Сокрушение монстра

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 1, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 74

Великая Отечественная война была не только битвой огромных армий на полях сражений.

Это была также смертельная схватка разведок и контрразведок. И схватка жесточайшая. Советской разведке, партизанам и подпольщикам на оккупированных гитлеровцами советских территориях приходилось иметь дело с системой контрразведки и политического сыска, не имеющей, пожалуй, до сих пор аналогов в мире.

Эта система пронизывала все структуры германского общества, нацистского вермахта, опутывала всю территорию оккупированных стран. И тем не менее советская разведка и контрразведка, советские партизаны и подпольщики вышли победителями из схватки с этим монстром. Хотя победа эта далась немалыми жертвами.

Так что же представляли собой структуры, ведавшие контрразведкой и политическим сыском в нацистской Германии?

В отличие от, например, СССР и США, где контрразведка входила в компетенцию НКВД-НКГБ и ФБР и лишь на непродолжительное время эти функции передавались военным ведомствам, в гитлеровской Германии все было по-иному. С момента прихода к власти нацистов там было начато создание разветвленной структуры органов контрразведки, политического сыска и террора. В дополнение к доставшимся от Веймарской республики структурам криминальной полиции, полиции порядка и полиции безопасности (ведавшей контрразведкой и политическим сыском), уже в 1933 году Герман Геринг создал в Пруссии подчиненную лично ему тайную государственную полицию – гестапо (Geheime Staatspolizei; Geheime (гехайм) – тайная, Staatspolizei (статсполицай) – государственная полиция). СД – служба безопасности рейхсфюрера СС (SD – Sicherheitsdienst) – помимо контрразведки внутри НСДАП и СС начала распространять свою деятельность и на все германское общество.

По мере укрепления СС (SS – Shuthstaffeln – охранные отряды) охранные отряды постепенно поглощали все полицейские и контрразведывательные структуры Германии. В 1935 году гестапо и КРИПО организационно вошли в состав СС. С 1936 года глава СС Генрих Гиммлер осуществлял руководство всей полицией Германии в ранге министра внутренних дел, а Рейнхард Гейдрих – глава СД – с 26 июня 1936 года возглавлял и полицию безопасности. Наконец, 27 сентября 1939 года Гейдрих осуществил свою сокровенную мечту – завершил объединение всех полицейских сил Третьего рейха в составе СС.

После сентября 1939 года вся полиция Германии стала организационно входить в два управления СС:

– Главное имперское управление безопасности – РСХА;

– Главное управление полиции по обеспечению порядка.

С 1939 по 1942 год РСХА возглавлял обергруппенфюрер СС Р. Гейдрих, некоторое время после уничтожения Гейдриха чехословацкими диверсантами РСХА возглавлял Гиммлер, и с 1943 года до конца войны главой РСХА был обергруппенфюрер СС Эрнест Кальтенбруннер.

Необходимо отметить, что население Германии не знало о существовании РСХА, даже само наименование этого учреждения оставалось в секрете. Официально в центре и на местах его структуры именовались «полицией безопасности и СД» (Sicherheitspolizei und SD).

IV управление – гестапо – возглавлял оберфюрер – бригаденфюрер – группенфюрер СС Генрих Мюллер.

В 1939 году гестапо состояло из пяти отделов, подразделявшихся на рефераты по направлениям работы, его центральный аппарат насчитывал около 1500 человек. Впоследствии количество отделов возросло. В частности, в январе 1942 года в структуру гестапо была влита тайная полевая полиция – ГФП, получившая наименование «полевое гестапо».

Характерно, что до 1939 года шеф гестапо Г. Мюллер не был членом НСДАП. В нацистскую партию ему пришлось вступить, чтобы сохранить за собой должность шефа тайной государственной полиции.

V управление – КРИПО, криминальная полиция. КРИПО вела борьбу с уголовной преступностью, а в рамках полиции безопасности оказывала содействие гестапо в борьбе с антифашистами и в контрразведывательной деятельности. Начальниками управления были: оберфюрер – бригаденфюрер – группенфюрер СС Артур Небе (сентябрь 1939 года – 28 июня 1944 года); оберфюрер СС Фридрих Панцингер (с июня 1944 года).

VI управление – «Аусланд СД» – политическая разведка. С 27 сентября 1939 года по 22 июня 1941 года управление возглавлял Хайнц Йост, затем его сменил Эрвин Вайнманн (исполнял обязанности с 13 января 1942 года по 22 июня 1942 года), с 22 июня 1942 года до конца войны во главе «Аусланд СД» стоял обер­фюрер, затем бригаденфюрер СС Вальтер Шелленберг (этакий нацистский «интеллектуал», кичившийся своей чистоплотностью, но занимавший до перехода в «Аусланд СД» должность начальника отдела контрразведки в гестапо).

***

Наряду с Абвером «Аусланд СД» было основным диверсионно-шпионским органом гитлеровской Германии, ориентированным на работу вне пределов страны, являлось одним из инструментов стратегии тотального шпионажа.

Как и другие управления РСХА, VI управление делилось на группы и рефераты, образованные по политико-географическому признаку. В 1941 году в «Аусланд СД» насчитывалось 7 отделов, позднее прибавились еще 2 группы и штаб «Цеппелин», нацеленный на широкомасштабную диверсионную войну в тылу Красной Армии.

Однако уже через год после своего образования РСХА претерпело реорганизацию, и в 1940 году в его составе стало 7 управлений.

В октябре 1941 года в дополнение к существовавшим в структуре РСХА управлениям был создан особый командный штаб для руководства «акциями» эйнзацгрупп, осуществлявших политику геноцида на территориях СССР и других стран Европы.

В целом РСХА без учета сотрудников КРИПО насчитывало до 70 тысяч человек.

В таком виде РСХА просуществовало до февраля 1944 года, когда прошла очередная реорганизация службы безопасности и она поглотила Абвер. Большинство подразделений центрального аппарата Абвера, все абверштелле в военных округах и прифронтовые абверкоманды влились соответственно в IV и VI управления РСХА, а также во вновь созданное при нем военное управление «Миль».

Приблизительно в то же время, что и Абвер, в РСХА влилось и «Исследовательское управление», занимавшееся контролем телефонной, телеграфной и радиосвязи.

Таким образом, в 1944 году РСХА заняло главенствующее, доминирующее и всеохватывающее положение в Третьем рейхе, превратившись в глобальную спецслужбу, контролировавшую все стороны жизни Германии.

Для повышения эффективности работы в составе РСХА были введены объединенные структуры. Так, руководство подразделениями РСХА на местах осуществлялось начальниками местных «Инланд СД». В итоге относительно немногочисленное III управление контролировало работу основных служб политического сыска и контрразведки не только как орган внутренней безопасности, не только путем подготовки руководящих обзоров ситуации, но и путем оперативного руководства.

Начальники структур полиции безопасности и СД в рамках эйнзанцгрупп осуществляли также руководство военно-полицейскими частями, подчиненными Главному управлению полиции по поддержанию порядка.

А благодаря объединению в рамках полиции безопасности структур гестапо и криминальной полиции к политическому сыску и контрразведке в Германии была привлечена и криминальная полиция, имевшая многочисленные и опытные кадры. Это позволяло обходиться относительно небольшим числом собственно гестаповцев.

Объединение усилий СД, гестапо и КРИПО вкупе с системой тотальной слежки позволяло эффективно и оперативно использовать всю попавшую в руки служб контрразведки и политического сыска информацию. В большей части случаев исключалась утеря нитей, ведших к антифашистским подпольным ячейкам или разведывательным группам стран антигитлеровской коалиции. Информация, попавшая в распоряжение одного из структурных подразделений РСХА, к сожалению, рано или поздно оказывалась в нужном месте и использовалась по назначению.

Таким образом, с появлением РСХА в Третьем рейхе была создана мощная и разветвленная структура контрразведки и политического сыска, обладавшая широкими возможностями как внутри Германии, так и за ее пределами.

Главное Управление полиции по обеспечению порядка (в отечественной литературе это управление обычно именуется как Главное управление полиции порядка, сокращенно – ГУПП. Германская аббревиатура этого управления была ORPO – Ordnungpolizei).

В функции этого управления входили обеспечение общественного порядка в Германии и выполнение полицейских, военно-полицейских и карательных функций на оккупированных территориях. С 26 июня 1936 года по 31 августа 1943 года Главное управление полиции порядка возглавлял обергруппенфюрер, затем оберст­группенфюрер СС Курт Далюге, с 1 сентября 1943 года по 8 мая 1945 года – обергруппенфюрер СС Альфред Вюнненберг.

Именно военно-полицейские формирования ORPO, прежде всего укомплектованные коллаборационистами, являлись основным инструментом гитлеровской политики геноцида в отношении многих народов Европы, в первую очередь славян, евреев, цыган. На эти части также возлагались задачи борьбы с партизанами и движением Сопротивления. А подразделения полевой полиции (фельджандармы) были исполнителями большинства акций гестапо и СД, в то время как гестаповцы – 2–3 человека – лишь осуществляли общее руководство.

Из состава военно-полицейских частей формировались также зондеркоманды и эйнзацкоманды, занимавшиеся массовым истреблением мирного населения и военнопленных и оставившие кровавый след на всех оккупированных гитлеровцами территориях. И именно в состав этих формирований входили украинские, литовские, латышские и эстонские охранные батальоны, отличавшиеся особой жестокостью к мирному населению, которые ныне прославляются на Украине и в Прибалтике.

Организационно входя в состав Главного управления полиции по обеспечению порядка, зондеркоманды, эйнзацкоманды и военно-полицейские части на местах находились в оперативном подчинении местных управлений полиции безопасности и СД.

Как и РСХА, Главное управление полиции по обеспечению порядка повинно в ужасающих преступлениях против человечности. Карательные части, подчиненные этому управлению, оставили кровавый след по всей Европе, но особенно зверствовали они на территории СССР. В Бабьем Яре за короткое время было уничтожено более 100 тысяч человек, преимущественно евреев. Только каратели из состава 4 эйнзацгрупп «A», «B», «C» и «D» в 1941–1944 годах уничтожили более 2 миллионов советских граждан.

В целом, рассматривая карательный аппарат гитлеровской Германии, необходимо отметить одну его примечательную особенность. До объединения в РСХА и криминальная полиция, и полиция безопасности, и охранная полиция были органичной частью какого-либо центрального ведомства, в состав которого они входили, и его глава нес ответственность за их деятельность. Отличительной особенностью и РСХА, и ORPO являлось то, что они не входили ни в одно ведомство, подчиняясь лично рейхсфюреру СС.

Однако путь к всевластию в сфере разведки и контрразведки даже для такого «тяжеловеса» в гитлеровской иерархии был непростым. Долгие годы гестапо, СД, затем РСХА в целом вели непримиримую борьбу против одного из своих конкурентов – Абвера.

***

Абвер. Абвер был органом военной разведки и контрразведки в Германии, образованным еще в 1919 году. В 1935–1944 годах Абвер возглавлял В. Канарис.

Окончательно структура Абвера оформилась к осени 1939 года и затем с небольшими изменениями сохранялась вплоть до его упразднения осенью 1944 года. Его штаб-квартира размещалась в Берлине, в доме №74 на набережной Тирпица, рядом с комплексом зданий военного министерства на Бендлерштрассе. Внутренняя планировка особняка Абвера, казалось, специально была создана для подобной организации. Это был настоящий лабиринт из внешне хаотически соединенных между собой комнат и залов, извилистых коридоров, порой внезапно заканчивавшихся тупиком, лестниц, уходивших вверх и вниз. В нем с трудом ориентировались даже постоянные сотрудники, не говоря уже о тех, кто попадал туда впервые. Поэтому понятно, почему штаб-квартиру Абвера с полным правом прозвали «лисьей норой».

Контрразведкой в составе Абвера занималось третье управление – Aбвер-III. При штабах военных округов, групп армий, на флотах и военно-морских базах действовали Абверштелле-III – отделы управления «Aбвер-III», при армиях и на оккупированных территориях действовали абверкоманды-III. С 1 марта 1939 года контрразведывательный отдел Абвера возглавлял Франц-Эккард фон Бентивеньи.

Структура и функции отдела Aбвер-III отражали два основных направления его деятельности – пресечение попыток проникновения иностранных разведок в войска и на стратегические объекты Германии и предупреждение возможности разглашения военной и государственной тайны.

Отдел Aбвер-III делился на 10 групп (подотделов), дробившихся в свою очередь на множество подгрупп и рефератов по направлениям работы. Наиболее многочисленной и важной была группа контршпионажа. Если другим группам предписывалось категорически избегать контактов с разведками противника, то группе контршпионажа, наоборот, вменялось в обязанности завязывание и всемерное развитие этих контактов с целью выявления антигитлеровской агентуры на территориях Германии и оккупированных ею стран.

До января 1942 года в структуре Абвера имелось и особое полицейское управление – тайная полевая полиция (ГФП), созданное 21 июня 1939 года директивой В. Кейтеля и комплектовавшееся сотрудниками гестапо и КРИПО.

Основной структурной единицей ГФП была группа при штабах армий, подразделявшаяся на 2–5 комиссариатов. В 1939–1940 годах штатная численность группы составляла 50 человек. С 22 июня 1941 года численность групп была увеличена до 95 человек. Группы ГФП были полностью моторизованы.

Кроме групп ГФП в каждой дивизии вермахта имелся взвод полевой полиции (жандармерии), в армейском корпусе – рота, а в армии – батальон, на которые возлагались задачи поддержания порядка.

Функциями ГФП были следующие: контрразведка; мероприятия по охране штабов и личная охрана командного состава от командира дивизии и выше; наблюдение за военной корреспонденцией; контроль за почтовыми, телеграфными и телефонными отправлениями гражданского населения, охрана почтовых сообщений; розыск и пленение военнослужащих противника, оставшихся на захваченных территориях; проведение дознания, надзор за подозрительными лицами в вермахте и из числа гражданского населения в зоне боевых действий. Сотрудники ГФП имели право свободного прохода через блокпосты и свободного входа в расположение любых частей, штабов и учреждений вермахта.

В январе 1942 года ГФП была передана в гестапо, а подразделения полевой жандармерии – в состав военно-полицейских частей СС.

Обычно принято недооценивать роль отдела Aбвер-III борьбе с советской разведкой, подпольщиками и партизанами. На самом деле это не так. В распоряжении Абвера имелись опытнейшие кадры контрразведчиков, умевших работать, прекрасно владевших приемами оперативно-розыскной деятельности, методами слежки и провокаций. Там, где гестапо зачастую действовало грубо и прямолинейно, с помощью пыток и истязаний, Абвер подходил с иезуитской утонченностью и коварством. Кроме того, зачастую у подпольщиков и партизан не возникало чувства угрозы, и они недооценивали опасность, исходившую от абверовцев. Ведь те ничем не выделялись из общей массы офицеров вермахта, в отличие от сотрудников РСХА, которые носили полевую форму с эсэсовскими рунами или ходившие исключительно в штатской одежде. И это, к сожалению, стоило жизни тысячам советских патриотов.

Но Абвер и РСХА боролись не только с противниками гитлеровского режима и разведками стран антигитлеровской коалиции. В 1933–1944 годах шла невидимая глазу подковерная борьба между Абвером и РСХА. Каждая служба стремилась доказать свою исключительную ценность для рейха и полную несостоятельность конкурента. В итоге в феврале 1944 года Абвер был окончательно сокрушен и в период с марта по август 1944 года влит в РСХА, пополнив карательно-сыскной аппарат СС.

Однако кроме РСХА и Абвера в структуре германских спецслужб имелось еще одно формирование, первоначально подчиненное лично Г. Герингу.

***

Ведомство «коричневых птиц». Важную роль в системе нацистской тотальной разведки и контрразведки после РСХА и Абвера играло тщательно засекреченное «Исследовательское управление», подчиненное непосредственно рейхсмаршалу Г. Герингу.

Оно представляло собой секретную техническую организацию, объединявшую 15 отделов и 6 групп, с помощью которой контролировалась телефонная, телеграфная и радиосвязь как внутри Германии, так и за ее пределами. В конце 30-х годов ХХ века только в Берлине служащие управления читали ежедневно около 34 тысяч телеграмм внутригосударственного значения и около 9 тысяч телеграмм из-за границы. В среднем ежемесячно прослушивалась 1 тысяча телефонов.

«Исследовательское управление» держало под своим контролем не только иностранцев, но и функционеров НСДАП и государства. Его справки, печатавшиеся на коричневой бумаге с изображением орла и потому в узком кругу называвшиеся «птицами», нередко сеяли настоящую панику в учреждениях и организациях Третьего рейха. «Коричневые птицы» прокладывали путь акциям преследования, которые нередко заканчивались концлагерем или виселицей для тех, кто попадал в коричневые списки. Управлению было предоставлено право секретного пользования политической и экономической информацией и результатами негласного наблюдения, осуществляемого по личному указанию Геринга за сотрудниками СД и гестапо. Но в 1944 году Геринг под давлением СС согласился передать «Исследовательское управление» в подчинение Гиммлера.

Таким образом, к середине 1944 года Гиммлеру удалось сосредоточить в своих руках полностью подконтрольный ему колоссальный репрессивный аппарат. Что, впрочем, не помогло ему спасти Третий рейх от краха.

В целом в Германии были созданы мощнейшая машина политического сыска и контрразведки и мощнейший карательный аппарат. Из года в год шел непрерывный рост численности и регулярной, и охранной полиции.

При этом относительная малочисленность собственно сотрудников гестапо компенсировалась многочисленностью структур КРИПО. Кроме того, в том же направлении работали и СД, и ГФП, и Абвер, и простые постовые полицейские. Эффективной работе гестапо способствовало также создание пирамиды ячеек, которая распространялась сверху вниз, проникала в каждый дом. К слежке за населением привлекались привратники жилых домов и квартальные надзиратели. Так, летом 1943 года гестапо располагало 482 тысячами квартальных надзирателей, которые, хотя и не являлись штатными сотрудниками тайной полиции, были обязаны еженедельно представлять отчеты обо всех подозрительных событиях и происшествиях, а о появлении незнакомцев или подозрительном поведении жильцов квартала – доносить незамедлительно.

Необходимо также учитывать, что у РСХА имелась колоссальная сеть осведомителей и помимо квартальных надзирателей. Поэтому советской разведке – военной и НКВД-НКГБ – приходилось действовать в тяжелейших условиях. Но даже в таких неимоверно сложных условиях ей удавалось добывать бесценную информацию. Наиболее известными по публикациям в прессе и в книгах, по кинофильмам разведывательными группами являются «Красная капелла» и группа Шандора Радо. Но почему-то очень мало известно о разведчике Александре Квапишевском, умершем в 1960 году, который служил в 1944–1945 годах курьером в гитлеровской ставке и имел звание капитана вермахта. (Не он ли взят прообразом Иоганна Вайса в романе «Щит и меч»?) Также практически мало что неизвестно о разведывательной сети Яна Черняка, относившейся к ГРУ РККА, которая действовала на Западе, в т.ч. в Германии в 1936–1946 годах. В его группу входили даже высокопоставленные сотрудники РСХА. Причем НИ ОДИН из разведчиков группы Черняка так и не был раскрыт гитлеровскими спецслужбами. От этой группы в Москву шел поток ценнейшей информации.

Не менее сложными для разведчиков были условия работы и на оккупированных гитлеровцами советских территориях. Там немцы в кратчайшие сроки создавали разветвленные полицейские структуры из коллаборационистов, насаждали широкую сеть тайных осведомителей. При этом гитлеровцы показывали себя неплохими психологами, привлекая в полицию, а также в качестве старост и осведомителей не только людей откровенно враждебных Советской власти, но и просто слабых и безвольных личностей, запутывая и запугивая их. Широко привлекались к сотрудничеству прибалтийские, украинские и белорусские националисты, которые были готовы сотрудничать с кем угодно, продать всё и вся, лишь бы участвовать в расправах над ненавистными им русскими и коммунистами.

Однако парализовать работу советской разведки, партизан и подпольщиков противнику не удалось. Только 1-е и 4-е управления НКВД-НКГБ (не считая военной разведки), ведавшие разведывательной и разведывательно-диверсионной деятельностью, забросили и внедрили в структуры гитлеровских органов управления, вермахта и СС на оккупированных территориях СССР более 1300 залегендированных разведчиков. И за редчайшим исключением ни гестапо, ни Абверу этих разведчиков раскрыть не удавалось.

***

Уничтожение гитлеровского наместника Кубе в Белоруссии, действия разведчиков отряда Д. Медведева в Ровно, советские разведчики в Виннице, срыв гитлеровских планов уничтожения Кракова – это лишь немногие примеры успешных операций советской разведки.

Гитлеровской контрразведке так и не удалось вскрыть, что в операции «Монастырь» силами разведки НКВД-НКГБ осуществляется крупномасштабная акция по дезинформации противника. В результате на протяжении 1942–1945 годов советская разведка пичкала Абвер и РСХА ложными данными о планах советского командования. Правда, ради получения абсолютного доверия немецкой разведки и контрразведки пришлось пожертвовать скрытностью подготовки советского наступления в районе Вязьмы в декабре 1942 года – операцией «Марс». Однако жертвы, понесенные в декабре 1942 года под Вязьмой, были ненапрасны, в дальнейшем дезинформация, передаваемая по каналам операции «Монастырь», позволила сберечь сотни тысяч жизней советских солдат и офицеров, когда гитлеровцы получали ложные сведения о планах советского командования.

Точно так же Абверу-III и гестапо не удалось предотвратить проникновение и работу советских разведчиков во многих разведывательных школах Абвера, в результате чего до 90% забрасывавшихся в советский тыл разведывательно-диверсионных групп или практически сразу же обезвреживались контрразведкой, или же просто являлись с повинной. В частности, два советских разведчика проникли в смоленскую (поселок Красный Бор) разведшколу Абвера, в результате чего работа этой школы была в значительной степени парализована. Не удалось гитлеровской контрразведке предо­твратить и легализацию советского разведчика в районе г. Кассель, осуществленную с целью ликвидации разведывательной школы, где готовились диверсанты из детей и подростков. В результате советскому разведчику удалось склонить к сотрудничеству заместителя начальника школы и с его помощью вывести всех детей и подростков в расположение частей Красной Армии.

Одним из крупнейших провалов гитлеровской контрразведки можно считать крах операции по подготовке покушения на Верховного Главнокомандующего советскими Вооруженными Силами И.В. Сталина. Гестапо и СД не смогли предотвратить утечку информации на самом начальном этапе подготовки операции, в результате чего гитлеровского агента Таврина советская контрразведка ждала буквально с распростертыми объятиями.

Если же вести речь о работе разведывательного отряда Д. Медведева в Ровно, то это вообще уникальный случай в разведывательной практике, не имеющий аналогов в своем роде. Здесь надо отдать должное литературному дару Д. Медведева, сумевшему в своих повестях и романах ни словом, ни намеком не показать методы и способы внедрения разведчиков в расположение врага. Опубликованные произведения Д. Медведева о действиях его отряда под Ровно создали иллюзию удивительной легкости и непринужденности проникновения разведчиков в город и работы там. Особенно умиляет сказка о том, как якобы спонтанно начали изготавливать поддельные вражеские документы, а также о том, что печати и штампы немецких учреждений и комендатур мастерили из каблуков сапог. Хотя на самом деле, вне всякого сомнения, эти мероприятия готовились заранее и включали в себя изучение тысяч и тысяч вражеских документов, особенностей их структуры и построения, для того чтобы печати, штампы и отметки, сами документы, подписи и визы на них выглядели абсолютно достоверно.

А саму операцию по проникновению в Ровно и развертыванию там разведывательной сети вообще можно отнести к разряду уникальных по степени своей эффективности. Ведь именно Ровно являлся столицей гитлеровского рейхскомиссариата «Украина» и был средоточием структур СД, гестапо и Абвера, управлений военно-полицейских частей, фельджандармерии. Город был буквально нашпигован гестаповцами и абверовцами.

Это при том, что Ровно был в несколько раз меньше по размерам и населению, чем Киев или Харьков. Характерно, что гитлеровцам, за исключением отдельных случаев, так и не удалось вскрыть разведывательную сеть медведевцев. Разведчики действовали в городе вплоть до его освобождения советскими войсками. А акции возмездия Николая Кузнецова вообще относятся к разряду редкостных по своей дерзости. Ведь только многие месяцы спустя, уже во Львове, где у Кузнецова не было такой мощной поддержки от разведчиков отряда «Победители» и подполья, СД и гестапо удалось напасть на его след.

Особо надо отметить, что благодаря опыту оперативной работы в органах госбезопасности командование отряда «Победители» сумело поставить дело так, что после установления связи с ровенским подпольем руководимые им подпольные группы патриотов понесли значительно меньший урон от ударов СД и гестапо, чем в других местах. Для сравнения: в Минске, Киеве, Одессе, Симферополе, многих других городах немецкая контрразведка раз за разом обрушивала удары на советских патриотов, подчас уничтожая подполье практически полностью. Хотя, конечно же, и ровенское подполье несло потери. Но несравнимо меньшие, чем в других городах. И ни разу гитлеровцам не удалось нанести массированный удар. Большинство провалов подпольщиков носило случайный характер.

Очень эффективной была и деятельность интернациональной подпольной группы на гитлеровской авиационной базе в городе Сеща. Подпольщики не только собирали сведения о вражеских войсках и системе ПВО, обеспечивая нанесение ударов советской авиацией по авиабазе. Они также совершали диверсии, уничтожая вражеские самолеты в воздухе с помощью магнитных мин. Сведения, собранные подпольщиками, оказывали неоценимую помощь партизанам. Большая часть подпольщиков вела свою героическую работу до момента освобождения города от гитлеровцев. Абверу и гестапо так и не удалось разгромить интернациональную организацию антифашистов.

Но советским разведчикам, подпольщикам и партизанам не всегда удавалось выйти победителями в схватке с РСХА и Абвером. Было множество случаев, когда врагу удавалось вскрывать и уничтожать подпольные организации в городах и селах, выслеживать, окружать и уничтожать партизанские отряды, раскрывать советских разведчиков. Уже упоминались сокрушительные удары гитлеровских служб контрразведки по советскому подполью в Минске, Киеве, Одессе, Симферополе, Виннице. В Белостокской области гитлеровцам удалось выявить и разгромить антифашистское подполье с помощью фальшивых групп Сопротивления. Из-за провалов разведчиков, посланных для восстановления нарушенной связи, была разгромлена «Красная капелла», раскрыт Вилли Леман – высокопоставленный гестаповец, сотрудничавший с советской разведкой.

Однако самопожертвование советских патриотов и антифашистов было ненапрасным. Гитлеровская Германия была разгромлена, а главарей ее карательных органов постигла заслуженная кара.

В 1945 году были захвачены Г. Гиммлер, В. Шелленберг и Э. Кальтенбруннер. Страшась суда, Гиммлер покончил с собой, а Кальтен­-бруннер был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Сами же СС и РСХА были признаны преступными организациями, распущены и запрещены.

Андрей Райзфельд,

Москва

sovross

Опубликовал: admin | Дата: Май 19 2018 | Метки: История |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

1 Комментарий для “Сокрушение монстра”

  1. evgen v

    Спасибо нашим дедам и прадедам. Вечная память погибшим.. Пережить и одолеть такое – это не каждый сможет.. Сокрушить Вермахт – это было теоретически невозможно, но они это сделали.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Themes

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 29,783 | Комментариев: 19,714

© 2010 - 2018 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
Free WordPress Theme
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire