (кланов). В те годы ‘своих’ людей на всех постах остро не хватало, коммунистическая олигархия была ещё совсем юной, вот и приходилось ‘надёжным людям’ закрывать все дыры. Переход из идеологической среды в органы НКВД и обратно был обыденностью тех лет, кроме упомянутого Разгона среди деятелей литературы (идеологов) того времени было немало людей, имевших опыт работы в ‘органах’ – Бабель, Брик, Веселый (Кочкуров), Волин (Фрадкин), Жига, Лелевич (Калмансон) и т.д. Что же касается национального состава ведущих, наиболее влиятельных писателей Москвы, то здесь всё ясно. Национальный состав московских делегатов съезда писателей таков: русские – 92, евреи – 72, прочих -12. Реальными ‘идеологами’ того времени и по совместительству представителями крупных олигархических кланов были Альтман, Кольцов (Фридлянд), Лежнев (Альтшулер), Радек (Собельсон). Это были ‘тогдашние’ Познеры, Сванидзе, Киселёвы, Коротичи.

Любой клан в первую очередь пытается монополизировать своё положение, а для этого сделать свою власть бесконтрольной и не допустить конкуренции, поставив всех возможных оппонентов в заведомо проигрышное положение. Полностью добиться этого в СССР при общественной собственности было нельзя в принципе – за управление этой собственностью надо отвечать. Плохого управленца запросто могут заменить, пока должность есть, это ещё ничего, а если должность потерять? А как передать детям ‘нажитое непосильным трудом’? Главный инструмент бесконтрольной власти – крупная частная собственность, никто не может указать ‘хозяевам жизни’, что им делать. Значит, для олигархии важнейшей задачей становится ликвидировать общественные отношения в СССР и общественную собственность сделать своей, священной и неприкосновенной. Но сделать это непросто, если государство не разрушить, не ослабить армию и спецслужбы, то есть серьёзный риск, что операция провалится. Если же государственную машину разрушить или парализовать, то есть разрушить государство, то алчные соседи разорвут страну на части и самим может не достаться ничего, кроме виселицы. Значит, нужны внешние гарантии от очень серьёзных людей, что предателей не ‘кинут’. Значит, с ними нужен контакт. Кроме того, у любого процесса такого масштаба должны быть ‘движущие силы’, то есть достаточно большие и активные группы людей, которые крайне заинтересованы в переменах и для этого готовы пойти на риск. Такова логика событий. Так развивались события в Перестройку, так же шли процессы 30-х. Идеологом и организатором была партийная олигархия, главной движущей силой – аппаратная бюрократия при полной поддержке своего главного резерва – столичной интеллигенции. Да, мало кто обращает внимание на эту очень важную составляющую столичной интеллигенции – она основной поставщик аппаратных кадров для российской (советской) государственной машины, её главный резерв.

Тогда Сталин сумел перехитрить партийную олигархию. Он не мешал им уничтожать друг друга и умело стравливал, выступая то на одной, то на другой стороне. Он уничтожил большинство врагов их же руками, пока не пришёл его час и его год – 1939, когда репрессии практически не требовались, государственная машина заработала как часы не в своих интересах, а в интересах государства и народа. До этого ‘движущим силам’ пришлось пережить нелёгкие времена. Слой, по которому пришёлся удар, был очень узким, но он пережил сокрушительный удар и полное крушение планов. Этого до сих пор не может простить Сталину государственная олигархия, даже мёртвый он вызывает ужас и лютую иррациональную ненависть у врагов.

Как и кто осуществлял контакты с зарубежным врагом, что они хотели и что такое сетевые структуры – об этом в последней статье цикла

Репрессии: Сетевые структуры

Было бы ошибкой полагать, что в 30 – ые годы действовала некая единая централизованная антигосударственная организация, например, ‘Промпартия’, протянувшая всюду свои щупальца. Лично я считаю, что следствие придумало это название для ‘пиара’, хотя сама организация была более чем настоящей. Главным внутренним врагом СССР были сетевые организации, состоящие из управленцев-бюрократов и их главного резерва – части столичной интеллигенции. Сетевыми организациями движет более общий интерес и цель, чем внутриорганизационная дисциплина.

Пример сетевой организации – мафия. Невозможно понять где ‘активный член’, где просто сочувствующий, а где просто друг сочувствующего. Даже приказы на уничтожение людей порой отдаются в косвенной форме, вроде: ‘Это плохой человек, не понимаю, как его земля носит.’ Никакого официального членства, подписанных бумаг и партийных билетов. Всё это излишне. Поэтому-то и выясняли следователи ‘с кем ещё вели разговоры’ и эти записи принимали суды и трибуналы (особые совещания). Участники сетевых систем принадлежат к одному общественному слою, обладают общими интересами и опытом, понимая друг друга буквально с полунамёка. А как ещё эффективно бороться с организациями, которые даже общаются на своем языке? Представьте только, что, например, Блюхер разговаривает с упоминавшимся ранее Богдановым? Или разговаривают два московских бюрократа из аппарата ЦК:

‘Старик устал, ему тяжело работать, да и хозяйство устроено неправильно. Было бы хорошо, что компетентные люди со стороны взяли на себя управление и реорганизацию хозяйства, нам бы тоже место нашлось’.

На обычном, классическом суде обвинение будет поднято на смех. Подсудимые, глядя в глаза, скажут, что имели в виду престарелого двоюродного дядю, которому тяжело управлять лесопилкой в колхозе. Только теперь, пережив страшную Перестройку, становится понятным, что же происходило тогда, в 30-е и становится очень горько от того, что мы забыли настоящих героев. Тех, кто смогли встать на пути у таких подонков, которые даже не были ведомы в писаной истории. Приходилось резать буквально ‘по живому’ поэтому и невиновные люди пострадали. Но, увы, это было неизбежно. Есть ли пока на настоящий момент другой выход избежать этих жертв? Да – лечь и умереть или устроить перестройку и понести жертвы неизмеримо большие.

Тогда, в 39-м году Сталин наносит сокрушительный удар по партийной мафии, от которого она не смогла оправится несколько десятков лет.

Никогда не стоит забывать, что реальной властью в стране обладал Центральный Комитет и его аппарат, выродившийся к 30-м годам в замкнутую касту. Советское Государство считалось государством ‘диктатуры пролетариата’, согласно марксистским канонам. Только вот представителей ‘гегемона’ или хотя бы трудового крестьянства не было вовсе. Там находились остатки ‘профессиональных революционеров’, выходцы из ‘местечек’, интеллигенты, все кто угодно, но властью представителей народа там и не пахло. Над этой ‘диктатурой пролетариата’ потешался весь мир. Именно с этого писал свой роман-карикатуру Оруэлл.

Но в 39 г ситуация кардинально меняется – ЦК и его аппарат расширяются, взамен ‘выбывших’ в событиях 30-х комолигархов целенаправленно вводятся люди ‘из простого народа’. Это вызывает лютую злобу у оставшейся ‘белой кости’, они пытаются противостоять ‘нашествию деревенских хамов’ и ‘молотобойцев’, но наркомом становится не кто-нибудь, а сам Лаврентий Берия. Он сумел ‘убедить’ остатки олигархических кланов смириться со своей судьбой и поделиться властью с выходцами из народа. Как это было сделано? Удары, естественно, были, но намного большую роль играл контроль.

После Войны, когда Берия занялся передовыми направлениями науки и созданием ядерного щита, а здоровье Сталина уже пошатнулось (сказались годы и нечеловечески тяжкая работа), жёсткость контроля ослабла. Это и позволило коммунистической олигархии вновь сформироваться, организоваться и окрепнуть. Результат этого известен – более чем странная смерть Сталина, а потом и самого Берии. Есть крайне серьёзные основания полагать, что это было именно убийство с целью захвата государственной власти.

Но всё это случилось потом, а тогда, в 39 г. из 138 членов и кандидатов в члены ЦК примерно две трети были из настоящих рабочих и крестьян. А НКВД был настоящей опорой государства. Это обеспечило Советскому народу несколько десятков лет устойчивого развития и невиданные в истории Человечества победы.

Павел Краснов

stalinism

Опубликовал: admin | Дата: Июн 6 2015 | Метки: История |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress Themes

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,589 | Комментариев: 14,709

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
WordPress主题
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire