Смертельное задание Ивана Чубарева

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 1, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 20

В те страшные минуты он ничего и никого не видел, кроме амбразуры, из которой изрыгалась на воинов штрафного батальона свинцовая смерть…

Настоящий материал из цикла рассказов о великих подвигах наших земляков. Сегодня — о подвиге кавалера трех орденов Славы, жителя села Рудяное Канского района Ивана Тимофеевича Чубарева. Его воспоминания записал Николай Петрович Николаев.

Как «языка» брали

Редакционный «газик», подминая под себя километры полевой дороги, мчался в село Рудяное Канского района. Корреспондент имел конкретное задание — встретиться с кавалером орденов Славы и обладателем множества боевых наград Иваном Тимофеевичем Чубаревым. Бывший воин в этот день, как обычно, занимался полевыми работами. На тракторе ДТ-75 выполнял известный агроприем — закрытие влаги. Из кабины на землю выпрыгнул уже немолодой, среднего роста человек. Широкие квадратные плечи. Высокий волевой лоб. Взгляд чистых голубых глаз. Приветливая улыбка.

— Чем могу служить? — спросил механизатор.

Извинились за задержку, пояснили цель визита. Попросили поведать о фронтовой жизни.

— Постараюсь уважить просьбу. Только не знаю, что вас интересует? Хотите, расскажу, как я чуть не стал Героем Советского Союза? — неожиданно предложил он и, лукаво улыбнувшись, продолжил: — О, это целая история! Был представлен, но… Словом, не состоялся из меня герой. Характер подвел. Не терплю, когда вижу, что унижают человека. А случилось вот что. Всю войну, можно сказать, я прошел как разведчик. Командир отделения. Нашему подразделению было приказано взять «языка». Для нас это было не новое. Пошли в тыл врага пятеро. Старшим был назначен командир взвода, младший лейтенант. Он, собственно, и выбрал группу. В нее попал и наш ротный любимец Вася Теркин. Вообще-то его фамилия была Теплов. Но мы его так прозвали за веселый характер. А еще за умение даже в патовой ситуации не терять присутствие духа, на должном уровне поддерживать настроение товарищей.

«Языка» мы, правда, взяли. Здоровенный попался немецкий оберлейтенант.

Его мы вытряхнули из автомобиля на дороге. Когда уже надумали возвращаться, напоролись на небольшой отряд гитлеровцев, преследовавших нашу группу. Они обложили нас со всех сторон. Отстреливаясь, мы попали на какой-то заброшенный хутор. Забились в сарай. Разумеется, мы могли бы вырваться из окружения. Но положение усугублялось тем, что один из нас был ранен. Да и немец висел на наших ногах, как вериги. А дело было к вечеру. Уже начало смеркаться. Наш комвзвода распорядился:

— Готовьтесь! Будем прорываться с боем.

— Может быть, этого бугая-немца того… Он нам представление портит, — заговорили мы разом.

— Отставить разговоры, — отрезал командир. — Мы не к теще на блины заявились. Командование ждет от нас удачного исхода.

Совершая вылазки в тыл врага, мы, разведчики, не раз попадали в передряги. Как говорится, дружба между нами скреплена кровью, поэтому уставные требования между нами и командованием разведроты соблюдались не всегда. Но в боевой обстановке командирский голос был непререкаем. Командир взвода жестко добавил:

— Разговорчики прекратить! Знаете, зачем мы посланы? Чубарев и Теркин с гранатами вперед. Выскакиваем из сарая разом. Я беру на себя раненого и «языка». Остальные двое прикрывают нас сзади.

Хоть наша затея со стороны, наверное, казалась авантюрной, но все получилось, как задумал командир. Бросок выглядел довольно эффектно. Впереди разрывы гранат. Сзади и с боков свинцовый град. Командир замешкался. Я подхватил раненого, и мы бросились к лесу. Он был нашим спасением. Отчаянная решимость и смелость всей группы ошеломили фрицев. И тут случилась беда. Пущенная немцем нам вдогонку автоматная очередь перерезала Васю Теркина пополам. Вторую пулю в ногу получил раненый разведчик. Но фрица все же удалось увести. Мы укрылись в лесной чаще. В наступившей ночной темноте стали пробираться к линии фронта. На местности мы ориентировались неплохо и к рассвету вышли на наши передовые позиции. По прибытии в часть сдали «языка» в штаб батальона. Раненого отправили в госпиталь. Сами вернулись в расположения. Пережитые волнения и ночной переход порядком вымотали наши силы. Мы падали от усталости. Но на боковую не спешили. У каждого перед глазами стоял светлый образ нашего любимца Васи Теркина.

Как в штрафбат попал…

— Надо помянуть товарища! — предложил я.

— Такого человека потеряли! — с болью в голосе отозвались остальные.

— Давайте сюда весь наркомовский НЗ, — согласился младший лейтенант.

Мы, не разбавляя, выпили спирт. Сто граммов — доза для мужика небольшая. Но для нас троих, оставшихся в живых, она оказалась чрезмерной. Мы запьянели. В этот момент неподалеку от нашей землянки послышался рокот автомобильного мотора. Дверь отворилась, и в проеме появился щегольски одетый майор политотдела дивизии. Он блестел, как новенький полтинник. Видать, недавно заявился из глубокого тыла. Непонятно, почему его к нам занесло? Окинув взглядом притихших разведчиков, майор неожиданно грязно выругался:

— Свиньи, мать вашу… Кабак на передовой устроили!

— Не воинское подразделение, а сборище пьяниц! И офицер туда же!

Младший лейтенант не стал спорить с прибывшим штабником. Только недовольно покачал головой. А я не стерпел и выкрикнул:

— Не разоряйся, майор! За линию фронта ходили. Только что вернулись. Друга потеряли. Помянуть по-человечески решили.

— Молчать!!! — истерично взвизгнул майор. — За нарушение воинской дисциплины и пререкания со старшим офицером я вас к стенке!

Он лихорадочно теребил кобуру пистолета. Были, к сожалению, на фронте такие «герои». С солдатами обращались по-хамски. Власть голову кружила. Меня как током пронзило.

— Кого к стенке, нас? Ах ты, штабная крыса! Да я тебе морду набью!

Я не дал ему воспользоваться пистолетом, и сколько было мочи, врезал ему в ухо. Майор, как тюфяк, грохнулся на земляной пол и затих. Может быть, от страха, а может быть, я чуток перестарался. Какое-то время офицер лежал недвижимо.

— Что ты наделал, Иван? — всполошился младший лейтенант.

— Ничего, очухается, — неуверенно произнес я.

Майор и в самом деле скоро пришел в себя. Живуч, подлец, оказался. За пистолет больше не хватался. Поднялся с пола и юркнул за дверь. А через несколько минут в землянку ввалились вместе со старшим лейтенантом из особого отдела два автоматчика. Меня как преступника втолкнули в какой-то подвал.

— Конец тебе Иван, — подумал я. За избиение офицера наверняка расстреляют.

Возможно, так бы и случилось, если б за меня не заступились командир взвода роты и батальона. В тот же день они все трое подали рапорт комдиву. Но я все равно оказался в штрафном батальоне. Командир штрафбата, уже немолодой человек, после оформления доверительно обратился:

— О твоем художестве, Чубарев, я наслышан. Очень сочувствую. Сам недавно побывал в таком переплете. Но штрафбат не санаторий для нервнобольных. Поэтому попал в волчью стаю — вой по-волчьи. Здесь каждый, как на острие бритвы. Повезет — благодари Господа Бога. Не повезет — пеняй на себя. Места в земле хватит. Но отчаиваться не надо. Скажу откровенно — если не трус, можешь выпутаться из роковой передряги.

— Это как? — загорелся я надеждой.

— Выполнишь мое задание, отправлю тебя обратно в часть. Не выполнишь — не взыщи. Перед нами фрицы построили дот. Он нам головы поднять не позволяет. Сколько человек погибло, пытаясь его уничтожить. Уничтожишь его, клянусь честью, постараюсь отправить тебя в свою часть. Не получится — не взыщи! Такова, брат, дилемма.

Как вражеский дот «заткнул»

У меня выбора не было. Или я уничтожу это бетонированное чудище, или смерть. Комбат не торопил. Дал мне время оглядеться. Больше часа я наблюдал за страшным огненным монстром. Пока лежал, определил, докуда могу добраться, не рискуя жизнью. И от какой отметки на местности нужно будет действовать нахрапом. После тщательного осмотра местности и раздумий у меня появилась уверенность, что приказ комбата я выполню. На фронте мне не раз приходилось рисковать головой. Выкручивался, как мог. Наверное, Господь Бог меня оберегал. А может, кое-что досталось от родителей, ведь умом и здоровьем я обижен не был. Проведя осмотр на местности, доложил комбату:

— Рекогносцировку провел. Под конец доклада попросил комбата.

— Мне бы дюжину противопехотных и штук пять противотанковых гранат.

— Ничего себе запросик! Что ты с ними делать будешь, буйная твоя головушка? — удивленно спросил комбат.

— Прикажи выдать, командир! По гроб буду тебе благодарен.

— Ведь сам можешь подорваться?

— От судьбы не спрячешься. Помирать — так с музыкой!

— Ладно, будут тебе гранаты. Уничтожь вражеский дот и обязательно возвращайся живым и невредимым.

— Огромное спасибо комбату! Гранатами я капитально обеспечился. Ползти к доту с таким грузом нелегко. Но только они могли выручить меня из беды. То, что я задумал, было не в новинку. Это была идея нашего командира взвода разведроты, которого нам пришлось навечно оставить на чужой земле. Он додумался пробиваться из окружения, используя разрывы гранат. Тогда наша группа разведчиков выполняла приказ командира дивизии взять «языка». Этот способ тогда оправдал себя, хотя и был очень опасным и рискованным. Потом мы ещё не раз ходили в разведку и возвращались в часть. Я решил перенять жуткий опыт. Добраться до амбразуры, прикрываясь взрыванием гранат.

Вроде все рассчитал. Уточнил, сколько секунд потребуется для одного броска, какое расстояние удастся пробежать перед каждым разрывом. Сколько гранат потребуется для того, чтобы поближе подобраться к вражеской амбразуре. Как говорится, пан или пропал. Другого выхода не было. Гранаты прикрепил к поясу — груз получился изрядный. Но об удобстве говорить не приходится. Я не очень-то религиозен. Но когда жареный петух собирается клюнуть в одно место, уверен: каждый вспоминает Господа Бога. Признаюсь, я шепотом произнес слова молитвы и попросил Отца небесного помочь осуществить смертельную акцию.

В те страшные минуты перед выполнением зловещей задумки я, как ни странно, ничего и никого не видел, кроме амбразуры. Из нее изрыгалась на меня и моих друзей-штрафников свинцовая смерть. Не стану описывать, как я добрался до этого злосчастного дота. Я был готов к самому худшему.

Не набивая себе цены, все же признаюсь, страха не было. Скорее всего, потому, что по времени некогда было бояться. Об одном думал — чтоб не опоздать. Бросал гранату и срывался с места, бежал вперед. Разрыв укрывал меня от гитлеровцев. По расстоянию бросок был небольшой. Всего три-четыре метра. Но я упорно продвигался вперед. И так раз за разом, пока не приблизился к вражескому доту. Конечно, я мог подорваться на собственной гранате. Мог быть изрешечён осколками. Наверное, Господь Бог меня услышал и не допустил моей гибели. И дело было сделано.

Я постепенно приблизился к доту и последнюю противотанковую гранату метнул в зловещую амбразуру. Дот больше не мешал моим однополчанам, воинам штрафного батальона, продвигаться вперед. Как ни странно, но за весь смертельный марафон я не получил ни единой царапины. После того как мы выбили фашистов с укрепрайона, я вернулся в землянку. Командир штрафбата сдержал свое слово.

— Ну, герой, такого мне еще не доводилось видеть! Двигай в свою часть!

Он даже снабдил меня транспортом. Когда я прибыл в расположение разведроты, то узнал, что документы на присвоение мне звания Героя Советского Союза политотдел дивизии аннулировал. Не простил мне майор злополучную оплеуху. Ну и Бог с ним. Важно то, что я снова был со своими ребятами, ставшими мне родными. Это большая мужская дружба и дальше спасала меня от превратностей судьбы и даже от ранений и смерти. Дружба и Господь Бог, как видно, помогли мне дойти до самого логова Гитлера, до Берлина. А командир дивизии, несмотря на возражение штабистов из политотдела, направил меня в столицу нашей родины для участия в Параде Победы.

Источник: centrosib

Опубликовал: admin | Дата: Авг 11 2014 | Метки: В Красноярском крае |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Weboy

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,589 | Комментариев: 14,712

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
Weboy
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire