Шляхта – «гиены на поле брани»

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 37

Вряд ли найдётся в мире ещё два народа, многовековая вражда которых может сравниться с русско-польской. Затихшая на короткий послевоенный период, она возобновилась вместе с наступлением «перестройки» и многократно усилилась сразу после устранения с мировой арены СССР и «Варшавского договора». Вспомнились старые обиды, вскрылись новые факты и «факты», проявили себя новые претензии. Однако, при всём их разнообразии, из общего ряда явно выделяются две обоюдоострые проблемы: «расстрел» органами НКВД СССР польских офицеров в 1940 году и «уничтожение» военнопленных красноармейцев поляками в 1920 -м.

Что касается кавычек у слов «расстрел» и «уничтожение», то их судьба будет решена ниже, в ходе дальнейшего повествования.

Итак, начнём с «расстрела». И не только потому, что события эти ближе к нам по времени, и что польская сторона раскрутила эту тему необычайно, но ещё и оттого, что некоторые наши земляки – заодно с поляками – к этой теме руку приложили. В пользу шляхты.

То есть, установление истины для нас, тверичей, в известной степени есть ещё и дело чести.

А начать придётся с первого «сигнала» о том, что в Катынском лесу, под Смоленском, обнаружено массовое захоронение польских офицеров, пленённых в 1939 году в ходе освобождения Красной Армией Западной Белоруссии и Западной Украины, ранее, в 1920 году, оккупированных Польшей. «Сигнал» этот поступил из фашистской Германии, от самого Геббельса – рейхсминистра пропаганды в правительстве Гитлера. Произошло это в 1943 году, когда Советская Армия уже вовсю громила гитлеровские полчища, двумя годами раньше, 22 июня 1941 года, вторгшиеся на нашу землю.

…В этом месте есть смысл задуматься: а почему это вдруг немцы «обнаружили» братские могилы поляков – бывших советских военнопленных – так поздно: ведь Катынь и окрестности были ими захвачены в первые недели войны? Не располагали информацией? Или осведомители Гестапо плохо работали? А может, ещё какие причины были?

Да, были такие причины. (Их, кстати, обстоятельно изложил Ю.И. Мухин в своей книге-расследовании «Антироссийская подлость»). Прежде всего, к 1943 году стало ясно, что потерпели крах планы фашистской верхушки по разгрому СССР и покорению его народов. Поэтому возмездие немцам за их невиданные в истории преступления приближалось. Вместе с наступающей Советской Армией. Помешать её походу в Европу, воспрепятствовать освободительной миссии первой страны социализма, а значит, позволить главарям фашистской Германии и их пособникам спастись, отсидевшись дома, в Европе, или сдавшись в плен армиям США и Англии – вот на что всё ещё надеялись те, кого в будущем ждала виселица. Поэтому надо было любыми способами поднять Европу на борьбу с Советской Армией. А сделать это легче всего было информационно-пропагандистскими методами. Надо было – исказив образ советского человека и солдата до неузнаваемости и «снабдив» его такими качествами, которые не оставили бы европейцам шансов на спасение – поднять их на борьбу с нашими наступающими войсками.

Тем более, что многим европейцам было за что получить от нас в морду…

Из статистики НКВД-ГУПВИ СССР по военнопленным в лагерях и тюрьмах

Национальность Общее число Из них генералов
Немцы 2388443 376
Венгры 513766 49
Румыны 187367 6
Австрийцы 156681 12
Чехословаки 69977 2
Поляки 60272 5
Итальянцы 48957 3
Французы 23136 -
Югославы 21830 2

Далее в таблице идут голландцы, финны, бельгийцы, датчане, испанцы… Следует подчеркнуть, что наряду с демонизацией русских, гитлеровцы ещё в большей степени запугивали европейцев евреями. И тоже ясно, почему. Поэтому для немцев Катынское дело стало важнейшей пропагандистской кампанией, способной объединить народы Европы «против жидобольшевизма» (термин Геббельса). Немцы надеялись, что при виде трупов европейцев-поляков прочие европейцы, вконец оболваненные фашистской пропагандой, испугаются настолько, что вместе с вермахтом или даже в его составе не пустят «советы» с «евреями» дальше собственной границы.

Было ещё одно немаловажное обстоятельство, заставлявшее организаторов провокации тянуть время. Состояние трупов. Они ещё недостаточно – для версии «расстрела» НКВД в 1940 году – разложились.

Таким образом, к 1943 году для нацистской верхушки Германии организация Катынской провокации стало делом не только желательным, но и возможным. И надо сказать, что к нему Гитлер и его окружение подошли серьёзно. Операцией в целом руководил сам фюрер. Геббельс возглавлял работу СМИ. Риббентроп отвечал за внешнеполитические её аспекты, в частности, руководил подбором за рубежом соответствующих лиц – писателей, журналистов, судмедэкспертов и т.п. «профессионалов», которые могли за деньги сказать и написать что угодно. При подборе «кадров», кстати, специально оговаривалось, чтобы люди обязательно придерживались антисемитских и антикоммунистических взглядов.

Параллельно с этим в Смоленске тоже шла подготовка. Место, где до войны смоляне отдыхали «на природе», было обнесено колючей проволокой, охранялась жандармами.

Соответствующие лица «представляли» саму Польшу. Здесь уже действовала немецкая рота пропаганды.

Вот как Геббельс разъяснял своим подручным некоторые «секреты» Катынской акции

Международный Красный Крест, приглашённый не только нами, но и поляками, не может более уклоняться от этого приглашения, иначе мы обрушимся на Красный Крест. Мы должны принять его очень вежливо, безо всякой пропагандистской тенденции. Мы скажем: «Нам нужна правда!» Немецкие офицеры, которые возьмут на себя руководство , должны быть исключительно политически подготовленными и опытными людьми, которые могут действовать ловко и уверенно. Такими же должны быть и журналисты, которые будут при этом присутствовать. Министр считает целесообразным , чтобы присутствовал кто-то из круга министерской конференции, чтобы в случае возможного нежелательного для нас оборота дела можно было соответствующим образом вмешаться. Некоторые наши люди должны быть там раньше, чтобы во время прибытия Красного Креста всё было подготовлено и чтобы при раскопках не натолкнулись бы на вещи, которые не соответствуют нашей линии. Целесообразно было бы избрать одного человека от нас и одного от ОВК, которые уже теперь подготовили бы в Катыни своего рода поминутную программу...

Здесь вся фальшь организаторов раскопок «жертв советского НКВД» видна как на ладони. Не касаясь деталей дальнейшего хода гитлеровских «экспертиз» под Смоленском, скажу лишь, что в немецких документах содержатся также данные, начисто опровергающие и нашу «медновскую» версию «массовых убийств» польских офицеров. Речь идёт, в частности, о жетоне с номером камеры хранения Осташковского лагеря, найденного в кармане одного из трупов. Жетон и другие вещдоки, в том числе документы, удостоверяющие личность, дневниковые записи и т.п., приведенные самими гитлеровскими гробокопателями в их же протоколах, свидетельствуют о том, что в 1940 году поляки были отправлены из Калинина под Смоленск, в основном, на дорожно-строительные работы. Где их в 1941 году захватили немцы и вскоре расстреляли.

Нетрудно догадаться, что таким образом гитлеровские дезинформаторы, не желая этого, сами загодя опровергли «открытия» тверских активистов «Мемориала», неплохо погревшихся у геростратова русо-юдофобского костра. А в целом – «эпопея» с нашей «медновской катынью» требует серьёзного исследования. И расследования.

Потому как постсоветские «демократические» расследования даже в малой степени не способствуют поискам правды. Даже наоборот…

Кстати, на сей счёт совсем недавно (во 2-м номере журнала «Наш современник» за 2010 год) опубликована обширная статья Владислава Шведа «Снова о Катыни», в которой – отнюдь не в первый раз и не им одним – опровергается и разоблачается официальная версия тех событий.

Напомню, что в январе 1944 г. в освобождённых от немцев Козьих Горах работала специальная советская комиссия под руководством академика Н.Н. Бурденко. Её выводы гласили: польские военнопленные летом 1941 г находились в 3-х лагерях «особого назначения» под Смоленском и были захвачены немцами. Осенью того же года они были расстреляны в катынском лесу.

Из статьи В. Шведа следует, что без сколь либо серьёзного расследования, только на основании косвенных данных, Горбачёв распорядился опубликовать 13 апреля 1990 г заявление ТАСС, в котором признавалась ответственность «за злодеяния в катынеком лесу руководителей довоенного НКВД (Берии, Меркулова и др.- Г.А.)… Советская сторона, выражая глубокое сожаление в связи с катынской. трагедией, заявляет, что оно представляет одно из тяжких преступлений сталинизма».

Но ведь в то время в советских архивах можно было найти документы, неопровержимо доказывающих причастность нацистов к расстрелу польских офицеров. Об этих документах Горбачёв и Ко дружно «забыли». Тем не менее, даже теперь, после «демократических чисток» архивов, в них всё ещё можно найти зёрна истины.Но для нынешних «разобла чителей» «сталинских репрессий»и этого мало.

Как пишет в своей статье В. Швед, 28 мая 2009 года сопредседатель Группы по сложным вопросам российско-польских отношений (даже такую успели создать! – Г.А.) ректор МГИМО А. Торкунов в Кракове дал интервью РИА «Новости» и польской газете «Газета Выборча» заявив, что из военного архива ему прислали материалы, которые «не отрицают, что польские офицеры стали жертвами сталинских репрессий, но говорят о том, что, возможно, какая-то часть офицеров была уничтожена немцами».

А дальше откровенничает: «Я не считаю, что это меняет что-то в корне, нюансы не меняют сути».

И В. Швед, безусловно, прав, заявляя, что… вывод г-на Торкунова. по сути не менее циничен, чем заявление Парламентской Ассамблеи ОБСЕ о тождестве нацизма и сталинского режима

Факты причастности немцев к расстрелу далеко не единичны. По свидетельству автора «Снова о Катыни», в июне 2009 г. на запрос депутата Госдумы Илюхина Центральная экспертная комиссия министерства обороны РФ рассекретила два документа, которые однозначно подтверждают факты о причастности немцев к расстрелу польских офицеров в 1941 году.

Ещё одна цитата из статьи В. Шведа:

….Ещё в мае 2006 г депутат Госдумы Андрей Савельев обратился в ЦАМО с просьбой рассекретить и предоставить архивную копию протокола допроса немецкого военнопленного , принимавшего осенью 1941 года личное участие в расстреле польских граждан в Катыни (Фонд 35, оп. 11280, д. 798, л. 175). Помимо этого, депутат запросил копии советских и трофейных немецких разведаэрофотоснимков районов возможного базирования лагерей «особого назначения» НКВД под Смоленском периода Великой Отечественной войны. Однако Центральная экспертная комиссия МО, оценив документы по Катынскому делу., хранящиеся в ЦАМО, «сделала заключение о нецелесообразности их рассекречивания».

Точнее, чем абсурдным, такое положение не назовёшь. Ведь до сих пор документы, способные «прояснить ситуацию» в Катынском деле (и не только), засекречены. И это при том, что сверхсекретные «бумаги» ЦК ВКП(б) и НКВД ССССР о «катынском преступлении», из «закрытого пакета №1» «Особой Папки ЦК КПСС, обнародованы ещё осенью 1992 г .

Естественно, возникают вопросы: Почему засекречены менее важные документы о Катыни? Кто этим командует? Кому этот «кто» служит?

Но пойдём дальше. Снова дадим слово В. Шведу:

Документы ЦК ВКП(б) и НКВД СССР однозначно «подтверждали» вину довоенного руководства СССР в совершении катынского. преступления.. Заметим, что история обнаружения этих документов вплоть до последнего времени была покрыта густой завесой лжи. А в 1992 г «внезапно», но весьма своевременно представлены в Конституционный Суд как доказательства «бесчеловечной сущности» КПСС. Тогда же они были переданы Польской стороне, которая не преминула использовать их в качестве повода для новой антироссийской компании…

… Следственной бригаде Главной военной прокуратуры было предписано проводить расследование Катынского дела(Уголовное дело № 159 – Г.А.). в жёстких временных рамках, ограничиваясь только событиями, происходившими с марта 1940 по май 1940 г. В этой связи версия о расстреле немцами осенью 1941 года вообще не рассматривалась (об этом В. Шведу заявили военные прокуроры генерал-майор юстиции Валерий. Кондратов и полковник юстиции Сергей Шаламаев 30.03.06 в помещении ГВП РФ – Г.А.)..

И к тому же: 22.04.2009 г. «Новая Газета» опубликовала статью Анатолия Яблокова – одного из руководителей следственной бригады ГВП по УД №159. Статья называлась «Виновным назначен Берия», в ней, в том числе, раскрывались секреты «реабилитации репрессированных» и сообщалось о том, что в начале 90-х гг. «прокуроры были заняты лишь оформлением политической воли руководства страны».

Нетрудно догадаться, что подобный подход в ГВП доминировал и все 14 лет расследования УГ №159. За основу доказательной базы которого к тому же, по словам В. Шведа, были положены результаты польского расследования катынского преступления..

Плюс невесть как и откуда возникшие, о чём уже говорилось, документы ЦК ВКП(б) и НКВД из «особых» пакетов и папок, подлинность которых для ГВП «не вызывает сомнения». И которые отверг даже послушный режиму Конституционный суд, когда лакействующие Ельцину и Ко «адвокаты» типа Шахрая предъявили их на слушаниях по «Делу КПСС».

Теперь пора представить читателями (тверским землякам – тем более) – изрядную часть одной из глав статьи В. Шведа (глава называется «Невероятные показания»):

…Доводы по поводу сомнительности кремлёвских катынских документов сторонники официальной версии пытаются опровергнуть, ссылаясь на свидетелей. При этом называют фамилии бывшего начальника УНКВД по Калининской области Дмитрия Токарева, бывшего преседателя. КГБ Шелепина и др.

Показания 89-летнего генерала. Дм. Токарева во время допроса, состоявшегося 20.о3.91 года следователь ГВП А. Яблоков назвал «бесценные и подробные», позволившие «детально раскрыть механизм массового уничтожение более 6 тысяч польских граждан в УНКВД по Калининской области»..

Токарев на допросе рассказал о процедуре поимённого, индивидуального расстрела польских полицейских в 1940 году. По его словам, каждую жертву выводили из камеры внутренней тюрьмы. Допрос и сковывание рук жертвы наручниками производились в упомянутой «Ленинской» комнате (которая в 1940 г находилась на 2 этаже здания). Потом вновь возвращали в полуподвал, где в небольшой камере расстреливали. Пройти свой путь внутри здания облуправления НКВД жертва не могла быстрее 5-6 минут (телегруппа из аналитической программы «Постскриптум» времени затратила гораздо больше.)…

При таком раскладе времени на одну жертву ясно, что показания Д. Токарева ложны… (Это подтвердил бы простейший следственный эксперимент… которого не сделали – и ясно, почему – Г.А.).

Нереальность утверждений Токарева о расстреле 6 тысяч полицейских можно объяснить только одним: 89-летний генерал-чекист, пытаясь обеспечить себе спокойное доживание в «смутное время» предпочёл рассказывать следователям ГВП то, что они хотели услышать (Лично у меня другое мнение: генерал КГБ просто дурачил этих бездарных и беспринципных «следователей» – Г.А.)

Всего же – ориентировочно с 5 апреля по 17 мая – по словам Токарева, было расстреляно 6295 человек. Без сомнения, какая-то часть польских полицейских и карательных органов, виновных в преступлениях, весной 1940 года в Калинине была расстреляна. Но полагать, что их было более 6 тысяч, сомнительно. Сомнения укрепляют 2 факта:

Во-первых, на спецкладбище НКВД «Медное», где, по официальной версии, захоронены польские полицейские, до войны было захоронено около 5 тысяч репрессированных советских граждан… Однако останки их не были найдены, хотя мемориальная доска им посвящена….

Польские археологи в 1991 г утверждали, что на спецкладбище «Медное»» они не обнаружили ни одного «советского» захоронения. Были выявлены только 25 польских захоронений, в которых покоятся останки 6311 польских полицейских. К такому же выводу пришли и специалисты Тверского УФСБ, проводившие в 1995 г зондажные бурения в Медном. Однако существуют неопровержимые доказательства, что репрессированных советских людей захоранивали именно в Медном. Их останки не могли испариться.

Возникает подозрение, что в Медном произошла та же история, что и в киевской Быковне. Там во время эксгумации польских захоронений в 2001-2006 годах 150-270 расстрелянных в 1940 году поляков стараниями польских археологов и политиков превратились в 3500. Благо, что количество захороненных советских граждан позволили это сделать. О скандале в Быковне 11 ноября 2006 г писал киевский еженедельник «Зеркало недели».

Во-вторых, в Российском Государственном военном архиве Геннадием Спаськовым был обнаружен отчёт 155 полка НКВД по охране БелморБалтканала. В нём сообщалось, что в январе 1941 г в лагерь «около 2-го шлюза» прибыл этап «с заключёнными из западных областей Белорусской и Украинской ССР, исключительно бывшие полицейские». Известно, что абсолютное большинство бывших полицейских из западных областей (не считая находившихся в тюрьмах), были размещены в Осташковском лагере НКВД….

Добавим, что ГВП проигнорировала свидетельство Алексея Лукина, бывшего начальника. связи 138 отдельного конвойного батальона конвойных войск НКВД,, летом 1941 г охранявшего Катынский лагерь с находившимися в нём польскими военнопленными. Рассказ Лукина журналисту В. Абаринову о том, как он в июле 1941 г участвовал в попытке эвакуации поляков из Катынского лагеря, 2 мая 1990 г зафиксировала на видеокамеру группа редактора польского телевидения Анджея Минко.

Бывший курсант Смоленского стрелково-пулемётного училища, ныне полковник в отставке, Илья Кривой в своём письме в ГВП от 24 сентября 2004 г подробно описал встречи в 1940 г и в начале лета 1941 г с подконвойными польскими офицерами и солдатами. Это было под Смоленском.

Свидетельства и заявления того и другого в ГВП ход дан не был…

От себя добавим: и не будет!

А пока – за Державу обидно. Да и за Тверь – тоже… Ведь есть ещё немало свидетелей и свидетельств, не оставляющих камня на камне от геббельсовской версии «расстрела поляков НКВД» (два документа из ещё сохранившихся, несмотря на «демократические» чистки в советских архивах, см. в Приложении 1).

Теперь о годах 20-х, о войне страшной, Гражданской, когда, по словам поэта, «дрянь адмиральская, пан и барон шли на Республику с разных сторон». Мало кто знает, молодёжь – особенно, почему десятки тысяч красноармейцев оказались в те годы в польском плену. Самые эрудированные, скорее всего, скажут, что это есть следствие неудачной попытки разжечь революционный пожар в Европе, а по пути, заодно, – и в Польше. Припомнят, возможно, и Тухачевского с его блицкригом на Варшаву и даже выскажут предположение, что сам поход Красной Армии был инициирован если не Лениным, то Троцким – обязательно. Всё в тех же интересах всемирного пролетариата и мировой революции…

Ничего странного во всей этой разноголосице нет. По сути, ранние советско-польские межгосударственные коллизии замалчивались так долго, что о них стали забывать. А вспомнить пришлось оттого, что очень уж эта шляхта надоела своими упрёками, претензиями и требованиями российских «покаяний», «компенсаций» и панихид по убиенным с участием ксендзов и вице-премьеров.

Наподобие того, как получилось с Катынским делом, в ходе нашего расследования которого слово «расстрел» так до конца в кавычках и осталось. НЕ РАССТРЕЛИВАЛИ МАССОВО И ПОГОЛОВНО мы поляков, господа «мемориальцы»! Ни под Катынью, ни в Медном, ни в других местах.

Жизнью поплатились лишь конкретные преступники.

Но вернёмся к годам Гражданской войны, которые, как уже здесь было сказано, были омрачены в том числе и войной с Польшей. На вопрос – кто эту войну затеял, сейчас ответить легко. Шляхта. Та самая «элита», которая в силу своих особых качеств даже от Черчилля удостоилась эпитета «гнуснейшие из гнусных». И которая органически не могла долго терпеть рядом слабого соседа, чтобы на него не напасть. Несмотря на многочисленные попытки молодого Советского государства установить с новой, независимой Польшей (да и независимость-то эту Польша получила именно от Советской России!) мирные добрососедские отношения.

Позиция Советской России тогда обуславливалась не только пролетарскими лозунгами и декларациями. Продолжалась Гражданская война, иностранная интервенция, в стране была разруха, голод, свирепствовал сыпняк. Москва предлагала Варшаве прекратить вооружённое противостояние, установить дипломатические отношения и приступить к решению – путём переговоров – многих практических вопросов, возникших в результате мировой войны и отделения Польши от России. Однако подобные попытки шляхтой отвергались или игнорировались. До нас дошла масса документов, подтверждающих сказанное. К примеру, письмо Наркома Внутренних дел РСФСР Г.В. Чичерина от 28 ноября 1918 года, направленное в адрес его польского визави пана Л. Василевского:

Нельзя не сожалеть о том, что до сих пор мы не получили ответа на наше извещение о том, что Советское правительство назначило своим представителем в Польше доктора Юлиана Мархлевского. Мы просим Министерство иностранных дел ответить нам, согласно ли оно принять гражданина Мархлевского в качестве советского представителя, причём мы охотно согласимся на присылку в Москву представителя Польского государства. Мы также будем очень благодарны, если Польское правительство установит с нами постоянное сообщение по радио и обмен известиями о положении дел, что будет содействовать разъяснению и мирному улаживанию всяких могущих возникнуть между обоими государствами конфликтов. Чичерин.

От Польши – ни ответа, ни привета. А шляхта во главе со своим начальником маршалом Пилсудским тем временем готовит агрессию против вконец ослабленной Советской России – с целью оттяпать от неё кусок побольше да пожирнее. И с началом 1919 года Польша предпринимает свой очередной поход на русскую землю. Наступательные операции продолжаются весь год и первые месяцы нового, 1920 года. Польша захватила города Брест, Пинск, Лиду, Молодечно, Минск, оккупировав, таким образом, огромную, чуть ли не больше себя, территорию. Но пока что это была, как сказать, странная война, без официального объявления. Сей дипломатический нонсенс шляхта вскоре устранила – и уже 25 апреля 1920 года польская армия, насчитывавшая в то время свыше 700 тыс. штыков и сабель, развернула широкомасштабные боевые действия против трёх советских республик – РСФСР, Белоруссии и Украины. В составе польской армии находились также украинские формирования Петлюры. Поэтому не случайно Пилсудский уже 7 мая захватил Киев. Без боя.

Таким образом, угроза оккупации территории РСФСР стала реальной. После перегруппировки сил, в которых решающая роль отводилась коннице Будённого, Красная Армия перешла в контрнаступление, освободив все ранее захваченные районы Украины и Белоруссии. Дальнейшее преследование Красной Армией отступающих польских войск обернулся трагедией – под Варшавой Пилсудский устроил Тухачевскому «котёл», советские войска были разгромлены, и до 130 тысяч красноармейцев попали в плен. И здесь свою ненависть к русским шляхта проявила в полной мере. В ноте Г.В. Чичерина от 9 сентября 1921 года, направленной в польскую дипломатическую миссию в Москве, на польские власти возлагалась «страшная, громадная вина… в связи с ужасным обращением с российскими военнопленными» и отмечалось, что «в течение двух лет из 130 русских пленных в Польше умерло 60 тысяч».

Вербальная нота полпредства РСФСР в Польше Министерству иностранных дел Польской республики от 6 января 1922 года содержала на этот счёт вполне конкретные данные:

Российское правительство уже неоднократно вынуждено было обращать внимание польского правительства на чрезвычайно тяжёлое положение российских военнопленных в Польше. К сожалению, в настоящий момент, когда почти год после подписания мирного договора, со стороны польских властей русские военнопленные встречают всё ещё отношение, которое является совершенно невероятным проявлением грубости, издевательства и жестокости. 29 декабря 1921 г. Российско-украинская смешанная репатриационная комиссия … сообщила польской части делегации о совершенно недопустимых условиях существования российских и интернированных в лагере Стржалково… Избиение военнопленных составляет постоянное явление, и нет возможности регистрировать все эти случаи. Все эти избиения не только остаются безнаказанными, но и до настоящего времени вопреки постановлению Смешанной репатриационной комиссии не опубликован приказ от 6 августа 1921 года, запрещающий бить пленных, и таким образом тормозится борьба с этим преступным отношением к пленным. По всякому поводу к пленным применяется арест, причём условия его чрезвычайно тяжелы. К арестованным насильно применяются методы прогулки, которые являются не облегчением для них, чем должна быть прогулка, а обдуманной пыткой и издевательством. Арестованных ежедневно выгоняют на улицу и вместо прогулок обессиленных людей заставляют под команду бегать, приказывая падать в грязь или если кто-нибудь из них, исполняя приказание не может подняться, обессиленный тяжёлыми условиями своего содержания, то их избивают прикладами…

Делегация Ассоциации христианской молодёжи, посетившая Польшу в конце 1920 года, в свом отчете засвидетельствовала, что советские военнопленные содержатся в помещениях, непригодных для жилья, с окнами без стёкол и сквозными щелями в стенах, без мебели и спальных приспособлений, размещались на полу, без матрацев и одеял. Причём в польской армии вошло в систему отбирать у пленных одежду и обувь. Так, в лагере, который довелось посетить американской делегации, пленные были босыми и вообще без одежды. В рабочих командах 40-60% людей не имели белья и одежды. Раненых в лагере Тухоля не перевязывали по 2 недели. По мнению авторов отчёта, смертность от болезней, ран и отморожения здесь такова, что через 5-6 месяцев в лагере может никого не остаться…

Что касается упомянутого ранее в Вербальной ноте лагеря Стржалково, то совсем недавно сотрудник Тверского фонда культуры А.В. Вишняков познакомил меня с воспоминаниями одного из пленных красноармейцев – П.С. Изюмова, которые были опубликованы ещё в 1928 году в журнале «Огонёк , и где в статье П.С. Изюмова под названием «В польском плену» лагерю в Стржалкове отведено особое место.

Представляю читателям возможность познакомиться хотя бы с фрагментами «воспоминаний».

Лагерь Стржалково (Стрелково) расположен недалеко от железной дороги по направлению к Познани. Сотни полуземлянок – бараков выстроены ещё немцами. В каждом бараке помещалось до 150 и больше пленных…Обращение поляков грубое, не проходит дня, чтобы кого-нибудь не избили. Питание: утром суррогат кофе, как мы просто звали – «кава», по черпаку и полфунта хлеба.. В обед суп, главным образом, чечевица, и вечером снова «кава». Каждый день гоняли в соседнее имение копать картошку.

Наступили уже холода.. Одежды никакой не выдавалось, и все были оборваны и раздеты до-нельзя. Ложились спать на нарах вповалку, плотно прижавшись друг к другу; сначала все на один бок, но когда уставали лежать на этом боку, по команде вся груда тел ворочалась на другой бок или на спину, снова плотно прижимались. Горе тому, кто ночью вздумает сходить в уборную, место его сразу же «залёживалось» и ему, возвратившись впотьмах, не найти его. Обычно такой товарищ ложился поверх этой груды тел. И лежит, пока двое лежавших под ним не раздвинутся и он не водворится между ними….

Хроническое недоедание, наступившие холода, грязь, вши – всё это создавало благоприятную почву для всякого рода эпидемий. Начали свирепствовать все виды тифов: сыпной, возвратный, брюшной, а также дезинтерия и холера. Каждый день десятками уносили больных в лазарет, расположенный рядом с лагерем, в бараках.

Не проходило дня, чтобы не уносили из барака умерших. Мер к прекращению эпидемии по лагерю никаких не принималось. Да и зачем их было принимать? Лагерь был изолирован от жителей. На работу пленных больше не выгоняли и окружённые проволокой, они были брошены на волю гулявших эпидемий. Всего в лагере было около 25 тысяч человек. Ежедневно в лазарете умирало по сотне и больше. Санитары не успевали хоронить. Однажды всех из нашего барака отправили на работу по уборке умерших. Мертвецкая была в одном из небольших бараков… Войдя туда, мы были поражены: стояли две поленницы трупов, накидано их было чуть не до потолка. В виду изобилия крыс, эти трупы были ими обезображены. Выеденные носы, глаза, уши, губы делали трупы жуткими своей могильной бессмысленностью. Складывали трупы на фурманки и возили на кладбище. Могилы рыли большие – шесть аршин в длину и три в ширину, сбрасывали туда трупов по пятьдесят, семьдесят, обливали известью и зарывали. А к мертвецкой двигались вереницы носилок с новыми жертвами… Сколько трагедий, сколько молодых жизней уходило в эти братские могилы…

В лагерях же оставалось всё по-старому. Приходили савинковские агенты, вели агитацию, вербовали шпиков, и достаточно было малейшего сочувственного отзыва в пользу Советской власти, чтобы попасть в дефензиву, а потом и в отдельный от лагеря коммунистический барак…

Заболел и я. Меня увезли в госпиталь и направили в тифозный барак… Я лежал уже три месяца, перенёс восемь приступов возвратного тифа Вскоре попал с карцер на пять суток: попал за пустяк – отказался в мороз, будучи раздетым, идти в баню… Провокаторы работали. Почти сразу ж после того, как я вышел из карцера, меня … направили под конваоем в дефензиву. Там работали русские офицеры. Человек за столом в погонах полковника меня спросил:

- Вы коммунист?

- Это разрешите знать мне…

Человек в погонах приказал отвести меня в «коммунистический» барак… Вскоре мы объявили голодовку Было выставлено семнадцать требований… На пятый день голодовки основные пункты отчасти были разрешены в нашу пользу. Голодовка была прекращена.

Началась частичная отправка в Россию. Все отчётливо и ясно знали, что в лагере вместо 25 тысяч человек, которые были ещё осенью, к весне осталось лишь 9 тысяч, остальные сложили свои головы…

А вот ещё одно свидетельство – на сей раз, польское – рапорт подпоручика-врача Рогульского в 1У отдел (секция пленных) Министерства обороны Польши (привожу его почти целиком):

… Вследствие недостаточного питания, отсутствия одежды и плохих ниже всяких требован6ий гигиены помещений пленные обладают настолько малой сопротивляемостью к всякого рода инфекционным заболеваниям, что подвергаются ими в массовом порядке, особенно они подвержены в высокой степени подвержены инфекции в тёмных и грязных помещениях при непосредственных контактах. Сейчас постоянно усиливаются эпидемии возвратного и сыпного тифа. Очаги холеры остаются постоянными и по причине плохих условий не могут быть ликвидированы … Следует считаться с тем, что все пленные (почти без исключения) подвергнутся указанным выше эпидемиям, а смертность среди них может достичь очень высокого уровня

Ю. Иванов, историк и публицист, в своей работе «Очерки истории советско-польских отношениях 1917-1945 г.», пишет: «Выжить в подобных условиях было крайне сложно. Смертность пленных была чрезвычайно высокой. Особой жестокостью обращения и особо тяжёлыми условиями отличались лагеря в Стржалкове (около Познани), и Тухоле (около Быдгощи). Причём за последним закрепилось название «лагеря смерти». В этом лагере умерло около 22000 пленных красноармейцев»…

Так что мы теперь имеем полное право слово «уничтожение» раскавычить навсегда. Уничтожала наших красноармейцев шляхта в 20-х годах. В этом сомнений нет.

Вполне понятно, что здесь приведены далеко не полные данные о деяниях шляхты, в том числе касающиеся 20-х годов прошлого столетия. Наверняка у большинства тверичан есть повод ещё раз задуматься о том, с кем мы жили и живём совсем рядом. Но для того, чтобы восторжествовала правда, надо много знать и думать. И помнить – тоже. И я, к примеру, никогда не забуду, что старший брат моего отца, а мой дядя, Арсений Андреевич, один из первых большевиков Киселёвской волости Старицкого уезда, добровольцем ушедший на Гражданскую войну и оставивший дома, в деревне Ново-Тёплово, жену Авдотью и четырёхлетнюю дочь Нюшу, был расстрелян Петлюрой в Киеве в 1920-м году – как раз тогда, когда в городе хозяйничала шляхта во главе с Пилсудским. Кстати, вдова с дочерью вскоре переехала в посёлок Медное, там они обе прожили всю жизнь и там же похоронены. При встречах мы говорили с ними о многом, но о расстрелах или захоронениях поляков ни слова от них не слышали.

И когда телевидение показывало киевские сцены братания Ющенко с Квасневским и Валенсой, сразу пахнуло трупным духом Петлюры, Пилсудского, а заодно – и Бандеры.

Нет, недаром Гоголь называл шляхту «вражьи ляхи». А их союзник Черчилль – «гиены на поле брани».

Открытие памятных знаков воинам Красной Армии. Пос. Медное, 2006 г.

—–

Приложение 1.

Документ 1.

К вопросу о расстреле немцами польских офицеров в Катыни.

ЦЕНТРАЛЬНОМУ КОМИТЕТУ ПОРП В ВАРШАВЕ.

Секретно. Экз. 1.Люблин, 8 февраля 1953 г.

Для сведения.

1. Тов. Болеслава Берута, пред. ЦК ПОРП. 2. Посольство СССР.

ПЫХ Вацлав

ЗАЯВЛЕНИЕ

По вопросу о моём пребывании за границей, а также о моей деятельности в тот период.

КОВЕЛЬ

В 1939 г. после нападения гитлеровской Германии на Польшу я находился в авиационной части, направлявшейся к границам Румынии. Перед Замостьем я отделился от части и, собрав около 50 человек, направился в Грубешов в направлении СССР. В начале нашего пути мы встретили нашего командира майора Тарновского, который на вопрос, что нам делать и куда идти, ответил: «Поцелуйте меня в ж… и проваливайте своей дорогой». После этого он также отправился в сторону Румынии, оставив нас одних.

Мы перешли Буг при таком положении вещей: продовольствия не было, все офицеры убежали в направлении Залещик и было необходимо следить за людьми, чтобы они не грабили гражданское население. Взяв на себя эту трудную задачу, я по дороге заходил в имения и там доставал продовольствие.

По дороге мы видели большие группы солдат без командиров, которые, будучи голодными, грабили местных жителей; проходили мимо усмирённых украинских поселений и часто попадавшихся пустых домов, из которых жители, опасаясь бродячих солдатских банд, бежали. Я слышал о нападениях украинцев на польских солдат, однако должен подчеркнуть, что на меня и мою группу не было нападений, благодаря, предполагаю, дружественному отношению нашей группы к населению, которое мы встречали на своём пути.

Примерно 18.1Х.1939 г. мы добрались до Ковеля; там я увидел, что воинские части распущены, оружие роздано гражданскому населению, а солдаты освобождены от присяги командиром местного гарнизона.

18.1Х.1939 г., если не ошибаюсь, ночью в 01.00 советские войска вступили на станцию Ковель. По соглашению, те, кто хотел, отошли за Буг, а те, кто хотел остаться в СССР, были отправлены несколькими колоннами на восток. Я со своей группой был направлен во Владимир, где мы, сдав оружие, были посажены в вагоны и отправлены на сборный пункт в Шепетовке.

ЛАГЕРЯ В ШЕПЕТОВКЕ

Эти лагеря были предназначены для сбора всех польских войск, бродивших без цели по Западной Украине. В этих лагерях офицеры были отделены от рядовых и обеспечены охраной, т.к. рядовые, возмущённые их трусостью во время сентябрьской кампании, пытались совершить самосуд. Офицерам припоминали битьё солдат по лицу, издевательства, наказания и т.д.

До 4.Х.1939 г. солдаты были разделены на тех, кто хотел вернуться домой, и тех, кто желал остаться на территории СССР. Желавших вернуться домой направили на станцию для отправки в первую очередь, а тех, кто выразил желание остаться в Советском Союзе, разделили на кандидатов в трудовые лагеря и на нетрудоспособных, к которым причислили и офицеров.

Офицеров направили в Старобельск, а желавших работать – в различные трудовые лагеря. 4.Х.1939 г. меня в числе 2000 человек направили в трудовой лагерь в Загорцах около Дубно на Западной Украине.

ЗАГОРЦЕ

Этот лагерь был предназначен для строительства 10-километрового участка трассы Киев-Львов. После начала работ около 800 человек самовольно разбежались по домам, а остальные, к которым принадлежал и я, продолжали работу.

Вначале я работал землекопом. За хорошую работу был назначен бригадиром, а затем командиром батальона. По моим указаниям была организована вся работа. При окончании работ по строительству трассы я узнал, что соседний лагерь в Радзивиллове ещё не начал работу, т.к. люди взбунтовались.

РАДЗИВИЛЛОВ

В январе 1940 г. я вместе с группой активных работников был направлен в Радзивиллов для наведения порядка в организации лагеря. Я сразу увидел, что находившиеся в лагере подстрекаются фашистскими элементами и, прежде всего, замаскировавшимися офицерами.

Лагерь я разделил на батальоны, назначив командирами просоветских работников, а прежних командиров снял. На общем собрании провёл выборы бригадиров, выделил хозяйственную бригаду. На совещании бригадиров всех недовольных мы направили в специальную бригаду.

Бригадирам разъяснили, что производящиеся работы являются стратегическими против гитлеризма, заткнули рот фашистам, и работа пошла…

После окончания работ в Радзивиллове мне поручили организацию других лагерей.

ДАЛЬНЕЙШАЯ ОРГАНИЗАЦИОННАЯ РАБОТА

Летом 1940 г. я организовал трудовой лагерь в Свтне, осенью того же года в Родатычах, зимой 1941 г. в Янове около Львова и весной 1941 г. в Скнилове около Львова. Я организовывал лагеря на основе самоуправления, полностью обеспечивая их необходимыми пунктами обслуживания, такими, как магазины, мастерские, госпитали, читальни и т.д. Я организовывал концерты, самодеятельность, спортивные игры и т.д.

…Я должен подчеркнуть большую мягкость и чуткость властей НКВД по отношению к пленным. Между прочим, я имел задание докладывать о случаях плохого обращения сотрудников НКВД, и в каждом случае сотрудник НКВД наказывался и отзывался из лагеря.

Жизнь пленных была очень хорошей… Пленные были обеспечены заботливым медицинским и санитарным обслуживанием. Санитарные и врачебные осмотры проводились через день. Наилучшим свидетельством медицинского обслуживания является факт, что в вышеописанных лагерях не было ни одного случая смерти…22.У1.1941 г. гитлеровская Германия напала на СССР и наши лагери решено было эвакуировать.

ЭВАКУАЦИЯ

23.У!.1941 г. наши лагери в составе 4000 человек направились вглубь СССР.Я был назначен начальником по хозяйству по поручению НКВД… Наша колонна шла через Винницу до Золотоноши. Были случаи, когда наша колонна оказывалась между двумя фронтами и только благодаря отваге и хладнокровию НКВД нам удалось перебросить колонну на взятых взаймы автомобилях в тыл фронта… Товарным поездом из Золотоноши мы доехали до Старобельска…Прибыв в Старобельск, мы разместили людей в лагерях, оставленных польскими офицерами.

СТАРОБЕЛЬСК

…Узнав от солдат, которые не были эвакуированы из Старобельска, что в Старобельске будет строиться аэродром для бомбардировщиков, я добровольно поступил на строительство. Меня приняли и зачислили в руководящий состав. Мне была поручена организация работ по строительству аэродрома, а затем обработка технической документации.

К этим работам я привлёк несколько специалистов, среди которых были и пленные из Старобельска, от них я и узнал, что польские офицеры были в Старобельске ещё поздней весной 1941 г., что их вывезли в лагеря под Смоленском и Козельском, чтобы освободить лагеря в Старобельске для бригад, которые будут строить аэродром…

После прибытия в Старобельск НКВД объявил пленным амнистию, в результате чего советская администрация была заменена польской, выделенной из числа пленных… В это время на совещании с моим непосредственным начальником – полковником НКВД я получил задание наблюдать за фашистами, выявлять прогитлеровских деятелей и в случае острой необходимости сигнализировать в НКВД …

КАТЫНЬ

Получив инструкции и продовольствие, я направился в польские лагеря, находящиеся под Смоленском. Причём мне сказали, чтобы я поторопился, если хочу их застать, поскольку уже было дано приказание об эвакуации. Я доехал до Днепра. Казалось, что мост был испорчен. Однако мне через него удалось перебраться. Смоленск остался у меня с левой стороны. Я обошёл его с севера и на Витебском шоссе натолкнулся на лагеря для военнопленных. Лагерь, к которому я подошёл, имел название №2 О.Н. Меня не

хотели в него впустить и направили к начальнику. Я заметил, что всё было приготовлено к эвакуации… Начальник, проверив мои документы, распорядился пока направить меня в лагерь №2 О.Н. Он просил меня повлиять на пленных, чтобы они ускорили подготовку к эвакуации, так как время не ждало…. В лагере, куда меня привезли, я увидел, что офицеры в эвакуацию не собираются…

Утром меня разбудили возбуждённые крики офицеров, и я увидел протискивающихся к выходу людей. Выйдя за ними, я увидел, что лагерь окружён немецкой стражей… На следующий день, согласно немецким распоряжениям, начали организовываться группы для копания бомбоубежищ. Эти группы подбирались добровольно. Причём лучшим было обещано немедленное возвращение домой…

Вскоре начали вывозить группы офицеров, которые лучше себя показали на работе. Их вывозили в сторону Смоленска, как говорили, на железнодорожную станцию… Наконец, в бараке я остался один. Дежурный немец через переводчика спросил меня, почему я не выехал. Я ему ответил, что меня не вызывали. Он проверил списки, приказал садиться в автомашину, и мы поехали в сторону Смоленска… Меня привели к начальнику Арнесу или Арне. Тот выслушал немца, который меня привёз… затем потребовал у меня удостоверение личности. Я подал ему польское. Начальник посмотрел удостоверение личности, проверил ещё раз списки и через переводчика спросил: «Откуда я тут взялся». Я ответил, что убежал из других лагерей, хотел добраться домой и по дороге попал в эти лагеря..

. Никакого протокола о моём допросе не составлялось, и я ничего не подписывал… Ко мне подошёл среднего роста немец-блондин вместе с другим рыжим немцем высокого роста, который взял из-под стены другого пленного и приказал идти вперёд… Нас провели от виллы каких-нибудь 600-800 метров по направлению к вновь выкопанным убежищам, которые находились на расстоянии 200-220 м от шоссе. Подойдя к яме, я почувствовал сильный удар в затылок и потерял сознание…Когда очнулся, то почувствовал на себе какую-то тяжесть и во рту горький привкус. Было темно и чувствовался какой-то необъяснимый смрад. Я выкарабкался наверх и увидел, что лежал в яме, наполненной трупами, слегка присыпанными землёй…

(Из Архива внешней политики РФ, ф. 07, опись 30а, пор. 13, папка 20, л.49. Подлинник, заверенный личной подписью переводчика В.Гладченко))

—–

Документ 2

О ВОЕННОПЛЕННЫХ

2 ноября 1940 г.

№ 4713/б Сов. секретно

ЦК ВКП(б) товарищу СТАЛИНУ

Во исполнение Ваших указаний о военнопленных поляках и чехах нами проделано следующее:

1. В лагерях НКВД СССР в настоящее время содержится военнопленных поляков 18 297 человек, в том числе: генералов – 2, полковников и подполковников – 39, майоров и капитанов – 222, поручиков и подпоручиков – 691, младшего комсостава – 4022, рядовых – 13 321.

Из 18 297 человек 11 998 являются жителями территории, отошедшей к Германии.

Военнопленных, интернированных в Литве и Латвии и вывезенных в лагеря НКВД СССР, насчитывается 3 303 человека. Подавляющая часть остальных военнопленных, за исключением комсостава, занята на работах по строительству шоссейных и железных дорог.

Кроме того, во Внутренней тюрьме НКВД СССР находятся 22 офицера бывшей польской армии, арестованных органами НКВД как участники различных антисоветских организаций, действовавших на территории западных областей Украины и Белоруссии.

В результате проведённой нами фильтрации путём ознакомления с учётными и следственными делами, а также непосредственного опроса было отобрано 24 бывших польских офицера, в том числе: генералов – 3, полковник – 1, подполковников – 8, майоров и капитанов – 6, поручиков и подпоручиков – 6.

Со всеми отобранными был проведён ряд бесед, в результате которых установлено:

а) все они крайне враждебно относятся к немцам, считают неизбежным желание участвовать в предстоящей, по их мнению, советско-германской войне на стороне Советского Союза;

б) часть из них выражает убеждённость, что судьбу Польши и возрождение её как национального государства может решить только Советский Союз, на который одни и возлагают свои надежды; другая часть (главным образом из числа поляков, интернированных в Литве) всё ещё надеется на победу англичан, которые, по их мнению, помогут восстановлению Польши;

в) большинство считает себя свободными от каких-либо обязательств в отношении так называемого «правительства» СИКОРСКОГО, часть же заявляет, что участвовать в войне с Германией на стороне СССР они могут лишь в том случае, если это будет в той или иной форме санкционировано «правительством» СИКОРСКОГО. Младшие офицеры заявляют, что они будут действовать в соответствии с приказами, полученными от какого-либо польского генерала…

3. Конкретно следует остановиться на позициях следующих отдельных лиц:

а) генерал ЯНУШАЙТИС заявил, что он может взять на себя руководство польскими частями, если таковые будут организованы на территории Советского Союза для борьбы с Германией, безотносительно к установкам в этом вопросе «правительства» СИКОРСКОГО. Однако считает целесообразным наметить специальную политическую платформу с изложением будущей судьбы Польши и одновременно с этим, как он выразился, «смягчить климат» для поляков, проживающих в западных областях Украины и Белоруссии;

б) генерал БОРУТ-СПЕХОВИЧ заявил, что он может предпринять те или иные шаги только по указанию «правительства» СИКОРСКОГО, которое, по его мнению, представляет интересы польского народа;

в) генерал ПРЖЕЗДЕЦКИЙ сделал заявление, аналогичное заявлению БОРУТ-СПЕХОВИЧА;

г) несколько полковников и подполковников (БЕРЛИНГ, БУКОЕМСКИЙ, ГОРЧИНСКИЙ, ТЫШИНСКИЙ) заявили, что они всецело передают себя в распоряжение Советской власти и что с большой охотой возьмут на себя организацию и руководство какими-либо военными соединениями из числа военнопленных поляков, предназначенными для борьбы с Германией в интересах создания Польши как национального государства. Будущая Польша мыслится ими как тесно связанная той или иной формой с Советским Союзом.

4. Для прощупывания настроений остальной массы военнопленных, содержащихся в лагерях НКВД, на места были посланы бригады оперативных работников НКВД СССР с соответствующими заданиями

В результате проведенной работы установлено, что подавляющее большинство военнопленных безусловно, может быть использовано для организации польской военной части.

Для этой цели нам представляется целесообразным:

Не отказываясь от мысли использовать в качестве руководителей польской военной части генералов ЯНУШАЙТИСА и БОРУТА-СПЕХОВИЧА, имена которых могут привлечь определённые круги бывших польских военных, поручить на первое время организацию дивизии упомянутой выше группе полковников и подполковников (справки на них прилагаются), которые производят впечатление толковых, знающих военное дело, правильно политически мыслящих и искренних людей.

Этой группе следует предоставить возможность переговорить в конспиративной форме со своими единомышленниками в лагерях для военнопленных поляков и отобрать кадровый состав будущей дивизии…

Организация дивизии и подготовка её проводится под руководством Генштаба РККА…

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия.

(Из Архива Президента РФ. Ф.3; оп. 50; д. 413; лл. 152-157. Подлинник. Машинопись)

—–

Приложение 2.

1. Необходимо восстановить историческую справедливость

Выступление депутата В.И. Илюхина на пленарном заседании Госдумы 12 февраля 2010 года

5 мая 2010 года в конгрессе США состоится выставка, посвящённая расстрелу польских офицеров, попавших в плен Красной Армии в 1939 году в ходе присоединения Западной Белоруссии и Западной Украины к Советскому Союзу…

Судя по всему, администрация США намерена поддержать Польшу в её версии о расстреле поляков весной 1940 г. органами НКВД СССР и тем самым способствовать новому обострению отношений между Россией и Польшей.

Как известно, с марта 2010 года в Польше будет проведена целая серия мероприятий, связанных с гибелью польских офицеров. Их проведение намечено и у нас под Смоленском, на месте расстрела. Премьер РФ В. Путин официально пригласил польского премьера Туска в Россию в связи с семидесятилетием трагедии…

В 1943 году Геббельс, пытаясь поссорить, разрушить антифашистскую коалицию, развязал отвратительную компанию по поводу того, что это якобы органами НКВД СССР по Смоленском были расстреляны более 10 тысяч польских офицеров…

Однако геббельсовскую грязь тогда отверг остальной мир, и пока Советский Союз был мощной державой, мало кто ставил под сомнение то, что пленные поляки были уничтожены фашистами. Но в конце 80-х годов прошлого века не где-нибудь, а у нас в стране появилось утверждение, что поляков расстреляли Советы. Это время совпало с судом о запрете КПСС, который инициировал Б. Ельцин…

После этого ( до этого тоже – Г.А.) состоялась подтасовка и фальсификация архивных документов ЦК КПСС. Но их представление в Конституционном суде РФ в 1992-93 годах закончилась провалом…

Тем не менее, бывший президент СССР М. Горбачёв… принёс Польше извинения за расстрел поляков. Позже таким же образом поступил и Б. Ельцин. Второй президент России В. Путин не только извинился, но и передал руководству Польши ряд документов.

Говорю об этом с большой тревогой не только потому, что необходимо восстановить историческую справедливость. Сегодня в Европейском суде находится более 70 исков к России от родственников убитых офицеров по возмещению ущерба. После их рассмотрения Польша намеревается предъявить иск России примерно на 100 млрд. долларов… Можно с немалой вероятностью утверждать, что иск будет удовлетворён, и на собственность и счета России за рубежом наложат арест с целью реального удовлетворения претензий Польши.

На протяжении нескольких лет у нас работает общественная комиссия из историков, депутатов Госдумы, которой удалось подтвердить, что поляки были расстреляны из немецкого оружия после того, как фашисты летом-осенью оккупировали Смоленск и его пригороды, где содержались в лагерях польские офицеры. Установлены свидетели расправы… Установлены данные, которые могут свидетельствовать о фальсификации архивных документов ЦК КПСС, перешедших в архив президента Б. Ельцина.

Однако эта общественная комиссия встречает существенное противодействие в своей работе со стороны ряда министерств и ведомств. Под предлогом того, что «уже всё ясно», ей отказываются выдавать архивные документы, хотя польская сторона получила к ним широкий доступ. Комиссии препятствуют в ознакомлении с материалами уголовного дела…

В связи с этим наша фракция настаивает на создании парламентской комиссии по проверке всех обстоятельств гибели польских офицеров, на возобновление расследования Генеральной прокуратурой уголовного дела по этим фактам. Одновременно с этим настаиваем на проведении парламентского расследования гибели 80 – 120 тысяч красноармейцев, попавших в польский плен в 1920 году.

Необходимо удержать В. Путина от повторения поспешных и, скорее всего, ошибочных утверждений по вопросам гибели польских офицеров.

Мы создали историко-документальный фильм о расстреле поляков, с которым в ближайшее время можно будет ознакомиться на сайте КПРФ.

В заключение хочу напомнить высказывание У. Черчилля: «Затеяв спор настоящего с прошлым, мы обнаружим, что потеряли будущее». Мы хотим, чтобы российская власть перестала воевать с нашим советским прошлым, тогда у страны будет прекрасное будущее.

(«Правда № 16 от 16-17 февраля 2010 г.; с сокращением – Г.А.)

—–

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ К «МЕДНОМУ» (захоронения)

Из книги «НА ПРАВОМ ФЛАНГЕ МОСКОВСКОЙ БИТВЫ» (Сост. М.Я. Майстровский – Тверь. Московский рабочий, 1991 г.).

1. В.С. Флёров (ветеран 185 СД). МЫ – ПУЛЕМЁТЧИКИ

…Подошёл командир роты, политрук.: – «Там, впереди, в тумане, село Медное, в нём немцы. Надо узнать, есть ли они на нашей стороне реки, где-то здесь мост через Тверцу…»

Надо так надо. Пошло 5-6 бойцов. Спускались как бы вниз, с горы, шли по какой-то промоине или лощине. И темнота, и туман рассеивались медленно. Показалась какая-то изгородь, мы вышли на дорогу. Шедший впереди остановился, что-то увидел. Подошли последние, сгрудились… У дороги лежал убитый. Две «шпалы» – майор, в петлицах значки связиста, сапоги сняты, брюк нет, офицерская добротная шинель распахнута, на животе, видимо, была медицинская грелка. Командир сказал: «Посмотрите документы». Я нагнулся: один глаз убитого смотрел в небо, а вместо второго вспучился кровавый пузырь. Стреляли из пистолета в упор, в затылок. Наружные карманы командирской гимнастёрки вывернуты, карманы шинели – тоже. Так мы и не узнали, кто был этот застреленный майор. Позднее я услышал из рассказа комиссара нашего 13419 стрелкового полка Н.В. Дыхно, что в селе Медном был госпиталь, захваченный немцами, которые зверски расправились с ранеными и больными: были трупы с распоротыми животами, отрубленными головами, выколотыми глазами. Найденный майор был из этого госпиталя… (с. 135).

2.​ Н.П. Деев (быв. прокурор 31 армии) ЭТО НЕ ДОЛЖНО ПОВТОРИТЬСЯ.

В селе Медное гитлеровцы штыками закололи 24 человека из строительного батальона, захваченных безоружными… (с. 268).

—–

Из брошюры «ТАЙНЫ КАТЫНСКОЙ ТРАГЕДИИ» (Материалы «круглого стола» по теме: «КАТЫНСКАЯ ТРАГЕДИЯ: ПРАВОВЫЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ», проведённого 19 апреля 2010 года в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации)

Ю.И. Мухин (политолог, писатель):

…Особо следует сказать о вещественных доказательствах, найденных при эксгумации… Под Харьковом раскопали кладбище тюремное, на котором расстреливали уголовных преступников плюс там во время войны хоронили немцев, умерших в тифозном лагере военнопленных. Раскопали под Харьковом 169 черепов, по черепам нашли. Копали экскаваторами сами поляки, копали вдоль и поперёк. Из них 62 черепа с пулевыми ранениями, что допустимо, в тюрьме же расстреливали.

Под селом Медным в Калининской области раскопали 243 черепа, постеснялся даже этот ксендз сказать, сколько же из них было с пулевыми отверстиями, поскольку они все перед ним на столе лежали на фотографиях. 12 штук было, 12 черепов. Смотрите, какие выводы делает следствие из 169 черепов, – это, оказывается, захоронение четырёх тысяч с лишним поляков и польских офицеров. А в Медном 243 черепа размножаются в 6 тысяч польских полицейских.

А кто сказал, что там вообще поляки? Якобы найдены некоторые вещи, но не в могилах найдены, а отдельно, возле могил ямки были, и там эти вещи (ну не нужные там!) закопаны – золотые монеты, всякие вещи и, главное, – газеты за 1940 год. Там уже подошвы не сохранились в могилах, а у них газеты читать можно, понимаете? Вот такие находки.

Казалось, где они эти находки, при деле? Нет, их поляки увезли с собой в Польшу. А что они делали на эксгумации, какой был их процессуальный статус? Они, оказывается, там все раскапывали, находили, теперь вот у них такие вещественные доказательства… (с. 40-41).

—–

Примечание: в 2012 году Тверской суд Москвы и Европейский суд признали документы «по Катыни», представленные обвинителями в «преступлении» НКВД СССР и Сталина – фальшивками.

Асинкритов Геннадий Петрович,

член Тверского регионального научного военно-исторического Центра,

капитан 2 ранга в отставке

~~~

Источник: Серия «АТАКА» Информационно-аналитический выпуск № 07-10 Тверского областного отделения Союза Советских офицеров «Красная Гвардия», «Шляхта и Мы», Издание 3-е, дополненное, Удомля, 2010 г.

Опубликовал: admin | Дата: Окт 29 2013 | Метки: История |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress Blog

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,589 | Комментариев: 14,712

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
Weboy
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire