Реализм против менторства

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 0

Как долго «политика ценностей» будет идти вразрез с экономическими интересами Европы в России?

В условиях когда формируется многополюсный мир, расклад сил на евразийском континенте является едва ли не самым важным фактором, который определит новую геополитическую реальность XXI века. Экономический прагматизм или борьба ценностей – от этого выбора будут зависеть взаимоотношения России и европейских стран.

Мир после Америки

В своей последней книге «Стратегическое видение. Америка и кризис глобальной власти», вышедшей в этом году, Збигнев Бжезинский аргументирует, что никакое другое государство не способно заместить США в ближайший исторический период (до 2025 года) в роли мирового гегемона – даже при условии негативного для США сценария потери влияния в мире. Какие же варианты мультиполярного мира с участием России он видит?

«Главный враг СССР», ранее не стеснявшийся мечтать о расчленении России и называть ее «черной дырой» в своей знаменитой «Великой шахматной доске», теперь призывает Запад активнее дружить с Россией, сделав ее частью так называемого «Большого Запада». «Большой Запад» должен стать геополитическим союзом, где США якобы будут вовсе не «новым Римом», а лишь «промоутером» и «гарантом» для всех участников. Естественно, в такой союз может войти лишь вестернизированная Россия. «Россия должна стать членом Евроатлантического сообщества. Россия – это европейская страна и должна быть его частью. Но, конечно, такое сообщество означает сотрудничество среди демократических партнеров. Я очень прямо говорю в книге о том, что, по моему мнению, гражданское общество, мотивированное демократическими принципами и демократическими убеждениями, в самом деле возникает в России. Станет ли это доминирующей политической реальностью, остается открытым вопросом?, – сказал Бжезинский в своем недавнем интервью ?Российской газете?.

Однако едва ли не более интересны те ?негативные? варианты, которые рассматривает ветеран американской политологии, и, в частности, перспективы развития взаимоотношений России и Европы при условии провала проекта ?Большого Запада?. В книге Бжезинский открыто говорит о том, что в этой ситуации именно экономические интересы ряда европейских стран выйдут на первый план – в частности, речь идет о бизнес-интересах Германии и Италии.

Партнерство или вестернизация?

Вообще в отличие от европейских экспертов Бжезинский не стесняется говорить о потенциальном конфликте интересов внутри ЕС, выражающемся в поиске его отдельными игроками собственных прямых отношений с другими странами. Так, Франция, по его мнению, периодически пытается делать это с США, Россией и Германией, а последняя, как он считает, своими ?бисмаркианскими? идеями особых отношений с Россией пугает восточноевропейских соседей. Более того, именно усиление сотрудничества России и Германии, основанное на желании немецкого бизнеса получать прибыль, участвуя в модернизации России и осваивая ее рынки, Бжезинский называет прямой угрозой концепции ?свободной и единой Европы?, гарантом которой выступают США.

Идеи единого экономического пространства ?от Лиссабона до Владивостока?, высказанные Владимиром Путиным два года назад в его статье ?Россия и Европа: от осмысления уроков кризиса – к новой повестке партнерства? в немецкой газете Suddeutsche Zeitung, Бжезинский считает прямым обращением именно к бизнес-интересантам: ?Путин ясно заявил – в противоположность акценту Медведева на демократизацию, что, с его точки зрения, вовлеченность Европы, и особенно Германии, в модернизацию России была бы прибыльна для европейцев, но она не будет базироваться на политической вестернизации?.

Действительно, такой подход официальный ЕС не устраивал и не устраивает. Ранее, в том же 2010 году, в ответ на программную статью Дмитрия Медведева ?Россия, вперед!? Еврокомиссией по инициативе Жозе Мануэла Баррозу был передан проект программы под названием ?Партнерство для модернизации?, где приоритетами были объявлены демократизация, создание правового государства и активного гражданского общества, далее следовали предложения о помощи в улучшении инвестиционного климата, борьбе с коррупцией и принятии Россией европейских норм и технических стандартов. Российская сторона ожидала несколько другого. ?Программа должна носить прикладной характер, без пространных рассуждений о преимуществах европейских ценностей, -говорил тогда постпред РФ при ЕС Владимир Чижов. -Мы видим в основе программы обмен технологиями, совместные с ЕС инновационные проекты, взаимодействие в научных сферах, использование преимуществ сторон в плане технических регламентов и стандартов?. Министр иностранных дел Сергей Лавров в тот период также отмечал, что ?мы намерены отдавать предпочтение конкретным и важным вопросам, таким как экономика, социальные проблемы, образование, наука, технологии, инновации…?

Россия не модернизируется

У европейских экспертов даже появился термин асептическая модернизация, в склонности к которой они обвиняют Кремль. Власть в России понимает, что провести суверенную модернизацию без использования потенциала модернизации западных промышленно развитых стран не получится, но все равно не готова заплатить за это цену в виде демократизации и улучшения правовой ситуации в стране и обществе. Экономическое сотрудничество с Западом, расширение западных инвестиций в Россию и передача ей новых технологий предполагается лишь на прагматической основе, по нулевому политическому тарифу, – писал в прошлом году немецкий эксперт Фальк Вомсдорф в статье Россия не модернизируется. Это довольно типичная точка зрения. Так, в детальном критическом анализе причин несрабатывания модернизационного партнерства между Россией и ЕС профессор Ханс Адомайт перечисляет следующие причины: Чрезмерная централизация и административное давление; отсутствие честной конкуренции из-за постоянного вмешательства коррумпированных чиновников; возрастающая роль силовиков в принятии политических и экономических решений; в политической сфере – манипуляции и подтасовки на выборах, отказы в регистрации демократических политических партий; в судебной сфере – тайные сговоры между судьями, прокурорами и полицией; в социальной сфере – контроль над национальным телевидением и наступление на НГО, особенно связанные с другими государствами.

Тем не менее слышны и конкретные, неполитизированные идеи вариантов взаимодействия России и ЕС. Профессор политологии Геттингенского университета и эксперт по России Петер Шульце считает, что существуют три ключевых направления сотрудничества России и Европы в модернизации российской экономики. Это создание среды для бизнеса и исследовательской деятельности, которая могла бы стать привлекательной для иностранных специалистов, способных заполнить лакуны в специфических технических секторах экономики. Также это политика импортозамещения, базирующаяся на локализации производства, когда местные производители поставляют для иностранных предприятий на национальной территории комплектующие изделия. Третье направление -создание условий для выращивания отечественных инновационных разработок и стартапов во взаимодействии с западными компаниями. При этом профессор Шульце считает, что роль государства в модернизации может и должна быть достаточно весомой, но в таком случае аппарат чиновников должен представлять собой класс модернизаторов, заинтересованных в реализации этой стратегии. Также важна роль государства в создании системы образования, способной производить нужные инженерные и технологические трудовые ресурсы. Модернизацию России Петер Шульце видит как индустриальную модернизацию, предлагая трезво оценивать пределы постиндустриального сектора.

Ценности и реальность

«Политика ценностей» сегодня приводит к тому, что ее пропоненты так увлекаются своим пафосом, что скатываются к одним и тем же штампам. Так, вышеупомянутый Ханс Адомайт горячо поддерживает мысль неких российских оппозиционеров о том, что инновации и инициатива обычно не приживаются при авторитарных политических режимах, они расцветают только в свободных странах: «это показывает успех Кремниевой долины в США; производство компьютеров и развитие интернета возникло там без участия правительства».

Тот факт, что на самом деле Кремниевая долина создавалась при активнейшем участии правительства США в лице его военных ведомств (о чем детально рассказывает в своих работах не кто-нибудь, а наиболее авторитетный либеральный гуру постиндустриализма Мануэль Кастельс), а интернет – детище программ ВМС США, данных «экспертов» не смущает. К сожалению, это типичный пример сведения дискуссии к пустым лозунгам.

Касается это и бесконечных обсуждений нарушения прав человека в России, весьма избирательно понимаемых. Европейская пресса уделяет пристальное внимание жизнедеятельности нескольких ключевых активистов российской оппозиции, однако не озабочена проблемами низкого уровня жизни работников российского госсектора, более того, не гнушается в очередной раз обвинить их в ретроградстве, излишней лояльности власти и вообще желает им скорейшей потери места работы, призывая Россию к дальнейшей либерализации экономики и сокращению госсектора. Не много возмущения видно и на тему, например, существования десятков тысяч людей с паспортом «негражданина» в Латвии – стране Евросоюза. Или паспорт с надписью aliens passport, где фамилия и фото человека зачеркнуты красной полосой, лишающий своего владельца базовых гражданских прав, – не нарушение прав человека?

С прагматических позиций оценивает эту ситуацию Уолтер Лакер, американский историк и политолог, один из ведущих сотрудников вашингтонского Центра международных и стратегических исследований, в своей последней книге After the Fall: The End of the European Dream and the Decline of a Continent («После падения: Конец европейской мечты и упадок континента»). По его мнению, усилия ЕС по распространению европейской концепции демократии не совершат чуда ни в России, ни в Китае, элиты которых будут руководствоваться лишь собственными интересами. Но и в целом Евросоюзу, вполне возможно, будет необходимо пересматривать свою мессианскую роль, поскольку, во-первых, уже многим в мире видна непоследовательность и избирательность обвинений в нарушениях прав человека в разных странах, а во-вторых, экономический кризис неизбежно приведет к ослаблению ЕС как геополитического игрока: «Дистанция между влиянием Европы в реальном мире и ее официальными декларациями и требованиями (например, связанными с правами человека) возрастает».

Единственным выходом из этой ситуации Лакер видит для Европы улучшение своего экономического положения. Но из его же анализа связей России и ЕС в энергетической сфере и интересов отдельных стран, например, Франции, в эксклюзивных бизнес-контрактах с Россией неизбежно вытекает вывод о том, что каким бы прохладным ни оставалось отношение ЕС к России (и к другим странам, например в Ближневосточном регионе) в отношении ценностных ориентиров, прагматические интересы могут оказаться не менее важными. «Права человека очень важны, пока они не вступают в конфликт со стратегическими и, прежде всего, бизнес-интересами. Хотя это и не написано в европейской конституции», – пишет он.

Россия: любопытная смесь

Трудно сказать, насколько хорошо западные эксперты понимают реальные настроения российского общества: как можно легко заметить, читая европейские публикации о России, свое внимание эти эксперты предпочитают сосредотачивать на либеральном спектре российской политики и публицистики. И это создает у них весьма превратную картину российского общества, которое состоит вовсе не только из вестернизированного молодого среднего класса в мегаполисах. Более того, если бы вдруг россияне со стопроцентной явкой пришли на некий фантастический референдум по базовым вопросам устройства государства и общества, его результаты этих критиков крайне бы разочаровали, если не напугали (зато об этом хорошо знает отечественная либеральная интеллигенция с бессмертным тезисом «не тот народ»). Как показывают социологические опросы, население по-прежнему хочет сильного присутствия государства в экономике, бесплатной медицины и образования, а от власти требует борьбы с коррупцией, но вовсе не в форме демократизации, а в форме репрессий по отношению к прогнившей бюрократической системе.

Лишь некоторые западные эксперты понимают это отчетливо. «Опросы общественного мнения показывают, что этой стране нужна «сильная рука». Рейтинги популярности как Путина, так и Медведева, даже при их снижении, все равно были выше, чем рейтинги любого западного лидера. И они, возможно, были бы еще выше, будь в стране реальная свобода прессы, политических партий, суда и других институтов, – пишет Уолтер Лакер. – Большинство русских – глубоко консервативны и апатичны, может быть, потому, что их страна видела уже слишком много радикальных и негативных перемен в недавнем прошлом. «Демократия» и «демократы» стали терминами, означающими свободу обогащаться лишь для удачно устроившихся олигархов, а для всех остальных «демократия» – синоним «клептократии».

Комментируя нынешнюю ситуацию в России в журнале The National Interest, он весьма скептически оценивает позиции нынешней российской оппозиции, называя ее «немногочисленным меньшинством» и отмечая, что «среднестатистическая Россия, согласно результатам опросов, хочет жить в сильной и процветающей стране, и свобода – это далеко не самое главное из ее требований. Идеология среднестатистической России – это любопытная смесь из советизма и Солженицына, мощного национализма и православия, подозрительного отношения к иностранцам и конспирологии. Это не самая утонченная и современная доктрина, но своему предназначению она соответствует идеально». Но при этом и пренебрегать запросом городского среднего класса и интеллигенции на обновление российским властям он не советует, считая ставку только на «среднестатистическую Россию» в долгосрочной перспективе неоптимальной.

Однако реалистичные позиции по отношению к России буквально тонут в волнах бесконечной обвинительной риторики, что начинает вызывать ответную «антизападную» реакцию в виде «охранительных» законопроектов и гражданских инициатив. Инициативы эти, даже имея в основе полезные идеи, в свою очередь, тоже не блещут продуманностью, а в последнее время страдают и откровенным идиотизмом. Поиски иностранных агентов в НГО, гомосексуальной радуги на молочных пакетах или признаков оскорбления религиозных чувств рок-операми в данном случае дают одинаковый эффект – только усиливают позиции тех, кто не устает кричать о движении России к мракобесию и тоталитаризму. Рост напряженности между либеральным и консервативным лагерем в российском обществе крайне выгоден именно тем, кто не заинтересован в реализации «политики интересов» со стороны Европы по отношению к России, а напротив, хотел бы сделать из России перманентное пугало, сотрудничество с которым неприемлемо.

Евразия или Азия?

Не менее спекулятивной становится и тема отказа России от сближения с Европой, якобы в связи с тем, что она решила сделать выбор в пользу Азии, начав строить Евразийский союз. Этот взгляд на евразийскую интеграцию, как на некий дрейф к странам Тихоокеанского региона, разделяют многие европейские эксперты, а Збигнев Бжезинский в своих интервью не устает пугать россиян тем, что, сблизившись с Китаем (хотя о таком сближении никто не говорил и не говорит), они окажутся в роли «младших братьев», – при этом почетная роль младших братьев в проекте «Большого Запада», о которой он пишет, видимо, должна греть им душу больше. Называя идею Евразийского союза «антиисторичной», обвиняя Путина в том, что тот «так и не стал европейцем», и утверждая, что «сегодня национальная идентичность и суверенитет выше, чем идея каких бы то ни было союзов», Бжезинский тут же предлагает России обдумать перспективы потенциального вхождения в ЕС. Как говорится, тут вам не здесь.

Сам же Путин в своей программной статье о Евразийском союзе писал, что «Евразийский союз будет строиться на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть Большой Европы, объединенной едиными ценностями свободы, демократии и рыночных законов», а «вхождение в Евразийский союз, помимо прямых экономических выгод, позволит каждому из его участников быстрее и на более сильных позициях интегрироваться в Европу».

В ответ на скепсис европейских экспертов относительно недостаточных сил России по восстановлению своего влияния на постсоветском пространстве можно привести мнение того же Бжезинского о том, что в условиях мирового кризиса и хаоса Россия будет иметь шансы на восстановление ареала своего влияния. Не говоря уже о том, что в ситуации большого военного конфликта на Ближнем Востоке единственным способом спасти «национальную идентичность и суверенитет» для многих окажется как раз членство в каком-то альянсе.

Упускают из виду или сознательно не хотят признавать критики евразийской идеи и такой параметр, как желания самих людей – ведь это для региональных элит свои интересы выгоднее отстаивать вне каких бы то ни было союзов, а масштаб поддержки идеи «нового Союза» среди рядовых граждан постсоветского пространства весьма недооценен. И коль скоро нам отовсюду рассказывают о возрастании роли граждан и возможностей их влияния на политическую ситуацию благодаря инструментам информационных технологий – такой запрос общества тоже будет иметь все шансы стать фактором социальной активности.
Трезвый взгляд

Никакие «бревна в глазах» критиков и масштабы собственных проектов тем не менее не отменяют требований к нынешней российской власти по борьбе с коррупцией, созданию несырьевой индустриальной экономики и построению реального гражданского общества на основе собственных, а не чужих ценностей.

Без здорового партнерства с европейскими странами осуществить реиндустриализацию и технологический рывок сегодня Россия не сможет как сама, так и с перспективой участия в Евразийском проекте. Здесь нужен трезвый взгляд, а не патриотичное шапкозакидательство. В то же время эта инициатива экономического партнерства не сработает без такого же трезвого взгляда на задачи выживания в посткризисном мире со стороны если не всей Европы, то, по крайней мере, ключевых европейских стран.

Маринэ Восканян
~~~

Источник: odnako.org
Опубликовал: admin | Дата: Окт 21 2012 | Метки: Перспективы |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Theme

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,542 | Комментариев: 14,616

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire