Выборы в России в интерьере предстоящих перемен

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 0

К некоторым не вполне очевидным итогам региональных выборов

В России прошли региональные выборы, последние перед предстоящим 18 сентября 2016 года избранием Государственной думы и потому прозванные многими аналитиками и экспертами, а также самими их участниками, «генеральной репетицией».

Репетиция оказалась не без подтекста. С одной стороны, «Единая Россия» везде выиграла. Из 21 избиравшегося губернатора 20 победителей представляли «партию власти», до выборов исполняя обязанности глав регионов. А 21-й — губернатор Смоленской области Алексей Островский, представляющий ЛДПР, — шел на выборы при поддержке «ЕР», которая в этом регионе своего кандидата не выдвигала. В обоих субъектах, где главу избирают депутаты: Республике Северная Осетия и Ханты-Мансийском автономном округе — без вариантов прошли кандидаты единороссов. Во всех 11 регионах, где избирались региональные депутаты, «ЕР» также заняла первое место.

Эта информация будет неполной, если не упомянуть, что в целом ряде регионов губернаторы избирались досрочно. Перенос выборов с 2016 на 2015 год объяснялся стремлением Кремля максимально «разгрузить» следующий единый день голосования, особенно с учетом его совмещения с выборами в Государственную думу, а также избрания в этот же день сразу 38 региональных парламентов. Понятно и логично: чрезмерный напряг никому не нужен. Ведь, в конце концов, как учил Уинстон Черчилль, «выборы — и в странах с самой развитой демократией — считаются несчастьем, препятствующим социальному, нравственному и экономическому развитию». (Цит. по: Саркисянц М. Английские корни немецкого фашизма. СПб., 2003. С. 21).

С другой стороны, сказать, что «партия власти» выиграла эти выборы «в одну калитку» и оказалась «вне конкуренции», было бы неверно. В итогах масштабного голосования, в котором, помимо губернаторов и региональных парламентов, избирались еще и депутаты 23 областных и республиканских столиц, а также сонм муниципальных глав и депутатов, содержится немало интригующих тенденций. И весьма скоро, уже через год, они могут заявить о себе на парламентских выборах.

Главная из этих тенденций — утрата «Единой Россией» своей прежней безраздельной монополии. И не случайно председатель комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Дмитрий Азаров говорил не об одной, а о четырех ведущих партиях. Тех, что «работают на земле», «топчут дворы сограждан», помогая им в решении жизненно важных вопросов, и «выдвигают кандидатов на муниципальном уровне». Понятно, что речь идет о «ЕР», КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России». Небольшую интригующую даже не поправку, а скорее намек на перспективы возможного изменения этого списка в будущем внес разве что глава ЦИК Владимир Чуров, предложив журналистам обратить внимание на еще одну партию — «Патриоты России».

Формально — чисто формально — «Единая Россия» не ослабела, скорее конкуренты подтянулись. Чтобы не быть голословными, обратимся к сухим цифрам. Но прежде напомним, что когда на выборах мэра Москвы два года назад оппозиционный кандидат Алексей Навальный набрал около 30%, для многих это казалось шоком и чуть ли не предвестником либерального переворота-реванша, ибо до этого таких цифр оппозиция не только не видела, но и не нюхала. Сейчас же все иначе, и пройди московские выборы в прошедшее воскресенье, и у самого Навального трубы, несомненно, оказались бы пониже, а дым из них (результат) пожиже. Да и 30% «запределом» никому бы уже не показались.

Итак, начнем с губернаторских выборов. В 15 из 21 региона, где они проходили, ведущие кандидаты (14 единороссов и один поддержанный ими представитель ЛДПР) встретили со стороны оппонентов сопротивление, не встретив никакого сопротивления только в шести. Сразу оговоримся, что достойным автор считает результат, превышающий 10%, потому что говорить о «сопротивлении» кандидатов, набирающих 1,5 или даже 5−7%, означало бы делать им не вполне заслуженный комплимент. И поскольку эти проигравшиеся в пух и в прах соискатели региональной власти представляли те же партии, что и их более удачливые однопартийцы в других регионах, то следует признать, что Россия остается Россией и фактор партийности как находился, так и находится у нас на далекой обочине. Главное — конкретный человек, а не знамя, под которым он идет (тем более что «знамена» сегодня «на одно лицо»). Поэтому постоянные апелляции некоторых записных поборников «развития демократии в образе партийной системы», давно набившие оскомину, выглядят, как это поприличней выразиться, стремлением «натянуть политическую систему» на свой собственный, скорее корпоративный, чем партийный (если не сказать, шкурный), интерес. Проведение предстоящих думских выборов по смешанной пропорционально-мажоритарной системе, а не только по партийным спискам, как раньше, на взгляд автора, — движение в правильном направлении. И, возможно, следовало бы подумать о дальнейшем продолжении этого процесса с итоговым возвращением к практике избрания депутатов не «с небес», а сугубо «от земли», из одномандатных округов. (Во избежание обвинений в «субъективизме» и «волюнтаризме», сообщу, что еще в 1994 г., защитил кандидатскую диссертацию по развитию партийной системы, лично побывав в этих целях примерно на 150 съездах самых различных партий и движений всех идеологических ниш и оттенков партийно-политического спектра).

Но вернемся к «ЕР» и ее оппонентам. Итак, в 15 из 21 региона, где главы субъектов Федерации избирались прямым голосованием, у оппозиции нашлись те, кто смог бросить вызов не просто единороссам, а действующим лидерам, ведущим избирательную кампанию с помощью повседневной деятельности, разумеется, с максимальным привлечением внимания к ней со стороны региональных СМИ. Это само по себе уже весьма примечательно.

В Иркутской области 27 сентября состоится второй тур. Результаты его непредсказуемы, особенно если учесть череду скандалов, «венцом» которой стало возбуждение Следственным комитетом России (СКР) сразу трех уголовных дел по вопросам, связанным с деятельностью областного правительства. «На грани» второго тура ситуация оказалась в Амурской области и в Республике Марий Эл. В обоих регионах победители — Александр Козлов и Леонид Маркелов — в первом туре получали «проблемные» 50% «с хвостиком» менее одного процента.

Из этих 15 субъектов Федерации, где оппозиция оказала достойное сопротивление, в 11 случаях это были представители КПРФ. От 36,61% Сергея Левочкина в Иркутской области, 32,33% Сергея Мамаева в Марий Эл и 29,96% восстановленного судом в статусе кандидата Олега Денисенко в Омской области до 10−12%, полученных кандидатами этой партии в Смоленской, Ростовской, Калужской, Калининградской областях и в Камчатском крае. Еще в двух субъектах — Чувашской Республике и Амурской области — кандидаты от КПРФ с результатом выше 10% занимали третьи места, уступая вторую позицию представителям «Справедливой России» и ЛДПР (соответственно).

Оставшиеся четыре «вторых места» с пристойным результатом получили представители ЛДПР — Иван Абрамов (28,3%) в Амурской области и Ольга Осицына (19,22%) в Архангельской, а также справоросс Олег Николаев (14,73%) в Чувашии. В Брянской области таковым стал Михаил Ивако (9,61%) — единственный представитель внесистемной оппозиции — партии «Патриоты России».

И еще: как мы видим, в двух регионах — в Чувашии и в Амурской области — вызов действующей власти бросили не по одному, а сразу по двое конкурентов, и сложение их результатов дает в первом случае 27,5%, а во втором — 43,17%, вполне себе «убойных». Конечно, без «подводных камней», как и в Иркутске, здесь тоже не обошлось. Победитель чувашских выборов Михаил Игнатьев, по сообщениям СМИ, находится в перманентном вялотекущем конфликте с влиятельным федеральным экс-чиновником, бывшим главой региона Николаем Федоровым, сохраняющим, без сомнения, влияние на определенную часть региональной элиты. А в Приамурье Александр Козлов возглавил областную администрацию с должности мэра областного центра — Благовещенска. И надо еще разбираться, подождав окончательных итогов выборов, кто ему «передал привет», обеспечив столь низкий процент, — область или все-таки город, выразив тем самым отношение к результатам работы во главе его исполнительной власти?

Для чего складывать результаты? Вот пример той же Иркутской области, с прицелом на упомянутый второй тур. Прибавим к результату Сергея Левочкина (КПРФ) в 36,61% поддержку, полученную кандидатами справороссов (6,64%) и ЛДПР (4,15%) и получим 47,4% — очень даже конкурентные, если их тактически объединить. В этом случае, в отличие, скажем, от Смоленской области, где «ЕР», повторим, поддержала действующего губернатора от другой партии, или Забайкальского края, где ситуация точно такая же, только выборов в этом году не проводилось, единороссы вполне могут оказаться в оппозиции. Именно в оппозиции, создав прецедент перехода власти. Это сегодня — вопрос предвыборной тактики системных оппозиционных партий, и кто там из либералов сетовал, что «у нас ничего не возможно»? Не получается у «витающих в облаках» коррупционеров — они же записные «борцы с коррупцией»? Это не значит, что ни у кого не получается. Очень даже получается — как именно, увидим дальше на более наглядных примерах!

«Какие практические выводы из всего этого, если губернаторы от «Единой России» избраны, а подсчетами на перспективу заниматься не хочется?» — спросит читатель. Очень простые: достойно уступившие кандидаты автоматически становятся ключевыми претендентами на успех через год в одномандатных округах в своих регионах на выборах в Государственную думу. И в силу известности и узнаваемости, и потому, что против них — доказано губернаторскими выборами — не сработает пресловутый «административный ресурс», даже если его попытаются «включить». Чиновники — народ метеорологически «подкованный», ушлый и чувствительный к направлению и скорости ветра. Они твердо знают, что после 18 сентября 2016 года наступит 19 сентября, и в этой новой ситуации как-то нужно будет выживать. Себе во вред никто действовать не станет.

А ведь именно пресловутая «одномандатка», когда она еще существовала (до 2007 г. включительно), всегда была едва ли не «вотчиной» «партии власти», и по-другому она до сего дня никогда и никак не воспринималась. Теперь же воспринимается — другая ситуация складываться начинает, и многие это уже почувствовали и с бравурными реляциями не спешат. Оценивают полученные результаты скромнее, чем раньше. Другие же, подводя итог прошедшей кампании, формулируют тезис, который, как и многое другое в политике, — всего лишь хорошо забытое старое. КПРФ, помнится, в декабре 2000 года, несмотря на отчаянные дебаты, отказалась поддержать президента Владимира Путина против либерального правительства Михаила Касьянова. Партия ушла тогда в «глухую» оппозицию всем и вся, не став делать выбор между первыми двумя лицами государства, несмотря на то, что его необходимость к тому времени была очевидна уже всем. Но свято место пусто не бывает. Сегодня это ноу-хау — уже к нынешнему главе правительства Дмитрию Медведеву — успешно применила «Справедливая Россия». И тем самым не только получила результат, но и развеяла бродившие «по верхам» неясные сомнения в ее способности подтвердить реноме думской, то есть системной партии. Кто-то теряет, а кто-то находит!

Итак, конкуренция «Единой России» со стороны оппозиции сильно возросла — и «борьба за честные выборы» здесь только одна из сторон вопроса; главное же — наблюдается усталость от «ЕР» на фоне кризисных явлений в экономике и социальных проблем и, как следствие, тяга к «новым лицам». Не нужно быть провидцем, чтобы видеть, что за год усталость еще сильнее возрастет, а экономика и социальная ситуация не улучшатся; для этого достаточно следить за среднесрочными прогнозами МЭР, а также за соответствующими заявлениями руководства Центробанка. И еще надо понимать, что слабость системной оппозиции до сих пор как раз и заключалась в неспособности выдвинуть из своей среды личностей, особенно в партиях «вождистского» типа. А теперь такие личности — появились, и ясно, что это — тенденция, которая с высокой степенью вероятности обречена нарастать.

Теперь еще более интересное — итоги выборов в законодательные собрания или ЗАКСы (парламенты) субъектов Федерации, коих 13 сентября прошло, как уже упоминалось, одиннадцать.

«Единая Россия» — да, везде победила, причем с превышением 50%-ного результата, набрав от 46,9% в Новосибирской области до 77,4% в Ямало-Ненецком автономном округе. Здесь мы специально не считаем итоговые мандаты, список которых в регионах уже обнародован, — нас интересуют именно «партийно-пропорциональные» проценты. Ибо если говорить о «прицеле» на думские выборы 2016 года, то «играют» как раз они, эти проценты.

Средний результат «ЕР» по этим 11 регионам — около 60%. И оснований считать эти регионы какими-то эксклюзивными, выбивающимися из трендов, характерных для всей страны, нет никаких. На взгляд автора этих строк, он вполне себе репрезентативен, чтобы делать соответствующие выводы, экстраполируя их на год вперед и имея в виду, повторим это еще раз, дальнейшее развитие уже обозначенной тенденции нарастания оппозиционного влияния.

Так вот, с учетом смешанности федеральной выборной системы через год, то есть того, что по процентам (по мажоритарной системе) будет избираться только половина Думы (225 мандатов), а вторая половина выйдет из региональных одномандатных округов, эти «единороссовские» 60% следует поделить надвое. Меньше трети — 30% мандатов в новой Думе — это то, что обеспечивает партии нынешний результат, если за его основу брать голосование на выборах в региональные ЗАКСы. До искомых 50% — комфортного для «ЕР» абсолютного большинства, позволяющего при принятии федеральных законов (за исключением конституционных) не оборачиваться на оппозиционные фракции, — нужно дотягивать еще 20%. Как минимум. Раньше, повторюсь, это делалось за счет одномандатных округов, в отсутствии реального сопротивления оппозиции. А сейчас — с учетом всего вышеизложенного?

Представим себе — чисто теоретически, — что 50% «Единая Россия» не доберет. Даже при результате в 49,5% — какой появляется вариант? А тот, что остальные фракции, в сумме набирающие 50,5%, объединяются и создают коалицию большинства. После чего формируют «пакетное соглашение», в рамках которого избирают спикера, делят комитеты. И по сути оставляют «ЕР» — при том, что у нее мандатов окажется больше, чем у любого из остальных, — в оппозиции.

Конечно, это «схема». С «одномандаткой» придут независимые депутаты из числа самовыдвиженцев, то да се… Появятся дополнительные возможности для маневра с формированием коалиции. Это всё так. Но возможности приведенного разворота событий никто не отменял, не оспаривал и не оспорит. А раз так, то сценарий этот в любом случае остается в перечне возможных итогов голосования. Нужно ли говорить, что его реализация здорово переформатирует весь политический расклад, существенно расширив заодно спектр возможностей Кремля по управлению внутриполитическим развитием страны? Каких именно? Не будем предвосхищать события…

Скажут, всё это теория? Как знать… Если обратиться, скажем, к опыту Думы третьего созыва (1999−2003 гг.), то вся история той ее каденции состояла из таких вот сюрпризов. Сначала прототип «ЕР» — движение «Единство» — взяло, да и объединилось с КПРФ, оставив без руководящих комитетских «портфелей» шесть остальных фракций. Кое-кто возмущался тогда так, что даже организованно покидал зал заседаний, обещая бойкотировать деятельность нижней палаты как таковой. А затем, когда «Единство» соединилось в «Единую Россию» с блоком «Отечество — Вся Россия» (ОВР), соглашение с КПРФ разорвали, вызвав в ее рядах шок и переформатировав весь думский ландшафт до неузнаваемости.

Думаете, тот опыт настолько хорошо забыт, что про него более никто не вспомнит? Не забыты ни опыт, ни связанные с ним многочисленные «обиды», уверяю вас, уважаемый читатель. Поэтому и осторожничал Дмитрий Медведев вечером 13 сентября, когда приехал в штаб-квартиру «ЕР» подводить предварительные итоги выборов. Ведь Дума, поддерживающая главу государства и оппозиционная правительству, выражаясь словами и слоганами Сергея Миронова, — это и блокирование законотворческих правительственных инициатив, и даже — страшно подумать — постановка вопроса о доверии Кабинету министров…

Если же набраться терпения и скрупулезно проанализировать результаты 23 выборов депутатского корпуса региональных центров, то средний результат в 60%, показанный «Единой Россией», даже снизится. И это очень тревожная тенденция для «партии власти»: чем ниже и ближе к людям — тем слабее доверие. С этим либо придется что-то делать, причем незамедлительно, либо готовиться к серьезным сюрпризам через год. Особенно в свете результатов, показываемых системной оппозицией в крупных промышленных центрах: в Новосибирске у КПРФ, например, 34,9%, в Нижнем Новгороде 21,6% набрала «Справедливая Россия» и т.д. Кто не помнит, хорошо забыл или не застал то время, крах КПСС начинался именно с больших городов, прежде всего с Москвы и Ленинграда — единственных в РСФСР, проголосовавших в марте 1991 года на общесоюзном референдуме против сохранения СССР. Параллели напрашиваются вполне очевидные.

По всему по этому четких и однозначных выводов по итогам выборов не получится. Точнее, теми, кто в этом заинтересован особенно сильно, они уже сделаны. Всяк — свои. На нашу же скромную долю остается только выявление неких, не вполне ясно проявленных, но уже не столько видимых, сколько угадывающихся важных тенденций, контуры которых начинают проступать за современным пейзажем. Их своевременная констатация — как раз то, что не позволит будущим «мемуаристам» сослаться не неожиданность и непредсказуемость событий, предшествовавших их «схождению с пьедесталов». «Так уже не однажды бывало…» — пел, помнится, на излете «перестройки» известный бард Владимир Асмолов. Эти бы слова — да кое-кому в уши… Особенно — с учетом недавней информации о возможном резком сокращении — с 80 до 35 — количества региональных партийных списков «ЕР», что исключит использование глав регионов в качестве «паровозов». А также об «отсоединении» партии от президентского рейтинга Владимира Путина.

Владимир Павленко

regnum

Опубликовал: admin | Дата: Сен 21 2015 | Метки: Событие |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

mugen 2d fighting games

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,600 | Комментариев: 14,728

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
mugen 2d fighting games
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire