Турецкий нож над «сирийским пирогом»

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 14

Объявленный Дональдом Трампом вывод войск не остановит американское вмешательство в дела Сирии. Пойдя на ряд уступок Турции, Вашингтон продолжает агрессивную ближневосточную политику – теперь в более тесном сотрудничестве с Анкарой.

Загадка Трампа

Новость о выводе из Сирии американского контингента стала главным предновогодним сюрпризом. Сначала об этом сообщили американские СМИ, а 19 декабря информацию подтвердил Дональд Трамп, заявивший, что соответствующий указ уже подписан. Главной причиной такого решения назван разгром «Исламского государства»*. «Мы победили ИГ, это была единственная причина оставаться там», — указал президент. Напомним, что, по данным Пентагона, в Сирии находятся 2,2 тысячи американских военнослужащих.

На первый взгляд, это решение противоречит всей ближневосточной политике Вашингтона. Его выход из ядерного соглашения ознаменовал начало открытого наступления на позиции Ирана и его союзников. Ещё в ноябре спецпредставитель госсекретаря Джеймс Джеффри называл стратегической целью США «уход со всей территории Сирии сил, командование которыми осуществляет Иран». О том же заявлял советник Трампа по нацбезопасности Джон Болтон. «Мы не собираемся выводить свои войска до тех пор, пока иранские войска не покинут эту страну», — говорил он.

И вот теперь США не просто выводят войска, но и собираются сделать это за считанные месяцы. О серьёзности намерений свидетельствует уход в отставку главы Пентагона Джеймса Мэттиса, несогласного с решением Трампа. Что же заставило президента пойти на столь неожиданное и непопулярное у части американского истеблишмента решение? Версия о нормализации отношений с Ираном отпадает первой. Как заявил 7 января госсекретарь Майк Помпео, целью США является формирование антииранской коалиции из стран, «которые понимают, что государство, являющееся крупнейшим в мире спонсором терроризма, должно прекратить свою деятельность».

Не выдерживает критики и объяснение, получившее распространение в ряде российских СМИ. Согласно ему, указ Трампа является капитуляцией США, которые-де признали своё поражение и отдали Ближний Восток под покровительство Москвы. Ни о каком сворачивании агрессивной политики речи, конечно, не идёт. В Ираке, где уже расквартирована 5,5-тысячная американская группировка, строятся новые военные базы. Одна из них появилась в городе Эль-Каим на границе с Сирией. И выводить своих солдат Соединённые Штаты не собираются. Об этом сообщил сам Трамп, 26 декабря посетивший Ирак. Если вспомнить, что то или иное количество американских военнослужащих расквартировано также в Иордании, Турции, Катаре, ОАЭ, Омане, Бахрейне, Саудовской Аравии и Кувейте, утверждения о «капитуляции» выглядят нелепо.

Да и Сирию Вашингтон не собирается выпускать из рук. Занятный комментарий на этот счёт сделала глава пресс-службы Белого дома Сара Сандерс, заявившая о «переходе к новой фазе кампании». По её словам, международная «антитеррористическая» коалиция не распускается, и США вернутся в Сирию в случае обострения обстановки.

Обыкновенная сделка

Разгадка головоломки кроется в американо-турецких отношениях. В последние годы их трудно было назвать безоблачными. Удар одной стороны вызывал ответную реакцию — и далее по нарастающей. В «активе» Вашингтона – поддержка сирийских курдов, которых в Анкаре обвиняют в тесной связи с Рабочей партией Курдистана (РПК), судебный процесс против близкого к Тайипу Эрдогану турецкого банкира Хакана Атиллы, угрозы прекратить поставку истребителей F-35 и т.д. Турция отличилась демонстративным сближением с Россией и Ираном, покупкой ЗРК С-400 и задержанием американского пастора Эндрю Брансона. Тесно сплетаясь, эти разногласия образовали большой клубок, лишь уплотнявшийся в результате взаимных обвинений президентов.

В игре нервов и интриг победу одержал более искушённый участник. Эрдоган мастерски использовал подвернувшийся случай – убийство журналиста Джамаля Хашогджи. Сразу поняв, что такой шанс упускать нельзя, он постарался придать инциденту максимальную огласку. Турецкие спецслужбы дозированно, но настойчиво выпускали в свет результаты расследования, подводя к одному выводу: нити убийства ведут к наследному саудовскому принцу Мухаммеду бен Салману.

Но только на первый взгляд главной мишенью был Эр-Рияд. Раздувая скандал, турецкие власти цепляли на крючок Трампа. В декабре сенат США возложил ответственность за убийство на принца и потребовал от президента жёстких мер. Помимо чисто репутационных потерь для Трампа это грозило развалом антииранского альянса и, что не менее важно, срывом 110-миллиардного оружейного контракта, заключённого в прошлом году. Это ставило главу Белого дома в крайне неудобное положение перед военно-промышленным лобби.

В результате в Вашингтоне попросили Анкару замять дело Хашогджи. Разумеется, за щедрые отступные. Главным из которых и стал объявленный вывод войск. Сделка и её условия настолько очевидны, что стороны не считают нужным это скрывать. Как признался глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу, Трамп и Эрдоган обсуждали вывод американского контингента ещё на полях саммита «большой двадцатки». 23 декабря состоялся телефонный разговор двух лидеров, во время которого они договорились об «укреплении координации в военной, дипломатической и других областях во избежание вакуума власти в Сирии».

Уступки на этом не закончились. Вашингтон пообещал крупное вознаграждение за информацию о трёх руководителях РПК и закрыл глаза на репрессии в Турции, где прошли массовые аресты курдских активистов. Артиллерийские и авиаудары были нанесены Анкарой по предполагаемым позициям РПК в Ираке и Сирии. Укрепляется военно-техническое сотрудничество. В конце декабря госдепартамент США дал согласие на поставку Турции зенитно-ракетных комплексов «Пэтриот» на общую сумму 3,5 миллиарда долларов. В своё время именно отказом Вашингтона продавать их власти Турции объясняли решение купить у Москвы С-400. Также Эрдоган заявил о намерении приобрести 120 истребителей F-35.

Главным инициатором сделки со стороны Вашингтона, скорее всего, стало уже упомянутое военно-промышленное лобби. На это указывает и то, что кресло ушедшего в отставку Мэттиса занял Патрик Шанахан. В течение трёх десятилетий, с 1986 по 2017 год, он работал в корпорации «Боинг» — одном из крупнейших производителей военной техники.

Партнёрство с душком

Конечно, говорить о преодолении всех разногласий нельзя. В том числе из-за особенностей внутриполитического курса Эрдогана. Антиамериканизм и шовинистические лозунги вроде возвращения потерянных после распада Османской империи земель пользуются большой популярностью у его избирателей. Учитывая, что в марте Турцию ждут муниципальные выборы, власти не откажутся от выгодной риторики. С этим может быть связан отказ Эрдогана от встречи с Болтоном, посетившим страну 8 января. В тот же день президент назвал неприемлемым высказывание гостя о необходимости обеспечить курдским отрядам безопасность после вывода американских войск.

Тем не менее сближение двух стран налицо. «Мы никогда не были настроены против США. Они наши стратегические партнёры», — заявляет Эрдоган. Ужесточено отношение к Дамаску. «Мы не видим возможности работать с Асадом», — подчеркнул председатель комиссии по международным делам турецкого парламента Волкан Бозкыр.

В Вашингтоне попытаются извлечь из новой ситуации максимум выгоды. В частности, вбив клин между Турцией и Ираном и спровоцировав новый виток конфликта в Сирии. Другими словами, США хотят решать свои задачи руками Анкары. И последняя, судя по всему, от этой роли не отказывается. В опубликованной в понедельник статье для американской газеты «Нью-Йорк таймс» Эрдоган заявил, что после вывода американских войск Турция станет единственной страной, способной защитить как интересы самого сирийского народа, так и интересы международного сообщества (в том числе США!) в Сирии.

Делать это Анкара будет испытанным способом. К границе стянуты силы турецкой армии и «Национального фронта освобождения» — нового объединения «умеренной» сирийской оппозиции. Поддерживаемые Анкарой, её боевики мало чем отличаются от радикальных исламистов и нередко действуют заодно с последними. В планы Турции входит вторжение в Сирию и захват районов (почти 30 процентов территории страны), контролируемых курдскими отрядами и контингентом США. «Пришёл черёд уничтожить террористов, действующих к востоку от Евфрата», — пригрозил Эрдоган, добавив, что операция может начаться в любой момент.

Это будет иметь самые непредвиденные последствия. С одной стороны, вывод американских сил (если, конечно, он состоится в срок и в полном объёме) – положительное событие. С другой — на место курдов, которые, в целом, занимают по отношению к Дамаску нейтральную позицию, могут прийти непримиримые исламисты. Это видно на примере Идлиба. Напомним, в сентябре прошлого года против террористического анклава готовилось наступление сирийской армии. На защиту боевиков встала Турция. Её власти убедили российских и иранских коллег отложить операцию. Стороны договорились создать демилитаризованную зону, откуда будут выведены все радикальные группировки. Гарантом выступила Анкара, обязавшаяся до середины октября повлиять на экстремистов.

Обещание так и не выполнено. Боевики продолжают осуществлять кровавые вылазки.

5 и 7 января они обстреляли населённые пункты провинции Латакия и окраины города Алеппо. Турецкая армия, чьи отряды вошли в Идлиб, закрывает на это глаза и усиленно обживает регион. То же самое касается Африна – курдского кантона, захваченного Турцией и союзными ей экстремистами. Теперь к этим регионам может присоединиться вся северо-восточная Сирия, где, отметим, сосредоточена львиная доля месторождений нефти. Одновременно можно ждать попыток реванша «Исламского государства»*, которое в своё время имело вполне деловые отношения и с «умеренными» боевиками, и с Турцией.

Позиция России оказалась противоречивой. Ранее Москва уже дала зелёный свет на закрепление Анкары в Идлибе и Африне, проигнорировав мнение Дамаска, назвавшего эти действия интервенцией. Откровенный саботаж Турцией соглашения по демилитаризованной зоне вызывает лишь традиционные выражения озабоченности – и это при том, что МИД РФ признаёт: «умеренные» боевики тесно сотрудничают с «непримиримыми». В Кремле явно боятся вызвать недовольство Анкары, хотя дружественными назвать её действия сложно. Так, Турция оказалась в числе 67 стран, поддержавших в ООН антироссийскую резолюцию по Крыму.

Нынешний сговор Вашингтона и Анкары в России фактически одобрили. Глава МИД Сергей Лавров заявил, что к планам Турции «провести дополнительные антитеррористические действия» Москва подходит «с позиций искоренения остатков террористов на сирийской территории и восстановления суверенитета и территориальной целостности Сирии». Нельзя не отметить рваную логику высказывания. Курдские отряды террористами называет только Турция, в то время как истинные террористы в лице ИГ* давно изгнаны с севера Сирии – причём при решающей роли курдов. Что касается суверенитета и территориальной целостности, то Анкара давно через них перешагнула. Как заявлял Эрдоган, Турция выведет войска только после появления в Дамаске легитимной (читай: протурецкой) власти.

В своей сирийской политике Кремль гарантирует свободу действий таким сомнительным партнёрам, как Турция и Израиль. Последний также ни во что не ставит независимость Дамаска, продолжая наносить массированные удары. 25 декабря израильские самолёты нанесли ракетные удары по пригородам сирийской столицы. Месяцем ранее серия налётов затронула не только юг страны, но и провинцию Тартус, где расположена военно-морская база РФ. А ведь, отправляя в Сирию комплексы С-300, российские власти заявляли о полной защите её воздушного пространства!

Единственно правильной линией поведения для Дамаска является защита национальных интересов. Перед лицом турецкого вторжения правительство начало переговоры с курдами. По их результатам сирийская армия уже вошла в город Манбидж. Обсуждаются создание курдской автономии в составе Сирии и включение курдских отрядов в вооружённые силы. Если переговоры завершатся успехом, это станет крупной победой Дамаска и сорвёт агрессивные планы Анкары и Вашингтона. Но вот позволят ли Сирии сделать это? Вопрос остаётся открытым.

Сергей Кожемякин

pravda

Опубликовал: admin | Дата: Янв 13 2019 | Метки: В Мире |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress Blog

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 30,680 | Комментариев: 20,191

© 2010 - 2018 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire