Военачальник должен быть мыслителем

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 2, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 0

Армия наряду с целым рядом социальных институтов относится к важным прецедентным социальным феноменам, по которым другие страны судят о Российском государстве, силе нашей нации, готовности защитить свой народ. В этом смысле сегодня, как никогда, актуально мнение ряда ученых, высказанное на страницах газеты «Военно-промышленный курьер», относительно необходимости усиления гуманитарной составляющей военной науки. Авторов данной статьи беспокоит отсутствие школы профессиональной подготовки военных философов.

Бывший госсекретарь США, советник президента США Джимми Картера по вопросам национальной безопасности Збигнев Бжезинский в интервью газете «Сегодня» в конце прошлого века так оценил Россию и ее место в мире: «Политическая реальность сегодня такова, что Россия – побежденная страна. После 70 лет коммунизма она была повержена в титанической схватке, и сказать, что это был Советский Союз, а не Россия, который был побежден, не что иное, как бегство от политической реальности. Советский Союз был исторической Россией, называемой Советским Союзом. Россия бросила вызов США и была побеждена. Теперь Россия может существовать только как клиент США. Претендовать на что-то иное является беспочвенной иллюзией».

В этой связи к заслуге президента АВН генерала армии Махмута Гареева следует отнести факт постановки им многоаспектной проблемы войны, вооруженной борьбы и военного строительства, а также признания важности объединения усилий возможно большего числа отраслей научного знания. В развернувшейся после публикации статьи Гареева на страницах газеты «Военно-промышленный курьер» (№ 20) «Предчувствовать изменения в характере войны») полемике на данную тему (№№ 20, 21, 22, 24, 29, 38) отчетливо проявилось несколько аспектов: философский, военно-философский и нравственно-личностный. Ряд глубоких положений по вопросу детерминантов развития военной науки, ее эволюции, соотношения военной истории и военного искусства с военной наукой высказал генерал-майор, доктор философских наук, профессор Степан Тюшкевич. Заслуживают внимания и взгляды профессора Владимира Ксенофонтова в области многоаспектного философского анализа войны как социально-политического феномена, инновационные положения в области диалектики войны в ядерный век, характеристика нравственной оценки научного факта.

В парадигме высшего военного образования

Ранее задачи профессиональной подготовки военных философов решались Военно-политической академией (ныне Военный университет МО РФ), причем очень успешно. Однако постепенно в стенах этого вуза уже в конце ХХ столетия уничтожили теоретико-идеологическую школу, затем, в начале XXI века загубили педагогическую и, наконец, сейчас мы являемся свидетелями погребения военно-философской научной подготовки. Подчеркнем, что в последние годы кафедра философии и религиоведения этого военного вуза не набирает адъюнктов, а в текущем году в диссертационном совете по философским наукам не было ни одной защиты, поскольку неясна судьба данного совета.

В этой связи парадигма высшего военного образования нуждается в серьезной корректировке.

Структурно данная парадигма включает в себя три взаимосвязанных и взаимообусловленных уровня: внутренний, промежуточный и внешний. Внутренний, являясь глубинным и смыслообразующим для личности и общества, состоит из антропологических и социокультурных образцов, моделей, матриц, детерминирующих содержание и характер образования. По сути данный слой образует мировоззренческое ядро процесса образования. Промежуточный (средний) уровень в структуре парадигмы образования, определяющийся как утилитарный, профессионально ориентированный, нацелен на специальную квалификационную подготовку индивида по определенному профессиональному направлению. Внешний уровень выступает организационной средой, внутри которой образование функционирует благодаря материально-экономическому, политико-правовому, социальному и культурному обеспечению со стороны общества и государства.

Проводимые в нашей стране реформы образования в формате решений Болонского процесса демонстрируют, с одной стороны, стремительные процессы изменения организационной среды, внешней оболочки традиционной образовательной парадигмы в целом и высшей военной школы в частности. С другой стороны, качественные трансформации образования с точки зрения формы неизбежно влекут за собой и изменения содержания, то есть внутреннего, смыслообразующего ядра образования. А таким ядром в отечественной традиции выступало широкое по мировоззренческому горизонту образование, а на вузовском уровне – фундаментальное по содержанию и нацеленное на формирование системного мировоззрения, целостного видения картины мира, где философское знание составляло абстрактно-теоретическое ядро, проявляясь через мировоззренческую и методологическую функции. Заточенность нашей образовательной системы на узкопрофессиональную подготовку специалистов с урезанными гуманитарными дисциплинами никоим образом не коррелируется с широким национальным образованием, с традициями национальной, российской культуры, так как исключение национальной компоненты, стирание границ между национальным и интернациональным, общечеловеческим неумолимо приводит к формированию космополитизма. Ведь именно русский культурно-генетический код, сохраняющий на протяжении веков свою сущность, позволяет России выстоять во всех испытаниях и невзгодах.

В общефилософском плане к заслуге доктора философских наук, профессора Степана Тюшкевича, по нашему мнению, следует отнести анализ состояния военной науки в XXI веке, выявление ее уровней и категорий, связь военной теории и философии, проблемы взаимодействия гуманитарных и военных знаний.

Военно-философский аспект текущей полемики побуждает констатировать ряд положений. Во-первых, философская рефлексия дает возможность мысленно дистанцироваться от проблемы, явления, факта, посмотреть на них со стороны, вскрыть причинно-следственные связи, увидеть их глубину.

Во-вторых, философско-исторический ретроспективный анализ дает нам убедительные основания для вывода: представители оригинальной русской философии XIX – начала ХХ века не раз направляли свой взор на военно-философскую ниву и оставили много трудов, в которых разрабатывались глубокие идеи по вопросу сущности войны и мира, вскрывались связь политики и государства, соотношение материального и духовного факторов в войне и другие.

Русская философская мысль о войне

Один их основателей славянофильства Алексей Хомяков в своих воззрениях выделяет справедливую войну – святую войну за Родину и неправедную, которая ведется завоевателем. При этом русский философ подчеркивает миротворческую миссию России по отношению к западным странам. Более того, преимущество России перед Западом связывается Хомяковым с ненасильственным началом русской истории: «На нашей первоначальной истории не лежит пятно завоеваний. Кровь и вражда не служили основанию государства Русского, и деды не завещали внукам предания ненависти и мщения». Исключительно важными и актуальными остаются положения русского мыслителя относительно вопроса обеспечения безопасности: во-первых, стабильное развитие общества и защиту от внешнего нападения противника способно обеспечить только сильное государство вместе с народом, во-вторых, сплочение различных социальных групп и индивидов в обществе возможно на нравственной основе: «Теперь, когда эпоха создания государственного кончилась, когда связались колоссальные массы в единое целое, несокрушимое для внешней вражды, настало для нас время понимать, что человек достигает своей нравственной цели только в обществе, где силы каждого принадлежат всем и силы всех каждому».

Не менее интересными являются воззрения известного русского философа Владимира Соловьева. В работе «Оправдание добра» Владимир Сергеевич обстоятельно исследует нравственные, религиозные и научные подходы к характеру ведения и итогам вооруженного противоборства. С нравственных позиций он отрицает войну как общественно-политическое явление: «Со стороны общенравственной оценки нет и не может быть двух взглядов на этот предмет: единогласно всеми признается, что мир есть норма, то, что должно быть, а война – аномалия, то, чего быть не должно». В то же время возможность ведения государством справедливой войны во имя защиты мира не отрицается. Такая война опирается на политику, подкрепляемую моралью: «Национальная идея, понимаемая в смысле политической справедливости, во имя которой защищаются и освобождаются народности, слабые и угнетенные, имеет высокое нравственное значение».

Делая акцент на тесной взаимосвязи войны и мира, Соловьев указывал: государственная политика по укреплению военной мощи способствует предотвращению войны. И вновь об актуальности высказанных более столетия назад мыслей отечественных философов: чем основательнее государство готово к войне в организационном плане, тем менее вероятным представляется нападение на него противника, следовательно, больше предпосылок по пути осуществления мира.

Увязывая цели конкретной войны с политикой участвующих в ней государств, русский философ отмечал способность войны сплотить различные государства на основе общей политики. «Внешние войны между отдельными государствами, – утверждал Соловьев, – приводили затем к созданию более обширных и сложных культурно-политических сил, стремящихся установить мир и равновесие в своих пределах». Оригинальными являются еще два положения мыслителя: во-первых, характер войны (где народ отстаивает свою свободу) способен сплотить все слои населения в такой борьбе независимо от остроты противоречий между ними, во-вторых, окончание войны и послевоенное развитие мира требуют взаимного сотрудничества недавних соперников в его политическом переустройстве: «Война сильнее объединяет внутренние силы каждого из воюющих государств или союзов и вместе с тем служит условием для последующего сближения и взаимного проникновения между самими противниками».

Труды русского философа Ивана Ильина являют собой кладезь мудрости. Указывая на необходимость извлекать уроки из прошлых войн, потребность умелого политического руководства и отлаженной организации по подготовке и ведению вооруженной борьбы с противником Ильин отмечал: «Слабая власть вообще неспособна вести войну, ибо война требует воли, дисциплины, подготовки, концентрации и сверхсильных напряжений». И далее, прогнозируя возможность ведения войн против России в Европе, философ настаивал на идее могущественной России, опирающейся на сильную политическую власть: «Нам не дано предвидеть будущего, но мы не имеем никаких оснований считать, что русские границы замирены, что нам не грозят новые оборонительные войны. По-видимому, дело обстоит как раз наоборот и сильная власть будет необходима России, как, может быть, еще никогда».

Провидческие взгляды на войну были сформулированы Николаем Бердяевым. Исходя из понимания развития и совершенствования техники и оружия в современной войне, он предостерегал человечество от катастрофических последствий его использования: «Война совершенно механизирована и индустриализирована, она находится в соответствии с характером современной цивилизации. При этом техника войны такова, что вряд ли даже могут быть победители, все окажутся побежденными и уничтоженными». Таким образом, вопрос целесообразности решения политических проблем средствами вооруженной борьбы снимается с точки зрения невозможности достижения целей. Об этом, в частности, говорит и профессор Владимир Ксенофонтов.

Объединиться в стремлении к истине

Военная история государства Российского знает множество примеров уместного и своевременного применения философского знания во благо решения задач военного дела. Одним из ярких примеров, полагаем, является уникальная личность Александра Свечина, выдающегося офицера Генерального штаба, чье творчество заслуженно вызывает уважение и восхищение не только в России, но и за рубежом. Русский Клаузевиц, так называют его западные исследователи, считал работу полководца сродни мыслительной деятельности философа. В частности, Свечин писал: «Мыслитель, намечающий основные линии подготовки к будущей войне, должен стать прежде всего на точку системы Тейлора, а она прежде всего исключает всякую импровизацию и требует продуманного до конца плана. Таким органом, который бы координировал все детали устройства вооруженной силы и подготовки к войне с намеченным планом, в европейских армиях был большой генеральный штаб с независимым начальником генерального штаба. На строительстве этого основного органа… и должно быть сконцентрировано теперь главное внимание. И прежде всего импровизация и хищничество должны быть заменены широким, охватывающим планом и последовательной, методической подготовкой, имеющими в виду и десятки лет мирного систематического труда по устройству вооруженной силы, и невозможность распоясаться хотя бы на минуту».

Действительно, военачальник должен быть мыслителем с широким стратегическим мышлением, с глубоким прогностическим даром и талантом. А это невозможно без серьезной философской подготовки.

Подчеркнем, что представители военной культуры русского зарубежья (Антон Керсновский, Николай Головин, Алексей Баиов и др.), осмысливая опыт Первой мировой войны, занимались разработкой концепции военного строительства будущей русской армии на философско-методологической базе. Так, работа «Философия войны» Антона Керсновского, уникального русского военного писателя, сохраняет свою актуальность и по сей день. «Военная наука, – считал он, – относится к категории социальных наук. Она, стало быть, национальна и субъективна… Военная наука является сама в себе социологией, заключая… всю совокупность социальных дисциплин, но это патологическая социология».

Нравственно-личностный план дискуссии вызывает чувство горечи. Когда читаешь пассаж полковника в отставке Владимира Воскобойникова о том, что «Степан Тюшкевич и другие его сподвижники на философской ниве никогда толком не знали существа военного дела и пытались, исходя из отвлеченных идеологических формул и схем, выводить понимание военной науки», то непонятно, почему грубо нарушается нравственно-логический принцип дискуссии – принцип довода к личности. Мы поддерживаем точку зрения профессора Ксенофонтова о том, что философы российской военной школы, в числе которых Тюшкевич занимает видное место, не только имеют представление о философии, но и разработали многие проблемы войны, мира и армии. Особо подчеркнем, что высказанные им на страницах «ВПК» положения относительно состояния, структуры, содержания и перспектив развития военной науки должны быть творчески использованы и учтены учеными различных профилей, а не механически отброшены.

Более 50 лет работы в предметном поле военно-философского знания позволяют считать Степана Тюшкевича видным ученым в этой области, признанным не только в нашей стране, но и за рубежом. Более чем в 400 научных трудов значительное число посвящено философскому осмыслению различных аспектов именно вопросов войны, вооруженной борьбы, армии и мира, а статьи в Советской военной энциклопедии и Военной энциклопедии, переведенные в странах Европы, Америки и Азии, свидетельствуют о международном признании заслуг этого ученого.

Наконец, высказывание Владимира Воскобойникова относительно мехлисовских традиций незаслуженно оскорбляет память многих тысяч политработников, честно выполнивших свой долг перед Отечеством. Кстати сказать, Лев Мехлис был в Великую Отечественную войну начальником Главного политуправления РККА, членом Военного совета нескольких фронтов. В числе многих его наград четыре ордена Ленина, орден Суворова 1-й степени, орден Кутузова 1-й степени и многие другие. И односторонняя, однозначно отрицательная оценка деятельности советского государственного и военного деятеля представляется неприемлемой и безнравственной.

Великий английский философ Нового времени Фрэнсис Бэкон говорил: «Истина – дочь времени, а не авторитета». Поэтому стремление к поиску истины, истины объективной и конкретно-исторической должно выступать консолидирующей скрепой для всех, кто работает в поле научного дискурса.

Иван Климов, Сергей Климов
~~~

Источник: vpk-news.ru
Опубликовал: admin | Дата: Ноя 3 2013 | Метки: Публицистика |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

mugen 2d fighting games

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,589 | Комментариев: 14,712

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
WordPress Blog
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire