Раб с ружьём

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 0

Продолжение. Первая часть здесь

Опыт разоружения как преступления

Сограждане, для которых пишется эта статья, знают, что охолащивают не только котов, кобелей, жеребцов и прочую живность мужского пола, но и оружие. Однако, если сведения о том, как холостить животных, вы легко отыщите в учебниках ветеринарии, то о холощении оружия повсеместный молчок. Даже сам термин едва проклевывается на поверхность интернета, а уж о том, кто, где, каким образом и за какие шиши, там не встретишь ничего, как ни задавай свой вопрос – только общие ссылки на оружейные заводы и их крайне ограниченные представительства. Вот и в двухтомнике «Охотник и Охота», выпущенном ТОО «Лейла» в 1997 году, об охолащивании оружия и создании домашнего микромузея охотничьей доблести своими силами не высказано даже намека – видимо, по мнению их составителя В.В. Леонтьева, и охотники, и оружие бессмертны в своих увлечениях и поколениях. Молчок о том же и в справочнике охотника и рыболова, изданном ЦПУ «Аванти» в 2000 году.

Так вот, попав тройку лет назад в омут непростых семейных обстоятельств, мне пришлось всерьез задуматься о способах избавления от приобретенного мной карабина «Сайга-20». Быстро выяснилось, что он единственный и сводится к сдаче оружия на «утилизацию». Нет, конечно, есть оружейные магазины, куда стволы можно сдавать на комиссию, но только с адресного разрешения лицензионно-разрешительного отдела. С ним и оружием на руках рядовой владелец, как правило, встречает в магазине отказ, мотивированный тем или иным предлогом (спроса нет, такого у нас много, негде хранить и т.п.). Казалось бы, могут выручить сайты «куплю-продам», разумеется, с соблюдением действующего законодательства – ан, нет, такие услуги в части оружия не предусмотрены. Вот уже и спасительная мысль подарить ствол другу-охраннику отвергается из-за затратной заморочки: на прием подарка необходимо получить разрешение, а также, что весьма вероятно, приобретателю дара придется заново пройти медицинскую комиссию. О том, как достается её заключение, читателю уже сообщалось ранее (1).

Из законов «Об оружии» и УК РФ мне было известно, что самостоятельная переделка оружия, т.е. изменение его тактико-технических характеристик, например, нарезка ствола, изменение его длины и калибра, монтаж дополнительного ствола, особые способы снаряжения патронов, не допускаются. Равно, законом запрещено изготовление оружия из материалов и изделий, которые сами по себе оружием не являются. Однако, законодательство прямо не запрещало законному владельцу оружия превратить его не в оружие, а, например, в макет. Разумеется, логика требовала представить охолощенное оружие по месту его регистрации, с тем, чтобы после проверки достаточности соблюденных собственником требований нейтрализации, он мог бы оставить его в своем распоряжении на память. Как бы не так!

Руководствуясь здравым смыслом и опытом офицера запаса времен СССР, я решился провести нейтрализацию оружия самостоятельно. Отделив цевье и приклад, вынув затворную раму с затвором, я укрепил ствол карабина со ствольной коробкой в тисках и сделал в его казенной части со стороны цевья два отверстия: одно примерно в 10 мм от границы коробки под резьбу М4, а другое – в 50 мм от той же границы, но диаметром 7 мм. Нарезав резьбу М4 и сняв фаску, я вкрутил в это отверстие винт, который вошел в ствол примерно до его середины. Заряжание и выстрел стали невозможными. Затем подошла очередь затвора. Необходимо было сточить жало бойка, что явилось бы третьим обеспечительным рубежом холощения. Тиски позволили укрепить подвижную часть затвора так, чтобы тыльная часть подпружиненного бойка была оперта на заранее подготовленную подкладку со штифтом подходящей длины, обеспечившим его максимально возможное выдвижение. В ход была пущена болгарка с тонким режущим диском диаметром 125 мм, посредством чего удалось сточить конец бойка и сделать в районе его выхода узкую канавку в запирающей плоскости. Теперь выход бойка за эту плоскость при срабатывании ударно-спускового механизма был полностью исключен. Заключительным штрихом нейтрализации стала выемка подающей пружины из магазина и его стыковка со ствольной коробкой. Теперь, как я думал, охолощенное оружие, точнее, именно эти три его части – ствол со ствольной коробкой, затвор и магазин, содержащие номер оружия и его нумерованные комплектующие, можно будет представить в лицензионно-разрешительный отдел для «снятия с учета». Это и было сделано 4 августа 2017 года.

Дежурный офицер ГУВД «Пушкино» очень удивился, когда узнал цель моего визита и обещал с неослабевающим интересом наблюдать за его развязкой – на его памяти такого случая в здешних местах ещё не бывало. К счастью, в этот день охотников постоять в очереди не нашлось, и меня тут же пригласила на прием уже знакомая мне офицер ЦЛРР. Она и прочие сотрудники отдела с удивлением рассматривали выложенные на стол части бывшего оружия и выслушивали мои пояснения о способах и трех обеспечительных пунктах его холощения. Позвали начальника отдела, энергичного подполковника, который осмотрел бывшее оружие не менее внимательно, чем меня, и заключил, что имеет место нарушение действующего законодательства, в частности, Ст. 223 УК РФ, запрещающей переделку оружия без надлежащей лицензии. Я подтвердил, что лицензии не имею и заявил, что мои манипуляции с оружием имели своей целью не его переделку, а холощение, т.е. перевод из класса оружия в класс не оружия, иными словами имело место разоружение, не запрещенное законом. При этом я пытался обратить внимание присутствующих на то, как продумано и тщательно выполнена работа. Увы, подполковник, заявил, что в проделанных мной дырках и спилах имеют право разбираться только эксперты, что ни он сам, ни его сотрудники таким правом не обладают (а как же обязательный осмотр ими оружия при продлении лицензии?). Он выглядел расстроенным примерно так, как если бы я раскурочил двигатель взятого у него напрокат авто и отказывался платить. В конце концов, послали за дознавателем, а меня выпроводили в коридор дожидаться начала следственных действий, предусмотрительно сняв копии с паспорта и лицензии.

Прошло часа два, прежде чем я увидел крепкого коротко остриженного лейтенанта полиции, который нес подмышкой мой ствол с примкнутым магазином и какие-то бумаги. Он ещё около получаса ходил по управлению туда-сюда, пока мы не сели в его машину и не отправились в пушкинский опорный пункт. Перед тем, как тронуться лейтенант, представившийся Алексеем, внимательно выслушал мои пояснения в части мотивов и способов решения возникшей проблемы, тактично избегая споров о законности и о том, как было бы лучше. По приезде в отделение полиции он стал составлять протокол об изъятии у меня переделанного оружия. Меня поразило то, что им не предпринималось каких-либо попыток отразить в протоколе характер внесенных изменений. Ни слова об отверстиях, спиленном бойке, хотя бы в предположительной форме. – «Я только юрист, – оправдывался Алексей, – описание переделок за экспертами. Кто эти эксперты, увижу ли я их заключение, и будет ли как-либо, но желательно, арбитражным образом зафиксировано исходное состояние изъятых у меня частей, он не пояснил. Может не успел, поскольку в самый разгар оформления протокола ему поступил срочный вызов – какому-то наркоману «на его земле» прострелили ногу. Теперь уже в отделении я прождал своего лейтенанта ещё с два часа, после чего работа была продолжена, но вновь в срочном порядке из-за очередного неотложного вызова. Я решил довериться симпатичному, не по годам и званию мудрому лейтенанту и подписал наряду с протоколом изъятия ещё два документа. Первый из них – моё объяснение. Оно было написано приличным почерком и не иначе как рукой мастера. Я впервые от всей души и с удовлетворением сделал на нем ритуальную надпись: «С моих слов записано верно и мною прочитано». Второй документ мне пришлось написать собственноручно, увы, под диктовку, причем без права на обсуждение. Это было заявление на имя начальника ОП г. Пушкино на утилизацию принадлежащих мне частей оружия за их «ненадобностью», разумеется, без кавычек.

– «Никаких там «если не, то», но, главное, без указания даты», – увещевал лейтенант.

- «Как это, без даты?» – удивился я.

– «Так будет спокойнее, – задушевно пояснил он, – а дата будет поставлена в своё время».

– «Надеюсь, без тяжелых последствий для разоруженца?» – занервничал я.

– «Всё будет не суицидально!» – заверил Алексей и, вновь убегая, крепко пожал мне на прощание руку.

Только около 9 часов вечера за мной закрылась калитка ОП г. Пушкино, и я вновь очутился на свободе.

Процедура «снятия с учета» охолощенного карабина заняла без малого семь часов. Осадком в подсознание выпало убеждение: – «Уж лучше самому охолостить оружие, чем позволить охолостить самого себя!».

Вечер был чудный. Почему-то вспомнились семинары по нечеткой логике и эвристическому программированию, посещаемые мной на мехмате МГУ. Факты, окружившие мой «подвиг холощения», были сформулированы и обставлены официальными бумагами похожего профиля так, что вполне можно было из самонадеянного борца с оружием превратиться в его поборника и уголовника. В самом деле, один единственный апостериорный надпил ствола, перпендикулярный его оси, мог бы позволить «экспертам» трактовать мои действия, как желание скрыть попытку изготовления обреза, т.е. оружия с бандитскими тактико-техническими характеристиками. Поскольку негативные последствия «уголовной задумки» были оперативно предупреждены, причем самим же разоруженецем, явившимся с «повинной», стало возможным отказать в возбуждении в отношении него уголовного дела, и отпустить с миром, учитывая возраст и былые «заслуги» оруженосца с двадцатилетним стажем. И было естественно ожидать от системы достойного вознаграждения тех её служащих, кто блеснул профессионализмом в этой уникальной истории.

Надежды на то, что система контроля и учета, поработившая виртуальных собственников оружия, изменит себя сама под влиянием публикаций, подобных этой, нет никакой. Приемы закабаления оружейных романтиков и масштаб их контроля будут открываться им постепенно, сопровождаясь психологической обработкой. Умело сочетая привлекательность спорта, романтическую роль защитника жизни и удачливого добытчика её плодов, с одной стороны, и приемы навязчивой регламентации, игнорирования личной ответственности владельца, подвергая сомнению его дееспособность, с другой, система добьется кастрации его самосознания, отваги и воинственного духа. Разве не об этом говорят требование заблаговременно уведомлять сотрудников ЦЛРР о таких операциях с оружием, как приобретение, продажа, обмен, перемещение на новое место хранения, на каждый чих просить их разрешения. При этом последнее, как правило, выдается соискателю после «углубленной» и затратной проверки его текущего состояния ума, настроения и физической формы с привлечением услуг сомнительных частных клиник, являющих признаки прогностического мошенничества. О том же и попутные требования уплаты штрафов, скажем, за просрочку лицензии, о сроках истечения которой не сообщается никогда, за недонесение в двухнедельный срок о перемене места регистрации или переезде и т.п. «проступков». Для системы слово самого «оруженосца», самооценка им своего физического состояния, уровня соблюдения им требований безопасности, ничего не значат. На всё требуется бумага и заключение «экспертов». Уровень регламентации выглядит запредельным и небескорыстным.

Шаг за шагом открывается оруженосцу хищное личико системы контроля оборота оружия. Не один десяток лет она вырабатывает изощренные приемы извлечения прибыли из нормального желания быть во всеоружии, иметь возможность защитить себя и своих близких, подкормиться добычей. Признавая оружие собственностью и регистрируя его владельца, она фактически предоставляет ему лишь права арендатора с кучей обязанностей и мизерным перечнем реальных свобод. Кажется, она загодя приучает нас к рабству, выхолащивая уверенность в себе, способность осознавать свои права и бороться за них, лишая воли и предприимчивости. И цифровое рабовладение грядет. То немногое, чем ещё сегодня мы владеем на праве собственности, чем пользуемся по своему усмотрению, ощущая себя свободными личностями, того и гляди станет выдаваться нам под этим статусом всего лишь напрокат, за деньги, и даже не на всю жизнь.

«Каков же итог», – спросит читатель, – и что этому мейнстриму можно противопоставить?

Отвечаю. Разоружайтесь! Действуйте по закону, по науке, не уступая своих прав. Пусть нам пока не достанутся макеты бывших у нас стволов – пожертвуем ими ради спокойствия и безопасности. Недавно сообщалось об оружии, изъятом у его изготовителей из Подмосковья. Оно показалось мне практически целиком переделанным из заводского. Думаю, того самого, что сдавали целым и невредимым на «утилизацию». В окрестностях г. Пушкино, Ивантеевки объявились стрелки по людям в местных садовых товариществах. Может, добровольно сократим число оруженосцев! Конечно, нереально сохранять контроль собственников над оружием на всем пути к его утилизации. Посему считаю нужным и оправданным самим его портить, причем предельно демонстративно, и сдавать полиции. Выбор широк. Можно изогнуть ствол, продырявить казенную часть, надрезать болгаркой ствол, но только вдоль оси, а не поперек, спилить боек, разрезать пружину ударно-спускового механизма, разобрать на части, не все из которых сдавать. Боеприпасы желательно заранее расстрелять или, если уж сдавать их, то нетронутыми – самим лучше не разряжать. Фиксируйте ваши действия на видео и фото. Бывшее оружие сдавайте своему участковому вместе с лицензией под протокол об изъятии. Перед тем, как поставить под протоколом подпись, положите на его текст измененные вами детали, так, чтобы были хорошо видны эти изменения, читался бы номер оружия и выходные данные протокола. Сделайте собственное фото натюрморта и предложите то же проделать участковому на его устройство. Заготовьте мотивированное объяснение своего поступка. Увы, но гордость по поводу обладания оружием, испаряется сегодня нашим осознанным унижением перед системой, делающей деньги на его обороте.

Каким же видится достойное мужчин обращение оружия, когда на первый план выступает его истинное назначение как средства самозащиты, как пристрастия к спорту и охоте? Этому можно посвятить серьезную этико-правовую работу. Приведу лишь короткие и не бесспорные соображения того, что мне представляется надёжным, простым и разумным. Вот гражданин заявил о своем желании ответственно владеть оружием. Он осмотрительно взвесил и учел всё то, известное, что могло бы служить этому препятствием. Прошел медицинское обследование и собеседование с психологом системы (ЦЛРР), получил допуск. Ему выдается на руки, скажем, именное Свидетельство о праве на владение и ношение оружия (аналогичное охотбилету). Оружие приобретается в следующем порядке. По факту покупки ствола дилер завода (продавец) заносит в Свидетельство запись с указанием марки и регистрационных данных оружия, после чего оно сдается им на склад магазина. С этой записью владелец отправляется в ЦЛРР, где ставит ствол на учет, указывает место его основного хранения и получает разрешение на его выдачу продавцом на руки, которое заноситься в следующую графу Свидетельства. Оружие выдается со склада под роспись в этом же Свидетельстве его владельцу. Подобная процедура повторяется, когда ствол продает его владелец. В этом случае записи о продаже, т.е. снятии оружия с учета и постановке его на учет у другого лица, сопровождаемые осмотром оружия, делаются в присутствии продавца с оружием и его покупателя сотрудниками ЦЛРР. Параллельно, предлагается ввести правило, согласно которому лечебные учреждения, где ведутся карты пациентов, ставят в них отметку о том, что пациент имеет действующее Свидетельство и подлежит расширенному мониторингу. Последнее означает, что в дальнейшем, при обнаружении у него заболеваний из перечня препятствующих допуску к оружию, врачи обязаны своевременно предупредить об этом и самого пациента, и ЦЛРР. По инициативе его руководителя, в порядке контрольного тестирования, могут проводиться выборочные медицинские освидетельствования контингента допущенных к оружию, расходы на которые погашаются за счет средств ФОМС. Важным видится и наблюдение за культурой обращения с оружием своих коллег, выявление среди них лиц, склонных к бравированию оружием, опасному хвастовству реакцией, силой и ловкостью. На членов охотничьих и спортивных стрелковых обществ возлагается обязанность собственными силами и авторитетом предупреждать перерождение лиц из своих рядов в наемных киллеров или бытовых убийц. Разумеется, за подделку документов, подмену оружия и несоблюдение правил его оборота следует предусмотреть адекватные меры наказания, а за добровольное разоружение – право оставить себе его макет.

Возможно, какой-либо заинтересованный читатель посоветует сайт, на страницах которого может быть в деталях продолжено данное обсуждение. Будь оно активным и предметным, нам удалось бы, оставаясь в основании пирамиды оружейного оборота, получить, пусть и ограниченный, доступ к обобщенной информации, статистике соответствующей направленности, что продвинуло бы собственное понимание проблем и, не исключено, подсказало бы пути их реального решения. А, главное, перепроверило бы дедуктивно обоснованную здесь критику по отношению к системе в целом.

Своим скромным опытом с читателями поделился самостийный и нелицензированный разоруженец из ближнего Подмосковья,

Руслан Горденко

_____

1. http://krasvremya.ru/davajte-razbiratsya-eto-profotbor-ili-razreshitelnyj-loxotron/

Опубликовал: admin | Дата: Авг 9 2017 | Метки: Дискурс |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Weboy

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 26,503 | Комментариев: 17,050

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
Premium WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire