Растратчики: к 30-летию Чернобыльской катастрофы

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 4, Рейтинг: 4.75/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 232

Заметки военного инженера-ядерщика

Предисловие к 2-му изданию

Учитывая сохранившуюся актуальность первого издания этой работы, приуроченной к двадцатилетию Чернобыльской катастрофы, в предлагаемом читателю новом, дополненном её варианте, в текст 2006 года внесены лишь некоторые уточнения, а сам текст немного сокращён.

К сожалению, за минувшие десять лет положение в ядерной энергетике к лучшему не изменилось. Все её «действующие лица» по-прежнему на своих местах, включая начальника российский атомщиков С. Кириенко.

Хотя оставлять его на атомном олимпе – не лучше, чем «мебельщика» Сердюкова на посту министра обороны. Сердюкова всё-таки убрали, а в нашем «атомном» случае, как видим, по сути – дилетант, к тому же прославившийся знаменитым дефолтом 1998 года, как ни в чём не бывало верховодит важнейшей и опаснейшей отраслью государственного хозяйства РФ.

Перечень – правда, далеко не полный – того, что успел сделать С. Кириенко за последние 10 лет, содержится в Приложении 2. А всё, там перечисленное, очень похоже на вредительство.

Работники АЭС и отрасли в целом наверняка могут дополнить этот перечень и другими «достижениями» С. Кириенко и ведомого им «Росатома.

Что касается рассказа одной из немногих, оставшихся в живых «чернобыльцев» с ПО «Маяк» (Челябинск – 40), в своё время откомандированных в Чернобыльскую зону и долго проработавших там – Натальи Борисовны Манзуровой – то включение этого рассказа в предлагаемое читателю издание «Растратчиков» оправдано с любой точки зрения. Начиная с профессиональной достоверности и кончая личными впечатлениями и общими переживаниями.

Главное, что хотелось бы мне – как автору и составителю нового издания «Растратчиков» – это побудить власть имущих к разрешению давно наболевших проблем атомной отрасли. Главная из которых – порочная социально-демографическая политика, которая вполне обоснованно может характеризоваться как геноцид.

Иллюстрацией чему служит нынешняя демографическая картограмма города Удомли – «столицы» Калининской АЭС (Приложение 3).

С уважением Г. Асинкритов,

ветеран атомного подводного флота СССР, капитан 2 ранга в отставке

***


Часть 1. НАЧАЛО АТОМНОЙ МОНОПОЛЬКИ

Информационная проатомная лавина, обрушившаяся на головы наших граждан в последнее время, не может не вызвать в этих головах естественного вопроса: «Кому всё это надо?». И хотя многие связывают нынешний аудио-видео ажиотаж с появлением на атомном РФ- олимпе С.Кириенко, имеющего представление об этой отрасли на уровне рядового потребителя отпускаемых с АЭС киловаттчасов и гигокалорий, на самом деле всё это видится иначе.

И, прежде всего, потому, что новый всеатомный начальник, ставший весьма популярным с августа 1998 года, не сам себя на атомный РФ-олимп взгромоздил. Кому-то другому потребовалось, чтобы столь опасно-важную хозяйственную отрасль возглавил дилетант. Может быть, для того – как это было в случае памятного для всех августовского рублёвого дефолта – устроить дефолт ядерно-энергетический?

Попробуем во всём этом разобраться – тем более, имея под боком один из вверенных С. Кириенко объектов.

Нелишне напомнить – в связи с последним обстоятельством, – что в в газетах не раз и не два печатались материалы по атомной проблематике. В большинстве своём именно по Калининской АЭС. Напомню лишь названия некоторых статей, опубликованных в последие годы.: «Первой застонала природа», «Чёрная метка», «Своя энергетика», «Атомная наркозависимость», «Два «авось» – крупнейшие в Европе».

Приходится, однако, признать, что эти (и другие, им подобные) публикации со стороны представителей государства и общества адекватной реакции так и не вызвали. А жаль… И хотя я готов биться об заклад, что подобная судьба уготована и для данных заметок, тем не менее, как говорится, долг обязывает….

Что касается экономической эффективности, якобы присущей ядерной энергетики, то после Чернобыльской катастрофы 26 апреля 1986 года любые разговоры на эту тему не только неуместны, но и циничны – до глупости.

«Эффективность» отрасли придумана её руководством. Не только советским или россиянским. Французским – тоже. А также американским, английским, японским и т.д. Особенно много толкуют об эффективности, незаменимости, безопасности, экологичности и других «преимуществах» ядерной энергетики небедные люди из её международного общака – МАГАТЭ. Начальник которого, если кто интересуется, «Шнобелевской» премии удостоен.

Для того, чтобы лучше понять, с чем и с кем мы имеем дело, придётся кое-что вспомнить из недавней отечественной истории.

Вскоре после окончания 2-й мировой войны, в которой советский народ понёс невиданные лишения и жертвы, ценой новых титанических усилий он создал ядерные боезаряды и оснастил ими свои Вооружённые Силы. Таким образом, была разрушена монополия США на обладание сверхмощным оружием массового поражения. Практически одновременно с ядерным оружием для него создавалась и ракеты (Постановление Правительства СССР «О разработке ракетной техники» было принято в 1946 году).

Теперь, когда угроза новой агрессии миновала и между СССР и США установился ракетно-ядерный паритет, можно было направить львиную долю материальных средств и трудовых ресурсов на резкое улучшение жизни народа, на решение чисто человеческих проблем, накопившихся за войну, предвоенный и послевоенный период. А потому совсем не случайно в 1952 году в свет выходит брошюра И.В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР», в которой был сформулирован основной закон социалистической экономики – «максимальное удовлетворение постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества на базе высшей техники».

Нет и не может быть сомнения в том, что при Сталине и сталинцах закон этот выполнялся бы неукоснительно. Однако, освободившись от вождя, умершего 5 марта 1953 года при загадочных обстоятельствах, верхушка партбюрократии во главе с Хрущёвым, заключив союз с генералитетом и с ещё более многочисленными «генералами» военно-промышленного комплекса, решила действовать по своим законам. Эта правящая каста стала ядром быстро растущего и самоорганизующегося нового класса – партийно-советской бюрократии. Сначала тихо и скромно, а потом масштабно и откровенно «максимально удовлетворяться» стали не потребности всего общества, а «постоянно растущие» аппетиты номенклатурного сословия.

Система кормления бояр-министров и их многочисленной челяди хорошо прослеживается именно на примере ядерно-энергетического ведомства, прошедшего долгую эволюцию от Минсредмаша СССР до Агентства по атомной энергии РФ.

Следует подчеркнуть особо, что в начальный период своего существования, выполняя жизненно важную для страны задачу по созданию атомного и термоядерного оружия, к тому же находясь под пристальным вниманием И.В. Сталина, поручившего возглавить советский «атомный проект» не кому-нибудь, а Л.П. Берия, человеку, безусловно, умнейшему, наша «ядерная элита» вела себя скромно и служила не себе, а Родине. Награды, звания и премии творцы великого оборонного Дела получали тогда вполне заслуженно.

Потом, когда ракетно-ядерная сверхзадача была решена и оборонная достаточность обеспечена, освобождающиеся в результате конверсии ВПК колоссальные ресурсы пошли бы как раз туда, где в них была острая необходимость.

Прежде всего, в колхозную деревню, которой государство задолжало неимоверно и куда не вернулся каждый второй из ушедших на фронт. Оттуда же страна продолжала черпать людские, продовольственные и сырьевые ресурсы для нужд промышленности и растущих городов, включая «номерные» того же Минсредмаша. В масштабах страны надо было в кратчайшие сроки раз и навсегда покончить с пресловутым дефицитом, строить нормальное жильё, добротно и красиво одевать и обувать людей, выделять необходимые средства на образование и культуру, на медицину и спорт.

Главное – надо было создавать условия для расширенного воспроизводства населения, делать упор на скорейшее возмещение его огромной убыли – особенно на подвергшейся немецкой оккупации территории страны.

А ведь давно известно, что решение этой задачи лучше всего «поручить» деревне. Именно в сельских условиях себестоимость производства человека минимальна и почти на порядок ниже, чем в условиях города, особенно крупного.

Так что и с этой точки зрения «капвложения» в деревню предпочтительнее, чем в города.

Не менее важным было сохранение в СССР победного соотношения городских и сельских жителей (1/3 к 2/3), обеспечившего превосходство над урбанизированной Европой, имевшей прямо противоположную «людскую» пропорцию.

Кстати, это обстоятельство – как одна из главных причин победы СССР в Великой Отечественной войне, а тем более как гарантия его дальнейшего существования – никем и нигде за прошедшие 60 послевоенных лет так и не рассматривалось.

Сделали «как в Европе» – и скатились в никуда…

Но вернёмся к нашим баранам, то бишь, к ядерной энергетике.

Будь всё «по социализму», перед Минсредмашем и его партнёрами по ВПК неизбежно возникла бы перспектива новой конверсии с сокращением и даже ликвидацией многих НИИ и КБ. Сокращения значительного, а главное, утраты всего того, к чему в этих конторах (после Сталина и Берия) уже привыкли: раздутых штатов и необъятных смет, высоких окладов и государственных премий, персональных машин, дач и т.п.

От госкормушки, как известно, эту братию оттащить не удалось. Пользуясь всёвозрастающим влиянием на ЦК, Совмин и Госплан, куда богатеющий Минсредмаш внедрял своих людей, это засекреченное и недоступное для контроля ведомство скоро стало государством в государстве. Изъятые у народа бюджетные деньги шли на подкуп парт и госчиновников и финансирование пишущей, говорящей и показывающей братии, которая запугивала людей (в первую очередь – невежественную высшую партократию) превосходством США в ядерном и ином вооружении.

Следует отметить, что и ВПК США, включая ядерно-энергетический комплекс, действовал по аналогичной схеме. Само собой разумеется, и здесь без взаимовыгодного сотрудничества наших «бояр» и американских «боссов» от ВПК по части запугивания генсеков и президентов дело не обошлось.

… Из выступления Решетникова Игоря Ивановича (журналист-международник, Москва) на учредительной конференции Антиядерного общества СССР 30.06.89 г.:

…Более двадцати лет занимаюсь вопросами энергетики, в частности, ядерной, развитых капиталистических стран. Есть книга «Большой террор» Конквиста. Если будет написана книга про нашу атомную энергетику, то её следует назвать «Большая ложь». Занимаясь специальной статистикой, столкнулся с фактами дезинформации правительства теми, кто готовил данные о перспективах развития АЭС в США. Там планировалось в будущем, а у нас показывалось в настоящем. Преувеличение в несколько раз с целью напугать, подогнать, подхлестнуть. Уровень секретности в атомной отрасли вырос особенно с 1984 года. Цифры, если их знаешь, потрясают. Главное, если вести дискуссии, то нет никаких статистических материалов. Заявления о дешевизне электроэнергии АЭС – брехня. Спекулируют на нашей «некомпетентности», а откуда можно получить знания, если АЭС – закрытая тема? Даже после Чернобыля… Причём атомные чиновники стараются как можно больше начать строить станций. Завязать всех по рукам и ногам. Израсходовать как можно больше средств, стянуть рабочих, а потом ставить общество перед фактом…

Постепенно вся структура управления атомным монстром, приёмы и методы её работы, включая подбор и расстановку кадров, приобрели типично мафиозно-клановые признаки. Со своими законами, круговой порукой, поощрениями и наказаниями. Имея в своём распоряжении – по указанным ранее причинам – практически неограниченные финансовые и кадровые ресурсы и возможности, «отцы» Минсредмаша всё гуще внедряли своих людей в соответствующие отделы ЦК, Совмин и Госплан, Президиум Академии наук СССР. После этого для них не составляло особого труда включить в «Директивы» очередного съезда КПСС всё, что тело и душа пожелают.

По похожим причинам не было для атомного ведомства проблем и на местах. Землю, воздух и воду оно забирало в любом месте и в любом количестве. Естественно, не забывая при этом разглагольствовать о государственных интересах.

А теперь экскурс в историю прервём для подведения некоторых промежуточных итогов. Хотя бы по плутонию.

Вот какое количество этого добра (в тоннах) была наработано к началу 80-х годов ХХ века:

СССР – 140 (+- 25)

США – 97 (+- 18)

Великобритания – 2,8 (+- 0,7)

Франция – 6,0 (+- 1,5)

Китай – 2,5 (+- 1,5)

Неплохо поработали! Достаточно сказать, что добытого у нас плутония хватило бы на 35-45 тысяч ядерных боезарядов. А общая наработка, как мы видим, на треть превышает накопления остального человечества.

Но ведь и это ещё не всё. Оружейного урана у нас не меньше, чем в США. То есть, минимум 550 тонн. Правда, это до сделки Гор-Черномырдин. На сегодня большая часть оружейного урана уже в лапах гринго.

Чтобы нагляднее представить «успехи» атомного ведомства и оценить «вклад» последнего в наше благосостояние, лучше всего воспользоваться «Справкой к оценке стоимости оружейного урана и плутония», которая была опубликована в выходящей в Москве газете «Дуэль» ( № 29 за 2000 год):

Расходы США, начиная с 1945 года, составили более 3,9 триллиона долларов. При этом было произведено около 550 тонн оружейного урана и около 112 тонн плутония. Отсюда следует, что реальная внутренняя стоимость этих материалов по порядку величины значительно превышает миллиард долларов США за тонну… Цена оружейного урана на «чёрном рынке» достигает 60-ти миллиардов долларов США за тонну, а плутония – до 10-ти миллиардов за тонну…

Нетрудно представить, в какие чудовищные растраты ввергла страну прежняя атомная мафия и какое предательство совершают её эРэФовские наследники.

Но ведь каждому известно, что не одни лишь финансовые преступления на счету этих деятелей. Свои ядовитые экскременты они оставили не только в Чернобыльской зоне и Кыштыме. Пренебрежение здоровьем и жизнью людей, в том числе, работников самой отрасли, для атомных бояр стало скорее правилом, чем исключением.

Для иллюстрации приведу здесь выдержки из заявления Н.Н. Гурьева – работника Сибирского химического комбината (СХК) из г. Северска (ранее – Томск-7) – в своё время направленное в ЦК КПСС (полный текст заявления был напечатан в городской газете «Диалог»):

Круговая порука во всех эшелонах управления производством, партийных и профсоюзных органах, органов Советов, правопорядка, враньё, подлоги, фиктивные данные в отчётах – это не полный перечень «отличной» работы коррумпированной «элиты».

Трудовой люд на СХК поступает по каналам: принудительному (направление вузов, техникумов, училищ и т.п.), военному (охрана, стройбаты) и «вольному» найму. Все до единого человека, прибывающие на работу, не знают, с чем и в каких условиях они будут работать…

А работают на СХК с большим спектром радиоактивных веществ, хотя главные – два вида, назовём их «А» и «Б». Оба они – не «сахар» для здоровья человека, но «А» хуже «Б» по радиоактивности в 30 000 раз.. Цианистый калий – страшный яд, менее опасен, чем продукт «А» в 30 000 раз.

Кто не задумался бы при такой «арифметике», поступая на работу «вольно»? Для того и секреты. А посланному по распределению как быть? А солдатам на работе в цехах? Они ещё в худшем положении: всё грязное для них, прибавьте незнание санитарных правил.

Технологические линии объектов 1 и 10 не рассчитывались на работу с продуктом «А», при работе с которым необходима биологическая защита, исключающая контакт персонала с этим продуктом. Но с начала 60-х годов он стал постоянным джином, «гуляющим» по всем пределам…

Отсутствие быстрых и надёжных приборов контроля накопления радиоактивных веществ в организме человека позволяет администрации отрицать наличие профзаболеваний у громадного людей, работающих на объектах, а это позволяет писать отчёты о благополучии…

Загрязнение окружающей среды идёт по трём направлениям: по воздуху, по водным растворам продуктов «А» и «Б» и через захоронение отходов радиоактивных веществ… По данным, которыми располагает автор заявления, СХК выбросил в атмосферу продуктов «А» и «Б» больше в несколько раз, чем выбросил реактор Чернобыля…

Продукт «А» – это плутоний, продукт «Б» – оружейный уран.

Ни в коем случае нельзя забывать и о тех поправках в законы, касающиеся охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности (приняты думаками в июне 2001 года), позволяющие ввозить из-за бугра отработавшее ядерное топливо (ОЯТ); как всегда, лоббировавшая эти поправки ядерно-энергетическая верхушка мотивировала свою позицию «интересами государства» и «недостатком средств».

Впрочем, и без подобных «поправок» наши атомные воротилы давно и, естественно, втихаря, завозят в страну эту гадость в неограниченном количестве.

Нельзя не заметить и того, что ядерно-энергетическая мафия – как это было и раньше, в советские времена – и сегодня систематически прибегает к поддержке региональных начальников – «президентов» и «губернаторов» тех мест, где расположена её «госсобственность». Вот и весной 2004 года эти господа-товарищи всем скопом подписали обращение к Путину, в котором, в частности, говорится:

Выражаем обеспокоенность сложившейся ситуацией в атомной энергетике России, которая требует поддержки и принятия решений на Вашем уровне.

В соответствии с федеральными документами, разработаны и приняты региональные программы социально-экономического развития и стратегии развития топливно-энергетического комплекса, где велика роль атомной энергетики как экологически безопасного и устойчивого источника энергии, а также источника инвестиций.

В настоящее время наметилось несоответствие фактического исполнения планов развития атомной энергетики России и региональных планов социально-экономического развития. На наш взгляд, проблема заключается в неэффективности реализуемой Правительством Российской Федерации инвестиционной модели управления развитием атомной энергетики. Инвестиционное обеспечение развития атомной энергетики недостаточное.

В период 2003-2010 г.г. в эксплуатацию должны быть введены 6 новых энергоблоков АЭС. При существующем уровне финансирования развития атомной энергетики в данный период могут быть введены только 3 энергоблока.

…Как видим, в этой части обращения его сочинители и подписанты, выражая свою «обеспокоенность», вооружившись цифрами и фактами, хотят «обеспокоить» и своего главного начальника. Даже о каких-то планах упоминают. По старой памяти, надо полагать…

Тем не менее, проявляется эта «старая память» и в заключительной части обращения. Даже более определённо (думаю, внимательный читатель это заметит):

Рыночная модель энергетического рынка не обеспечит необходимые темпы развития атомной энергетики, прежде всего, из-за обусловленного конкуренцией снижения тарифов. Частные инвесторы не обеспечат необходимых инвестиций из-за большой капиталоёмкости отрасли, длительного срока окупаемости и незаинтересованности в капиталовложениях в государственную отрасль. В то же время для реализации планов Правительства России требуется изменение подхода к управлению развитием атомной энергетики. Учитывая базовую функцию атомной энергетики, а также необходимость повышения экономической эффективности отрасли, должно осуществляться поточное строительство новых энергоблоков АЭС. Это возможно только при следующих условиях:

1. 100-процентное инвестиционное обеспечение необходимого развития атомной энергетики.

2. Разработка и реализация государственной целевой программы или правительственного плана мероприятий по развитию атомной энергетики и ядерного топливного цикла с соответствующими механизмами полного финансового обеспечения, в том числе с мерами государственной поддержки…

Ну, и где здесь «эффективность» ядерно-энергетической «госсобственности»? Или «тарифная ограниченность» тому мешает?

Создаётся впечатление, что авторы обращения, будь их воля, упомянули бы в нём и о преимуществах социализма.. Что, конечно, абсолютно верно.

Всё, о чём здесь уже было сказано, в первую очередь – вседозволенность, бесконтрольность и безнаказанность – позволяет и нынешнему ядерно-энергетическому ведомству с кликухой «Агентства…» безбедно существовать в обнищавшей стране.

Правда, после Чернобыля экспансия ядерщиков несколько затормозилась. Из недр Минатома даже вышли «Требования к размещению АЭС». Которые, однако, вскоре были выброшены за ненадобностью, поскольку оказалось, что ни одна из действующих на территории СССР АЭС, равно как и станции строящиеся, этим «Требованиям…» не соответствуют. Рекорд побила Калининская АЭС: при её размещении нарушено 5 пунктов «Требований…» из 8. Хотя для запрета на строительство достаточно и одного пункта.

А когда постчернобыльский шок прошёл, небезызвестный Е. Гайдар в ранге главы правительства РФ подписал (в начале 1993 г.) постановление о строительстве новых АЭС и расширении действующих.

Существеннейшую поддержку эта инициатива получила в сентябре 1993 года от Ельцина, непонятно как нашедшего время для председательства на заседании, одобрившем гайдаровскую «Концепцию энергетической политики России в новых экономических условиях».

Нетрудно догадаться, что из этой «концепции» на российских атомщиков сыпалась манна небесная. Кроме строительства новых и расширения действующих АЭС предусматривалось перепрофилирование – под АЭС – работающих ГРЭС: Карельской, Интинской, Кировской, Волгоградской и Калужской.

И ещё много чего хорошего обещала атомщикам «концепция».

Между прочим, она ещё не отменена… И «единая генерирующая компания» – эта московская куча-мала российских АЭС под названием Концерн «Росэнергоатом», превратившая станции в бесправные «филиалы» концерна – тоже в рамках гайдаро-ельцинской «концепции».

Главной целью новации, конечно, это финансирование Москвы. Деньги пошли в первопрестольную, а регионы размещения АЭС остались с носом – стали терять миллиарды.

О чём ниже

Часть 2. ВИБРАЦИЯ или

ЧТО ПОДСУНУЛИ ПУТИНУ В УДОМЛЕ

Весь божий день 16 декабря 2004 года в городе Удомле и окрестностях не стихали фанфары. И было отчего: закрутился, наконец – на 20-й год строительства – турбогенератор 3-го энергоблока Калининской АЭС! Добавив, таким образом, оптимизма тем лицам, что верят в удвоение ВВП до 2010 года.

Естественно, особый тембр звучанию фанфар придал визит на АЭС президента Путина вместе с соратниками по борьбе за «удвоение» – главой РАО «ЕЭС» Чубайсом, вице-премьером Христенко, начальником всех атомщиков России Румянцевым, президентом концерна «Росэнергоатом» Сараевым, тверским губернатором москвичом Зелениным.

Подключённое к питерскому каналу «Мелодия» «Радио Удомли» не жалело ни времени, ни голосовых связок на прославление «мирного атома» и тех, кто рядом с ним; директор поздравлял с победой коллектив, коллектив – директора.

К вечеру гром победы затих. А на следующий день – 17 декабря – «Радио Удомли» скромно, без фанфар, сообщило, что 3-й энергоблок поставлен на ремонт. Ориентировочно – на 2 недели, т.е., до Нового, 2005-го, года.

После такой новости «Радио Удомли» в эфир долго не выходило.

И действительно, по причине неполадок свежеиспечённый блок пришлось остановить – в основном, из-за потери вакуума и вибрации турбины.

Но к этому интимному моменту вертолёт с президентом уже находился в воздухе, а какова до того и после была вибрация атомного начальства – репортёры умалчивают. Тем не менее, оснований для того, чтобы оному начальству пребывать в подобном состоянии – на Калининской АЭС и окрест её более, чем достаточно. О чём – по порядку.

Когда в 2001-м году в Москве приняли решение достраивать 3-й энергоблок, а значит, запахло большими деньгами, в Удомле обнаружилось столько желающих взять подряд на достройку, что в ход были пущены частные вооружённые силы.

Дело дошло до того, что из опасения получить пулю киллера, нанятого пришельцами – банком «Нефтяной» – руководители строительно-монтажной фирмы-аборигена Удомли – ООО «Севзапатомэнергострой» («СЗА») – даже вырубили деревья и кустарники в сквере, разбитом лет 30 назад напротив фасада административного здания.

А вдруг киллер, по примеру финской «кукушки», на какой-нибудь сук устроится?

В общем, плакала Маша, как лес вырубали…

О перипетиях всей этой свары местная газета «Шаги» писала:

Ситуация, сложившаяся в ООО «Севзапатомэнергострой», становится предметом обсуждения на федеральном уровне… 24 июля 2002 года президентом концерна «Росэнергоатом» Олегом Сараевым были направлены письма Министру внутренних дел РФ Грызлову, Генеральному прокурору РФ Устинову и полномочному представителю президента про Центральному федеральному округу Полтавченко. В посланиях рассматривается события, начавшиеся 28 января этого года с незаконного, по мнению руководства концерна «РЭА», увеличения уставного капитала акционерного общества «СЗА». В результате дополнительной эмиссии акций доля государственного участия в ООО «СЗА» была уменьшена до 25,04% уставного капитала, в то время как доля коммерческого банка «Нефтяной» выросла до 74,96%.

Таким образом, государственный контроль над строительством стратегического атомного объекта был потерян, и судьба жизнеобеспечивающего предприятия района оказалась в руках частных лиц, не имеющих отношение к концерну…

Из дальнейшего описания событий становится понятным и то, что решение о «накачке» банка «Нефтяной» было принято прежним руководством концерна «РЭА» за несколько дней до отставки. Инициатива включения концерна в число учредителей банка принадлежала руководству банка во главе с неким И. Линшицем, который заодно добился изъятия из ООО «СЗА» в свою пользу той доли акций, что принадлежала концерну «РЭА».

Обескровив, таким образом, организацию, тридцать лет назад созданную в Удомле специально для строительства Калининской АЭС и города, и в качестве генподрядчика обеспечившую сооружение 2-х действующих и почти завершённого 3-го энергоблока плюс внушительного числа объектов в городе и районе, «нефтяные компаньоны» сочли, что теперь их дело в шляпе: контроль над «СЗА», а значит, и над деньгами для достройки энергоблока № 3, переходит к банку.

… Из интервью О. Сараева, опубликованного в «Известиях»:

Интерес банка понятен: для завершения строительства 3-го энергоблока выделено около 6 миллиардов рублей, и эти средства должны поступить на счета «СЗА» в течение ближайшего года…

В конце концов, дело завершил суд, и 9 августа 2002 года помещения управления «СЗА» представители «Нефтяного», за двадцать дней до того силой захватившие здание, всё-таки покинули. Контроль россиянского «государства» за деятельностью ООО «СЗА» и достройкой 3-го блока был восстановлен. Двоевластие, продолжавшееся три недели, кончилось.

Безусловно, такого бедлама не случилось бы, будь руководители области и района людьми волевыми и ответственными. Но ни тверской вице-губернатор Строев, ни глава Удомельского района Кушнарёв не сделали даже попытки пресечь явно антигосударственные действия хозяев «Нефтяного».

Вот как выразил своё отношение к происходящему Кушнарёв, отвечая на вопрос корреспондента одной из местных газет – устраивает ли его, если хозяином стройки будет банк:

Есть общество с ограниченной ответственностью. У нас в стране прошёл процесс приватизации и сейчас акционерные общества – нормальное явление. Наиболее действенный способ поднятия экономики – частная собственность, когда что-то находится в руках настоящего хозяина. Далеко ходить не надо – вот, например, «Славнефть» или «Афанасий-пиво». Руководство банковскими структурами крупными объектами становится чуть ли не явлением сегодняшнего дня…

Что ж, для бывшего первого секретаря РК ВЛКСМ, члена бюро РК КПСС подобный ответ закономерен. Таких «глав» линшицам опасаться не надо… Хотя, казалось бы, дураку должно быть ясно, что волынка вокруг Калининской АЭС, затеянная в период сооружения объекта повышенной опасности и надолго разладившая архисложный производственно-технологический процесс, не могла не повлечь за собой тяжёлых последствий. Последствий как явных, так и – ещё больше – скрытых.

Прежде всего – удорожание строительства и снижение качества блока.

Вот что по этому поводу заявил в интервью для журнала «Атомная стратегия» бывший заместитель министра атомной энергетики (ныне научный руководитель Электрогорского НИЦ безопасности АЭС) Б.И. Нигматулин:

На достройку 3-го энергоблока Калининской АЭС, имевшего 65% готовность, потрачено более миллиарда долларов. Безумие! В своё время, когда оценивалась стоимость его достройки, планировалось максимум 400 миллионов, я помню – 12 миллиардов рублей и два года работы. Считалось, что к зиме 2003 года мы должны его пустить. Причём планировалось мотивировать персонал, чтобы за счёт снижения издержек получить основной результат. Однако, дай Бог, если реальное производство электроэнергии начнётся в 1-2 квартале 2005 г. Соответственно, стоимость достройки ещё возрастёт, а потеря одного года – это потеря 100 миллионов долларов… С таким уровнем затрат ни одного блока вообще не надо строить…

И вывод: При существующих ставках по кредитам коммерческих банков более 13%: в год и действующих тарифах на электроэнергию указанные блоки никогда себя не окупят…

Справедливости ради следует уточнить, что по супер-дороговизне 3-й энергоблок Калининской АЭС не шибко выделяется из своих собратьев по концерну, хотя ему и принадлежит в этом деле пальма первенства.

И ещё одна цитата из интервью Б.И. Нигматулина:

Главная потеря последних 2-х лет даже не деньги. К их поиску, безусловно, нужно подключить Счётную палату РФ и соответствующих специалистов, которые, я уверен, найдут виновных. Главное в том, что упущено время… а первоочередными шагами должно быть наведение порядка на каждом направлении деятельности. Например, в учёте инвестиционных затрат. Почему инвестиционные деньги не отделены от эксплуатационных затрат? …

Святая простота! Была, была в 2005-м, по весне, в Удомле эта «Счётная палата РФ». Сам Степашин приезжал. И что в сухом остатке? Сухо. Никаких нарушений. Ни «налоговых», ни «в учёте». И вообще Степашину, по его словам, Калининская АЭС «понравилась».

Были и до него разные комиссии и делегации. Следы одной из них, уважаемый читатель, перед тобой:

Заместителю директора КАЭС по экономике

.А. Косицкому

СЛУЖЕБНАЯ ЗАПИСКА № 70 от 11.02.2004 г.

В соответствии с программой проведения деловой встречи на Калининской Атомной Станции с представителями Совета Федерации и Минатома в количестве 124 чел. 11.02. – 13.02.2004 г. прошу дать указание начальнику ОРСа Овчинникову М.К. организовать питание и буфетное обслуживание в ресторане «Радежь» (в счёт сметы на содержание УКСа). По 1 категории.

Дата: 11.02- 12.02.2004 г.

09.00 завтрак 20 чел.

13.00 обед 20 чел.

19.00 ужин 20 чел.

13.02.2004 г.

Завтрак 32 чел.

Заключительный ужин 75 чел.

Буфет: Чай – 4 пачки. Кофе в зёрнах – 3 пачки. Сливки – 30 шт. Сахар – 3 кг. Конфеты в асс. – 5 кг. Конфеты в коробках – 5 шт. Шоколад «КАЭС» – 65 шт. Кондитерские изделия в асс.- 50 шт. Фрукты в асс. – 6 кг. Одноразовая посуда в асс.

Начальник ОМС А.Ю. Кривченко.

А теперь просьба обратить внимание на то место в Служебной записке, где указан источник расходов: «В счёт сметы содержания УКСа». Всякий, кто хоть немного знаком с УКСом (или ОКСом), знает, что в этом подразделении традиционно зарплата так себе – и заметно меньше средней зарплаты производственно-промышленного персонала (ППП) станции. А тут ещё и всякие гости за счёт УКСа… Но на Калининской АЭС в ходе достройки 3-го энергоблока с такой традицией порвали: средняя зарплата работников УКСа почти вдвое превысила таковую (13 тысяч рублей) у ППП.

История загадочная, почти детективная. Искушённые в этом жанре наверняка догадаются, что столь изобильное вознаграждение за труд – именно теперь, в новейшей российской истории, на этапе и в процессе достройки блока – призвано стимулировать желание трудящегося… продлить время столь изобильного вознаграждения за труд.

Самым простым и надёжным способом – волокитой. И УКС стал тормозом «достройки», а образное выражение «время – деньги» обрело прямой смысл.

В условиях каучуковых «сроков» и «графиков» накручивались расходы на проектантов и контрагентов, наладчиков и субподрядчиков и прочих субчиков. Чем дольше, тем больше, прибыльнее и выгоднее. И теперь уже никто и ничего во всём этом понять не может, а тем более – объяснить.

Правда, кое-что можно почерпнуть из интервью руководителя пуска блока – он же заместитель гендиректора «РЭА» по развитию – А. Полушкина, которое тот дал газете «Мирный атом сегодня»:

Цена – один из основных факторов экономической эффективности проекта – имеет решающее значение, никогда в жизни это под сомнение не ставилось. Как она трансформируется во времени – трудно сказать очень определённо и ответственно. Три года назад, когда приступили к реализации проекта «Калинин-3», мы пользовались не сметными расчётами, а прогнозами. А это вещь опасная. Она очень подвержена всяким политическим влияниям, личностным мнениям, впечатлениям и т.п. Поэтому опора нам прогноз нас подводила неоднократно, и здесь мы убедились в этом в очередной раз. Га прогнозы опираться нельзя. Более менее ответственные сметные расчёты в текущих ценах появились в последний год, когда мы подходили к завершению строительства. Сейчас, пересчитав все инвестиции, вложенные в 3-й блок, начиная с 1985 года и по сегодняшний день по курсу, действующему в те годы в долларах, мы получим цифру где-то 1300-1350 миллионов долларов…

Здесь и с пол-литром не разберёшься… Особенно, что касается «политического влияния» на цену блока и как она «трансформировалась во времени».

А в пространстве?

С этой второй сущностью бытия у А. Полушкина дело обстоит более «определённо» и «ответственно». Во всяком случае, что касается «пространства», вписываемого в 30-километровую зону АЭС.

Впрочем, читатель может в этом убедиться сам, внемля всё тому же А. Полушкину:

Если 31 декабря мы включили энергоблок, то это не означает, что уже 1 января люди почувствуют в своём кармане. Такого не произойдёт. Постановление правительства, действовавшее последние годы и дававшее ощутимые льготы для населения 30-китлометровой зоны, сейчас постепенно сходит на нет. Льготы подвергаются пересмотру и ре6визии. Полагаю, случится то, что и должно происходить в нормальной честной экономике: регион получит налоги, новые рабочие места и за счёт этого будет осуществляться зримое и ощутимое развитие. Вряд ли можно говорить о какой-то благотворительности, которая будет продолжаться за счёт средств станции: во-первых, сейчас каждый считает свою копейку, а во-вторых, АЭС – государственное предприятие и не может просто так, по своему разумению, заниматься благотворительностью. Поэтому в рамках действующих принятых норм и правил мы достраиваем целый ряд объектов 30-километровой зоны и безусловно эту программу завершим. Что ещё может быть обещано рядовому жителю Удомли и удомельского края – мне трудно сказать…

Зато этому говоруну «нетрудно сказать», какую «свою копейку» он от «нормальной честной экономики» имеет:

Понимаю одно: я живу в Москве, где за счёт налоговых поступлений очень хорошо формируется бюджет города, позволяющий мэру Лужкову вводить льготы, компенсации, всякого рода доплаты для определённых категорий горожан. Здесь нужно исходить из того же: когда на территории региона появляется крупный налогоплательщик – он должен это ощущать. Разумеется, через областные и местные бюджеты…

Но ведь А. Полушкин не может не знать, что КАЭСовские налоги теперь не остаются «в регионе», а прямёхонько следуют в Москву, к месту его постоянной прописки. Недаром же он и его московские коллеги загнали все россиянские АЭС в «единую генерирующую компанию», превратив станции из самостоятельных хозяйствующих субъектов в бесправные филиалы.

Как не может не знать наш лицемер и того, что для регионов размещения АЭС итогом такой «реформы» стали прямые налоговые потери. К примеру, годовой бюджет Тверской области уменьшился сразу на 200 миллионов рублей.

Особого внимания заслуживают проблемы радиационной и экологической безопасности самой АЭС, города Удомли, района и региона в целом. Достаточно сказать, что в районе размещения станции – как раз на водоразделе – запасов воды хватит максимум на два энергоблока. Что неопровержимо доказано многолетним опытом их эксплуатации. Строить новые – чистое безумие.

Однако, как и раньше, до наглости верные своей политике экспансии, плевали высокие московские атомщики на всю эту низкую суету! Им деньги и чины подавай. Цель оправдывает средства – и в «год пуска» 3-го блока более, чем на полгода парализуется работа местного комитета по охране природы. Даже телефон отключили!

Понятно, что вся совокупность условий «достройки» и «пуска» блока никоим образом не может гарантировать его надёжной и безопасной работы. Одно то, что между «пуском в присутствии президента» и приёмкой блока в эксплуатацию лежит столь длинная дистанция, подтверждает сказанное больше, чем выводы десятка экспертиз вместе с приговором суда.

Ни для кого не секрет, что логическим следствием многолетней российской управляемой смуты стало резкое снижение профессионального мастерства рабочих, инженеров, управленцев. Не менее, если не более, снизились их нравственные качества. Зато пышным цветом распустилась коррупция. Теперь куратор заказчика может работать (и работает) у (на) подрядчика. Естественно, получая деньги там и там. При поставке труб и другого оборудования может практиковаться (и практикуется) такая нехитрая схема: некая фирма, к их изготовлению не имевшая никакого отношения, но зато купившая соответствующую лицензию, добывает их где угодно, хоть на свалке, ставит нужные клейма, пишет «правильные» сертификаты и оформляет всё «как надо». Чаще всего, действуя через посредника аналогичного пошиба, имеющего от всего этого свою долю.

Понятно, что подобный конвейер не мог бы работать ни дня, не будь в нём звеньев из аппарата «РЭА» и его филиалов. Плюс из «самого» Госатомнадзора и других федеральных контролирующих организаций.

Думается, поиски мздоимцев и фальшивых «участников» достройки и пуска 3-го энергоблока филиала концерна «РЭА» под названием «Калининская АЭС» окажутся не более успешными. Даже несмотря на то, что и 16 декабря 2004 года среди персон из свиты Путина таковые наверняка имелись.

К тому же их легко обнаружить по вибрации.
Только кто этим займётся?

Часть 3. ОТ ВОЛГИ ДО ДОНА.

ДАЛЕЕ –ВЕЗДЕ…

Рассматривая государственную энергетическую политику в атомной отрасли, никоим образом нельзя обойти техногенно-катастрофический потенциал последней. Поскольку хвастливо-звонкие заверения лиц, состоящих на ядерно-энергетическом «окормлении», об «экологичности», «безопасности» и прочих достоинствах АЭС ломаного гроша не стоят. И хотя весь народ честной об этом вроде бы должен знать давно, тем не менее, есть смысл на проблеме безопасности снова остановиться.

Тем более, что материалов на эту тему – не один Эверест накопился… Начнём, пожалуй, с Балаковской АЭС, расширение которой до шести блоков сделал возможным лишь нынешний властный беспредел (полная аналогия со строительством 3 и 4 блоков КАЭС).

А началось всё со строительства Саратовской ГЭС. В последующие годы разросшаяся строительная организация Минэнерго – Саратовгэсстрой – сооружала здесь всё, что придётся. В итоге Балаковский хозяйственный комплекс стал представлять собой опасно хаотичное нагромождение взаимоисключающих – с точки зрения безопасности людей – транспортных, промышленно – энергетических и сельскохозяйственных объектов.

Об уязвимости всего балаковского региона в военно-стратегическом плане и говорить не приходится.

Население Балакова ещё в 1989 году обращалось в Москву, в Верховный Совет СССР, по поводу своего бедственного положения. «Мы обеспокоены тем, – писали балаковцы, – что наш район несёт тяжёлую экологическую нагрузку, созданную рядом министерств, что сказывается на состоянии здоровья населения, порождает неуверенность в завтрашнем дне…». И далее: «Положение резко обострилось со строительством Балаковской АЭС. БАЭС располагается на берегу Саратовского водохранилища, пруд-охладитель отгорожен от водохранилища песчаной дамбой, ширина которой местами сужается до 20 метров…».

Кроме прочего, сообщалось, что вода из пруда фильтруется в Волгу, а сама АЭС даже не имеет санитарно-защитной зоны…

И много чего интересного писали в Москву 16 лет назад балаковцы. Но ещё более интересной была реакция Минатома: приказом его министра В.Ф. Коновалова расширение БАЭС сверх 4-х блоков было прекращено. Преамбула приказа для ельцинско-путинской эРэФии звучит словно райская музыка: «В соответствии с требованиями общественности»…

Тем не менее, в приказе Минатома речь шла лишь о приостановке строительства и консервации 5-го энергоблока. И вот балаковцы, трезво оценивая обстановку и убедившись, что их заявления, обращения, письма и т.п. упражнения в эпистолярном жанре дают нулевой эффект, решили действовать иначе. Они устраивают пикеты, а затем блокируют АЭС. Милиция разгоняет «протестантов», наиболее активных затаскивают в кутузку, а судьи, преданные ядерно-энергетическому кагалу, приговаривают их к разного рода и срока наказаниям.

Ещё более организованно и по-казацки отчаянно боролось население Ростовской области против строительства Ростовской АЭС. Всеми действиями руководил специально созданный (и зарегистрированный в Минюсте) Региональный гражданский комитет (РГК), в работе которого приняли участие соседи ростовчан – сталинградцы. РГК удалось собрать более 100 тысяч подписей против строительства АЭС, он провел многотысячные митинги в Ростове, Волгодонске, в других городах области, осуществил блокаду станции. Как и в Балакове, против людей, блокировавших Ростовскую АЭС, были брошены милиция и войска особого назначения. Некоторые участники блокады были арестованы, многие – избиты..

Беззаконие, воцарившееся после расстрела Советской власти клятвопреступником Ельциным, позволило нашей ядерно-энергетической мафии идти напролом, не считаясь ни с какими нормами морали и права. Потому и появились новые атомные блоки, напомню: 5-й энергоблок Балаковской АЭС, в своё время «закрытый» приказом Минатома, 1-й – Ростовской АЭС – тоже «закрытый», но – бери выше! – Совмином, не говоря уже о 3-м энергоблоке Калининской АЭС, который долго, робко и с оговорками, «закрывал» облсовет с товарищем Шестовым во главе…

Кстати, было бы непростительно ошибкой отнести Ростовскую АЭС к «рядовым» ядерно-энергетическим объектам такого типа. Само местоположение станции делает её особо опасной. Прежде всего, из-за реальной возможности воздействия террористов, которых в Ростове и по соседству более, чем достаточно.

Нельзя забывать и о том, что строительство и функционирование АЭС резко изменяет не только естественно-природный, но и социальный ландшафт.. Исследования, проведенные учёными г. Курска, (объект изучения: Курская АЭС, город-спутник Курчатов и переселенческий посёлок Дичня) позволяют говорить о негативном характере таких перемен. «Околоатомный» социум обретает устойчивые признаки деградации. Будучи в массе свой «чужеродным», этот социум без особого сожаления разрушает местную природную и культурную среду.

Строительство Курской АЭС повлекло за собой изменение соотношения сельского и городского населения в пользу последнего, усилило маятниковую миграцию. После начала так называемых «экономических реформ», в самом Курчатове и в регионе в целом сложилась тяжелейшая социальная обстановка По мнению учёных, возможность получения сверхдоходов и всеобщая бесконтрольность эпохи дикого рынка способствует моральному разложению работников АЭС (руководящего и начальствующего состава – в особенности).

И вывод: всё это абсолютно недопустимо на таком особо опасном ядерном объекте. В дополнение ко всему, отмечают учёные, круговая порука среди руководителей АЭС и местной власти оставляет их вне критики, и даже шутливый намёк журналиста в адрес атомщиков вызывает резкую, неадекватную реакцию. Преступные задержки с уплатой налогов, - пишут далее в своём отчёте исследователи, - за счёт чего и поддерживаются «сверхдоходы» – АЭС задолжала только в пенсионный фонд более 50 миллионов рублей – не дают возможность финансировать науку, культуру, медицину, образование, природоохранную деятельность, а люди пенсионного возраста вообще остаются без средств к существованию. километровой санитарной зоны… Руководство АЭС и обеспеченные её работники строят ускоренными темпами индивидуальные коттеджи вне этой зоны…

Надо сказать, что подобную картину можно увидеть на любой АЭС эРэФии, где бы она ни находилась. К сказанному, пожалуй, следует только добавить, что и на самих АЭС разница «в доходах» умопомрачительная. Начальники в 5 – 10 раз получают больше своих подчинённых.

И пример из другой «сферы»: зарплата «среднего» оператора АЭС превышает денежное содержание командира АПЛ (!). И к этому же: по данным госстатистики, в районах расположения АЭС обеспеченность населения автомобильным транспортом в 2-3 раза превышает средне-областную.

В этих условиях – что касается АЭС – говорить о таких категориях, как коллективизм, трудовая (и иная) солидарность, взаимовыручка, сочувствие чужому горю, а тем более – самоотверженность, смелость, принципиальность и т.п. – излишне. Они исчезли вместе с «партактивом КПСС». Естественно, на выборах атомщики стабильно поддерживают действующую власть, ельциных и путиных. В свою очередь, руководство станций подбираются даже не по личной преданности, а по признакам вульгарного лакейства перед Москвой.

Для того, чтобы лучше понять и осознать, на каком шатком фундаменте атомщики строят своё благополучие, одновременно подвергая страну риску новых Кыштымов и Чернобылей, полезно познакомиться с результатами социологического обследования, проведённого Обнинским институтом атомной энергетики в 1993 году, в ходе которого было опрошено более двухсот ведущих специалистов и руководящих работников Нововоронежской, Ленинградской, Смоленской, Чернобыльской АЭС, Курчатовского института, Димитровградского НИИ реакторов, Госатомнадзора («Российская газета» от 23.10.93г.).

Вот какие оценки дали эти специалисты:

Качество ныне действующих АЭС – 3

Качество добычи, переработки и транспортировки ЯТ – 3,5

Качество захоронения отходов – 2,3.

Технология вывода АЭС из эксплуатации – 2.

Степень безопасности реакторов РБМК – 2, ВВЭР – 440 – 3,

ВВЭР – 1000 – 4.

Безопасность разрабатываемых реакторов – 4.

Возможность создания таких АЭС в современной РФ – 3.

Степень разрешённости последствий Чернобыля:

- физических – 3; медико-биологических – 2; общесоциальных – 2.

В дополнение приведу выдержки из того же источника:

…Специалисты считают, что вероятность крупных диверсий на АЭС существует и что этой проблеме уделяется мало внимания. Полагают, что атомная энергетика в будущем должна стать не основной, а лишь одной из составляющих энергетического баланса страны. Многие убеждены в грубой ошибочности тактики после Чернобыля…

С тех пор воды утекло порядочно. Успели смениться министры, премьеры и даже президент. Только политика атомного ведомства осталась неизменной. В 2002 года правительство РФ одобрило проект «энергетической стратегии» страны на период до 2020 года. И на сей раз атомщики остались верны традиционному правилу захвата – обеспечили ядерно-энергетическому сектору энергетики приоритетное положение. В одном из разделов «стратегии» («Формирование рационального топливно-энергетического баланса») об этом так и заявлено: совершенствование структуры производства электроэнергии, в том числе за счёт опережающего роста выработки на АЭС…

Что касается стоимости электроэнергии АЭС, то «стратеги» и здесь полны оптимизма:

Указанные параметры развития атомной энергетики определяют сдержанный рост тарифов от исходного уровня в 2003 г. 1,4 цент/кВтч до величины 2,4 цент/кВтч к 2015 г., обеспечивая тарифное преимущество перед электростанциями на органическом топливе.

Тогда какой рост тарифов считать «несдержанным»? И какое может быть «тарифное преимущество» АЭС, если в губернаторском обращении к Путину содержалась жалоба на «тарифное преимущество» электростанций на органическом топливе?

Рассмотрев многоходовку атомных «стратегов» на примерах «достройки» Калининской, Балаковской и Ростовской АЭС, по результатам которой сокамерниками Адамова могли бы стать (вполне заслуженно) многие из этих «стратегов» и даже «тактиков», нельзя не остановиться ещё раз на преступном отношении заправил отрасли к природе. И к природным факторам вообще. Даже когда последние явно угрожают безопасности самих станций и благополучию их работников.
… Из Справки инженера-геолога М. Бессонова по Костромской АЭС (материалы 2-й Всесоюзной Антиядерной конференции, 1996 г., г. Казань):

… Противостояние костромичей строительству Костромской АЭС длится более 20 лет. Станция строится в верховьях р. Костромы, в северо-восточном углу Костромской области. Зона радиусом 30 км охватывает территорию 4-х районов Костромской области и восточную часть Ярославской области. Здесь размещаются на площадях, подотчётных 25 сельсоветам, 30 крупных землепользователей. Земля официально квалифицируется как высоко- и средне- сельскохозяйственно освоенная. Главные товарные отрасли: молочно-мясное скотоводство, льноводство, семеноводство.

Сегодня существенно изменилось соотношение площадей в составе сельхозугодий. На 10-16% сократились кормовые угодья, зарастает кустарником пашня, на площадку АЭС оттянуты трудовые ресурсы. Из 417 сёл и деревень разрушены до урочищ более 80%. Под угрозой полного уничтожения многочисленные особо охраняемые территории, в том числе природные комплексы, ранее относимые к высшей категории рекреационной оценки. Реализация проекта вступает в противореие с рядом статей «Закона об охране окружающей среды». В части ст. 48 целый ряд положений регламентирует выбор площадки АЭС. Станция строится в 78 км от г Костромы, в 6 км от крупного ж.д. узла г. Буя, в зоне массового отдыха трудящихся, в междуречье 4-х рек, питающих водохранилище Горьковского каскада. Станция строится в сложнейших инженерно-геологических условиях, где основанием реакторов будут служить грунты слабых несущих свойств со сложно регулируемым водным режимом. Через площадку проходит «Угличский разлом». К осадочным породам приурочены 6 водоносных горизонтов с абсолютным водообменом в 300-метровой верхней зоне, в дне и бортах пруда-охладителя многочисленные зоны высокой фильтрации, почвы и грунты – слабые сорбенты радиоизотопов; сейсмическая активность грунтов оснований на порядок выше расчётной.

Программа комплексных исследований по обеспечению исходными данными ТЭО Костромской АЭС составлена неряшливо, изобилует ошибками, по ряду геологических проблем неграмотно, по объёму намеченных к выполнению изысканий относит исследования к 0 – варианту. Создаётся опасение использования старых техногенно нарушенных оснований.

Эти и другие аргументы являются основанием для массового выступления населения Костромской области за референдум…

Референдум свой костромичи, несмотря на сопротивление властей и атомщиков, всё-таки провели, с предсказуемым результатом: более 80% – против АЭС (что, впрочем, для ядерно-энергетической мафии – не указ, и ходят упорные слухи, что и здесь «достройка» продолжается).

По такой же причине нет никакого повода для самоуспокоения и аборигенам Татарии и Башкирии, тоже в своё время выступивших против строительства «своих» АЭС. Политика замалчивания, дезинформации – вплоть до бессовестной лжи – создаёт в обществе искажённую картину состояние этой отрасли.

Впрочем, послушаем, что говорят на эту тему «умные люди» из Минатома:

Развитие атомной энергетики будет определяться комплексом экологических, технических, социальных и экономических факторов, среди которых особое место занимают

- возможность и сроки радикального повышения безопасности АЭС до уровня, соответствующего современным и перспективным требованиям МАГАТЭ и практически исключающих повторение крупных аварий;

- изменение отношения к строительству АЭС местных органов власти , общественности и населения окружающих территорий в результате разъяснительной работы, доказывающей возможность достижения на АЭС необходимого уровня безопасности;

- сохранение на достаточно значительной территории страны приемлемости экономических показателей строительства и эксплуатации электростанций на органическом топливе…

К тому же:

Проектирование АЭС и согласование площадок для их строительства будет осуществляться на основе полной и комплексной оценки, в том числе, путём организации независимых экспертиз воздействия строительства и эксплуатации атомных и альтернативных станций и других объектов энергетики на окружающую среду и социально-экономические условия района размещения станции.

А если говорить серьёзно, то даже при беглом знакомстве с «идеями», исходящими от головки ядерно-энергетического кагала, никакого сомнения в её полной профнепригодности не остаётся. И хотя подтверждений тому было приведено достаточно, не могу удержаться ещё от одного, свежего (недавно слышал по радио), примера: головка предложила разместить АЭС на Камчатке. К действующим вулканам, землетрясениям и цунами.

По всему видно – сохранился у этого организма лишь один единственный инстинкт – хватательный.

Часть 4. ДОСЬЕ НА МАГАТЭ:

ИЗЪЯТИЕ БУДУЩЕГО

Хочешь не хочешь, а придётся всё-таки продолжить разговор на нашу тему с заимствования «мыслей» одного из учёных радетелей «мирного атома», статья которого была опубликована в одном из популярных московских изданий :

… В ведущих капиталистических странах создаются мощные централизованные кампании, как раньше в СССР. В энергетических отраслях, весьма доходных и важных для экономики, во многих странах действуют полностью государственные компании, функционирующие с высокой эффективностью и приносящие большой доход своей стране.

Так, например, во Франции атомная энергетика является полной государственной собственностью и входит в компанию «Электрисите де Франс» (ЭДФ), которая также обеспечивает и распределение энергии. ЭДФ выступает по всей Европе как мультиэнергетическая и мультисервисная группа, способная выполнить комплексные предложения по энергоснабжению, включая электроэнергию, газ и услуги..

Компания ЭДФ имеет 58 водо-водяных реакторов, которые в 2000 г. обеспечили 82% электроэнергии во Франции. Доля гидроэлектростанций – 13,4%, тепловых – 4%….

Глава ЭДФ Франсуа Руссли специально отмечает, что вопреки бытующей легенде, ЭДФ не находится на дотации государства, а наоборот – выплачивает ему проценты от прибыли…

Впрочем, от подельников из МАГАТЭ можно и не такое услышать. Не случайно ведь Всемирный форум неправительственных организаций в Рио-де-Жанейро (июнь 1992 г.) заявил:

«Один из основных преступников, усугубляющих нынешний экологический кризис, – Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ)».

Досье на эту организацию, кстати, являющуюся подразделением ООН, которому вменено в обязанность регулировать развитие атомной энергетики, полностью подтверждает заявление Форума.

Прежде всего, МАГАТЭ стимулирует и поощряет расползание атомной энергетики по земному шару, создавая при этом приоритеты для одних (союзников и «шестёрок» США) и препятствия для других стран. Одновременно с этим проводит политику, ведущую к снижению пределов безопасности АЭС, причём искусственно преуменьшает – на порядок и больше – вероятность крупных аварий.

Вот как реально эта контора следит за режимом безопасности атомных объектов. Прежде всего, проверки-экспертизы проводятся только по заказу страны-хозяйки объекта, и никаких обязательств по результатам проверки никто на себя не берёт. Ни проверяющий, ни проверяемый. Материалы поверок публиковать не обязательно. А если что в СМИ и появляется, то лишь строго дозированная информация, к тому же только в интересах Агентства и его членов.

Показательно в этом смысле поведение МАГАТЭ после Чернобыльской катастрофы 26 апреля 1986 г., когда от него потребовались срочные действия и профессионализм, а главное – честность.

Ничего этого, разумеется, в наличии не оказалось, и на конференции в Вене (25-29 сентября 1986 г.), посвящённой результатам расследования причин и последствий аварии реактора 4-го энергоблока ЧАЭС, представителям советской ядерно-энергетической мафии и мафии международной удалось ввести в заблуждение весь мир, свалив вину за случившееся на персонал станции, якобы нарушивший правила техники безопасности.

Конструктивные пороки реактора РБМК при этом были проигнорированы.

…Кто-кто, а старые атомщики наверняка помнят, что заместитель главного инженера Анатолий. Дятлов, дежуривший в ночь аварии, был осуждён на десять лет тюрьмы. В том числе – благодаря «докладу» МАГАТЭ. И лишь пять с половиной лет спустя – в 1991 г. – в повестку дня очередной говорильни МАГАТЭ был включён вопрос о дефектах конструкции РБМК, причём толчком к обсуждению явилось письмо Дятлова из тюрьмы.

В своём письме зэк Дятлов сообщал, что на момент аварии тех инструкций по эксплуатации реактора, за нарушение которых он был осуждён, даже в помине не было.

Пожалуй, всё бы осталось как было, если бы не очередное ЧП с реактором РБМК – на сей раз, на Ленинградской АЭС. Поэтому в конце концов – в 1992 г. – МАГАТЭ было вынуждено заново рассмотреть обстоятельства чернобыльской катастрофы и составить об этом новый «доклад». Но и на сей раз эксперты Агентства не смогли (скорее всего, не захотели) установить природу взрыва в реакторе блока № 4, ограничившись первоначальной версией.

Вот её формулировка:

Парообразование и резкое повышение температуры в активной зоне создали условия для возникновения пароциркониевой и других химических экзотермических реакций. Их появление в виде фейерверка вылетающих раскалённых и горящих фрагментов наблюдали очевидцы.

В результате этих реакций образовалась содержащая водород и оксид углерода смесь газов, способная к тепловому взрыву при смешении с кислородом воздуха. Это смешение могло произойти после разгерметизации реакторного пространства.

Эта версия для МАГАТЭ (для наших атомщиков – тоже) стала ходячей истиной, даже несмотря на то, что сам характер и – главное – объём разрушений на 4-м блоке ЧАЭС свидетельствовал об иной природе взрыва – о физической, т.е., на самом деле в реакторе произошёл взрыв ядерного топлива. Мощность взрыва – не меньше килотонны (в тротиловом эквиваленте).

Заявляя, всегда и везде, что альтернативы ядерной энергетике нет, МАГАТЭ отрицает и всячески поносит возобновляемые источники энергии. Причём делает это, как нетрудно догадаться, топорно и глупо.

Посудите сами. В специальном докладе этой фирмы – «Источники энергии и технологии выработки электричества» – есть такой «сильный» контраргумент: источники возобновляемой энергии (ветровые, солнечные, геотермальные, приливные, биогазовые) не могут быть целесообразными поставщиками в электрические сети из-за прерывистого характера работы.

Действительно: глупее не придумаешь…

Другой «сильный» контраргумент не лучше этого: источники возобновляемой энергии требуют для себя недопустимо больших территорий - тысячу раз опровергнут исторической практикой человечества. Да и современный опыт таких стран, как те же США или Дания, говорит, что, к примеру, земля между вышками ветротурбин остаётся пригодной для пашни и пастбищ.

Из того же сериала и утверждение МАГАТЭ о «низкой рентабельности» – по сравнению с АЭС – электростанций на возобновляемых энергоисточниках.

Между тем, в штате Калифорния «ветрофермы» уже похоронили одну тамошнюю АЭС…

Изо всех сил борясь с распространением экологичных энергоустановок, МАГАТЭ не может справиться с распространением плутония и урана, пригодного для изготовления ядерных взрывных устройств почти в домашних условиях.

Хотя это – обязанность Агентства, записанная в его уставе.

Ничего не делает МАГАТЭ и по выработке международных юридических основ гарантии прав человека при нанесении ущерба атомным объектом другой страны.

То же с выплатой страховки. Частные страхователи с атомщиками вообще не желают связываться. Слишком дорогое это удовольствие…

Но, пожалей, самый большой грех МАГАТЭ заключается в упорном нежелании этой конторы давать общую, интегральную оценку экономической эффективности АЭС и, прежде всего, включить туда расходы на вывод АЭС из эксплуатации и их ликвидацию.

Так что «Шнобелевскую» премию новый начальник этого атомного паханата получил вполне заслуженно.

К счастью, нашлись люди, причём тоже в одном из подразделений ООН, которые сделали то, что обязаны были сделать хозяева ядерно-энергетической отрасли и их учёная обслуга.

Это подразделении ООН (независимая бесприбыльная научно-исследовательская организация с оригинальным названием «Институт всемирной вахты») ещё в конце 80-х годов ХХ века провело комплексные исследования в области энергетики вообще и ядерной – в частности, а результаты исследований были включены в сборник под названием «Переоценка ядерной энергетики».

В СССР эта книга была доступна лишь узкому кругу лиц (выдавалась по списку), не переиздавалась, в СМИ не упоминалась и, естественно, никем и никак не комментировалась. Хотя год выхода в свет был самый «открытый» и «гласный» – 1989-й.

Мне довелось прочитать эту книжку и даже сделать небольшие выписки, которые не однажды и в разных контекстах цитировались в статьях и докладах, посвящённых вопросам энергетической политики и экологии. Разумеется, без всякой реакции со стороны тех, кто обязан был реагировать.

Коротко – о содержании книги. Основное место в ней занимают статьи учёных – сотрудников Института – Кристофера Флейвина, Синтии Поллака и Генри Хэммана. Статьи, в свою очередь, содержат анализ состояния ядерно-энергетической отрасли в различных странах мира; в них рассматриваются экономические, политические и экологические аспекты использования атомной энергии и связанных с ней технологий, а также сделан сравнительный анализ качественных показателей АЭС и других электроэнергоисточников, как традиционных, так и новых, перспективных.

Эксперты констатируют: в мире наблюдается коренной поворот от использования ядерной энергии к широкому применению экологически чистых энергоисточников, и делается это по разным причинам. Одна из главных причин – трудности вывода АЭС из эксплуатации.

С чем нельзя не согласиться. Ведь демонтаж АЭС и захоронение её радиоактивной начинки требуют не только уникального дорогостоящего оборудования, но и колоссальных трудовых и денежных затрат.

Однако, специалисты АЭС – как всегда, с опозданием – только начинают понимать, что ликвидация АЭС, т.е. демонтаж и захоронение радиоактивных компонентов с целью защиты людей и окружающей среды от радиационного воздействия является важнейшей стадией использования ядерной энергии.

Но вряд ли кто из читателей когда-нибудь слышал от наших адамовых-велиховых-румянцевых что-нибудь внятное по этому поводу. Создаётся впечатление, что они даже думать боятся о «жизни» АЭС после её «смерти».

…Как известно, в большинстве сфер экономики ликвидация устаревших предприятий и оборудования представляет собой сравнительно недорогую и простую операцию. Более того, изношенное оборудование, а зачастую и само здание, можно использовать для других целей, передать или продать – и таким образом вернуть какую-то долю первоначальных затрат.

Вполне понятно, для АЭС подобное исключено. Высокий уровень радиации, характерный для отработавших свой срок реакторов, превращает ликвидацию АЭС в чрезвычайно сложное, опасное и дорогостоящее дело.

Ликвидация требует применения технологических процессов с дистанционным управлением и участия большого количества работников – из-за ограничения общей дозы радиации, получаемой отдельными лицами, участвующими в демонтажных и транспортных операциях.

Кроме этого, необходима разработка и реализация целой программы транспортировки и захоронения радиоактивных отходов (РАО), предусматривающей, в том числе, охрану и сопровождение транспортов с РАО, пунктов погрузочно-разгрузочных работ и мест захоронения – вплоть до сооружения «надгробия».

И действительно: АЭС нельзя просто закрыть в конце эксплуатационного срока или, по выражению С.Поллака, «разрушить ударами шаровой бабы». Радиоактивность накапливается годами по мере работы реакторов, и все загрязнённые ею узлы и оборудование необходимо изолировать. Но если некоторые радиоактивные элементы в агрегатах станции распадаются быстро, то другие остаются опасными в течение тысячелетий.

Даже сегодня никому не известно, сколько будет стоить демонтаж и ликвидация тех сотен атомных реакторов, что ещё действуют и строятся. В разных источниках приводятся разные цифры, причём их разброс огромен – от нескольких миллионов до нескольких миллиардов долларов.

Те единичные случаи ликвидации АЭС после их закрытия вряд ли могут послужить неким эталоном для хотя бы приблизительной оценки общей суммы затрат. К примеру, в США после 25 лет эксплуатации была ликвидирована АЭС «Шиппингпорт» (год пуска – 1957), мощностью 72 Мвт, расположенная в 40 км от г. Питтсбурга, штат Пенсильвания.

Первоначально американское правительство предполагало полностью ликвидировать станцию до состояния «зелёной лужайки». Ожидалось, что опыт подобной технологии может быть чрезвычайно полезен для ядерной энергетики в целом.

Но эти благие намерения – даже на одноблочной, крошечной – по нынешним меркам – АЭС, осуществить не удалось. Руководство «ихнего» Минэнерго сочло возможным ограничиться лишь захоронением реактора в «ядерной резервации», принадлежащей правительству страны.

Штат Пенсильвания своей земли для этой цели пожалел…

Интересно отметить, что реактор был замурован в бетон, в таком виде перевезён к месту захоронения, где и был погребён.

Вес «брутто» при этом составил почти 800 тонн. А сама ликвидация атомной крохотульки, даже в урезанном виде, обошлась в 100 миллионов долларов.

Теперь эта операция стоила бы американцам – с учётом двадцатилетней инфляции – раза в два дороже.

Теперь не только доллар подешевел. «Подешевели» сотни энергоблоков, построенных во времена атомного бума в 60-70-х годов прошедшего столетия.

Теперь предстоит их ликвидация (с 1980 по 2015 год выработали и выработают ресурс 360 блоков). При оценке затрат на эту «мелочёвку» надо исходить из следующего постулата: ликвидация АЭС обходится ничуть не меньше, чем её строительство.

Это в лучшем случае.

Но вернёмся во Францию, ядерно-энергетическую отрасль которой нам представляют как образец «эффективности» и «безопасности»

И действительно, ядерная энергетика Франции сильно монополизирована и этой отраслью управляют две всесильные правительственные организации: Французское Агентство по атомной энергии (ФАЭА), отвечающее за исследования и разработки, снабжение топливом и захоронение отходов, и национализированная компания «Электрисите де Франс» (ЭдФ). Обе эти организации подотчётны Министерству промышленности и их действия строго координируются. Даже «Фраматом» – некогда частная компания, которая строит все французские реакторы, наполовину принадлежит государству.

Поэтому французская ядерная программа является приоритетной как для правительства, так и для промышленных кругов. Сталелитейная промышленность и тяжёлое энергетическое машиностроение – два важнейших сектора экономики – напрямую зависят от осуществления этой программы. Получается знакомая нам картина: правительство воздействует на общественное мнение всеми доступными ему средствами, препятствуя формированию любой оппозиции, в том числе – среди населения и властей тех мест, где размещаются АЭС.

Могущество ядерного сверхведомства было наглядно продемонстрировано ещё двадцать лет назад, когда Миттеран, баллотируясь в президенты Франции, назвал ядерную программу «чрезмерной и даже опасной», а впоследствии, после избрания, стал её энергично поддерживать.

Однако экономические реалии и здесь дали о себе знать. Вместе с внедрением энергосберегающих технологий и перемещениенм ряда энергоёмких производств в страны 3-го мира, к началу 80-х годов ХХ века рост энергопотребления во Франции почти прекратился. В итоге около 15% генерирующих мощностей оказались лишними.

Естественно, «лишними» стали отнюдь не АЭС, а поскольку оптимальное соотношение мощностей различных энергоисточников было нарушено в пользу ядерного монополиста, то для покрытия пиковых нагрузок некоторым АЭС приходится работать в маневренном режиме; что экономически невыгодно.

Для стимулирования спроса на свою энергию ЭдФ предлагает специальные субсидии, в том числе – сниженный тариф на электрообогрев квартир. Закрываются тепловые станции – конкуренты АЭС.

Несмотря на эти и другие меры ядерная энергетика Франции несёт большие убытки. И если бы не помощь государства, периодически списывающего долги, она давно бы обанкротилась.

Параллельно с этим свёртывается атомное машиностроение, не находящее сбыта – особенно после того, как бывшие колонии Франции стали отказывать ей а захоронении РАО.*

А пока что французский налогоплательщик из своего кармана покрывает все убытки ядерно-энергетической отрасли. Поэтому будущее последней целиком зависит от политических решений. Поскольку – повторюсь – «эффективность» этой отрасли как во Франции, так и у нас (в США, Японии и т.д.) – липовая.

В этих условиях в самой Франции растёт число людей – в том числе, среди ядерщиков – понимающих, что АЭС решают проблем меньше, чем создают.

Вот мнение одного из крупнейших французских учёных-физиков, участника разработки национальной ядерно-энергетической программы, Жан-Клода ле Скорнэ:

Сегодня во Франции нет ни одного города, находящегося более, чем в ста километрах от того или иного реактора, даже если не считать мини-реакторов теплоцентралей. В этом я вижу три опасности. Первая – стратегическая – очевидна: в случае войны в стране живого места не останется. Но даже если исключить угрозу ядерной войны, остаётся другая опасность, порождённая фанатизмом, проявлением религиозной или национальной нетерпимости. Наконец, третья опасность – в психологии привыкания: с годами чувство опасности, да и ответственности, притупляется… У нас до сих пор твердят, что атомная энергетика – самая безопасная и самая чистая экологически. Это правильно, если забыть о монбланах пустой породы, образующихся при добыче урановых руд и об опасности радиоактивных отходов – жидких, твёрдых, газообразных… Думаю, что если бы те огромные средства, которые вкладывают в АЭС, шли в развитие альтернативных источников энергии, энерго- и ресурсосберегающих технологий, то к концу ХХ века мы могли бы обойтись без «мирного атома»…

… Бытует мнение, что лишь Чернобыль «открыл глаза» людей на опасности, связанные с использованием ядерной энергии и технологии. В действительности о её негативных качествах учёные и специалисты знали давно. И отнюдь не случайно ряд стран образовали так называемый «безъядерный клуб», на законодательном уровне отказавшись от использования АЭС. Так, Австрия и Ирландия сделали это ещё в конце 70-х годов ХХ века. До Чернобыльской катастрофы вошли в состав клуба Австралия, Дания, Новая Зеландия. После 1986 года к ним добавились Филиппины, Греция и ряд других стран. Намерены остановить свои реакторы Германия, Швеция, Италия.

Что касается «приобщения» к ядерной энергетике новых стран, таких, как Китай, Иран, Индия, Пакистан и некоторые другие, то в их конечные планы входит не только – и не столько – получение электричества.

Вместе с киловаттами они получат уран и плутоний.

По этой части ядерная энергетика – действительно эффективная.

Прочие суждения на данную тему – от лукавого.

КОНЕЦ

Геннадий Асинкритов

ветеран атомного флота СССР, капитан 2 ранга в отставке,

Тверь, 2016 г.

***

Приложение 1.

Чернобыль будет мстить ещё долго

От редактора: В связи с печальным юбилеем – 30-й годовщиной катастрофы на Чернобыльской АЭС – в СМИ появилось множество материалов на эту тему. И совсем мало – воспоминаний и суждений очевидцев и участников тех событий. И дело не только во временном расстоянии длиной в 30 лет…

Поэтому было бы по меньшей мере несправедливым не познакомить читателя с воспоминаниями Натальи Борисовны Манзуровой – одной из немногих оставшихся в живых «чернобыльцев».

Ведь кое-кто до сих пор пытается взрыв 4 блока АЭС в Чернобыле считать всего лишь «досадной» аварией, не понимая или сознательно принижая случившуюся техногенную катастрофу, приведшую к человеческим жертвам.

Н.Б. Манзурова с начала 1977 года около 10 лет работала научным сотрудником на Опытной научно-исследовательской станции (ОНИС) ПО «Маяк» (Челябинск-40). Занималась изучением последствий от воздействия радиации на окружающую среду на Восточно-Уральском радиоактивном следе, который образовался после аварии на «Маяке» в 1957 году и стал в новейшей истории первым столь обширным радиационным пятном площадью 23 тыс. кв. км.

В августе 1987 года её перевели в Чернобыль на ликвидацию последствий аварии (ЛПА). Там, на постоянной основе она отработала 4,5 года ведущим инженером сначала в цехе дезактивации и рекультивации территории 30-км зоны, потом в цехе специальных инженерных работ НПО «Припять». Занималась захоронением радиоактивных отходов и ведением могильников.

В результате этой деятельности «заработала» инвалидность.
После работы на ЛПА на ЧАЭС более 9 лет руководила НКО инвалидов «Союз Чернобыль» города Озёрска (бывший Челябинск-40). После закрытия этой НКО работала координатором проектов в правозащитной НКО «Планета надежд». Занималась защитой прав людей, пострадавших от взрыва и его последствий.

Вот о чём рассказала Наталья Борисовна в своём интервью (даётся в изложении):

На 26 апреля 1986 года ОНИС являлась единственной в мире научной организацией, чьи сотрудники изучали воздействие радиации на окружающую среду не только в лабораториях, но и в естественных условиях, то о взрыве мы узнали одними из первых среди учёных… Через неделю после взрыва нашим работникам объявили приказ собрать экспедицию из сотрудников и лаборантов, погрузить необходимое оборудование на спецмашину и ехать на Украину. Сразу по прибытии 4 мая 1986 года приступили к работам по изучению последствий катастрофы. Наши сотрудники тогда отобрали пробы почвы, растительности, воды в 30-км зоне и привезли в ОНИС. Когда дозиметристы замерили уровень радиации на спецмашине, то были потрясены: так она жутко «фонила», а ведь и по дороге излучала радиацию, да и водители без спецзащиты сидели за рулём…

Целый год наши работники регулярно летали на Украину, и только в 1987 году Москва решила создать в Припяти постоянную радиобиологическую лабораторию, подобную нашей ОНИС. Отобрали по одному специалисту в разных областях (кто был профи по воде, кто по лесу, кто по животным и птицам и т. д.) и вместе с лаборантами в порядке перевода отправили на новое постоянное место работы в Чернобыльскую зону. В это число попала и я, т. к. разрабатывала различные технологии ведения сельского хозяйства после радиационного загрязнения. На эту тему и диссертацию писала. К сожалению, её дописать не смогла, так как все наши работы, необходимые для научного труда, были сильно засекречены. А когда сотрудника переводили на другую работу или увольняли, то материалы передавались в секретархив…
А вот как проходила ликвидация последствий аварии (ЛПА) на ЧАЭС – это очень большая тема, которую в двух-трёх словах не раскроешь. Уж очень много было ошибок совершено. Непростительных ошибок!

Наверное, не ошибусь, если предположу, что главная из них в засекречивании всего и вся. Самая главная беда из-за тотальной и поэтому зачастую глупой и вредной секретности в СССР. К примеру, с 1958 года методики и технологии ликвидации последствий аварий на ядерных объектах были разработаны нашими учёными из ОНИС, но так как все материалы станции отправлялись в Москву через «Первый отдел», то они становились секретными, а значит никому не доступны. Это была самая настоящая дурь, из-за чего мы приехали работать в Зону с пустыми руками и только с тем, что сохранилось в головах наших учёных и в умении лаборантов. Приходилось многое делать заново. К тому же многие наши разработки и предложения высшим руководством не принимались.
Для НИИ в стране сокращали финансирования из госбюджета. Они придумывали различные исследования в Чернобыльской Зоне, не зная, что это уже давно сделано у нас на Урале, но засекречено. Ещё за работы, проводимые в Зоне, платили очень хорошо. Вот и отметались (прятались в стол) наши заявления о том, что не надо бы тратить деньги на то, что уже разработано…

Очень многое можно было бы сделать по-другому – со значительно меньшими денежными и материальными затратами и самое главное – без дополнительных человеческих жертв… Например, как нужно было поступить с захоронением так называемого «рыжего» леса. Мы предложили методику, по которой можно было не закапывать погибший от радиации лес после того как пошел ветровой перенос песчаной радиоактивной почвы по большой территории. Это позволило бы не облучать людей, направленных на закапывание. Но ответственным за это чиновникам наверху надо было получить большие деньги за решение, как тогда называли, правительственного задания. Они плохо или вовсе ничего не понимали в радиационных вопросах, и их не интересовала судьба облучённых солдат на этой работе…

Мы губим природу, губим себя… Думаем, что человечество бессмертно. Но время и жизнь быстротечны. Себе помочь мы можем только сами…

Источник: RSEU Climate Secretariat www.rusecounion.ru

______

Приложение 2.

ФУКУСИМА

От редактора: Данный материал взят (перепечатан с небольшими изъятиями) с Российского сайта ядерного нераспространения – Нуклеар Но.ру («Гражданский центр ядерного нераспространения»). Автор – Максим Андреевич Шингаркин – эксперт в области радиационной, экологической и промышленной безопасности, кадровый офицер 12 ГУ МО РФ (ядерно-техническое обеспечение и безопасность) в отставке.

31 марта 2011 г. ТРАГЕДИЯ НА «ФУКУСИМА – 1 – СЛУЧАЙНОСТЬ ИЛИ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ?

Трагедия на «Фукусима-1» – что это? Трагическая случайность, вызванная стихийным бедствием, или закономерный результат промышленного использования ядерной энергии? Дискуссия на эту тему между экологами и «атомными» бизнесменами начались по всему миру. Руководители Росатома во главе с Сергеем Кириенко заполнили телеэкраны и, декларируя «открытость», жонглируют цифрами и пропагандистскими мифами чернобыльских времён.

Они повторяют, что вероятность возникновения подобной катастрофы на любом из 444 действующих во всём мире реакторов, равна лишь одному случаю на 10 тысяч лет. Но попытки ядерщиков доказать, что причиной катастрофы стало землетрясение, не выдерживают критики. Совсем недавно специалисты транснациональной ядерной корпорации (ТНЯК) утверждали, что АЭС по всему миру строятся с учётом сейсмической опасности в соответствии с рекомендациями международного ядерного органа МАГАТЭ.

Ядерщики сейчас не жалеют сил, чтобы убедить нас в безопасности «мирного атома». А запугивая энергетиков полным оскудением запасов угля, газа, нефти, а также ветра и солнечного света, а «зелёных» – глобальным потеплением, ТНЯК урывает для себя большой кусок инвестиций национальных правительств по всему миру. Их стараниями даже вспоминать чернобыльскую катастрофу при критике атомной энергетики стало чем-то уже из разряда «кто старое помянет…»

ТРИСТА «ФУКУСИМ» НА ОЧЕРЕДИ

Забытые уроки дорого обходятся. Сегодня при ликвидации аварии на японской АЭС полностью копируется устаревшая практика, применявшаяся в Чернобыле и ставшая причиной последующего умножения жертв катастрофы. Технологическая беспомощность ТНЯК показывает: ядерная энергетика находится в административном, технологическом и экономическом тупике. Технических средств ликвидации ядерных аварий хватает только на показательные выступления перед политиками.

Авария на АЭС «Фукусима-1» наглядно продемонстрировала чудовищную опасность продления срока эксплуатации АЭС, которая внедряется ТНЯК по всему миру. Назначенный конструкторами-разработчиками 30-летний срок эксплуатации шести реакторов «Фукусимы-1» закончился в период с 2001 по 2009 год. По всему миру количество потенциальных «Фукусим» , т.е. ЯР, выработавших свой назначенный срок эксплуатации, приближается к двум сотням. А через 5 лет более 300 ЯР перешагнут пенсионный рубеж. В России они есть, их надо останавливать.

Но усилиями подчинённых Кириенко часть из них уже получила разрешение на продление срока эксплуатации.

АЭС – НАВСЕГДА

Основной технологической и экономической проблемой мировой ядерной энергетики является процесс вывода АЭС из эксплуатации. Но ядерщики признаваться в этом не хотят.

Остановка и консервация ЯР, как чернобыльского, так и фукусимского типа, представляет собой сложный комплекс инженерно-технических задач для работы с высокоактивными ядерными материалами. И очень дорого. Если сейчас цена строительства 1 энергоблока-миллионника составляет 3 млрд. долларов, то прогнозируемые затраты на содержание остановленного блока такой мощности могут стоить 1,5 млрд.

В 2015 году 3 из 4 действующих реакторов на планете будут работать за пределами своего проектно-конструктивного ресурса. Представляя из себя потенциальную «Фукусиму».

По истечении 30 лет новое поколение ядерщиков наплевало на рекомендации конструкторов и разработчиков энергоблоков. Решение о продлении сроков эксплуатации энергоблоков АЭС основываются даже не на технологическом оптимизме современных физиков-ядерщиков, отрицающих расчёты академиков – своих предшественников. Первенство в национальных ядерных компаниях перешло от учёных к экономическим выскочкам, так называемым «эффективным менеджерам». Эти люди пытаются выжать из существующих ядерных мощностей максимум капитала.

В России уже закончился проектный срок эксплуатации энергоблоков на Билибинской, Кольской, Ленинградской, Калининской, Нововоронежской, Белоярской АЭС. Приближается исчерпание назначенного срока службы реакторов второго поколения. Но работы, предполагающие демонтаж оборудования, очистку территории, на Курской и Смоленской АЭС отложены на неопределённый срок. Японская «Фукусима-1» – это результат современной ядерной экономики, которая не считается с физикой. Вина за катастрофу лежит на горе-специалистах энергокомпании «Токио электрик пауэрс. По сути дела, население Японии расплачивается за жадность своих ядерщиков.

ХРУПКОЕ НУТРО ЯДЕРНОГО МОНСТРА

ЯР в упрощённом виде представляет собой паровой котёл объёмом порядка 90 кубометров, внутри которого в зоне интенсивной управляемой ядерной реакции происходит физический процесс, тепловая мощность которого составляет 3 гигаватта. Давление в реакторе достигает 160 атмосфер с температурой теплоносителя до 350 градусов Цельсия. Наиболее разрушительным для реактора является ионизирующее излучение, которое разрушает металлический корпус реактора. Опасность процессов этого разрушения показывает документ «Новые разработки в атомной промышленности. О продлении эксплуатации блоков АЭС», выпущенный Госатомнадзором в 2001 г. В котором, в частности, говорится:

«Механизмы старения оборудования и конструкций, как правило, являются многофакторными, их закономерности ещё недостаточно изучены…Определение остаточного ресурса конструкций (изделий) – одна из актуальнейших задач предупреждения спонтанного (мгновенного) разрушения конструкций… Следует отметить, что до настоящего времени практически не существует надёжных методик определения остаточного ресурса, а также надёжных баз знаний для их применения с целью управления старением….»

В одном из документов Госатомнадзора, где детально рассматриваются нарушения при продлении срока эксплуатации ЯР в России, говорится:

«По результатам проведённых инспекций на ряде АЭС прослеживается заметное увеличение числа случаев продления ресурса оборудования вместо необходимой его замены Не выполнен значительный объём ранее запланированных работ по замене оборудования, выработавшего свой ресурс, Критична ситуация с контролем остаточного ресурса электрооборудования. Срок службы этого оборудования иногда переназначается несколько раз.,.» .

Член Общественного совета Росатома д.т.н. Владимир Кузнецов ещё в 2006 г. так пояснил существующие проблемы вывода из эксплуатации российских АЭС:

Работы, проводимые в настоящий момент концерном «Росэнергоатом» по продлению сроков службы оборудования и систем АЭС, носят вынужденный и главным образом экономический характер, в связи с тем, что работы по выводу из эксплуатации не подкреплены с финансовой точки зрения. Специальный фонд для финансирования указанных затрат до настоящего времени Росатомом не создан..

В 2006 г. руководство Совета Федерации обратило внимание Кириенко на то, что не выполняются федеральные законы и решения правительства РФ в части исполнения порядка формирования спецфонда … по выводу из эксплуатации реакторов АЭС. ….

ЯДЕРНАЯ ПИРАМИДА

Всё упирается в экономику. Т.е. в её полное отсутствие, если речь идёт об экономике ядерной.. Потому что финансовая пирамида – это весьма ущербная схема

Не погружаясь в пучину околоэкономической ядерной казуистики, которая занимает сотни страниц в различных программах и концепциях развития ядерной отрасли, коротко это можно изложить следующим образом:

Перед тем, как остановить АЭС, необходимо запустить другую АЭС не меньшей мощности, чтобы заместить отключаемый энеерпгоисточник. Но неработающая станция продолжает пожирать деньги, и содержан7ие её обходится примерно в половину затрат станции работающей. Значит, надо «генерировать» дополнительную прибыль. При этом нужно помнить, что вместе с ростом числа блоков с опережающим коэффициентом нарастают и проблемы экологического и социального характера.

Непростая задача поиска из вышеописанной схемы была поставлена перед ядерными компаниями в конце 70-х гг прошлого века. :Но ни процесс глобализации, в результате которого возникла ТНЯК, ни интеграция в её состав осколков разгромленного советского Минсредмаша, не смогли обмануть реальную экономику. Практика показала, что строительство глобальной энергетической пирамиды с отрицательным экономическим балансом – дело безнадёжное.

Тайна мировой ядерной энергетики заключается в том, что она беспомощна перед необходимостью своевременного выведения из эксплуатации АЭС и несостоятельна в вопросе определения остаточного ресурса реакторов для безопасного продления срока их службы. Ядерная индустрия также не имеет стратегии обращения с отработавшим ядерным топливом (ОЯТ).

ЧТО СКРЫВАЕТ КИРИЕНКО

Достаточно зайти на официальный сайт Росатома и увидеть, как «эффективные менеджеры» под руководством Кириенко уводят госсобственность России в распоряжение ТНЯК. Будущее Росатома – это транснациональная корпорация с центром в Москве. Не исключена продажа отдельных наших организаций стратегическим инвесторам. – сообщают росатомские «менеджеры»

ОСОЗНАВАЯ ФАКТ ПЕРЕХОДА контроля за ядерной энергетикой России в ТНЯК, необходимо поставить ряд конкретных вопросов по проблемам обеспечения ядерной и радиационной безопасности в России. Например, такие:

- знает ли президент России, который в соответствии с ФЗ «Об использовании атомной энергии», «определяет основные направления государственной политики в области использования атомной энергии, о решениях, принятых Кириенко по вопросу передачи объектов ядерного комплекса России под контроль ТНЯК?

- в интересах какого собственника принимаются решения о продлении срока эксплуатации российских ЯРЯР, выработавших свой ресурс?

- когда будут возвращены во Францию ввезённые в Россию материалы, полученные в результате переработки ОЯТ,?

- для каких целей в России запланировано строительство хранилищ для ОЯТ, в 10 раз превышающее потребности?

19 апреля 2007 г. правительство Р.Ф утвердило концепцию Федеральной целевой программы (ФЦП) «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015т ода» Но не прошло и года, как указом президента от 20.03.08 на основании ФЗ от 01.12.07 №317 Федеральное агентство по атомной энергии было упразднено, и была создана Госкорпорация по атомной энергии «Росатом».

У человека, неискушённого в бюрократической риторике, волосы встанут дыбом от «признательных показаний» Кириенко, сделанные им при разработке ФЦП

- остановлены, но не выведены из эксплуатации ядерно- и радиационно опасные объекты Федерального агентства по атомной энергии (4 блока АЭС, 10 промышленных уранграфитовых реакторов и свыше 110 ядерно и диационно опасных объектов иного назначения), не обеспечена надёжная изоляция от окружающей среды на некоторых приповерхностных хранилищах РАО. не изолированы от окружающей среды большие объёмы РАО (Теченский каскад водоёмов, бассейны-отстойники и хвостохранилища организаций ядерного топливного цикла (ЯТЦ);

- накоплено свыше 18 500 т ОЯТ; близким к критическим являются показатели заполнения хранилищ ОЯТ на АЭС с реакторами типа РБМК и ЭГП-6, пристанционных хранилищ РАО;

Необходимо помнить, что перед нами официальный госдокумент. И о реальном масштабе проблем в нём можно прочесть только между строк.

Дьявол, как известно, кроется в деталях. Главные цифры, представленные в ФЦП, говорят о следующем:

- что накоплено свыше 18 500 т ОЯТ;

- что хранилища переполнены, но- в 2010 году планировалось введение в эксплуатацию нового хранилища ёмкостью 5 000 т, в 2011 – ещё на 6 000 т, а в год Сочинской олимпиады – нового хр-ща аж на 33 000 т.

То есть, за всё, накопленное ядерной энергетикой за 50 лет катастрофического для страны труда, в том числе за годы гонки вооружений, поместится в этом хранилище дважды, и ещё останется изрядный «пустой» объём…Граждане России должны знать, что Сергей Кириенко организовал строительство хранилищ ОЯТ с избытком в 40 000 т. Для чего же это сделано? …Вспомним, какие межправительственные соглашения были заключены в последние годы по инициативе Кириенко. «Соглашение 123» с правительством США «О сотрудничестве в области мирного использования ядерной энергетики», фактически закрепившее вассальное право Росатома обслуживать интересы атомной индустрии США и обеспечивать американских производителей ЯТ дешёвым российским ураном и утилизировать в России РАО от их АЭС. Соглашение с правительством Японии, в котором также предусмотрено сотрудничество по обогащению и переработке ОЯТ.

НА ГРАНИ

Содержать хранилища ОЯТ «впрок» – разорительно. Строительству под руководством Кириенко хранилищ в объёмах, в разы превышающие все мыслимые национальные потребности, может быть только одно объяснение: в ближайшие годы в Россию планируется завезти до 40 000 т иностранного ОЯТ, представляющие собой самые опасные ВУРАО по классификации МАГАТЭ.

Катастрофа на АЭС «Фукусима-1» поставила перед Японией сложные задачи по хранению и захоронению колоссальных объёмов ВРАО. Их размещение на сейсмически активных островах не будет соответствовать требованиям радиационной безопасности. Особенности национального русского характера, практически предопределит масштабную информационную компанию, которую ТНЯК, похоже, уже начала в Р. В ходе этой инф войны нас попытаются убедить, что иного выхода нет, и наш народ должен в порыве благородства завезти к себе ЯОЯО не только АЭС «Фукусима-1», но отходы всей японской ядерной энергетики.

И пока граждане будут думать о благородстве, предприимчивые дельцы как обычно «эффективно» освоят новые финансовые потоки, ласково надев ярмо ТНЯК на шею российской государственности.

Геннадий Асинкритов

ветеран атомного флота СССР, капитан 2 ранга в отставке,

Тверь, 2016 г.

Опубликовал: admin | Дата: Апр 16 2016 | Метки: Публицистика |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

4 Комментарий для “Растратчики: к 30-летию Чернобыльской катастрофы”

  1. somnevay

    « ….запахло большими деньгами, в Удомле обнаружилось столько желающих взять подряд на достройку, что в ход были пущены частные вооружённые силы.
    …..государственный контроль над строительством стратегического атомного объекта был потерян, и судьба жизнеобеспечивающего предприятия района оказалась в руках частных лиц, не имеющих отношение к концерну…
    У нас в стране прошёл процесс приватизации и сейчас акционерные общества – нормальное явление. Наиболее действенный способ поднятия экономики – частная собственность, когда что-то находится в руках настоящего хозяина….
    Первенство в национальных ядерных компаниях перешло от учёных к экономическим выскочкам, так называемым «эффективным менеджерам». Эти люди пытаются выжать из существующих ядерных мощностей максимум капитала.»

    Эх, моряк, ты слишком долго плавал …. Тебя страна успела позабыть …. Автор правильно напоминает, что если в доме заводится любимчик, объект всеобщего обожания, то через некоторое время любимчик делает жизнь домочадцев невыносимой. Любимчик становится НАСТОЯЩИМ ХОЗЯИНОМ В ДОМЕ. Замечательно, что став хозяином он, не моргнув глазом, перегрызет всех рассердивших его.

  2. somnevay

    «…Ни для кого не секрет, что логическим следствием многолетней российской управляемой смуты стало резкое снижение профессионального мастерства рабочих, инженеров, управленцев. Не менее, если не более, снизились их нравственные качества. Зато пышным цветом распустилась коррупция. Теперь куратор заказчика может работать (и работает) у (на) подрядчика. Естественно, получая деньги там и там.»
    Вот, не секрет, а воз набирает скорость. Значит, увеличение скорости более желательно, чем торможение. Кому более желательно? Так получается, что ВСЕМ НАМ, КОЛЬ МЫ НЕ … ЧТО?
    «Беззаконие, воцарившееся после расстрела Советской власти….»
    И КТО ЖЕ ЭТО БЕЗЗАКОНИЕ ВОЦАРЯЛ? Не мы ли САМИ СВОИМИ РУЧКАМИ И МОЗГАМИ …?
    Управляема смута и аварии в любом ассортименте – результат разрухи в головах, неспособных понять «один умный вещь»: в режиме неограниченного потребления, неважно чего, да хоть экологически чистого … – экологичность бытия невозможна.

  3. Николай

    Любимчики никогда не были хорошими хозяева. Только калифами на час. Все остальное – твой бред. Ты готова нести ответственность за то, что творила? Тогда – вперед. Я, например, ничего не разваливал и делить эту ответственность с тобой не собираюсь.

  4. Анатолий Краснянский

    Данная статья – смесь правды, «полуправды» и лжи.

    Пример лжи: Дятлов не нарушал инструкции, а реактор взорвался. А ведь до этого не менее 15 реактор РБМК работали не менее 5 – 10 лет и не взрывались. Просто на других АЭС не было бардака.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Themes

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,542 | Комментариев: 14,614

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
mugen 2d fighting games
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire