Психопатические признаки окремого укрофашизма

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 1, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 3

Внутреннее побуждение к теме

Намедни редакция программы «Время покажет» 1-го телеканала оказал мне честь, пригласив к дебатам по признакам фашизма на Украине. Охотно отозвался.  Этих признаков я не по «ящику», но воочию насмотрелся в бытность мою во Львове, когда организовывал со товарищи общественную организацию русской диаспоры для самозащиты. И когда 5 лет руководил ею под всё усиливающимся гнётом местных националистов, сразу проявивших себя радикалами.  И сразу же появилось ощущение, что в целом здравомыслящее людское окружение внезапно поразила эпидемия психопатии.

Ощутимые признаки нетерпимости ко всей духовной сфере «мигрантов» (росiйська нацменшина) со стороны «титульных», т.е.  украиномовных аборигенов, появились года за три до распада СССР (это и понудило нас сбиться в самодеятельную группу ещё осенью 1988 года).  Тогда уже на стенах наших школ, на всём, где, по малейшим признакам, присутствовал «русский дух», стали появляться «граффити»:  чомойдан – вокзал – Росiя,  потопимо москалiв в жидiвський кровi,  файний (хороший – нем.)  москаль – це мертвий москаль и т.п.   Даже на фасаде Театра Ляльок (кукол), в котором доживала последние денёчки изгоняемая русская труппа, некоторое время красовалась надпись «Москалi – геть додому!».  Участились избиения разговаривающих по-русски на улице, в транспорте. Скрытые националисты, ранее  выдававшие свою неприязнь к «чужинцам»  хмурыми взглядами, позволили себе расслабиться. Прозрачные намёки на «оккупантов» иносказаниями сменились  «названиями своими именами». Чиновники, з мiсцевих, стали чинить всяческие препятствия тем, кто обращался к ним не на мове. Пресса, митинги и общественное мнение принялись огульно обвинять русских в сталинском терроре и брежневских преследованиях инакомыслящих, во всех грехах империи и СССР.  Новые горожане, отцов и дедов которых впускали в этот польско-еврейский город лишь по базарным дням через рогатки (отсюда кличка «рагули»), успешно приказали себе забыть, что вошли сюда впервые свободно и массово вслед за Красной Армией. Но зато вспомнили, как их спiввiдчизники i однодумцi вплоть до начала 50-х годов стреляли в спины бойцов этой армии из-за углов под покровом ночи, из лесных зарослей. Вспомнили и взяли на заметку.  Ще прийде час!

После провозглашения незалежностi Украины (24 августа 1991 г.) городские власти практически перестали  считаться с пятой частью населения города: из библиотек изымалась и уничтожалась в огне костров во дворах литература на русском языке,  переименовывались улицы с именами героев нашей общей истории, художественной словесности, науки, искусства. Подверглась гонениям благородная тень цивилизатора Ивана Фёдорова, а вещественные свидетельства его деятельности, в том числе книги, пережившие почти 4 века, были развеяны по городским закоулкам, обречены на гибель.  Поэт В.Мовчан  воззвал по киевскому радио запретить теле-и радиовещания из России на Украину, дабы великодержавные шовинисты не вносили смуту в суверенные украинские души. Общество «Просвiта» стало превращать свой печатный орган в полицейский листок. Литературный критик М. Косив, изрёк судьбоносное: «Или словари, или автоматы Калашникова». Лишились репертуара вокалисты и исполнители русской музыки во львовских театрах и филармонии. Русская живопись была отправлена из Картинной галереи в запасники. Всё меньше русских пьес ставил театр ПрикВО. Образование на русском языке, дошкольное и школьное, в вузах,  подверглось  необоснованному сокращению: из 24 школ во Львове наша организация отстояла только 6 (из 400 на территории Галиции осталось 16). Аппетитной приманкой для радикалов и крикунов из их окружения  стали руководящие кресла и высокие кабинеты.  Прошла быстрая и решительная «чистка» аппарата управления, правозащитных органов, учреждений образования и культуры, хозяйственных структур в пользу «украиномовных» фахiвцiв (специалистов).

Кто-то поправит меня, что это признаки обыкновенного жёсткого национализма, конкретно – украинского интегрального. Где же фашизм?  Погодите,  немного терпения, и вы  убедитесь, что в терминах я не ошибся.

Прийшов час  (см. абзацем выше)  в  первый же год незалежности.  2 февраля 1992 года Русский культурный центр (РКЦ) во Львове (собственность нашего Русского общества им. А.Пушкина (РО) с 1990 г.) был без повода с нашей стороны захвачен и разгромлен боевиками  праворадикальной националистической организации УНА-УНСО во главе с небезызвестным  О. Витовичем, открытым последователем Степана Бандеры.  Напоминаю, на базе этой организации после  переворота 22 февраля 2014 года создана кроваво проявившая себя в Новороссии  политическая партия Правый сектор, куда вошли Трызуб Яроша, Свобода,  Патриоты Украины, футбольные ультрас – всё  необандеровское отребье.  С тех пор обстрелы, поджоги снаружи и через выбитые окна – бутылками с зажигательной  смесью, порча стен, дверей, интерьера РКЦ, уничтожение (три раза) бюста Пушкина в нише фасада  повторяются ежегодно. Неизвестный обзвонил редакции львовских газет и заявил, что это предупреждение «проклятым москалям, под которыми во Львове будет гореть земля».  Так она уже горела. Первое время защитники русской культуры, родного языка, храмов РПЦ МП расплачивались за свою стойкость синяками, переломами и кровью из ран, переживаниями за исчезающих товарищей. Погромщики не старались скрывать лиц, ибо новая власть в отношении их ограничивалась отеческими внушениями или намекала на «неких подстрекателей», которые якобы сеют смуту в мирном, демократическом Граде Льва.

Наконец произошло жестокое умерщвление  учёного историка Виталия  Масловского.  Вспоминая  тот тёмный осенний вечер предпоследнего года ХХ века и анализируя последующие события вплоть до второго Майдана,  я воспринимаю это убийство как ритуальное, ибо исполнители действовали уже не как сорвавшаяся с цепей  национал-радикальная самодеятельность молодых функционеров УНА-УНСО, но как убеждённые последователи традиций  бандеровских  ОУН-УПА. Профессора Масловского, уроженца Волынской деревни,  нельзя однозначно назвать ни украинцем, ни русским. Это был советский человек. Основной темой его исследований стали зверства ОУН-УПА в годы Второй мировой войны  в Прикарпатье, в Польше и Белоруссии, на его родной Волыни, «подвиги» карателей дивизии СС «Галичина»,  сформированной в Прикарпатье,  геноцид еврейского населения, резня в польских деревнях. Спортивного вида мальчики с глазами наёмных убийц, пахнущие потом военизированных  лагерей,  не советовали земляку публиковать работу «С кем и против кого воевали украинские националисты в годы Второй мировой войны». Но книга вышла (Москва, Славянский диалог, 1999). В ночь на 27 октября  64-летнего однорукого историка «неизвестные» (и на этот раз таковые!) сбросили в лестничный пролёт обесточенного подъезда дома в центре Львова, где у Масловских была квартира на верхнем этаже. Он скончался от перелома шейного участка позвоночника и черепно-мозговой травмы. Запуганная вдова «подтвердила» «случайное падение» запоздавшего мужа через низкие перила крутой лестницы.  Осталась незаконченной рукопись о Холокосте местными исполнителями на территории Западной Украины… Мы тебя помним, Виталий!

Писательское воображение привязывает к убийству одного из самых именитых участников русскокультурной жизни западного региона все последующие  бессчётные смерти  от пуль снайперов на Майдане,  под гусеницами танка в Мариуполе, в  костре «укронацистской инквизиции» в Одессе, во фронтовых городах и селениях Донбасса. Первое громкое убийство в постсоветском Львове соединяет необандеровский  Львов с левым берегом Днепра,  и эта мысленная чёрная линия  перечёркивает  победы Красной Армии на территории Украины 70 лет назад. Ибо фашисты вновь владеют Украиной, моей родной Малороссией, большей частью новороссийских земель и  готовятся захватить Донбасс.

Когда фашизм и национализм  близнецы-братья

Дебаты, проведенные на Первом телеканале, как и на других, разделили  участников диспута на тех, кто называет нынешнюю власть в Киеве фашистской, и  несогласных с категоричностью такого определения. Отвечает ли оно истине или является эмоциональной окраской?  Если «да», то в каком приближении? Если «нет»,  то каким именем его заменить?   Жаль, в малой работе  невозможно использовать достаточное количество фактов, необходимое  для полного обоснования  мнения. Приходится ограничиваться  наиболее убедительными, на мой взгляд. А что пропустил, читатель подскажет.

Заводя разговор о фашизме,  мы обращаемся мысленно к гитлеровскому политическому движению, к его идеологии и социальной практике непосредственно в Германии 30-х – первой половине 40-х годов прошлого века. Также к практике за рубежами рейха. И  редко обращаем внимание на особенности фашизма в Италии, ещё реже – в Румынии, Испании,  Португалии, Венгрии, Хорватии. О фашизме же негосударственном  -  партийном (легальном  или подпольном), групповом – абсолютное большинство толкующих об этом  выблядке общественного кризиса   чаще всего имеют весьма скудное понятие.

Классическими признаками фашизма являются убеждения в расовом превосходстве, в исключительности своей нации; также этнический патриотизм, из чего вытекает нетерпимость к «чужеродцам». Среда фашизма -   военизированное общество единомышленников,  при непрекословном подчинении вождям, руководящей партии.  Его дух – идеология  «угодной» древним племенным богам сверхнации,  призванной Провидением расширять жизненное пространство для себя, за счёт соседей. Внутренная политика фашистского режима направлена на укрепление тоталитарно-корпоративной государственности; он длит свою власть насилием в отношении инакомыслящих и просто сомневающихся. Насильственным же путём ассимилирует  «нацменов», если они расово родственны избранным, вытесняет или уничтожает «недочеловеков».

Тот классический фашизм известен ныне живущим поколениям по кинохронике. Впечатляют многотысячные факельные шествия гитлерюгенд. Каменные торсы,  жёсткая линия губ, безжалостные глаза, отрывистые, по знаку ведущего, выкрики марширующих, словно орудийные залпы. Страшно, хотя знаешь, что это в былом.

Подобное шествие не на экране я увидел впервые во Львове в начале 90-х годов.  Текла по центральному бульвару река бурлящих на ветру жовто-блакитних прапорiв. Те же лица, 1:1.  «Г(х)эроям слава!» – залп из тысяч глоток по сигналу заводилы лужёной глоткой «слава Украйини!». Но вызываемое этим зрелищем  тоскливое предчувствие беды ослабляется изумлением: за что слава, где эти г(х)ерои, которые виборювали эту незалежнiсть!? Ведь она досталась вчерашней УССР от щедрот самовластительных мерзавцев, опившихся настойкой мухомора  в грибной беловежской чаще. И найдись тогда в охране первого президента РФ группа совестливых офицеров, замена 1000-летней державы  на союз независимых задворок не состоялась бы. А память о том  неудавшемся преступлении сохранил бы на века  скотомогильник с лучшими представителями 3-х братских народов.

Но, как поётся, «жизнь невозможно повернуть назад».  Будучи  «зрителем первого ряда»  на едва ли не ежедневных «дефилядах»,  митингах и многолюдных собраниях, потрясавших культурную столицу Западной Украины,  я, чужак на этом пиру, думал не только о реальной опасности для себя и других русскокультурных жителей региона.  Уж слишком очевидной была нелепость происходящего.  Постоянное перевозбуждение участников  бесконечного действа, их заоблачно завышенное самомнение, бессмысленность агрессивных призывов, объективная невыполнимость заявок,     желание следовать не урокам истории, но мифам  и  тупое отрицание реалий  создавали впечатление какого-то устрашающего парадокса.  Верховоды малосильного, ничем себя в Европе не проявившего этноса («самого убогого», по Кулишу), вели себя так, будто они равновелики и равнозначны какой-то исторически значимой нации, вроде германской.  Признаки психопатии отражались на лицах тех, кто вещал, и тех, кто им внимал, то и дело сотрясая окрестности возгласами одобрения. Общественная жизнь  большого города оказалась в  руках мнимых победителей в мнимой войне  за незалежность неизвестно от кого.  Решительных отказников от всего советского.  Польское наследие было им тоже враждебно. Старая Европа манила, но никто не знал, как к ней приступить.  А под рукой, казалось отцам и апологетам окремой нации,  есть единственно правильное, спасительное вчення,  в редакции ОУН-УПА,  в их практике  совместно с германским фашизмом.

Ещё одно львовское воспоминание тех же лет. Местное еврейское общество отмечало память жертв Холокоста на месте бывшего фашистского гетто. Пригласили руководителей национальных обществ.  В том числе меня.  Ждали делегацию от Товариства укр. мови iм Тараса Шевченка.  Та запаздывала (бо ж, тiтульна нацiя). Вдруг, как на параде, под бравурный марш (что-то вроде «iде в похiд на дикiй Схiд дивизiя СС «Галичина»), выдвинулась из-за угла колонна под нацiональними жовто-блакитними прапорами (хватило ума явится не под чёрно-червоными, бандеровскими). Престарелый писатель Лизен,  лидер местных евреев, вздрогнул, изменился в лице.  Он-то не понаслышке знал,  кто состоял в рядах карательного  специаль-батальона «Нахтигаль». Это подразделение Абвера не случайно носило имя С. Бандеры. Единичные немцы находились в нём в качестве надзирателей; остальные – сплошь уроженцы Прикарпатья, галицкие националисты. Только за первую неделю июля в 1941 г. каратели-добровольцы уничтожили во Львове 3 тысячи человек,  евреев и польскую интеллигенцию, советских активистов, не успевших покинуть город. Для самой грязной работы на человеческих бойнях  эсесовцы использовали местных мясников,  убийц по призванию. Уж слишком грязной и кровавой она была для настоящих эсесовцев. По зачистке родного края от «чужеродцев-недочеловеков»,  лучшие в Восточной Европе «серийные убийцы», которых «чистокровные арийцы временно приблизили к себе»,  были переброшены  на смежные инородческие территории для той же работы – для ликвидации  евреев и прочих не арийцев.

И вот на глазах Лизена и других  престарелых евреев  дети и внуки воякiв того специаль-батальона, спустя полвека,  маршируют по брусчатке бывшего гетто тем же кованым шагом, что их отцы и деды. И воздух оглашается возгласами, хоть и отредактированными временем, но в той же тональности. Провiдник (командир – бандеровский сленг) этой «специаль-колонны шевченковского товарыства» по-военному рапортует устроителям собрания, что его хлопцi пришли отдать дань уважения евреям, вековым друзьям украинского народа, и печалиться о загубленных жизнях вместе с гонимым народом. Но  Лизена этими словами в заблуждение не ввести.  Старый писатель знает цену этой «вековой дружбы»: по числу загубленных еврейских душ в новое время (XVII-XXвв.) Украина занимает прочное второе место в мире, после Германии. Гитлеровцы сообразили, кто лучше всего подходит на роль палачей, когда дрогнет рука немецкого эсесовца. Недаром лучшие из  прислужников лагерного начальства на оккупированных территориях и в самой Германии, независимо от национальности, получали кличку «украинец», синоним «капо».

Возрождение спрятанного по углам

Так было 23 года назад  на крайнем западе Украины (см. Часть 2). А в мае 2014 года «факельщики», славя их(!) Украину и своих(!) «специаль-героев», дошли до русских городов Харькова  и Херсона, до Одессы. В городе-герое Великой Отечественной войны народов СССР против фашизма новые укрофашисты  устроили  ауто-да-фе  своим согражданам, чего и в фашистской Германии не наблюдалось. Показателная акция в год 70-летия освобождения Одессы Красной Армией! Пощёчина Москве, где стоят монументы в честь городов СССР, отмеченных высочайшим признанием стойкости их защитников. С намёком: то ли ещё будет!   Конечно,  это не соизмеримо с достижениями гитлеровцев,  дотянувшихся до Парижа и Москвы,  но с учётом разницы всех масштабов между мощным Третьим Рейхом и  Галицией, одного из регионов Украины, успехи  украинских национал-радикалов, мало сказать, озадачивают. Это опасность общерусского масштаба. Ведь под  контролем  агрессоров из-за р. Збруч оказываются не только территории и население, но и души русских людей, общеруссов,  отравляемых ядом чуждой ментальности.

Факельное шествие карательного авангарда свидомого украинства от Львова до берегов Чёрного моря  и Северского Донца даёт повод задуматься об особенностях того политического движения на Украине, которое по основным признакам напоминает германский фашизм.  Сначала согласимся на уточнении:  это не  общеукраинское движение(если за Украину принимать искусственно организованное «пид дэржаву»  пространство в большевистских границах).  Этот сорняк  занесён из Галиции сначала в цветники малороссийских сентиментальных сепаратистов. Семена его распространялись из-под полы  в советский период, благодаря  беспечности власти, уверенной в мудрости проводимой ею национальной политики.  А когда СССР рухнул и «мудрецы» обнаружили в себе капиталистов,  посеянное дало всходы и там, где, казалось бы,  нет благоприятной почвы, – на Полтавщине, кондовой малороссийской земле, в центре Слободской Украйны, даже  в пределах  Новороссии, в том числе среди одесситов, которые изначально были «особым одесским народом» и в империи, и в СССР, отличавшихся от остальных языков страны особой же русско-одесской речью.

Так какова генетика этих семян? Начнём ab ovo.  Коренные галичане, русыны Галицко-Волынского княжества со столицей Галич, в 1349 году   потеряли независимость. И последующие 590 лет жили  сначала под властью польской короны, потом  австрийских Габсбургов и, наконец, республиканской Варшавы. Вытесняемые из городов иноязычными хозяевами-иноверцами, они превращались в сельский этнос, «самый убогий среди славянских народов», по определению П.Кулиша (к ХХ веку лишь 1%  ополяченных аборигенов выбился в интеллигентское сословие). С середины XIX века Вена энергично приступила к «переименованию» русынов, которых они называли рутенами, в украинцев. «Венский проект»  был направлен на прививку ненависти к Российской империи среди  подданных, в чьём самоназвании изначально был корень «рус» (об этом я писал подробно в ряде статей). Ставилась задача создать «2-ю Украину», тем или иным путём  объединить её с «Большой Украиной», т.е. с Малороссией, под жёстким протекторатом Вены. Во дворце  Хофбург   стремились всеми способами  ослабить мощь царства Романовых и подавить тягу русинов к восточным сородичам.

Такая тяга существовала всегда. Но резко усилилась во время Венгерского восстания против австрийского владычества. В 1849 году на вопли императора Франца-Иосифа о спасении Николай I двинул на венгров армию фельдмаршала Паскевича (к слову, родом полтавчанина). И вот забитые «рутены», это быдло, во мнении польских  и немецких господ, впервые видят  солдат и офицеров,  которые говорят между собой и со своими генералами на одном, понятном русынам языке, молятся одному богу, и царь у них русский, единоверец. Немыслимо! И это сила, к которой обратился за помощью сам венский небожитель.  В Хофбурге всполошились и с чисто немецкой основательностью принялись внушать своим подданным  «русь-ского» корня, что у них нет врагов злее, чем  москали  – московскиетураны,  порождение финских болот, укравшие у древнего Киева  чистое русское имя. Что благородным рутенам родственны только угнетённые москалями украинцы Поднепровья и Подолии,  для которых угнетатели придумали оскорбительное слово «малороссы». И что храбрые рутены могут их освободить с помощью храбрых же австрйицев, если сами перепишутся на украинцев, чтобы стать с восточными братьями-украинцами  единым целым.

Этим уговорам сопутствовали обильные дары и всяческие послабления, социальные льготы от австро-венгерской (тогда уже двуединой) власти тем, кто «вписывался в украинский лист». Таким путём, к началу I Мировой войны до половины рутенов-русынов Галиции (много меньше Буковины и единицы в Пудкарпатской Руси, ныне Закарпатская область) уже называли себя украинцами.  «На публику», с подчёркнутым энтузиазмом отрекаясь от всего общерусского.  Они отличились особой жестокостью и верноподданством, служа в батальонах Украинских сечевых стрельцов (УСС) австрийской армии, тюремщиками и надзирателями в концентрационном лагере Талергоф и в узилище Терезин  (Австрия), лучшими исполнителями смертных приговоров, вынесенных москвофилам.  Идея «2-й Украины» была подхвачена  Варшавой, когда полякам отошли Галиция и Волынь.  Теория украинца-полонофила Духнинского (о якобы нерусском происхождении великороссов) стала «священным писанием» сторонников украинской окремости.  И это дало плоды: в 1936 году украинцев среди русынов Польши насчитывалось уже  3/5.  А в СССР не осталось ни одного русына, ибо «братский украинский народ», решили в Кремле, должен быть большим и единым. Тоже «мудро»,  ведь большевики иначе не действовали. Туда же пристегнулипудкарпатских русынов  юго-западной стороны Карпат, этнос самостоятельный, преданный идее Единой Руси. Сейчас он  почти полностью украинизирован. А на довесок -  руськых людей Буковины, чего мелочиться! Был бы жив хозяин Хофбурга Франц-Иосиф, он бы наградил высшим орденом  двуединой империи всех членов Политбюро ВКП(б) за реализацию, по-большевистски,   австрийской задумки по ослаблению российской державы.

В разгар реализации «Венского проекта» он стал одновременно усиливаться  и искажаться, наполняться новым смыслом под воздействием порождённого временем европейского  националистического  проекта  сугубо национальных государств. Последний  привлёк внимание, в первую очередь, идейных вожаков тех национальных групп, которые реально или мнимо ощущали себя наиболее ущемлёнными со стороны  державообразующих наций в многонациональных государствах имперского типа.

Для русофилов в Галиции (то же, что москвофилы)  мечтой поколений была не «незалежность», а воссоединение с Великой Россией.  Австроукраинцы же, после распада двуединой Австро-Венгерской империи,  посчитали себя несправедливо обойденными,  ибо их соседи – чехи, словаки, венгры, поляки -  получили свои национальные государства. Обида усилилась ещё и тем, что Галичина оказалась  в составе возрождённой Польши, которая сама более века находилась под властью иноземцев.

Это был жестокий удар по галичанскому самолюбию. Поэтому в пределах исторической Червеной Руси возник интегральный (крайне радикальный) национализм. Он изначально обладал таким важным признаком «классического фашизма»,  как  привитое ещё Венским проектом чувство расового превосходства украинцев (якобы «чистых славян») над  неполноценными, испорченными финской и татарской кровью «недославянами»  страны Моксель, вечными врагами и поработителями Украины.   Назову другие классические признаки, сближавшие  националистов «Украинского Пьемонта» с фашистами германского типа. Это идеи  «отца-интегральщика» Донцова. Он печаловался о   воспитании украинца, как совершенного человека (ср. с гитлеровским сверхчеловеком) всеми силами будущего тоталитарного режима в незалежных пределах ;  об  организации военного типа, с диктатором во главе, способной  возглавить движение за независимость и после победы подавлять любые протестные движения внутри страны.  Вымечтал.  Организация украинских националистов (ОУН), представленная рядом фракций, была создана  С.Бандерой, его единомышленниками и  оппонентами в конце 20-х годов прошлого века.   И  ещё «классический» признак, сближающий интегральный национализм с фашизмом – то и то есть религия своих апологетов.

Идеолог ОУН   Сциборский в работе «Нациократия» (1935) назвал фашизм примером для таких порабощённых народов, как украинский. Кто не последует этому примеру, того ждёт превращение в «навоз» для успешных наций. Для автора единственным верным мировоззрением является националистическое,  оно выше этических норм, что опять-таки роднит его с фашизмом. Украинству, по Сциборскому, близки идеи, учение и опыт фашистской диктатуры. В проекте основных законов сей идеолог провозгласил  будущую Украину «унитарным, авторитарным, тоталитарным госу­дарством», «вся полнота власти  в котором должна принадлежать Украинской Нации».  Единственной же идеологией, воспитывающей граждан,  является идеология Украинского Национализма, а единственной формой политической организации общества является Орга­низация Украинских Националистов.  Достаточно здесь! Как говориться, приехали! Разве Сциборскоий не моделирует по образу и подобию  современных ему Италии Муссолини и Германии Гитлера? Разница лишь в том, фашизм – это национализм государственной нации, а  украинский национализм – тот же фашизм нации без государства.

Возможно, украинский интегральный национализм так и остался бы сидящим, свесив жидкие ножки, на краю фашистской ямы, если бы не 1941 год. Ещё накануне войны гитлеровский вермахт пополнил свой спецназ  батальонами  иностранного легиона «Нахтигаль» и «Роланд», состоящими сплошь из украинских националистов. В их лице германский фашизм обрёл «палачей без страха и упрёка», которые  отличились в карательных операциях во Львове, на Волыни, в других местах оккупированных территорий. Летом 1943 года начала свою кровавую историю дивизия УНА  СС «Галичина». Добровольцев набежало с избытком – 80 тысяч. Думаете, такой энтузиазм проявился  в благодарность Гитлеру за дарованную свободу  ?  Как  бы не так! В то время «освобождённые»  от «совьетив» западные области УССР  именовались дистрикт Генерал-губернаторства Галиция (на немецком языке, разумеется).  Добровольцев вдохновляла вера в окончательную победу Рейха даже после Сталинграда. Боевое крещение дивизия получила, подавляя вместе немецкими хозяевами партизанское движение в Европе.  Но этот опыт не помог новым эсесовцам избежать разгрома от советских войск под Бродами через год. Восполнив потери, части дивизии  были брошены Вермахтом на подавление Словацкого восстания, потом – на партизан Югославии. Остатки её сдались англичанам и американцам в мае 1945 года. Экзамен на фашизм националистами австроукраинского происхождения был сдан на «+5».

Первый «европейский выбор» украинства (не путать с украинцами, повторяю), как мы видим, обошёлся  ряду народов Европы в тысячи изуродованных трупов. Сегодня европейцы об этом забыли.  А надо бы помнить. Когда укрофашисты потеряют привычную «работу» на левом берегу  Днепра,  они появятся в поисках заработка  на европейских ланах, где отметились их предшественники  под штандартами Вермахта.

Фашизм как призвание

Как же случилось,  что галицкая ветвь интегрального национализма, лживо названная украинской,  после прививки её к фашистскому дереву, сохранила живучесть в условиях советского тоталитаризма (беспощадного, как утверждают в либеральных кругах)? Более того,  буйно разрослась после 1991 года  по всей стране, наследовавшей границы УССР?

Бандеровщина  (как теория и практика ОУН-УПА),  не была похоронена в лесных карпатских схронах.  Сдавшиеся англосаксам вояки галицко-эсесовских частей, каратели других подразделений, в большинстве своём избежав наказания западной фемиды,  укрепили ряды теоретиков-единомышленников, переживших войну в европейских тылах.  Хлебосольные Мюнхен и Торонто стали столицами изгнанников с территории, которую вторично обошла незалежность. На  родине Степана Бандеры  лишь незначительная часть его вооружённых сторонников  погибла в стычках с  «ястребками»  из местных сторонников советской власти и группами  НКВД.  Пленных не расстреливали. Они отделывались сроками, в зависимости от тяжести преступления.   До 90% «г(х)еройив» визвольних змагань (которым «слава»)  откликнулось на призывы советской власти сложить оружие в обмен на прощение.  Часть из них после проверки отпускали на волю, некоторых даже принимали на службу во внутренние войска, как опытных лесников со шмайсерами. Других, вместе с семьями, высылали за Урал, предоставляя на месте ссылки  усадьбу с живностью, семена для посева. Живи и паши на пользу себе и народу, который тебя простил за кровавые преступления. Ведь от рук лесного и ночного воинства погибло  много больше мирных жителей, чем бойцов правопорядка.

Участники визвольних змагань, дожившие до 1991 года, смекнули, что в новых условиях среди своих выгодней слыть несломленным вояком Степана  Бандеры, чем раскаявшимся и перевоспитанным громадянином. Такие «вэтэраны»  стали использовать  поодиночке и строем, в виде обмундиренных (под уссовцев) и увешанных орденской бижутерией «говорящих наглядных пособий».  Такое впечатление, что их  стало больше, чем было 60 лет назад.  Понятно, занятие доходное.  Они задействованы всюду, где вещают, «методом забивания гвоздей» в головы, о спасительной для всей Украины миссии ОУН-УПА, прерванной «росийськомовными совьетами».  Наиболее ощутимы результаты пропаганды  извлечённых из подполья национальных ценностей, в виде идей украинского интегрального национализма, наблюдаются в новой украинской  общеобразовательной школе.  Наряду с  очищением мовного поля от  русского языка, изучением  фантастической по безумию истории, в которой России отводится роль беспощадного врага вечного украинства, героизация бандеровщины породила уже два зомбированных поколения граждан Украины, в том числе из русских семей, русскоговорящих.  Мы тому свидетели воочию и через СМИ.

Помнится,  с начала перестройки национально озабоченные украинцы дружно заговорили  об Украинском Вiдродженнi. Благое намерение. Но возрождать же, по большому счёту, было нечего. Украинские региональные фольклоры и общий надфольклорный тонкий пласт сугубо украинской субкультуры поддерживался самодеятельными коллективами удовлетворительно. И  на профессиональных сценах не переводились бандуристы, вышиванки,  гопаки, национально уложенные косы, из которых выйдет Юлия Тимошенко, тарапуньки и штепсели.  Но высокая культура славянских республик СССР была общерусской, озвученной, в основном, общерусским литературным языком, в чем малороссы сыграли огромную, блестящую  роль, как и во всех сферах деятельности в общем державном доме. С такой культурой никакие фольклоры, ни создаваемая узкокраевыми националистами на скорую руку, на «чистом листе»,  самостийная украинская культура, круто замешанная на политике,  мирно конкурировать не в состоянии, что давно отмечено Н. Трубецким.  Но отодвинуть общерусскую культуру в сторону, подмять её, стереть в пыль можно при наличии подходящего инструмента внегуманного происхождения.

Таким инструментом оказался украинский интегральный национализм. Его идеи были сконцентрированы на месте возникновения, в Галиции,  но владели умами довольно многочисленых групп свидомого украинства на исторических территориях Малороссии и Подолии; западные политические ветры заносили их на Слобожанщину,  они находили заинтересованных даже в новороссийских областях.  К сожалению, в определённых исторических условиях в однородном  обществе (по языку, вере, традициям,  одной родовой памяти)  начинает доминировать, как тяга к наркотику, представление о себе, как о высшей особости, которой для самоутверждения  позволительно подчинять окружающих, «низших», во мнении якобы избранных, ассимилировать их в своей культуре на своём языковом поле.  А упорствующих уничтожать или вытеснять за пределы контролируемого пространства,  превентивно расширяемого,  как понуждает на  то страх перед отпором  соседей.

Надеюсь, читатель, вы согласитесь: это фашизм, в нашем случае – укрофашизм бандеровского толка.  Украинство (как общественно-политическое течение),  получив почти четверть века тому назад территорию  и население для осуществления своих опасных мечтаний, поначалу растерялось от такого неожиданного дара.  Но обстановка как нельзя лучше способствовала их реализации. Отсутствие у Киева традиций современной  государственности на 23 года задержала огромную территорию, в границах УССР,   с почти 50-миллионым населением, в «предгосударственном» состоянии. Центральная власть оказалась неподготовленной для  дела, на которое была обречена беловежским безумием, слабой,  бездарной.  Армия … никакой, будто её и не было вовсе, как в Крыму.  Правоохранительные органы – робкими, на уровне ночных сторожей при складах ветоши.  Законы – только писанными на бумаге, которая «всё терпит». Украина за время незалежности  (от здравого смысла, sic!) растеряла все экономические и военные преимущества, с которыми отчалила от советского берега внушительным дредноутом. Население страны охватило разочарование и ленивая надежда на счастливый случай. Для одной половины таковой ожидался со стороны Европы, для других – из Таможенного союза, т. е. из России. В этой ситуации  наиболее организованной общественной силе – галицким националистам и их сторонникам в иных регионах  -  удалось обратить на пользу себе  Майдан, как  совместное событие стихийности масс и целенаправленной работы западных спецслужб.

Правосеки, боевое ядро нациофашистов бандеровского воспитания,   мудро отказались от захвата власти в Киеве, ибо тем самым поставили  бы  Вашингтон  и его атлантических вассалов в «неловкое  положение» перед «мировым сообществом» (скорее, Вашингтон и приказал им остановиться на заветном пороге).  Но они сделали большее – они взяли под неумолимый контроль президента  «дэржавы», законодательную и исполнительную власть, армию, правоохранительные органы (вернее, подобия названного). Они сумели до потери остатков воли запугать русскоязычный юг расправами средневековыми методами инквизиции.  Потеря  Крыма не остановила их намерение построить  Украину  жёстко унитарной  натовской «дэржавой»,  вхожей  ЕС,  с  одной государственной мовой в равновелико двуязыком обществе,  с поколениями, воспитываемыми во вражде к России, ко всем духовным явлениям русскости.  Ибо  свидомое украинство поняло: дальше  Симферополя и Севастополя Кремль не пойдёт.  Изначальное (после распада СССР) отношение Москвы  к миллионам соотечественников ближнего зарубежья, как к надоедливым пасынкам,  от которых не скоро избавишься из-за принятых на себя обязательств,  демонстрируют события  на Донбассе. Да,  жителей  вожделённого для США и  киевских национал-предателей  сланцегазового региона  Кремль «не оставил в беде».   Русскоговорящим  туземцам позволили умирать не массово, а выборочно (по  выбору корректировщиков артиллерийского огня армии  «признанной хунты», ставшей таковой, поскольку мы «уважили выбор украинского народа».   Лидерам же повстанцев (их очередному поколению   с каждым днём «мягчающего ряда»)  по загадочным соображениям оказали честь, в присутствии пенсионера Кучмы,  почётно капитулировать в Минске,  накануне полного освобождения ими Донецка, взятия Мариуполя и зачистки  от карателей северо-западных городов ДНР и ЛНР  (Малой Новороссии).

Беда в том, что во 2-м десятилетии XXIвека  слабосильный накануне 2-й мировой войны галицкий интегральный национализм, получивший фашистскую практику в 1941-45 годах и законсервированный в душах   последователей бандеровцев,  возродился за 23 года украинской псевдогосударственности.   А в последний неполный год  возрожденцы-правосеки  поняли, что им по силам  игнорировать лукавое мировое общественное мнение, подчинить себе 46-миллионное население, в той или иной степени подконтрольное Киеву, и  бросить вызов второй по ядерной мощи стране мира, России.  Во всяком случае, на сегодня Государство Российское, первое в тройке  победителей  гитлеровского фашизма, чей флаг был поднят над Берлином,  в противостоянии с  галичанским неофашизмом, сумело отстоять только город-герой Севастополь с Крымом.  Другой город-герой, Одесса, остался в национал-фашистской оккупации.  Потомками карликов, едва различимых под боком  Гитлера и вместе с ним побеждённых, сегодня оккупированы многие города и сёла, освобождённые Красной Армией 70 лет назад. Как-то неловко нам отмечать юбилеи  славных сражений в этом году.  Не до праздничного настроения.  Празднуют другие, на «той стороне» и  по другому поводу.

Верховная Рада в ноябре станет ещё более националистической.  И мы, россияне,  ещё сильнее «зауважаем выбор суверенного украинского народа» в ещё более унитарном и русофобском государстве наших, говорят, братьев.  В том же направлении сменятся фигуры совмина вблизи  превентивного Майдана.  Лицо депутата Ляшко станет лицом  реальной власти на берегах Днепра, где зародилась древняя Русь.  Эта власть дожмёт Донбасс с помощью НАТО, пока Россия демонстрирует силу военных учений  вблизи Аляски.  Не  удастся воякам  взять верх над ополченцами в бою, так победят в Минске.  Укрофашистский контроль над Киевом усилится. А  Запад назовёт это дальнейшим укреплением молодой демократии и добавит ей булочек из пакета Виктории Нуланд.

А что пан прэзыдэнт Вальцман-Порошенко? Существенно прибавив себе легитимности, он станет украинским Гинденбургом, в ближайшее время повторив 1933 год.  Возвращаясь к ключевому слову в заголовке этой публицистической работы, я, с удовлетворением от своей находки,  отношу к психопатическим признакам окремого украинского фашизма и удивительнейшее  заявление Петра Первого новейшей украинской истории об английском языке, как втором государственном народа, который по крупному двуязычен, но не содержит в себе ни одной компактной группы англоязычных… разве что в семейном клане 5-го президента Украины.

Сергей Сокуров

Источник: novorosinform

Опубликовал: admin | Дата: Окт 19 2014 | Метки: Анализ |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Theme

Последние записи

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,602 | Комментариев: 14,741

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
WordPress主题
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire