Войска НКВД сыграли решающую роль в обороне Москвы в 1941

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 5, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 546

Достойны памяти народной

Дивизии НКВД ценой огромных потерь предрешали успех обороны Москвы на дальних подступах к ней

8 октября 1941 года Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин в радиограмме окружённым на подступах к Москве нашим войскам так охарактеризовал сложившееся положение: «…Москву защищать некем и нечем. Повторяю: некем и нечем». Казалось бы – всё, катастрофа неизбежна! Достаточно было 3-й танковой группе Рейнгардта двинуться по Волоколамскому шоссе в сторону Москвы, и она вполне могла бы через день-два достигнуть цели.

Почему же танковая армада Гитлера не воспользовалась этим явно выигрышным вариантом? Почему жало стрелы наступающих немецких войск вместо прямолинейной нацеленности на Москву отвернуло на северо-восток, в сторону Калинина, где немцы увязли в ожесточённых боях? Многие годы советские историки, анализируя этот манёвр вермахта, высказывали предположение, что его генералы не могли ожидать отсутствия советских войск на своём пути.

Сейчас появилось достаточно документов, чтобы утверждать, что обходной вариант движения на Москву стал не просчётом немецкого командования или издержкой его слабой разведки, а результатом мощного отпора, с которым столкнулись фашисты в первые дни октября на рубеже Вязьма – Сычёвка – Ржев. И поэтому, пожалуй, пришло время признать защитников этого рубежа стойкости участниками обороны Москвы. А Сычёвке присвоить почётное звание города воинской славы. Настало время, пусть и посмертно, но отметить высокими наградами героев, подвиги которых долго оставались неизвестными.

Если речь идёт о рубежах обороны Москвы, то дальними подступами к столице надо считать не Можайскую линию обороны, наполненную войсками только лишь во второй половине октября 1941 года, а именно оборонительный рубеж Вязьма – Сычёвка – Ржев, октябрьские бои на котором повлияли на стратегию немецкого командования и тем самым спасли столицу.

Так кто же смог так повлиять на вектор движения военной махины Германии? Это шесть армий Резервного фронта, состоящих из 15 дивизий НКВД, сформированных на основании Приказа Ставки ГК № 00100 от 29 июня 1941 года из офицеров-пограничников и укомплектованных запасниками НКВД. Из пограничных войск в состав шести формируемых объединений вошло свыше 15 тысяч действующих пограничников. По окончании формирования и кратковременной боевой учёбы все дивизии были направлены в армии Резервного, Западного и Северного фронтов, где они и приняли активное участие в битве под Москвой, обороне Ленинграда, в других операциях военной поры.

Правда о героической роли фронтовиков в зелёных и синих фуражках последнюю четверть века замалчивается или искажается с особым старанием

Для многих наших соотечественников участие войск НКВД на фронтах Великой Отечественной войны в качестве обычных стрелковых частей и соединений, их огромная роль в сдерживании и последующем разгроме фашистских армий остаётся малоизвестным фактом. И эта правда об истинной героической роли солдат и офицеров в зелёных и синих фуражках последнюю четверть века замалчивается или искажается с особым старанием. Зато широко тиражируются «страшилки» о заградительных отрядах, о зверствах чекистов, о некомпетентности командного состава Наркомата внутренних дел.

О стойкости бойцов НКВД на дальних подступах к столице я узнал от своего отца Леонида Попова, командовавшего в те осенние дни 1941 года 909-м стрелковым полком 247-й стрелковой дивизии (1-го формирования).

Архивные документы подтверждают, что так воевали все пограничные части НКВД, переданные в Наркомат обороны. Командный состав дивизии состоял из кадровых офицеров погранвойск НКВД СССР. Командиром дивизии стал генерал-майор Виталий Поленов, до назначения служивший начальником 71-го Бахарденского пограничного отряда. Резервным фронтом и четырьмя из шести его армий командовали генералы-пограничники.

Утром 7 октября 1941 года 247-я стрелковая дивизия с марша закрепилась у города Сычёвка, приняв на себя удар превосходящих сил танковой группы генерала Рейнгардта. Отец рассказывал, что на участке обороны его полка 7 октября фашисты пытались овладеть дорогой на Ржев. Получив организованный отпор, противник откатился на исходный рубеж. В последующие двое суток немцы, применив танки, авиацию, артиллерию, повторяли попытки захвата Сычёвки. Пограничники отважно удерживали оборонительный рубеж. Но их ряды таяли. За три дня боёв полк потерял более 70 процентов личного состава. Были убиты все командиры батальонов, большинство командиров рот и взводов. Отец 7 октября тоже получил пулевое ранение. На следующий день он опять был ранен осколками мины, но не разрешил выносить себя в тыл и продолжал руководить боем. И только днём 9 октября после тяжёлой контузии в бессознательном состоянии бойцы вынесли его в тыл.

С 7 по 10 октября 1941 года воины 247-й дивизии генерал-майора Виталия Поленова уничтожили 44 танка противника, до четырёх батальонов пехоты, 18 грузовиков с боеприпасами и продовольствием, 17 мотоциклов, потеряв при этом более половины личного состава. Но реки крови были пролиты не зря. Фашисты были задержаны на четверо суток, что позволило командованию возвести следующую преграду на пути немцев к Москве – Можайский оборонительный рубеж.

10 октября 1941 года Резервный фронт был расформирован, войдя в состав Западного. 14 октября 1941 года 247-я сд тоже прекратила существование. Боевые Знамёна дивизии и полков были сохранены, и в конце 1941 года их получили новые части с прежней нумерацией, но уже 2-го формирования.

Тысячи героев НКВД остались лежать в полях на этом огненном оборонительном рубеже. Они не дрогнули и честно исполнили свой воинский долг перед Родиной. И поэтому достойны доброй памяти народной.

www.yuri-kuzovkov.ru/journalism/zapret/41_nkvd/

***

Чекисты в Сталинграде

Подвиг 10-й дивизии войск НКВД СССР7 марта 2016«Военная гроза надвинулась на город с такой быстротой, что мы могли реально противопоставить врагу лишь 10-ю дивизию войск НКВД под командованием полковника Сараева».

Войска НКВД СССР находились в оперативном подчинении десяти главных управлений наркомата и включали пограничные, оперативные (внутренние), конвойные, охранные, железнодорожные и некоторые другие. Наиболее многочисленными были пограничные войска, насчитывавшие на 22 июня 1941 года 167 582 человека.

Поскольку уже в конце 1940 года внешняя разведка (5-й отдел ГУГБ НКВД СССР) сообщила о подписании Гитлером 18 декабря 1940 года Директивы № 21 «Вариант Барбаросса», нарком Лаврентий Берия предпринял необходимые меры для превращения войск НКВД в особые элитные подразделения на случай войны. Так, 28 февраля 1941 года из состава погранвойск были выделены оперативные войска, которые включали одну дивизию (ОМСДОН имени Дзержинского), 17 отдельных полков (в том числе 13 мотострелковых), четыре батальона и одну роту. Их численность на 22 июня составляла 41 589 человек.

В своё время, ещё до вхождения в состав погранвойск, задачей оперативных войск являлась борьба с бандитизмом — обнаружение, блокирование, преследование и уничтожение бандформирований. А теперь они предназначались для усиления пограничных частей в ходе боевых действий на границе. На вооружении у оперативных войск имелись танки БТ-7, тяжёлые орудия (до 152 мм) и миномёты (до 120 мм).

«Пограничные войска вступили в бой первыми, ни одна пограничная часть не отошла, — пишет Серго Берия. — На западной границе эти части сдерживали противника от 8 до 16 часов, на юге — до двух недель. Здесь не только мужество и героизм, но и уровень военной подготовки. И сам собой отпадает вопрос, зачем пограничникам на заставах артиллерия. Гаубиц, как пишут, там не было, а противотанковые орудия заставы имели. На этом перед войной настоял отец, прекрасно понимая, что с винтовкой наперевес на танк не пойдешь. А гаубичные полки были приданы погранотрядам. И это тоже сыграло свою положительную роль в первых боях. Армейская артиллерия, к сожалению, не сработала…».

Постановлением СНК СССР № 1756-762сс от 25 июня 1941 года на войска НКВД СССР возлагалась охрана тыла действующей Красной армии. Кроме того, Сталин рассматривал бойцов в зелёных и васильковых фуражках как последний резерв, который направлялся на наиболее угрожаемые участки фронта. Поэтому началось формирование новых мотострелковых дивизий НКВД, костяк которых составляли пограничники.

Так, в приказе Берия от 29 июня 1941 года сказано:

«На формирование указанных выше дивизий выделить из кадров войск НКВД по 1000 человек рядового и младшего командного состава и по 500 человек начальствующего состава на каждую дивизию. На остальной состав дать заявки в Генеральный штаб Красной армии на призыв из запаса всех категорий военнослужащих».

Тем не менее общая численность войск НКВД на протяжении войны не превышала 5–7% от общей численности советских вооружённых сил.

В обороне Москвы участвовали четыре дивизии, две бригады, отдельные полки и ряд других подразделений войск НКВД. Отчаянно сражались войска НКВД и под Ленинградом, защищая город и охраняя коммуникации. Чекисты стояли насмерть, ни разу не сдавшись врагу и не отступив без приказа.

После разгрома немецких войск под Москвой и перехода Красной армии в наступление постановлением ГКО СССР № 1092сс от 4 января 1942 года в городах, освобождаемых Красной армией, выставлялись гарнизоны из личного состава внутренних войск НКВД, перед которыми ставились следующие задачи:

— несение гарнизонной (караульной) службы в освобождённых городах;
— оказание помощи органам НКВД в выявлении и изъятии вражеской агентуры, бывших фашистских пособников;
— ликвидация авиадесантов, диверсионно-разведывательных групп противника, бандитских формирований;
— поддержание общественного порядка на освобождённых территориях.

Предполагалось, что Красная армия продолжит успешное наступление, так что для выполнения поставленных задач в составе внутренних войск НКВД были сформированы 10 стрелковых дивизий, три отдельных мотострелковых и один стрелковый полки.

10-я стрелковая дивизия НКВД СССР сформирована 1 февраля 1942 года на основании приказа НКВД СССР № 0021 от 5 января 1942 года. Управление дивизии, а также 269-й и 270-й стрелковые полки внутренних войск НКВД СССР были созданы в Сталинграде согласно мобилизационному плану аппарата УНКВД по Сталинградской области.

В связи с этим в ряды их личного состава на правах маршевого пополнения направлялась большая группа сотрудников местных подразделений органов внутренних дел и госбезопасности. 271-й, 272-й и 273-й стрелковые полки прибыли из Сибири: соответственно, из Свердловска, Новосибирска и Иркутска. В первой половине августа прибыл 282-й стрелковый полк, сформированный в Саратове, который заменил убывший 273-й полк.

По штату все полки состояли из трёх стрелковых батальонов, четырёхорудийной батареи 45-мм противотанковых пушек, миномётной роты (четыре 82-мм и восемь 50-мм миномётов) и роты автоматчиков. В свою очередь, в каждый стрелковый батальон входили по три стрелковые роты и пулемётный взвод, вооружённый четырьмя станковыми пулемётами «Максим». Общая численность дивизии на 10 августа 1942 года составляла 7568 штыков.

В период с 17 по 22 марта 1942 года 269-й, 271-й и 272-й полки приняли участие в широкомасштабной оперативно-профилактической операции, осуществлённой в Сталинграде под общим руководством заместителя наркома внутренних дел СССР, комиссара госбезопасности 3-го ранга Ивана Серова. По сути, была произведена тщательная зачистка города от «преступного элемента». При этом выявлены 187 дезертиров, 106 уголовников и 9 шпионов.

После успешного контрнаступления под Москвой советское верховное командование сочло возможным продолжить наступательные операции и на других участках фронта, в частности, под Харьковом силами Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов под командованием Маршала Советского Союза Семёна Тимошенко, начальник штаба — генерал-лейтенант Иван Баграмян, член Военного совета — Никита Хрущёв. С немецкой стороны им противостояли силы группы армий «Юг» в составе: 6-я армия (Фридрих Паулюс), 17-я армия (Герман Гот) и 1-я танковая армия (Эвальд фон Клейст) под общим командованием генерал-фельдмаршала Федора фон Бока.

Харьковская операция началась 12 мая 1942 года. Общей задачей наступающих советских войск было окружение 6-й армии Паулюса в районе Харькова, что в дальнейшем позволило бы отсечь группу армий «Юг», прижать её к Азовскому морю и уничтожить. Однако 17 мая 1-я танковая армия Клейста нанесла удар в тыл наступающим частям Красной армии, прорвала оборону 9-й армии Южного фронта и к 23 мая отрезала советским войскам пути отхода на восток.

Начальник Генштаба генерал-полковник Александр Василевский предложил прекратить наступление и вывести войска, но Тимошенко и Хрущёв доложили, что угроза со стороны южной группировки вермахта преувеличена. В результате к 26 мая окружённые части Красной армии оказались заперты на небольшом пространстве площадью 15 км2 в районе Барвенково.

Советские потери составили 270 тыс. человек и 1240 танков (по немецким данным, только в плен попало 240 тыс. человек). Погибли или пропали без вести: заместитель командующего Юго-Западным фронтом генерал-лейтенант Фёдор Костенко, командующий 6-й армией генерал-лейтенант Авксентий Городнянский, командующий 57-й армией генерал-лейтенант Кузьма Подлас, командующий армейской группой генерал-майор Леонид Бобкин и ряд генералов, командовавших попавшими в окружение дивизиями. Немцы потеряли 5 тыс. убитыми и около 20 тыс. ранеными.

Из-за катастрофы под Харьковом стало возможным стремительное продвижение немцев на Воронеж и Ростов-на-Дону с последующим выходом к Волге и на Кавказ (операция Fall Blau). 7 июля немцы заняли правобережье Воронежа. 4-я танковая армия Гота повернула на юг и стремительно двинулась на Ростов между Донцом и Доном, громя по дороге отступающие части Юго-Западного фронта маршала Тимошенко. Советские войска в громадных пустынных степях смогли противопоставить лишь слабое сопротивление, а потом и вовсе стали стекаться на восток в полнейшем беспорядке. В середине июля несколько дивизий Красной армии попало в котёл в районе Миллерово. Число пленных за этот период оценивается цифрой от 100 до 200 тысяч.

12 июля был создан Сталинградский фронт (командующий — маршал С.К. Тимошенко, член Военного совета — Н.С. Хрущёв). В него вошли гарнизон Сталинграда (10-я дивизия НКВД), 62-я, 63-я, 64-я армии, сформированные 10 июля 1942 года на базе соответственно 7-й, 5-й и 1-й резервных армий, ряд других соединений из Группы армий Резерва ВГК, а также Волжская флотилия. Фронт получил задачу остановить противника, не допустить его к Волге, прочно оборонять рубеж по реке Дон.

17 июля авангарды 6-й армии Паулюса достигли передовых отрядов 62-й и 64-й армий. Началась Сталинградская битва. К концу июля немцы оттеснили советские войска за Дон. 23 июля пал Ростов-на-Дону, и 4-я танковая армия Гота повернула на север, а 6-я армия Паулюса находилась уже в нескольких десятках километров от Сталинграда. В тот же день от командования Сталинградским фронтом отстранили маршала Тимошенко. 28 июля Сталин подписал знаменитый приказ № 227 «Ни шагу назад!».

22 августа 6-я армия Паулюса форсировала Дон и захватила на его восточном берегу плацдарм шириной 45 км. 23 августа 14-й танковый корпус немцев прорвался к Волге севернее Сталинграда, в районе посёлка Рынок, и отрезал 62-ю армию от остальных сил Сталинградского фронта, как стальной подковой приковав её к реке. Вражеская авиация нанесла массированный удар по Сталинграду с воздуха, в результате чего целые кварталы превратились в руины. Образовался огромный огненный вихрь, который дотла сжёг центральную часть города и всех его жителей.

Первый секретарь Сталинградского обкома партии Алексей Чуянов вспоминал:

«Военная гроза надвинулась на город с такой быстротой, что мы могли реально противопоставить врагу лишь 10-ю дивизию войск НКВД под командованием полковника Сараева». По воспоминаниям самого Александра Сараева, «воины дивизии несли охранную службу на въездах в город, на переправах через Волгу, патрулировали улицы Сталинграда. Много внимания уделялось боевой подготовке. Мы поставили перед собой задачу в короткий срок подготовить бойцов дивизии к ведению боя с сильным, технически оснащенным противником».

Дивизия растянулась на 50 км и заняла оборону вдоль городского обвода укреплений.

Первая схватка с врагом произошла 23 августа в северной части города в районе Сталинградского тракторного завода, где путь немцам преградил 282-й стрелковый полк 10-й дивизии НКВД СССР (командир — майор Митрофан Грущенко) при поддержке истребительного отряда сталинградских рабочих, среди которых были участники обороны Царицына. При этом на тракторном заводе продолжали строить танки, которые укомплектовывали экипажами, состоявшими из работников завода, и сразу же отправляли с конвейеров в бой.

Среди героев первых боёв — начальник штаба полка капитан Николай Белов:

«В ходе организации обороны подразделениями полка был ранен, потерял зрение, но поле боя не покинул, продолжал управлять боевыми действиями полка» (ЦАМО: ф. 33, оп. 682525, д. 172, л. 225).

По состоянию на 16 октября в полку, дравшемся к тому времени в окружении, оставалось в строю меньше взвода — всего лишь 27 чекистов.

Самый знаменитый, 272-й стрелковый полк 10-й дивизии НКВД СССР, впоследствии получивший почётное воинское наименование «Волжский», которым командовал майор Григорий Савчук, к 24 августа своими главными силами окопался на рубеже Опытная станция — высота 146,1. 4 сентября большой группе вражеских автоматчиков удалось прорваться к КП полка и взять его в кольцо.

Положение спас поднявший штабных работников в штыки военком полка батальонный комиссар Иван Щербина. Он же в завязавшейся рукопашной лично уничтожил троих немцев, остальные обратились в бегство.

Планы гитлеровцев по прорыву в центр города и захвату основной городской переправы через Волгу сорвались.

Золотыми буквами в летопись Сталинградской битвы вписано имя автоматчика 272-го полка Алексея Ващенко: 5 сентября 1942 года при штурме высоты 146,1 с криком «За Родину! За Сталина!» он своим телом закрыл амбразуру дзота. Приказом по войскам Сталинградского фронта № 60/н от 25 октября 1942 года он посмертно удостоен ордена Ленина. Сегодня имя героя носит одна из улиц Волгограда.

В ожесточённом бою у Опытной станции против нашего батальона немцы бросили 37 танков. От огня противотанковых ружей, гранат и горючей смеси «КС» запылали шесть из них, но остальные прорвались в расположение нашей обороны. В критический момент младший политрук, помощник по комсомольской работе в полку Дмитрий Яковлев бросился под танк с двумя противотанковыми гранатами и взорвал себя вместе с вражеской машиной.

269-й стрелковый полк 10-й дивизии НКВД СССР под командованием подполковника Ивана Капранова в период с 1 июля по 23 августа обеспечивал правопорядок в Сталинграде и пригородных населённых пунктах Котлубань, Гумрак, Орловка, Дубовка и Городище, а также в местах переправ через речку Сухая Мечётка. В этот период были задержаны 2733 человека, в том числе 1812 военнослужащих и 921 гражданское лицо.

23 августа 1942 года полк экстренно занял оборону в районе высоты 102,0 (она же Мамаев курган). 7 сентября в 5:00 началось массированное наступление немцев на Сталинград с рубежа Гумрак — Разгуляевка: до 11:00 — артподготовка и непрекращающаяся бомбёжка, при этом бомбардировщики заходили на цель эшелонами по 30–40 самолётов. А в 11:00 в атаку поднялась вражеская пехота. Оборонявшаяся впереди «васильковых фуражек» 112-я стрелковая дивизия дрогнула, и красноармейцы «в панике бросая оружие, бежали со своих оборонительных рубежей в направлении города» (РГВА: ф. 38759, оп. 2, д. 1, л. 54об).

Чтобы остановить это неорганизованное отступление, 1-му и 3-му батальонам 269-го полка 10-й дивизии НКВД СССР пришлось под рвущимися бомбами и снарядами временно покинуть окопы и живой цепью выстроиться лицом к бегущим. В результате были остановлены и вновь сколочены в подразделения около девятисот военнослужащих Красной армии, включая значительное число офицеров.

12 сентября 10-я дивизия НКВД СССР вошла в оперативное подчинение 62-й армии (командующий — генерал-лейтенант Василий Чуйков). 14 сентября в 6:00 гитлеровцы с линии Исторического вала нанесли удар ножом в сердце города — его центральную часть с группой самых высоких каменных зданий, господствующей по соседству с ними высотой 102,0 (Мамаевым курганом) и главной переправой через Волгу.

Особенно сильные бои развернулись за Мамаев курган и в районе реки Царицы. На сей раз главный удар 50 танков пришёлся на стык между 1-м и 2-м батальонами 269-го полка. В 14:00 два батальона автоматчиков противника с тремя танками вышли в тыл полка и заняли вершину Мамаева кургана, открыв огонь по посёлку завода «Красный Октябрь».

Чтобы вернуть высоту, в контратаку пошли рота автоматчиков 269-го полка младшего лейтенанта Николая Любезного и 416-й стрелковый полк 112-й стрелковой дивизии с двумя танками. К 18:00 высота была очищена. Оборону на ней заняли 416-й полк и частично подразделения чекистов. За два дня боёв 269-й полк 10-й дивизии НКВД СССР уничтожил более полутора тыс. солдат и офицеров, подбил и сжёг около 20 танков врага.

Тем временем отдельные группы немецких автоматчиков проникли в центр города, напряжённые схватки шли у вокзала. Создав опорные пункты в здании Госбанка, в Доме специалистов и ряде других, на верхних этажах которых засели корректировщики огня, немцы взяли под обстрел центральную переправу через Волгу. Им удалось почти вплотную подойти к месту высадки 13-й гвардейской дивизии генерал-майора Александра Родимцева. Как писал сам Александр Ильич, «это был критический момент, когда решалась судьба сражения, когда одна лишняя дробинка могла бы перетянуть чашу весов противника. Но этой дробинки у него не оказалось, а у Чуйкова она была».

На узкой полосе берега от Дома специалистов до комплекса зданий НКВД переправу оборонял сводный отряд 10-й дивизии НКВД СССР под командованием начальника отдела УНКВД, капитана госбезопасности Ивана Петракова, который, по существу, спас Сталинград в решающий момент битвы. Всего 90 человек — два неполных взвода бойцов 10-й дивизии НКВД, работники областного Управления НКВД, городские милиционеры и пятеро пожарных отразили атаки 1-го батальона 194-го пехотного полка 71-й стрелковой дивизии 6-й армии вермахта. В официальной истории это звучит так: «Обеспечили переправу подразделений 13-й Гвардейской дивизии…».

Это означает, что в последний момент, на последнем рубеже 90 чекистов остановили целую армию, которая захватила всю Европу…

При этом, несмотря на подавляющее преимущество немцев, отряд чекистов переходит в атаку в районе пивзавода, отбивает два наших орудия, ранее захваченных немцами, и начинает бить из них по зданию Госбанка, с верхних этажей которого немцы корректируют обстрел пристани и центральной переправы. На помощь чекистам Василий Иванович Чуйков бросает свой последний резерв, группу из трёх танков Т-34 под командованием подполковника Матвея Вайнруба с задачей атаковать высокие здания на набережной, захваченные немцами.

В это время на левом берегу Волги к Родимцеву подъезжает заместитель командующего фронтом генерал-лейтенант Филипп Голиков, которому поручено переправить 13-ю гвардейскую дивизию в Сталинград.

— Видишь тот берег, Родимцев?

— Вижу. Мне кажется, противник подошёл к реке.

— Не кажется, а оно так и есть. Вот и принимай решение — и за себя, и за меня.

В этот момент в стоящую рядом баржу попадает немецкая мина. Слышатся крики, что-то тяжёлое плюхается в воду, и огромным факелом вспыхивает корма.

— А чем я обеспечу переправу? — с горечью говорит Голиков. — Артиллерии понавезли всякой, вплоть до главного калибра. Но в кого стрелять? Где немец? Где передний край? В городе одна обескровленная дивизия полковника Сараева (10-я дивизия НКВД) да поредевшие отряды народного ополчения. Вот и вся шестьдесят вторая армия. Там только очаги сопротивления. Там стыки, да какие там к чёрту стыки — дыры между подразделениями по несколько сот метров. И Чуйкову их нечем латать…

На противоположном берегу оборону на рубеже: кладбище с окрестностями, посёлок Дар-гора — Дом НКВД — центральная часть города — занимают подразделения 270-го полка 10-й дивизии НКВД под командованием майора Анатолия Журавлёва. С 25 июля по 1 сентября они несли службу заграждения в оперативном тылу 64-й армии и затем были переброшены в Сталинград. 15 сентября в 17:00 немцы нанесли по ним два одновременных удара — в лоб и обходной — со стороны Дома НКВД.

При этом 2-й батальон был атакован в спину десятью танками. Два из них удалось поджечь, но оставшиеся восемь машин смогли прорваться на позиции 5-й роты, где гусеницами заживо погребли в окопах до двух взводов личного состава. В сумерках на КП 2-го батальона сумели собраться только десять чудом выживших в той страшной мясорубке чекистов 5-й роты.

Был тяжело ранен начальник штаба полка капитан Василий Чучин, который пострадал от локального применения противником боевых отравляющих веществ. Своим приказом от 20 сентября командир 10-й дивизии НКВД СССР полковник Александр Сараев влил остатки 270-го полка в 272-й полк. Всего туда было передано 109 человек при двух пушках-«сорокопятках» и трёх 82-мм миномётах…

271-й стрелковый полк 10-й дивизии НКВД СССР, которым командовал майор Алексей Костиницын, занял оборону по южной окраине Сталинграда. 8 сентября после массированного воздушного налёта на него двинулась вражеская пехота. 12 и 13 сентября полк дрался в полукольце, а с 15 сентября в течение почти двух суток — в кольце окружения. Бои в эти дни шли у берега Волги, на пятачке в границах элеватор — железнодорожный переезд — консервный завод.

Это вынудило бросить в бой и штабных работников. Героем тех дней стал делопроизводитель политчасти полка сержант госбезопасности Сухоруков: 16 сентября во время атаки огнём из автомата он уничтожил шесть фашистов, а затем в рукопашной уже прикладом ещё троих. Всего же на свой лицевой счёт в сентябрьских боях он записал семнадцать убитых вражеских солдат и офицеров!

В это же время 272-й «Волжский» полк окапывается на рубеже вокзал Сталинград-1 — железнодорожный мост через реку Царица. 19 сентября получает ранение командир полка майор Григорий Савчук, и во главе полка встаёт военком — батальонный комиссар Иван Щербина. Расположив КП штаба полка в бункере бывшего командного пункта городского Комитета обороны в Комсомольском саду, Иван Мефодиевич пишет свою знаменитую записку, хранящуюся ныне в Музее пограничных войск в Москве:

«Привет, друзья. Немцев бью, окружен кругом. Ни шагу назад — это мой долг и моя натура…

Мой полк не позорил и не опозорит советское оружие…

Тов. Кузнецов, если я погиб — одна моя просьба — семья. Другая моя печаль — надо было бы еще сволочам дать по зубам, т.е. жалею, что рано умер и фашистов убил лично только 85 штук.

За советскую Родину, ребята, бейте врагов!!!»

25 сентября танки противника взяли КП в кольцо и начали расстреливать его в упор из башенных орудий. Кроме того, против обороняющихся были применены боевые отравляющие вещества. После нескольких часов пребывания в осаде И.М. Щербина повёл оставшихся в живых штабных работников и 27 бойцов охраны штаба на прорыв. Путь себе они пробивали штыками. К сожалению, отважный комиссар в том неравном бою пал смертью храбрых: вражеские пули смертельно ранили его у Театра имени Горького…

В течение 26 сентября остатки полка в количестве 16 бойцов под командованием младшего политрука Ракова до вечера стойко держались в полуокружении на берегу Волги, в то время как осколки двух разбитых врагом соседних отдельных стрелковых бригад Красной армии, спасаясь позорным бегством, спешно переправлялись на левый берег. А горстка отважных воинов-чекистов истребила до роты гитлеровцев и уничтожила два вражеских пулемёта.

Главную задачу — удержать город до подхода свежих резервов 62-й армии — 10-я стрелковая дивизия войск НКВД СССР выполнила с честью. Из 7568 бойцов, вступивших в бой 23 августа 1942 года, в живых осталось около 200 человек. 26 октября 1942 года последним на левый берег Волги вывели управление 282-го полка, оборонявшего высоту 135,4 у тракторного завода. Однако в горящем Сталинграде осталась сражаться сводная рота полка в количестве 25 штыков, сформированная из остатков сводного батальона. Последний воин этой роты выбыл из строя по ранению 7 ноября 1942 года.

10-я стрелковая дивизия внутренних войск НКВД СССР — единственное из всех соединений, участвовавших в Сталинградской битве, которое 2 декабря 1942 года было удостоено ордена Ленина. Сотни бойцов дивизии награждены орденами и медалями. 20 чекистов дивизии удостоены звания Героя Советского Союза, пять человек стали кавалерами орденов Славы всех трёх степеней.

28 декабря 1947 года в Сталинграде, на правом берегу реки Царицы, открыли памятник Чекистам. Вокруг памятника устроена площадь Чекистов с небольшой парковой зоной. К монументу ведут лестницы с четырёх сторон. Величественная пятиметровая бронзовая фигура воина-чекиста возвышается на семнадцатиметровом архитектурно оформленном постаменте в форме обелиска. В руке чекист держит обнажённый меч.

Андрей Ведяев

http://историк.рф/special_posts/чекисты-в-сталинграде-подвиг-10-й-дивиз/

***

На направлении главного удара

На направлении главного удара держали оборону войска НКВД под Москвой и Воронежем

29 июня 1941 года в соответствии с решением Ставки Верховного Главнокомандования приказом Наркома внутренних дел была создана оперативная группа для формирования стрелковых дивизий из состава войск НКВД. За две-три недели были укомплектованы 15 дивизий. В каждую из них выделили по 1000 человек командно-начальствующего состава, а остальных призвали из запаса. Ряд генералов НКВД получил назначения в действующую армию. Славными страницами боевой летописи внутренних войск Беларуси является участие соединений и частей в знаковых сражениях. В этой статье мы вспомним о двух из них, произошедших в самый напряженный период Великой Отечественной войны, когда на весах судьбы закладывались основы Победы.

ПРИМЕР ДЛЯ ДРУГИХ ЧАСТЕЙ

К обороне Москвы наряду с частями Красной Армии были привлечены четыре дивизии, две бригады, несколько отдельных частей и три бронепоезда внутренних войск, в том числе БП № 73 — командир майор Малышев, белорус по национальности, — 76-го полка 3-й дивизии войск НКВД по охране железнодорожных сооружений (штаб дивизии перед войной дислоцировался в Могилеве).

В частности, по приказу начальника конвойных войск НКВД СССР генерал-майора Владимира Максимовича Шарапова в июле 1941-го батальон 251-го полка (бывшая войсковая часть 7434 ВВ МВД Республики Беларусь) численностью 600 штыков под командованием капитана Андрея Степановича Костицына был направлен в прифронтовую полосу в распоряжение командующего 29-й армией генерал-лейтенанта Ивана Ивановича Масленникова.

Попытку фашистов с ходу прорваться к столице, как известно, сорвало Смоленское сражение, длившееся два месяца. Здесь войска вермахта, понеся огромные потери, впервые во Второй мировой войне вынуждены были перейти к обороне. В боях под Смоленском родилась Советская гвардия. Там же отличился 252-й конвойный полк НКВД, сформированный по мобилизационному плану на базе 136-го отдельного батальона 42-й бригады конвойных войск. Полком командовал майор Порфирий Антонович Репринцев. Мужественно защищаясь на западной окраине города, военнослужащие уничтожили несколько сотен гитлеровских солдат и офицеров. Отвагу и мужество при этом проявили помощник начштаба С. И. Белов, политрук Ф. Г. Беликов, лейтенант М. Н. Гришин, сержант А. П. Карнаухов и многие другие.

На дальних подступах к Москве, под Мценском, в составе группы войск под командованием генерал-лейтенанта Дмитрия Даниловича Лелюшенко (будущий генерал армии, дважды Герой Советского Союза) боевое крещение в составе 4-й танковой бригады получил только что сформированный 34-й мотострелковый полк внутренних войск НКВД под командованием подполковника Ивана Ивановича Пияшева, бывшего командира 84-го железнодорожного полка войск НКВД.

Надо отметить, что мужество бойцов Пияшева в ожесточенных боях с превосходящими силами противника в октябре 1941 года отмечали многие. Так, дважды Герой Советского Союза маршал бронетанковых войск Михаил Ефимович Катуков (в то время — генерал-майор, комбриг) указывал в документах, что 34-й полк служил примером для других стрелковых частей на участке фронта. Полк уничтожил в тот период более двух батальонов пехоты, 21 танк, две танкетки и две бронемашины, три орудия и две минометные батареи, два самолета.

А вот что писал генерал Дмитрий Лелюшенко в своих мемуарах о боевых действиях 34-го полка Орджоникидзевской дивизии войск НКВД:

«Утром после 20-минутной артподготовки появилось более 30 самолетов Ю-87. Буквально через пять минут после бомбежки из рощ и отрогов выползли не менее 50 танков в сопровождении пехоты. Огонь они вели с ходу… Крайне тяжелое положение создалось для частей, обороняющих передовую позицию, особенно для 4-й танковой бригады, выполнявшей роль ударного бронированного кулака корпуса, для героического полка [НКВД] и отважных десантников 201-й воздушно-десантной бригады. Они оказались в полуокружении и вели бой с превосходящими силами врага почти
изолированно…»

Батарея 76-мм пушек полка под командованием старшего лейтенанта Виктора Левкина заняла огневую позицию в трех километрах от переднего края, ведя огонь по наземным целям. В это время звено «юнкерсов» развернулось вдоль линии фронта и стало бомбить наши позиции. Когда фашистские самолеты оказались в секторе обстрела батареи, артиллеристы навели прицелы в воздух. Наводчик орудия Георгий Кравченко взял на мушку замыкавший тройку бомбардировщик. Когда тот вошел в пике, находчивый боец выстрелил в него с упреждением осколочным снарядом. На выходе из пике самолет загорелся и, объятый пламенем, рухнул на землю. Об удачном выстреле сообщалось в сводке Совинформбюро, а красноармеец Кравченко был представлен к ордену Красного Знамени. Вся батарея за время боя уничтожила шесть вражеских танков и рассеяла батальон пехоты.

Четко управлял огнем противотанковой батареи 45-мм пушек лейтенант Иван Лазаревич Кузнецов, впоследствии удостоенный звания Героя Советского Союза. После войны он был начальником штаба полка внутренних войск в Латвийской ССР, участвовал в операциях против националистического подполья. Его имя увековечено на Мемориале Славы в Барнауле. Майор И. Кузнецов награжден орденами Ленина, Отечественной войны I степени, тремя — Красной Звезды.

Бутылкой с горючей смесью поджег танк на улице Мценска старший политрук М. Ф. Щербина. Пал смертью храбрых техник-интендант 1-го ранга П. В. Некрасов, посмертно награжденный орденом Красного Знамени.

Замковый противотанковой батареи С. Е. Белоус для того, чтобы задержать немецкие танки на шоссе, ведущем к столице, вызвал артогонь на себя, а одну вражескую машину уничтожил гранатой. В посвященной ему передовице в «Красной Звезде» говорилось:

«Презрение к смерти во имя защиты Москвы — вот что позволило Сергею Белоусу сорвать злодейский план фашистов, прославило его имя на всю страну. Будем биться за Родину, как бьются Сергей Белоус и тысячи других героев обороны столицы!»

За подвиг, совершенный 10 октября 1941 года, рядовой Белоус был удостоен ордена Ленина. В дальнейшем Сергей Емельянович стал офицером.

В объятиях смерти побывал 10 октября 1941 года и политрук М. Е. Беличенко, получивший тяжелое ранение от разрыва вражеской мины. «Мы посчитали его убитым, — писал позднее начальник штаба полка Иван Иосифович Каменев, — и 22 октября приказом по полку исключили из списков личного состава. А он выжил и снова ушел на фронт. Участвовал в Сталинградской битве, обезвреживал диверсантов». Беличенко получил несколько наград на фронте, а в послевоенное время был удостоен ордена Октябрьской Революции.

29 октября 1941-го пулеметный расчет полка во главе с сержантом Мирошниченко получил задачу охранять заминированный мост через реку. Во время неравного боя весь расчет был выведен из строя, разбит пулемет. Гитлеровцы устремились к мосту. Раненный осколком мины, Мирошниченко хотел поджечь заряды, но шнуры оказались перебитыми. Истекая кровью, отважный воин подобрался к самому мосту и взорвал его. В этот момент вражеская пуля сразила героя…

В 1944 — 1946 гг. полк будет выполнять служебно-боевые задачи по борьбе с бандитизмом в Беларуси в составе 7-й и 10-й дивизий внутренних войск. Иван Иванович Пияшев уже 10 ноября 1942 года получит звание генерал-майора, к тому времени побыв командиром вновь сформированной 7-й мотострелковой дивизии войск НКВД и сорвав вражеский прорыв через Санчарские перевалы в должности заместителя командующего 46-й армией Закавказского фронта. Закаленный в сражениях генерал в феврале 1943-го принимает под свое начало 1-ю мотострелковую ордена Ленина дивизию войск НКВД (бывшую имени Ф. Э. Дзержинского). Правда, вскоре он вновь убывает на Кавказ для формирования 1-й отдельной стрелковой дивизии войск НКВД, которая поступила в оперативное подчинение 56-й армии для развития наступления.

НА ПОСТУ ДО ПОСЛЕДНЕГО ПРЕДЕЛА

Еще об одной оборонительной операции советских войск красноречиво написал английский военный историк и теоретик генерал-майор Джон Фуллер: «Началось сражение за Воронеж, и, как мы увидим, для немцев оно было одним из самых роковых за время всей войны».

На Воронежском направлении — позднее Сталинградском — в составе 21-й армии генерал-майора Василия Николаевича Гордова (в будущем — Герой Советского Союза, генерал-полковник) вела боевые действия 8-я мотострелковая дивизия внутренних войск НКВД, сформированная здесь же к началу 1942 года из 6, 16 и 28-го полков и пограничников, вышедших из окружения из-под Киева. Комдивом был назначен полковник Василий Акимович Горишний, имевший боевой опыт с 1919 года, в начале войны — начальник Полевого штаба погранвойск Белорусского округа, затем — боевой подготовки Пограничных войск СССР, Ногинского сектора охраны и обороны Московской области. В последующем он стал видным военачальником, гвардии генерал-лейтенантом, в 1943-м был удостоен звания Героя Советского Союза, командовал 13-й мотострелковой дивизией внутренних войск НКВД, 95-й и 75-й гвардейской стрелковыми дивизиями. Участвовал в обороне Москвы, Сталинградской битве, битвах на Курской дуге и за Днепр в освобождении Киева, Беларуси, Прибалтики и Польши, Висло-Одерской и Берлинской операциях. Награжден двумя орденами Ленина, четырьмя — Красного Знамени, двумя — Суворова II степени, орденами Кутузова II степени и «Знак Почета».

В боях за Обоянь 8-я дивизия понесла значительные потери. На ее доукомплектование в конце января 1942 года были откомандированы 1504 военнослужащих из разных полков 3-й дивизии войск НКВД по охране железнодорожных сооружений, до начала войны дислоцировавшейся в Могилеве.

6 марта того же года в Воронеже на базе батальона 73-го стрелкового полка 3-й дивизии и отдельных подразделений 4, 266, 274 и 279-го, полков началось формирование новой воинской части, получившей наименование «287-й стрелковый полк внутренних войск НКВД» (ныне — знаменитая войсковая часть 3214 ВВ МВД Республики Беларусь). Командиром полка, вошедшего в состав 8-й (позже — 13-й) мотострелковой дивизии НКВД, был назначен майор Николай Митрофанович Злобин из резервной группы ВВ НКВД, имевший опыт службы в бригаде особого назначения. Местом первой дислокации стало здание Воронежского облземотдела по ул. Красноармейской.

28 — 30 июня 1942 г., когда началось второе, генеральное, наступление фашистских войск, 13-я дивизия, державшая оборону на стыке Брянского и Юго-Западного фронтов, оказалась на направлении главного удара армейской группировки «Вейхс» — это до 16 дивизий противника. Операция «Блау» («Синяя») была одной из самых подготовленных и сопровождалась поддержкой крупных сил авиации.

До 1 июля вражеские самолеты методично бомбили Воронеж утром и вечером. При этом в налетах участвовали по сотне и более «коршунов». Фашисты уничтожали квартал за кварталом, хотя в городе не было ни крупных военных объектов, ни больших воинских сил. Небольшой гарнизон составляли части 3-й дивизии ПВО, учебный центр командного состава Юго-Западного фронта, два эскадрона учебного запасного кавалерийского полка и пять батальонов 233-го конвойного, 287-го оперативного, 41-го пограничного полков и 125-го полка НКВД по охране железнодорожных сооружений. Артиллерии и противотанковых ружей практически не было, кроме сил ПВО.

3 июля на основании распоряжения — «оставаться на своем посту до последнего предела» — командующего Брянским фронтом генерал-лейтенанта Филиппа Ивановича Голикова (в будущем — Маршал Советского Союза) бойцы НКВД заняли оборону на окраинах города. В пять часов утра батальоны 287-го полка выступили к оврагу юго-западнее завода имени Коминтерна и Вогрессовскому мосту.

Спустя два дня вражеские танки и пехота форсировали Дон у села Малышево, прорвали рубежи 232-й дивизии и заняли рощу юго-западнее Воронежа и Шилова. Вся сила удара пришлась по 287-му полку НКВД. Несмотря на непрерывный артиллерийский и минометный обстрел переднего края обороны, военнослужащие внутренних войск стойко обороняли подступы к городу.

6 июля противник 25 танками и множеством автоматчиков дошел до района обороны 1-го батальона. Атака была успешно отбита. Комбат старший лейтенант Василий Нестерович Сорока умело использовал брошенную противотанковую пушку, что позволило подбить три танка.

В тот же день, когда передовые отряды гитлеровцев врывались на окраины Воронежа с другой стороны, разведгруппа 287-го полка под командованием лейтенанта Е. И. Листопадова на трех танкетках проникла в лесной массив поблизости от Малышево, где обнаружила скопление мотопехоты и танков. Разведчики уничтожили одну бронемашину и группу фашистов, затем заняли оборону у Вогрессовского моста, который служил воротами в город. Противник применил против воинов-чекистов авиацию и танки, но горстка отважных бойцов несколько часов удерживала позиции, до конца выполнив свой долг.

На Семилукском шоссе враг атаковал с фланга подразделения 1-го батальона с целью выйти на Задонское шоссе и к сельхозинституту, чтобы окружить район обороны. Несмотря на сильный огонь и превосходство фашистов в живой силе и технике, советские бойцы и командиры стойко удерживали занимаемые рубежи. К исходу 6 июля поступил приказ отвести подразделения к Чернавскому мосту, куда также отходили военнослужащие 2-го и 3-го батальонов. Прикрывая отход, 1-й батальон вел трехчасовой ожесточенный бой.

Назавтра 287-й полк НКВД перешел в наступление и выбил гитлеровцев из восьми кварталов, занял вокзал. Отличились роты под командованием политрука Василия Ивановича Хромова и старшего лейтенанта Ивана Никитовича Буянова, уничтожившие танк и около взвода автоматчиков, захватившие в плен двух офицеров.

На рассвете 8 июля был получен приказ полностью очистить город от немцев и закрепиться на боевых участках. В частности, командиру 287-го полка предписывалось удерживать переправу на Чернавском мосту, не допускать скапливания автоматчиков противника на набережной, а танки уничтожать бутылками с горючей смесью.

В этот день полк отбил восемь атак, поджег девять танков и две бронемашины, ликвидировал несколько групп автоматчиков, засевших в домах. На протяжении нескольких часов бойцы беспрерывно дрались в окрестностях улицы Сакко-Ванцетти и на спуске возле Петровского сквера.

Во время очередной контр-атаки два разведотделения, возглавляемые помощником командира взвода старшим сержантом Аврамом Стасюком, выбили фашистов из здания, превращенного в опорный пункт, но и сами оказались в кольце. Немецкий полковник, узнав, что оборону ведут бойцы НКВД, заявил: «Их агитацией не возьмешь. Вызвать танки и стереть с лица земли этот дом». Когда боеприпасы у оборонявшихся были на исходе, Стасюк принял решение уничтожить головную машину последней гранатой. Укрываясь за грудами кирпича, он подобрался к стальной громадине и бросил гранату. Танк застыл на месте, объятый пламенем, остальные повернули назад. Бойцы ринулись на фашистов со штыками наперевес и вырвались из окружения. Враг на подступах к героическому бастиону потерял два танка и более 50 солдат и офицеров. Аврам Аврамович Стасюк был награжден орденом Ленина.

10 июля по приказу начальника войск НКВД по охране тыла Воронежского фронта все части НКВД были собраны в Сводный полк, командиром которого был назначен комендант гарнизона подполковник Александр Матвеевич Дюльдин. Утром 12-го числа его подразделения очистили от противника сельскохозяйственный институт и кирпичный завод, затем достигли северной окраины Воронежа и овладели Архирейской рощей. Бои часто заканчивались рукопашной схваткой.

16 июля военнослужащие 287-го полка навсегда прощались с любимым комбатом капитаном Петром Никитовичем Беспаловым. Он отличался личной храбростью и умел организовать бой, что неоднократно доказал в схватках в Воронеже. Пуля сразила бесстрашного офицера, когда он во главе цепи атаковал окопы фашистов.

18 июля 1942 г. Военный совет Юго-Западного фронта всему личному составу 287-го полка объявил благодарность. Бои за город продолжались еще 12 дней.

Погиб 91 военнослужащий полка, в том числе 20 офицеров, были ранены 250 человек, среди них батальонный комиссар Тихон Петрович Куприянов. Пропал без вести 181 воин. По докладу командира полка большая часть из них погибла и была захоронена местными жителями, многие остались под руинами зданий, разрушенных во время вражеских бомбардировок и артналетов.

Потери противника были значительно больше: на поле брани остались лежать 1786 солдат и офицеров вермахта, были подбиты семь танков и две бронемашины, уничтожено и захвачено 49 орудий и минометов, более 100 единиц стрелкового оружия.

Из досье «НС»

В годы Великой Отечественной войны 58 дивизий и 23 бригады войск НКВД, не считая других самостоятельных частей и пограничников, участвовали в разное время в боевых действиях на фронтах. Они вместе с Красной армией защищали Брестскую крепость, обороняли Москву, Ленинград, Киев, Одессу, Воронеж, Ростов-на-Дону, Сталинград, другие большие и малые города, насмерть стояли в предгорьях Кавказа и на Курской дуге, прорывали блокаду Ленинграда…

По неполным данным, на фронтах и при боевых столкновениях в тылу войска НКВД уничтожили и пленили 217 974 вражеских солдата и офицера, захватили или уничтожили 377 танков, 45 бронемашин, 656 орудий, 525 минометов, 40 самолетов, 241 автомобиль, 60 мотоциклов, много другой техники и вооружения.

Боевая доблесть 18 соединений и частей войск отмечена орденами или присвоением почетных наименований. За отвагу и мужество более 100 тыс. бойцов и командиров награждены орденами и медалями, 297 воинов внутренних войск стали Героями Советского Союза, причем четверо из них — дважды. 29 военнослужащих за совершенные подвиги зачислены в списки частей навечно.

Анатолий Поднесенский,

полковник в отставке,
методист факультета внутренних войск Военной академии Республики Беларусь

dolgopa

Опубликовал: admin | Дата: Янв 29 2017 | Метки: История |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

1 Комментарий для “Войска НКВД сыграли решающую роль в обороне Москвы в 1941”

  1. Светлана Ли

    На НКВД сегодня клевещут так же, как и на СССР – по-черному. С неуправляемой ненавистью. Выложили даже список сотрудников НКВД, как самых страшных людей. Изображают их в сегодняшних фильмах дебилами и отморозками. И при этом тот же Кадыров в сообщениях об операциях против боевиков и сотрудничающих с ИГИЛ гражданах РФ сообщает как о фашистах – уничтожены там-то и столько-то. Значит, боевики представляют такую опасность, из-за которой сотрудники НКВД боролись с предателями и опасными для советского общества элементами?! Можно же хотя бы задуматься над такими фактами, и пересмотреть свое отношение к НКВД? Тот же Кадыров заявляет, что проклинает Сталина, а почему с боевиками ведет такую непримиримую борьбу на уничтожение и не вспомнит, что депортация происходила в условиях, намного страшнее сегодняшних? Просто потому, что отношение к СССР и НКВД – тренд, из-за боязни потерять награбленное. Директор Эрмитажа Пиотровский предложил РПЦ не спешить с решением по Исаакиевскому Собору, и уже сегодня ФСБ производит в Эрмитаже выемку документов, хотя из-за потери несколько тысяч экспонатов из Эрмитажа его не трогали.. Страшное время.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Weboy

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 26,942 | Комментариев: 17,387

© 2010 - 2017 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
Free WordPress Theme
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire