Война России и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего III

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 1, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 96

Часть 3: Прелюдия перед решающей схваткой

После разгрома американских авианосных групп на Ближнем Востоке установилось временное затишье. Стороны готовились к решающему сражению. Американцы заканчивали развертывание в Саудовской Аравии 101-ой воздушно-десантной дивизии. Иранцы пополняли техникой и боеприпасами потрепанные в боях 28-ую и 84-ую моторизованные дивизии, стоящие на границе с Кувейтом. Новороссийская, Тульская, Ивановская и Псковская дивизии ВДВ уже закончили развертывание в районе Тебриза и выдвигались по направлению к Багдаду.

Тем временем, Кувейт страстно желал выйти из войны и требовал убрать со своей территории американские войска. Вашингтон и сам склонялся к тому, чтобы передислоцировать эти войска в Саудовскую Аравию. Дело в том, что переброшенные в Саудовскую Аравию части 101-ой воздушно-десантной дивизии, были легковооруженными. Они не имели ни танков, ни самоходной артиллерии. И оставшаяся в Кувейте бронетехника была как нельзя кстати для их усиления. К тому же, в случае российско-иранского удара в обход Кувейта, эти войска оказались бы там заперты и никак не смогли бы повлиять на дальнейший ход войны.

Через пару дней решение было принято. Американские войска покинули Кувейт и передислоцировались к городу Рафха на территории Саудовской Аравии. Сразу же вслед за этим Султан Кувейта Аль Сабах провозгласил нейтралитет. Примерно в это же время российские войска покинули Багдад и стали выдвигаться в направлении иракского города Эль-Сальман, примерно в 100 км от саудовской границы. А иранцы, закончив укомплектование 28-ой и 84-ой моторизованных дивизий, двинулись в обход кувейтской территории с севера, чтобы занять позиции у саудовской границы напротив Хафр-эль-Батина.

Все теперь зависело от действий американской стороны. Выдвижение англо-американских войск к границе с Ираком означало бы, что Вашингтон намерен вести наступательные действия. Так оно в сущности и произошло. Намерения Вашингтона проявились ровно через два дня, когда российская разведка обнаружила передвижение американо-британских войск и основных сил саудитов в направлении города Рафх. Стал вырисовываться и военный план США. Он был незамысловатым — лобовой удар через Эль-Сальман на Багдад. На этом участке стал формироваться оборонительный рубеж российско-иранской коалиции.

К тому моменту уже обрисовалась и конфигурация противостоящих военных группировок. Американская коалиция имела в своем составе 101 воздушно-десантную дивизию сухопутных войск США, численностью 16 тыс. человек. На ее вооружении состояло 90 ударных вертолетов Апач, 54 буксируемые 155 мм гаубицы М777, 225 противотанковых комплексов ТОУ-2 и 6 реактивных установокM142 ХИМАРС (HIMARS). В состав группировки вошла и выведенная из Кувейта тяжелая дивизия. В ней оставалось 10 тыс. человек личного состава, 100 танков Абрамс, 200 БМП «Брэдли», 50 САУ М-109 и 20 вертолетов Апач.

Британские войска включали 16-ю воздушно-штурмовую бригаду численность 8 тыс. человек и два усиленных вертолетных полка. Бригада фактически не имела тяжелых вооружений, но располагала множеством противотанковых и переносных зенитно-ракетных комплексов, а также подвижными автомобилями повышенной проходимости с навесным вооружением. Бригада идеально подходила для быстрых беспокоящих рейдов по тылам и флангам противника. Приданные ей вертолетные полки имели на вооружении 60 ударных вертолетов Апач.

Саудовская Аравия направила в район боевых действий почти все свои боеспособные войска — три танковые и четыре механизированные бригады. Оставшиеся две бригады были связаны в других районах страны. Одна механизированная бригада вела войну с йеменскими хуситами в провинции Наджран. Положение правительственных войск там совсем ухудшилось после переброски в Йемен бригады иранского спецназа. А танковая бригада прикрывала побережье страны в районе о-ва Бахрейн, который только что был захвачен бригадой морской пехоты иранских стражей исламской революции. Опасаясь такой же операции на своем побережье, саудиты были вынуждены развернуть там в добавление к ополченцам боеспособные армейские силы.

В целом саудовский контингент включал около 40 тыс. человек личного состава, 435 танков, 800 БМП M113, 110 САУM109, 40 РСЗОASTROSII и 20 передвижных комплексов ПВО малой дальности «Crotale». Правда, новых танков Абрамс было всего 200, остальное составляли старые, хотя и модернизированные M60A3. Саудовцы также сняли с обороны городов и перебросили на поддержку коалиционной группировки 36 буксируемых установок ПВО «Пэтриот» PAC-2.

До начала конфликта авиация саудовцев насчитывала 152 F-15, 80 «Торнадо» и 24 «Тайфуна». Однако после иранских ракетных ударов по аэродромам Саудовской Аравии более половины этих самолетов было потеряно. Так что сейчас саудовцы могли выставить только 80 истребителей, в основном F-15. К тому же, боевые качества саудовских пилотов оставляли желать много лучшего. Американцы, в общем-то, не очень и рассчитывали на саудовскую авиацию и привлекать ее к боевым действиям намеревались только в крайнем случае. Сами они перебросили на территорию Королевства 200 истребителей, из них 100 новейших F-22. Еще 50 истребителей «Тайфун» перекинули британцы.

Российская группа войск в Ираке включала Псковскую, Новороссийскую, Тульскую и Ивановскую дивизии ВДВ общей численностью 20 тыс. человек. Они имели на вооружении свыше 800 боевых машин десанта БМД-2, 216 самоходных артиллерийских орудий «Нона-С», 60 самоходных противотанковых пушек «Спрут-СД», 48 полевых орудий Д-30, значительное количество противотанковых ракет «Конкурс» и различные виды зенитных ракет ближнего действия «Стрела» и «Игла». Десантникам были приданы два дивизиона РСЗО «Град» (36 ед.) и два дивизиона РСЗО «Смерч» (8 ед.). Наличие этих РСЗО уравнивало возможности российской артиллерии с американской, так как дальность последней составляла в среднем 24−26 км., в то время как «Нона-С» могла бить только 8−12 км, а Д-30 — на 15 км.

В группировку также входили два вертолетных полка, имеющих в общей сложности 120 боевых вертолетов Ми-24В «Крокодил», Ка-52 «Аллигатор» и Ми-28Н «Ночной охотник». Причем новейшие «Аллигаторы» составляли не менее трети всех боевых машин. С воздуха российские и иранские войска прикрывали два комплекса ПВО С-300В4, 10 комплексов «Бук-М3» и 20 установок «Тор-М2». Помимо, этого в Ирак были скрытно переброшены из Сирии два комплекса «Искандер», которые существенным образом повлияли на весь ход сражения.

Иранские 28-я и 84-я моторизованные дивизии к тому моменту уже частично восстановили свои потери в людях и технике. Иранцы также перебросили в район боевых действий три танковые дивизии — 81-ую, 88-ую и 92-ую. В результате иранская группировка выросла в численности до 40 тыс. человек. Она имела на вооружении 750 танков: 300 Т-72, 300 «Сафир-74», 50 Т-62 и 100 старых американских М60А1, 1000 БМП и БТР, 60 САУ «Гвоздика» и 100 САУ М-109, а также 100 РСЗО разных калибров иранского производства.

Авиационную поддержку российско-иранской группировки должны были осуществлять около 100 российских самолетов. Среди них были новейшие модели — два Су-35С, четыре Су-30М2, четыре Су-27СМ3, три МиГ-29СМТ, четыре Су-34. Основную же массу составляли самолеты четвертого поколения МиГ-29 и Су-27, вполне конкурентоспособные с американскими F-16 и F-15, а также фронтовые бомбардировщики Су-24. Группировку также поддерживали иранские истребители — 36 МиГ-29 и 43 F-14.

Таким образом, статистически силы сторон были примерно равны. Российско-иранская группировка имела в своем составе 60 тыс. человек, 750 танков, 1800 БМП и БТР, 376 САУ, 144 РСЗО, 120 ударных вертолетов и 179 самолетов. Американская коалиция включала 66 тыс. человек, 535 танков, 1000 БМП и БТР, 160 САУ, 46 РСЗО, 150 ударных вертолетов и 330 самолетов. Одним словом, американцы и их союзники имели существенное превосходство в авиации, но это отчасти компенсировалось преимуществом российско-иранской коалиции в ударной мощи сухопутных сил. Помимо этого, российско-иранские войска прикрывались более совершенной и интегрированной системой ПВО по сравнению с войсками американской коалиции. Поэтому исход сражения мог быть решен только профессионализмом и доблестью солдат и офицеров, их умением максимально реализовать имеющиеся преимущества и нейтрализовать преимущества противника.

Войска противостоящих сторон расположились друг напротив друга в районе саудовско-иракской границы. Американская коалиция занимала позиции между Рафхой и Хафр-эль-Батином. Российско-иранская группировка сосредоточилась в промежутке между кувейтской границей и шоссе Эс-Сальман — Рафха. Саудовские войска стояли под Хафр-эль-Батином. Им противостояла иранская группировка. Американо-британские войска сосредоточились чуть ниже Рафха в районе шоссе, ведущего к Хафр-эль-Батину. Им противостояли четыре российские дивизии ВДВ.

Стороны разделяла полоса ничейной территории шириной 50 км. Такое расстояние обеспечивало невозможность обстрела собственных войск артиллерией противника. В атаку идти никто не спешил, чтобы не угодить в западню. Конечно, обе стороны имели РСЗО большой дальности, но тратить их дорогостоящие боеприпасы на удары вслепую никто не собирался. На первом этапе, стороны просто прощупывали друг друга, используя принцип «длинной руки». Самолеты ДРЛО кружили на приличном отдалении от линии фронта в зоне действия своей ПВО и вели радиоэлектронную разведку позиций противника. Время от времени в воздухе появлялись малые беспилотники другой стороны. Их тут же сбивали, но какую то информацию они, видимо, передавать успевали.

Первоначально американцы надеялись на невидимости своих F-22. Поэтому они стали прощупывать радиолокационные возможности С-300В4, время от времени вторгаясь в зону ПВО российско-иранской группировки и сразу же выходя из нее. Но оставаться незаметными им не удавалось. Возможно это было связано с тем, что на земле действовало несколько РЛС различных комплексов ПВО, и самолеты облучались под разными углами. На прямом луче они, может быть, и не были бы видны, но в других проекциях отражение радиоволн было сильнее. К тому же над позициями российско-иранских сил постоянно висел самолет ДРЛО А-50. На самом деле, там действовало два самолета, которые менялись, обеспечивая постоянное присутствие в воздухе. Радары ДРЛО и наземных систем ПВО были соединены между собой в единую цифровую сеть и постоянно обменивались информацией.

Один раз зазевавшийся пилот F-22 даже нарвался на пуск по его самолету зенитной ракеты. Спасло его только то, что он находился на расстоянии 230 км от комплекса С-300В4, то есть на самой границе дальности действия радара комплекса. Получив сигнал о пуске ракеты, пилот резко бросил свой самолет к земле и ушел за радиогоризонт радара. А головка самонаведения ракеты еще не успела захватить цель. Опоздай он секунд на десять, и был бы наверняка сбит. Ракета С-300В4, имеющая дальность 400 км, достала бы его самолет даже на такой удаленной дистанции.

С российской стороны вариант воздушной атаки даже не рассматривался. Ввязаться сейчас в бой с превосходящими силами авиации противника означало сразу же потерять все самолеты и лишить себя воздушной поддержки в будущем, когда она может очень понадобиться. Поэтому расчет делался на то, что американцы пойдут традиционным путем: попытаются нанести по российско-иранской группировке массированный воздушный удар, в ходе которого большая часть американской авиации будет уничтожена российской системой ПВО. После этого силы авиации сторон выровняются и можно будет приступать к наземной операции.

Но американцы с массированной воздушной атакой не спешили. Хотя организовать такую атаку они в принципе могли, использовав 20−30 воздушных танкеров-заправщиков, чтобы собрать ударную группировку в воздухе. В то же время, они понимали, что такая атака — дело весьма рискованное, и скорее всего, проигрышное. Ведь два комплекса С-300В4 могли в одном залпе выпустить сразу 160 ракет. Помимо этого, 10 комплексов Бук-М3 с дальностью 75 км, располагали 120 зенитными ракетами. Поэтому даже при вероятности поражения самолета одной ракетой 80% американская коалиция должна была потерять в таком бою 225 самолетов.

Но даже это не гарантировало уничтожения хотя бы одного комплекса С-300В4, поскольку каждый из них прикрывался как минимум двумя Торами. В этих условиях вероятность поражения комплекса даже восемью авиационными ракетами была почти нулевой. Не говоря уже о том, что, увидев подготовку к массированной авиационной атаке (а скрыть атаку такого масштаба нереально), русские и иранцы подняли бы в воздух свои истребители и добили бы остатки американо-британской авиации. Таким образом, получалось, что предпринимая массированную воздушную атаку, американская коалиция могла потерять всю свою авиацию без какой либо гарантии уничтожения обоих комплексов С-300В4. А это уже выглядело не как военная операция, а как некая авантюра.

Сначала американские военные попытались выбить С-300В4 ударами крылатых ракет «Томагавк». Но очень скоро стало ясно, что это дело бесперспективное. Удары несколькими ракетами легко перехватывались системами ПВО «Тор-М2», а массовые залпы по 30−50 ракет утаить было невозможно. Они обнаруживались средствами российской воздушной разведки, и за время подлета ракет комплексы ПВО просто перемещались на запасные позиции. В итоге «Томагавки» били по пустому месту. К тому же, русские грамотно использовали ложные надувные мишени, которые оттягивали часть ракет на себя.

Бесцельно истратив около 300 «Томагавков», американцы были вынуждены сменить тактику. Теперь они сделали ставку на ударные беспилотники. С этой целью в Саудовскую Аравию было переброшено 110 беспилотников MQ-9 Reaper. В отличие от крылатых ракет беспилотники могли барражировать в воздухе, в реальном времени отслеживать перемещение комплексов ПВО и в нужный момент наносить по ним удары.

MQ-9 Reaper являл самой вершину американской технологической мысли. Он был оснащен мультиспектральной системой наведения AN/AAS-52, включающей телекамеры в видимом и инфракрасном диапазонах, телевизионную систему на основе фотоумножения и лазерный дальномер-целеуказатель, предназначенный для наведения систем оружия. Каждый беспилотник мог нести по четыре ракеты «воздух-земля» AGM-114 «Хеллфайр».

Таким образом, все американские беспилотники могли в одном залпе выпустить сразу 440 ракет. Теоретически этого было более чем достаточно для прорыва обороны двух комплексов ПВО С-300В4, даже прикрытых несколькими Торами. Однако для осуществления этого залпа беспилотниками надо было подлететь к комплексам С-300В4 хотя бы на 8 км. И тут начинались проблемы. Чтобы это сделать беспилотникам надо было преодолеть эшелонированную систему ПВО российской группировки, у которой было достаточно ракет, чтобы все их посбивать еще до того, как они выйдут на дистанцию выстрела.

Для решения этой проблемы американцы разработали сложнейшую воздушную операцию. Она состояла в комбинированном ударе несколькими средствами воздушного нападения — крылатыми ракетами, самолетами и беспилотниками. Удар двумя небольшими партиями крылатых ракет по каждому комплексу отвлек бы несколько Торов, а имитация массовой атаки авиации заставила бы Буки сконцентрироваться на самолетах. В это время беспилотники, на низкой высоте, а потому невидимые радарами С-300В, проникли бы в зону ПВО российской группировки. Им должны были противостоять примерно половина из имеющихся Торов, так как другие были бы заняты крылатыми ракетами. Поскольку каждый Тор мог одновременно обстреливать только 4 цели и имел по 8 ракет на каждой установке, то примерно 20−30 беспилотников имели неплохой шанс прорваться к комплексам С-300В4 и уничтожить их.

Американский план был сложен, но выполним. Сначала все вроде бы развивалось так, как задумывалось. Два залпа по четыре ракеты «Томагавк» с подводных лодок не были замечены российскими средствами воздушной разведки. Поэтому ракеты подлетели к расположению российских войск незамеченными. Увидев их на небольшом удалении, Торы сразу переключились на их перехват. В это время в зону ПВО российско-иранской группировки вторглись примерно 150 американских самолетов и 100 беспилотников. Американские и британские летчики имели четкое задание так имитировать нападение, чтобы в него поверили. Поэтому им пришлось войти в зону ПВО на достаточную глубину. С-300В4 и Бук-М3 сразу же открыли по ним огонь. В итоге от ракет удалось увернуться далеко не всем. 50 самолетов было сбито, среди них 20 F-22.

Тем временем беспилотники на малой высоте почти достигли боевых порядков российских войск. Но тут началось непонятное. Где-то на дистанции 14 км от периметра российской группировки операторы беспилотников стали испытывать сложности в управлении, их команды выполнялись с перебоями и не с первого раза, а картинка местности стала рябить и периодически исчезать. На расстоянии 5 км. картинка местности почти полностью исчезла и наводить машины можно было только по координатам. Более того, куда реально летят беспилотники сказать было трудно. Средства независимого контроля самолета ДРЛО сообщили, что некоторые беспилотники пошли совсем не в том направлении, как планировалось.

Это работали российские средства радиоэлектронной борьбы. Военное командование американской группировки не учло этот важный фактор при планировании операции, или оно было просто уверено в том, что американские средства электронного противоборства намного превосходят российские. Между тем еще несколько лет в десантные войска РФ поступил комплекс РЭБ «Инфауна», который с тех пор активно использовался на учениях и был хорошо освоен личным составом. К тому же, в составе российской группировки имелся новейший комплекс РЭБ «Борисоглебск-2», с небольшой командой, которая никому не подчинялась и ни с кем не общалась. О них ходили разные слухи. Поговаривали, что они из какого то суперсекретного научного института, которого официально и не существует вовсе.

Как бы там ни было, но управление беспилотниками было почти полностью потеряно, а они в это время уже находились в зоне поражения Тор-М2, которые открыли по ним огонь. Операторы беспилотников дали команду на отход, но команды не выполнялись. Беспилотники беспомощно кружили в зоне поражения Торов и один за одним уничтожались. Вернуться удалось лишь 10 из них — тем, что находились дальше других от позиций российских войск. Это был полный провал.

Впервые за многие годы американское военное командование почувствовало свою беспомощность. Пробить российскую систему ПВО никак не получалось. Что делать дальше, было тоже непонятно. В Пентагоне нарастала паника. Но тут один опытный генерал, воевавший еще во Вьетнаме, предложил простое решение. Мол, уничтожать российскую ПВО нужно не высокотехнологическими воздушными средствами, а надежными и проверенными наземными. Он, в частности, обратил внимание на наличие в составе группировки реактивной системы залпового огня M142 ХИМАРС (HIMARS). Имея всего шесть стволов, этот комплекс существенно уступал российским системам Град и Смерч по плотности огня, однако имел большую дальность поражения. А одна из его управляемых ракет MGM-140E могла уничтожать точечные объекты на дистанции 300 км.

Указав на это обстоятельство, упомянутый генерал пояснил, что эти системы следует использовать на расстоянии 80 км от переднего края, чтобы не нарваться на ответный огонь российских Смерчей, имеющих дальность 120 км. Таким образом, ХИМАРС смог бы поражать объекты, расположенные на 170 км в глубину российских войск. До с С-300В4 он конечно, не достал бы, но вот выбить значительную часть Буков, смог бы. А после этого и массированная авиационная атака на С-300В4 стала бы возможной. И хотя MGM-140E была очень дорогой ракетой, их имелось на месте всего 80 штук, игра стоила свеч.

Надо сказать, что российское военное командование о наличии систем ХИМАРС в составе американской группировки было осведомлено, и поэтому предусмотрительно расположило комплексы С-300В4 на 300 км от передовой. Кстати говоря, система ПВО района дислокации российско-иранской группировки от такого расположения С-300В4 никак не пострадала. В первом эшелоне войск стояли системы Бук-М3, имеющие дальность обнаружения цели 100 км. А поскольку информация, поступающая от всех комплексов ПВО была интегрирована в единую систему, то получалось что дальность радара С-300В4 увеличивалась на эти самые 100 км. То есть она покрывала не только район дислокации российско-иранских войск, но простиралась на 50 км ничейной территории перед их позициями и еще на 40 км над позициями американской коалиции. То есть зенитные ракеты российского комплекса могли поражать авиацию противника даже на его территории. Правда, на такой предельной дальности американские самолеты имели хороший шанс увернуться от попадания российских ракет. Тем не менее операции авиации США в этой зоне были затруднены.

Подготовка комплексов РСЗО ХИМАРС заняла не более двух часов. Четыре установки из шести имеющихся встали на расстоянии 80 км от передовой. Затем почти одновременно каждая установка сделала залп шестью ракетами по четырем комплексам Бук-М3, расположенным в первой полосе обороны российских войск. Один такой комплекс состоял из пяти машин, которые должны были быть уничтожены: командного пункта, станции обнаружения и целеуказания, транспортно-пусковой установки и двух самоходных огневых установок. Поражение не всех машин означало бы лишь частичный успех, так как неповрежденные машины были бы переданы в состав других комплексов. Координаты целей для американских ракет выдавал самолет ДРЛО. Он также осуществлял коррекцию их траектории по мере приближения к цели.

Имея скорость полета 42 км/мин ракеты должны были достигнуть своих целей примерно за 5 минут. По одной ракете в каждой группе было оснащено кассетными головными частями с боевыми элементами, позволяющими поражать легко бронированную технику. Эти кассетные боеголовки были оснащены электронными взрывателями, которые должны были подорвать их на определенной высоте, чтобы обеспечить эффективное поражение техники противника на площади попадания.

Радары российской системы ПВО обнаружили пуск американских через минуту после старта. Еще минута потребовалась им, чтобы рассчитать траекторию полета и точки перехвата. Еще минута ушла на разворот пусковых установок, после чего ближайшие к цели 8 Торов дали залп из 32 ракет-перехватчиков. На повторный залп времени уже не было. У зенитных ракет Торов было менее 2 минут, чтобы сблизиться с целями. Теоретически этого было вполне достаточно. И все же ракеты MGM-140ATACMS были сложной целью. Они летели с огромной скоростью, при этом иногда корректируя траекторию полета. Поражение целей на таких скоростях находилось на границе возможностей Тора-М2.

В итоге были поражены только те американские ракеты, на которые было направлено по две ракеты-перехватчика, и то не все. Всего было сбито 8 ракет из 24. Другие могли нанести очень серьезный ущерб. Но 6 из них (цельный залп) стрелял в ложную мишень, которая являлась надувным макетом комплекса Бук, имитирующим его излучение в разных диапазонах частот. На эффективность американского удара также повлияла работа российских систем радиоэлектронной борьбы, которые включились сразу же после получения сообщения о ракетной атаке.

Поскольку траектория ХИМАРСов уточнялась по GPS, то нарушение этого сигнала российскими РЭБ внесло дополнительные ошибки в вычисление точки попадания. По существу, отклонение от этой точки увеличилось в 10 раз — с 20 метров до 200. Поэтому разрывы осколочно-фугасных боезарядов некоторых ракет произошли на достаточном удалении от цели и не повредили машины ПВО. В одном случае РЭБ нейтрализовал ракету с кассетной боевой частью, активировав ее взрыватель на достаточно большой высоте. Правда, другая взорвалась на положенной высоте, но на несколько большей дистанции от мишени, чем планировалось. Это позволило избежать поражения всего комплекса ПВО Бук. Пострадал лишь командный пункт и частично РЛС станции обнаружения.

В целом в результате удара были поражены две самоходные огневые установки, одна транспортно-пусковая установка, один командный пункт и одна транспортно-заряжающая установка (что не имело большого значения). Также одна РЛС получила повреждение кассетным боевым элементом, но сама машина не пострадала. Таким образом, общий результат атаки можно было засчитать как поражение одного комплекса Бук-М3.

Но на американской стороне царило ликование. По их оценке, по крайней мере, три комплекса Бук-М3 было уничтожено. Правда, даже это ложное ликование длилось не долго, от силы минут пять. Это было ровно столько, сколько потребовалось расчетам российских комплексов Искандер, чтобы ввести в систему наведения координаты ХИМАРСов, позиции которых были засечены артиллерийской разведкой, и дать ответный залп из четырех ракет.

Американский самолет ДРЛО обнаружил залп Искандеров, через минуту после их запуска и сразу же передал эту информацию экипажам ХИМАРСов и комплексам ПВО «Пэтриот»PAC-2. Ближайшие четыре установки «Пэтриот» почти одновременно выпустили по приближающимся «Искандерам» 16 ракет-перехватчиков, но перехват выполнить не смогли. Имеющие несколько точек изменения траектории, «Искандеры» легко уклонились от американских противоракет и накрыли позиции ХИМАРСов. Три установки были уничтожены вместе с экипажами. Четвертый экипаж, осознав, что времени на сворачивание своей установки и отвода ее из зоны поражения у них нет, бросился врассыпную. Это был бег как на олимпиаде. За минуту бойцы пробежали около 300 метров и залегли в складках местности. Их установка была уничтожена, но они выжили.

Наличие в российских войсках комплексов «Искандер» оказалось неприятным сюрпризом для американского военного командования. Теперь у американцев оставалось всего две установки ХИМАРС, но и их эффективное использование было поставлено под вопрос. То есть план уничтожения российской системы ПВО вновь становился нереальным. Но и на российской стороне особого воодушевления не было. И хотя результаты обмена ракетными ударами можно было в общем и целом охарактеризовать как ничью, российское военное командование испытывало серьезное беспокойство.

По существу, американцы продемонстрировали возможность уничтожать российские комплексы ПВО ракетными ударами. И хотя четыре установки ХИМАРС были уничтожены, точное их количество российской стороне известно не было. По штатам в дивизии могло быть от 12 до 18 штук, но могло оказаться и больше. Они могли проводить неожиданные атаки, и будучи уже осведомленными о присутствии Искандеров, сразу же отводить свой РСЗО за пределы зоны поражения российских ракет. Видимо, они не всегда бы успевали это сделать, и время от времени теряли бы свои ХИМАРСы, но такие перестрелки в конечном итоге привели бы к тому, что боеспособных Буков в войсках не осталось бы.

А без Буков, успешная массированная атака американской авиации на С-300В4 переходила из области фантастики в область реальности. И в случае такой успешной атаки поражение российско-иранской группировки становилось бы неизбежным Поэтому объединенное командование группировки приняло решение не ждать разгрома своей ПВО, а перейти в наступление.

Михаил Александров

regnum

Опубликовал: admin | Дата: Май 7 2017 | Метки: Перспективы |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress Themes

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 25,930 | Комментариев: 16,404

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
mugen 2d fighting games
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire