Война «Судного дня» 1973

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 2, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 41

Противостояние флотов СССР и США на море

История повторяется. Всё как всегда!!!

К началу 1973 г. несмотря на все усилия советского руководства стабилизировать обстановку на Ближнем Востоке, она оставалась взрывоопасной из-за противоборства арабских стран и израильского руководства. После завершения «войны на истощение», военно-политическое руководство Египта, поддерживаемое всем арабским миром, мечтало о реванше за проигранную войну 1967 г. С помощью Советского Союза египтяне и сирийцы, а также другие арабские страны в значительной степени нарастили свой боевой потенциал и повысили выучку своих войск.
Передовым проводником советской политики в Средиземноморье были корабли 5-й эскадры ВМФ СССР. В конце 1960-х – середине 1970-х гг. продолжалось ее наращивание. Если в 1968 г. среднее число советских кораблей входивших в состав эскадры составляло 32, к 1973 г. оно увеличилось до 56, но примерно половина из них были вспомогательные…

Средиземноморье накануне войны «Судного дня».

История учит не через аксиомы, а через аналогии. Она может объяснить последствия предпринятых шагов в аналогичных ситуациях. Однако, чтобы это сделать, нужно иметь достоверную информацию о реальных исторических событиях. Если такой информации нет или она скрывается, например, по политическим причинам, то опыт предыдущих поколений оказывается бесполезным. Искажение истории происходит по двум основным причинам. Во-первых, описывая события, историки допускают некоторые неточности, которые, постепенно накапливаясь, значительно искажают реальные факты. Во-вторых, по политическим и моральным причинам иногда просто невыгодно рассказывать правду. Тогда история переписывается заново в соответствии с пожеланиями заказчиков, и некрасивая правда превращается в красивую сказку, которая и заменяет реальные события.      http://fanread.ru/book/8316329/?page=1

Как отмечал американский исследователь Б. Дисмакс: «Это присутствие не только усиливало имидж СССР как великой державы, но и давало Москве возможность быстрого вмешательства в случае возникновения кризиса… Кремль активно использовал такой инструмент политики как заход военных кораблей в порты и военно-морское присутствие для поддержания своих друзей в “третьем мире”».

Но взаимоотношения Советского Союза, а значит и кораблей эскадры с дружескими странами Средиземноморского бассейна были сложными. В июле 1972 г. египтяне выслали приблизительно 17 000 советских техников и советников из страны, но более чем 1000 еще оставались в Египте к началу войны. Не располагая постоянными базами в Средиземном море СССР вынужден был пользоваться для отдыха личного состава и ремонта портами стран которые предоставляли такую возможность за валюту, но эти визиты тоже зависели от расположения местных властей. Так летом 1973 г. две ПЛ в течение двух дней ждали разрешения войти в алжирский порт Аннаба, и не получив разрешения 13 июня вынуждены были уйти.

Директивой Главнокомандующего ВМФ от 18 октября 1972 г. Черноморскому флоту было предписано нести боевую службу в Средиземном море в составе Средиземноморской эскадры), а подводные лодки в основном с Северного флота. Нахождение наших кораблей там обуславливалась необходимостью сохранения военного равновесия между противостоящими системами.

Следует учитывать, что советский ВМФ в Средиземном море противостоял не только ВМС США, но и ее союзникам по НАТО.

Еще в 1971 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев на встрече с избирателями сказал:

«В Вашингтоне, видите ли, усматривают угрозу в том, что наши корабли появляются в Средиземном море, Индийском океане, и в других морях. Но при этом американские политики считают нормальным и естественным, что их шестой флот постоянно находится в Средиземном море, что называется под боком у Советского Союза, а седьмой флот – у берегов Китая и Индокитая. Мы никогда не считали и не считаем идеальным положение, при котором военные флоты великих держав подолгу курсируют за тридевять земель от своих берегов. И мы готовы решать эту проблему, но решать, как говориться, на равных».

Но так как США не выражали готовности сократить присутствие флотов, то и миссия советской Средиземноморской эскадры продолжалась.

Арабские страны готовили свой ответ Израилю давно, планировалось начать ее в конце 1971 г., потом в начале 1972 г., потом последовал кризис в отношениях с СССР и планы вновь передвинулись. В январе 1973 г. в египетских вооруженных силах было создано единое командование для планирования операции, в феврале появились планы атаки Израиля на май. В марте ряд арабских государств направили в Сирию и Египет свои воинские контингенты. Как известно в боях с Израилем в октябрьской войне участвовали сухопутные части из Марокко, Иордании, Ирака, Саудовской Аравии, артиллерия из Кувейта, ВВС из Ирака и Алжира, военнослужащие из Туниса и Судана. При этом марокканские части были доставлены в Сирию советскими кораблями.

В апреле и июле 1973 г. в обстановке строгой секретности 5-й эскадрой была осуществлена операция по переброске бригады марокканских войск из Алжира в Сирию. Перевозка выполнялась скрытно двумя рейсами на двух наших БДК в охранении кораблей эскадры под прикрытием легенды о якобы проводимом учении по высадке десанта.

15 апреля два советских БДК (LSTs, пр.1171) и грузовое судно прибыли в Оран (Алжир), там они приняли марокканские подразделения. БДК ушли вечером 15 апреля сопровождаемые БПК пр.61 (по классификации НАТО – Kashin), грузовое судно отбыло 18 апреля. В восточном Средиземноморье их сопровождали РКР пр.58 (по классификации НАТО – Kynda) и СКР пр.50 (по классификации НАТО – Riga). Все три судна прибыли в сирийский порт Тартус 25 апреля.

Второй рейс был в середине лета, 7 июля в Оран (Алжир) прибыли два БДК (LSTs, пр.1171), загрузили марокканские войска и танки. Вышли 9 июля и уже 15 июля прибыли в Тартус.

Как рассказывал один из командиров БДК, его поразила дисциплина марокканских военнослужащих: офицеры «командуют» преимущественно жестами и обращаются только к сержантам, которые заправляют всем, приказания солдатами исполняются беспрекословно и бегом. В боевых действиях арабо-израильской войны 6-20 октября 1973 г., как рассказывали наши советники в ВС Сирии, марокканцы продемонстрировали высочайшие боевые качества и выучку по сравнению с войсками Сирии и Ирака.

К маю арабские государства были готовы начать войну, но они опять передвинули дату начала на август-сентябрь, видимо из-за начала конфликта между палестинцами и ливанской армией в Ливане в мае и из-за сирийско-египетских разногласий относительно целей наступления и координации военных усилий. Ту дату тоже передвинули на 5-10 октября.

Начальник 6-го управления ГРУ генерал-лейтенант Петр Спиридонович Шмырев вспоминал: «Для того чтобы следить за развитием событий на Ближнем Востоке, в начале сентября 1973 года в Средиземное море и к берегам Израиля вышел разведывательный корабль «Крым» под командованием И. Бочарина. За месяц, предшествовавший войне, кораблю удалось достаточно подробно выявить изменения в радиоэлектронной обстановке, найти новые источники, что сыграло немаловажную роль в успешном проведении похода.

Вообще мы на многих примерах убеждались в том, что только заблаговременное развертывание сил радио- и радиотехнической разведки в каком-либо кризисном районе дает положительные результаты. Надо успеть проследить радиоэлектронную обстановку мирного времени, разобраться в ней, после чего станут понятными изменения, возникающие при обострении ситуации.

Если же опоздать с развертыванием сил разведки, что в жизни не раз случалось, то хороших результатов ожидать трудно.

Вечером 5 октября 1973 года меня срочно пригласил к себе первый заместитель начальника ГРУ генерал-полковник Лев Толоконников, замещавший находившегося в отпуске генерала армии Петра Ивашутина.

Когда я прибыл к нему, в кабинете уже находились начальник недавно организованного ближневосточного управления генерал-майор Анатолий Павлов, начальник информации генерал-лейтенант Николай Зотов.

Толоконников, только что вернувшийся от министра обороны, был заметно возбужден. Он сообщил нам, что сегодня президент Египта Анвар Садат уведомил советского посла в Каире о решении египетского руководства вернуть утраченные территории и Суэцкий канал военным путем. Лев Сергеевич довел до нас указание министра – принять необходимые меры по усилению разведки в связи с тем, что война между Египтом и Израилем может начаться в любой момент.

Корабль «Крым» находился в Порт-Саиде, где пополнял запасы. Было решено в целях безопасности немедленно вывести его в море».

Силы 6-го флота ВМС США.

На 5 октября в Средиземном море в составе 6-го флота имелось 45 американских боевых кораблей – 2 авианосца «Индепенденс» (Independence CVA 62) и «Франклин Д. Рузвельт» (Franklin D. Roosevelt CVA 42), 1 крейсер «Литтл Рок» (Little Rock CLG 4), 16 эсминцев, фрегатов, сторожевиков (эсминец УРО «Claude V. Ricketts» DDG-5, «Sampson» DDG-10, «Coontz» DDG-40, эсминец «William M. Wood» DD-715, «Hawkins» DD-873, «Barry» DD-933, «Manley» DD-940, фрегат УРО «Coontz» DLG-9, «Dewey» DLG-14, «Harry E. Yarnell» DLG-17, «Belknap» DLG-26, сторожевые корабли «Edward McDonnell» DE 1043, «W.S. Sims» DE-1059, «Vreeland» DE-1068, «Trippe» DE-1075, «Joseph Hewes» DE-1078), 4 патрульных судна «GRAND RAPIDS» (PG-98), «DOUGLAS» (PG-100), «ANTELOPE » (PG-86), «READY» (PG-87), 10 десантных кораблей в том числе штабного корабля амфибийных сил «Mount Whitney» LCC-20, десантного вертолетоносца «Guadalcanal» LPH-7, десантно-вертолетные корабли-доки «Austin» LPD-4, «Nashville» LPD-1, десантные транспорты-доки «Fort Snelling» LSD- 30, «Pensacola» LSD- 38, танко-десантные корабли «Manitowoc» LST-1180. «Sumter» LST-1181 и «Harlan County» LST-1196 и 12 вспомогательных судов.

Они были рассредоточены по всему Средиземному морю. Флагманский корабль соединения TF 60/61 крейсер «Литтл Рок» (Little Rock CLG 4) вышел 5 октября из Стамбула (Турция) где с 1 октября находился с визитом, и к 6 октября шел в точку к югу от острова Крит и нес командующего 6-м флотом адмирала Мерфи. Группа TG 60.1 состоявшая из авианосца «Индепенденс» и ее охраны находилась в Афинах. TG 60.2 состоявшая из авианосца «Франклин Д. Рузвельт» и кораблей охраны находилась в различных испанских портах. TF 61/62 – десантное соединение имевшее в своем составе вертолетоносец «Гуадалканал» (Guadalcanal LPH 7) и девять других десантных судов, несущие батальон морских пехотинцев – приблизительно три тысячи человек, находилось в различных греческих портах. Кроме того, здесь находились и другие корабли, в том числе четыре ПЛА патрулировавшие в Средиземном море, и отдельные соединения, такие как 21 патрульный дивизион, базирующийся в Неаполе – он включал в себя флагманское судно дивизиона, патрульную канонерскую лодку (плавбаза соединения) «GRAHAM COUNTY» (AGP-1176) и патрульные суда «GRAND RAPIDS» (PG-98), «DOUGLAS» (PG-100), «ANTELOPE » (PG-86), «READY» (PG-87).

Начало войны.

«Примерно в 14 часов в резиденции зазвонил обыкновенный городской телефон. Я попросил секретаря Вафу Гулизаде взять трубку. Тот, поговорив, повернулся, сообщает: «С Вами хочет говорить президент». Я усомнился – президент и по простому, городскому телефону? Взял трубку – в ней ликующий голос Садата: «Сафир! Мы на восточном берегу канала. Египетский флаг на восточном берегу! Мы пересекли канал!» – таким вот образом 6 октября 1973 г. советский посол в Каире В.М.Виноградов узнал о начале очередной войны арабских стран с Израилем.

При подготовке к боевым действиям арабским командованием было уделено особое внимание внезапности удара. При этом были задействованы все средства, начиная с оперативной маскировки и заканчивая дезинформацией. Вплоть до начала войны арабское командование создавало видимость подготовки к обороне. Все подготовительные мероприятия проводились скрытно, под предлогом отражения возможного нападения израильских войск. Офицеры продолжали уходить в отпуска, а концентрация египетских войск на границе проводилась под видом учений. Только 1 октября начался вывод войск в исходные районы для наступления. Войска выдвигались скрытно, ночью, в режиме абсолютного радиомолчания. Дата начал операции была определена за два дня до наступления, и о ней знало только высшее руководство Египта и Сирии. 6 октября было выбрано с учетом таких факторов, как, например, уровень воды в Суэцком канале и угол отражения от ее поверхности солнечных лучей.

Несмотря на то, что А. Садат обещал советскому послу проконсультироваться по вопросу о начале войны, и известить его о точной дате начала операции, информация об этом пришла за четыре часа до начала боевых действий. Причем, по словам В. М. Виноградова, она была довольно расплывчатой. В ней только говорилось, что израильские провокации усиливаются и «можно ожидать событий».

Египтяне, наверное, не меньше чем по отношении к израильтянам пытались ввести в заблуждение советскую сторону, опасаясь негативной реакции на военные планы. За неделю до войны президент Садат распорядился сообщить советской стороне о возможности начала боевых действий, в самой общей форме, не выдавая намерения наступать первыми. Начальник военной разведки АРЕ бригадный генерал Фуад Нассар был уполномочен 3 октября предупредить главного военного советника генерала Самоходского, что по имеющимся у египтян сведениям, Израиль совершит нападение на Египет, но египтяне якобы не знают, когда и на каком участке. Он попросил, чтобы русские попытались проверить эту информацию. 3-4 октября начальник военной контрразведки непрерывно вел переговоры с Самоходским, сообщая ему о якобы подтверждающихся данных по подготовке Израилем широкой наступательной операции с использованием массированного воздушного налета.

Однако подобные ухищрения обмануть советское руководство не могли. 4 октября после доклада разведки глава МИД СССР А. Громыко заявил: «Боже мой! Через два дня начнется война! 6 октября, по московскому времени в 14 часов! Египет и Сирия против Израиля!.. Вот не послушались нас, лезут. А чего лезут — сами не знают».

Между тем, в оставшееся время Москва вмешиваться не собиралась, было решено эвакуировать из Египта наших граждан, а все остальное оставить как есть. Один из ответственных работников ГРУ ГШ вспоминал: «… мы не собирались ударять кулаком по столу. Мол, решайте сами — это ваше дело. Но мы не просчитали правильно итоги обеих войн. В 1967 году для нас неожиданным было поражение, а в 1973 году так же неожиданными были довольно успешные действия арабских армий на первом этапе. Предполагалось, что арабов быстро побьют. Мы заранее дистанцировались от них». При этом знали о сговоре между египтянами и американцами – Киссинджер и Садат «договорились о развязывании регулируемой небольшой операции».

США в свою очередь тоже решили закамуфлировать свою причастность к конфликту. В 14.45 московского времени (06.45 вашингтонского времени и в 13.45 ближневосточного времени) из Вашингтона в МИД поступила телефонограмма от А. Ф. Добрынина, которому из Нью-Йорка позвонил Г. Киссинджер и просил сообщить советскому руководству, что по данным израильского правительства, Сирия и Египет намерены в течении ближайших часов начать наступление по всем фронтам. Также Г. Киссинджер сообщил, что «США, как и СССР, в равной степени заинтересованы в предупреждении новой крупной военной вспышки на Ближнем Востоке, и что США не ведут какой-либо игры с нами, а исходят из необходимости кардинальных действий, чтобы ситуация на Ближнем Востоке не вышла из под контроля». Г. Киссинджер заверил от имени израильского руководства, что Израиль не начнет первым военных действий, но если их начнут арабы, то «ответ Израиля будет очень сильным».

После начала боевых действий, СССР в силу политической целесообразности всю вину за начало войны возложил на Израиль. 8 октября 1973 года в «Правде» было опубликовано «Заявление правительства СССР о положении на Ближнем Востоке», в нем в частности, говорилось следующее:

Ответственность за нынешнее развитие событий на Ближнем Востоке и их последствия целиком и полностью ложится на Израиль и те внешние реакционные круги, которые постоянно потворствуют Израилю в его агрессивных устремлениях…. Правомерность требований арабских государств о выводе войск агрессора со всех оккупированных в 1967 году арабских территорий признается всеми. Эти требования находятся в полном соответствии с принципом недопустимости приобретения территорий путем войны, зафиксированным в известных решениях Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН по Ближнему Востоку».

Более того согласно первым сообщениям советской печати утверждалось что израильские части первыми нанесли удары по арабским позициям, после чего египетские и сирийские войска перешли в контрнаступление. 7 октября «Красная звезда» писала: «Каир, 6 октября. (ТАСС). Верховное командование египетских Вооруженных сил сделало следующее заявление: «В 13 часов 30 минут противник силами нескольких военно-воздушных подразделений совершил нападение на наши части близ Зафарана и Ас-Сохны (в районе Суэцкого залива). Одновременно несколько израильских военных катеров приблизились к западному побережью залива. В настоящее время бой продолжается».

Это было следствием информационного наступления проведенного египетской стороной. В 13.30 по каирскому радио было передано тревожное сообщение: израильтяне совершили налет на египетский порт Зафарана на Красном море; руководство Египта поставило в известность об инциденте Совет Безопасности ООН. В 14.30 египтяне объявили о начале войны. Как позже стало ясно, заявление о нападении израильтян было ложью. Но оно давало руководству АРЕ повод первым начать боевые действия, не подвергаясь при этом осуждению мирового сообщества.

Впоследствии в СССР признали, что арабские страны первыми нанесли удары по израильским позициям, однако в тот момент, в октябре 1973 г. было намного выгоднее представить арабские страны жертвами израильской агрессии.

Советский посол в США А. Ф. Добрынин, описывая начало войны, сообщал, что Г. Киссинджер после начала военных действий обратился с предложением дать указания представителю СССР в СБ ООН не вставать полностью на сторону арабских стран, США в свою очередь не будут полностью поддерживать Израиль, а вместе добиваться приемлемого решения. «Москва ответила быстро. «Советское правительство, – говорилось в ответе, – получило сообщение о начале военных действий на Ближнем Востоке одновременно с Вами. Принимаем все возможные меры к выяснению действительного положения в этом районе, поскольку поступающие сведения носят крайне противоречивый характер…».

6 – 8 октября в первые два дня войны, происходил интенсивный обмен мнениями между Р. Никсоном и Л. И. Брежневым по специальной связи. Как пишет А. Ф. Добрынин в своих воспоминаниях: «Брежнев, по существу, уходил от созыва Совета Безопасности, делая упор на то, что агрессором в принципе давно является Израиль, удерживающий много лет захваченные им арабские земли…

Надо сказать, что в первые дни конфликта Москва находилась под сильным нажимом Каира и Дамаска, выступивших против передачи дела в ООН, ибо они надеялись на успех в военных действиях».

Тем более что руководство Египта и Сирии ставило перед собой ограниченные цели: на египетском фронте – форсировать Суэцкий канал и овладеть рубежом перевалов Митла – Гиди – Мелес на глубину 25-30 км, а на сирийском фронте освободить Голанские высоты и выйти к реке Иордан…

Действия на фронтах.

6 октября в 14.05 египетская артиллерия начала интенсивный обстрел израильских позиций. Одновременно авиация нанесла удары по «линии Бар-Лева» и целям в глубине Синайского полуострова. В это время израильтяне находились в состоянии частичной боевой готовности, так как по имеющимся у них сведениям, арабы должны были атаковать только в 18.00.

Хотя война началась с неожиданного нападения Египта и Сирии, советские специалисты утверждали, что элемент неожиданности фактически отсутствовал. Согласно их сведениям, израильские силы в районе Суэцкого канала были подняты по тревоге уже 1 октября, а частичная израильская мобилизация началась 4 октября, полную мобилизацию Израиль завершил в 10.00 6 октября в ожидании неизбежного нападения. Все эти очевидные израильские приготовления вынудили арабов начать их нападение ранее, чем предназначенные для этого египетские и сирийские силы, завершили окончательные приготовления в районе Суэцкого канала и на Голанских высотах…

На сирийском фронте боевые действия начались 6 октября в 14.00, когда артиллерия и авиация Сирии нанесли удары по израильским позициям на Голанских высотах. В 15.00 сирийская армия перешла в наступление, им противостояли две израильские бронетанковые бригады (6 тысяч человек личного состава, 170 танков, 60 орудий). В течение дня сирийские войска продвинулись на 4-8 км севернее и южнее Кунейтры. После сирийского наступления в районе Голанских высот, на пути войск оказался бункер израильской армии на горе Хермон. В течение нескольких часов его обороняли солдаты и офицеры израильской радиотехнической разведки «Аман» – аналога российского ФАПСИ и американского АНБ. Эти совершенно секретные «уши» и «глаза» позволяли осуществлять радиоперехват на сирийских линиях связи и наблюдать за передвижением войск вплоть до Дамаска, расположенного в 40 километрах. Разведчики оказали отчаянное сопротивление, но сталь и бетон не выдержали. Сирийские «коммандос» ворвались в бункер, убив 18 защитников, а более 30 человек было захвачено в плен. Самым ценным трофеем стала сверхсекретная аппаратура, которую потом долго изучали в Сирии, Египте и Советском Союзе. Однако после введения в бой израильских резервов продвижение сирийцев замедлилось. Выдвинув в первый эшелон 7-ю и 188-ю бронетанковые бригады, израильское командование сдерживало сирийское наступление. Для развития успеха в направлении Кафр-Нафах сирийское командование ввело в сражение 3-ю бронетанковую дивизию. В результате ожесточенных боев 7 октября сирийское командование приняло решение остановить наступление и перейти к обороне. Тяжелые потери понесли как сирийские, так и израильские части…

Бывший заведующий Отделом США МИД СССР Г. М. Корниенко описывает ситуацию в СБ ООН следующим образом: «Поскольку, однако, речь шла об освобождении войсками Египта и Сирии территорий этих стран, захваченных Израилем, то оказывать открытое давление на Каир и Дамаск, требуя прекращения огня, Советский Союз, разумеется, не мог. Соответственно, и в направленных в первый день, 6 октября, указаниях советскому представителю в Совет Безопасности ООН предписывалось в случае постановки на голосование предложения о прекращении огня проголосовать против в том случае, если об этом попросят представители Египта и Сирии (а если их позиции разошлись бы, то действовать в соответствии с позицией Египта).

Но уже 10 октября – с учетом развития военных действий – советскому представителю было дано указание в случае внесения в Совет Безопасности резолюции с призывом к прекращению огня заявить о законности борьбы арабов за изгнание израильских оккупантов, но при голосовании воздержаться, а не голосовать против, то есть не блокировать принятие решения вне зависимости от позиции Египта и Сирии. И только в случае, если бы призыв к прекращению огня сопровождался требованием об отводе арабских войск на исходные позиции, предписывалось применить вето, изложив при этом соответствующие аргументы».

6 октября Главком перевел в повышенную боевую готовность Черноморский флот.

6 октября в 15.30 с ЦКП ВМФ был получен сигнал о переводе сил эскадры в повышенную боевую готовность. По эскадре объявлена боевая тревога. На кораблях приступили к окончательному снаряжению боеприпасов: ввертывались взрыватели снарядов главного калибра, окончательно снаряжались торпеды, готовились глубинные бомбы и другое вооружение. Офицерам из арсеналов было выдано личное оружие – пистолеты с боезапасом. На командном пункте эскадры развернуты посты боевого управления. Флагманский корабль – плавбаза «Волга» выполнял переход из района западного Средиземноморья, где он встречал прибывшую бригаду подводных лодок, в район слежения за американскими АУГ (авианосно-ударными группами) южнее острова Крит.

По данным разведпризнакам можно было сделать заключение: из Хайфы вышли в море четыре современных ракетных катера типа «Саар-4». Два из них – «Решет» и «Кешет» – были идентифицированы «слухачами» корабля радиоэлектронной разведки. И вот, наконец, массовый подъем авиации Израиля. Первым эту стратегическую информацию принял старшина смены радиотелеграфистов главстаршина Н. Сушеница. По возвращении из похода он будет награжден медалью «За боевые заслуги». Информация передана на пост оперативного дежурного. Здесь ее принимает заместитель командира по разведке. Что было дальше, вспоминает Михаил Шатберашвили:

«С кратким, но исключительной важности донесением, со всех ног бегу в каюту командира. Командир читает, перечеркивает слово «Срочное» и ставит высшую категорию срочности в Вооруженных Силах СССР – «Воздух!».
Каюта шифровальщика рядом с командирской, и через минуту шифротелеграмма отправлена адресатам.

Так жаркой осенью 1973 года началась война».

Первая реакция США на начало войны была в виде направления авианосной ударной группы (АУГ) в восточное Средиземноморье. В 9.00 6 октября госсекретарь США Генри Киссинджер отдал распоряжение подготовить план перемещения американского 6-го флота в восточное Средиземноморье, и предложения об укреплении 6-го флота в случае необходимости. Решение о передислокации авианосцев в восточное Средиземноморье было принято во время вечерней встречи Вашингтонской специальной группе действий (WSAG) и в 21.46 Объединенный комитет начальников штабов (JCS) отдал приказ авианосцу «Индепенденс» (Independence CVA 62) с эскортом покинуть Афины (Греция) и направиться в район к югу от острова Крит.

В ночь с 6 на 7 октября группа TG 60.1 состоящая из авианосца «Индепенденс» (Independence CVA 62) и трех эсминцев немедленно покинули Афины где они стояли и направилась в район к югу от острова Крит.

С 7 октября авианосец после выхода из Афин начал сопровождать БПК пр.61 (по классификации НАТО – Kashin) «Скорый». Служивший на нем Андрей Левандовский вспоминал: «В ночь на пятое октября корабль поднял якорь и отправился в сторону острова Крит. Утром, на следующий день разыгрался шторм.

Ударный авианосец «Индепенденс» (CVA 62) с кораблями охранения 8 октября (реально 6 октября. Авт.) покинул свою стоянку в Афинах и направился в район к югу от острова Крит. Нашему кораблю было приказано следовать за ним. На следующий день на горизонте появился характерный силуэт авианосца в окружении кораблей охранения. Постепенно дистанция между нами сокращалась. С палубы авианосца с небольшими интервалами взлетали самолеты. Немного в стороне рядом с кормой висел дежурный спасательный вертолет. Теперь почти непрерывно над нами, на малой высоте пролетали самолеты. Под их крыльями на пилонах виднелась боевая нагрузка…

…18 января 1974 г. было подписано египетско-израильское соглашение о разъединении войск сторон. В соответствии с ним израильские войска были выведены с западного берега Суэцкого канала и отведены в глубь Синайского полуострова на линию перевалов Гидди и Митла. 31 мая 1974 г. состоялось подписание аналогичного соглашения между Сирией и Израилем, израильтяне вывели свои войска с сирийской территории, захваченной в октябре 1973г., а также из г. Эль-Кунейтра на Голанских высотах.

За время конфликта силы средиземноморской эскадры были увеличены почти в два раза. Если на 6 октября по западным данным в составе 5-й эскадры было 58 судов, в том числе 15 субмарин, 4 крейсера, 6 эсминцев, 5 фрегатов, 2 десантных судна и 2 тральщика. То уже 14 октября она насчитывала 69 судов, 24 октября – 80 судов, в том числе 26 надводных боевых кораблей и 16 субмарин, а 31 октября достигла максимума в 96 судов, в том числе 34 надводных боевых судов и 23 субмарины. Западные данные несколько отличаются от наших данных, в частности приводимых в мемуарах начальника политотдела 5-й эскадры контр-адмирала Павла Романовича Дубягина, но в принципе дают картину интенсивности наращивания сил.

Руководство СССР высоко оценило деятельность эскадры. Командир эскадры вице-адмирал Е. Волобуев, командиры бригад капитаны 1 ранга Н. Ясаков, Н. Мясоедов, Н. Легкий были награждены орденом Красного Знамени. Этим же орденом награждены командиры БПК «Красный Кавказ», морского тральщика «Рулевой» и «СДК-137». Командир 30-й дивизии контр-адмирал Л. Васюков удостоен высшей награды Родины – ордена Ленина. Многие офицеры соединений, кораблей, штаба и политотдела эскадры награждены орденом Красной Звезды.

Не остались в стороне и негативные уроки, об этом адмирал И.В.Касатонов писал: «Во время этой войны, конечно, силы флота в Средиземном море были значительны, но все же главные вопросы в море: организация противолодочной и противовоздушной обороны – не были решены. Причем не только в море, но и в пунктах базирования. Наша авиация, как и ранее, в Восточном Средиземноморье отсутствовала. Надводные корабли, как и прежде, имели недостаточную боевую устойчивость…

В общем-то это была в большей степени политическая поддержка дружески настроенных к нам государств».

alerozin

Опубликовал: admin | Дата: Сен 28 2015 | Метки: Публицистика |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Weboy

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,596 | Комментариев: 14,717

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
Free WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire