Производство и отбор

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 35

Цивилизованный человек хочет жить мирно. Без войны. Но что это такое – жить мирно, и без войны? Если на тебя напали, а ты не стал драться, капитулировал – означает ли это, что войны не было? Конечно же, нет! На разных войнах разное количество жертв. На датской войне Гитлер потерял одного солдата. На чешской – вообще ни одного. Это не означает, что Гитлер не нападал на Данию или Чехословакию. Постепенно, взвесив факты, мы понимаем, что жить мирно (без войны) – это жить без покушений.

Покушение – это русское слово с очень глубокой языковой философией. Как человек не русский, думающий сперва по-армянски, я очень чуток к корням русских слов, я их осмысляю прежде, чем использую. Так вот: разбор этого слова многое нам даст для понимания жизни.

Покуситься – значит, попытаться что-то откусить. То есть частично или полностью сожрать человека (если покушаются на человека) или систему (если покушаются на систему).

Взаимный отказ от покушений в обществе – это договор людей о ненападении. Люди договариваются ничего не отнимать (не откусывать) друг у друга. На основании этого договора формируется другой, вторичный: договор о коллективной самообороне. Суть его такова: «покушение на одного из нас – покушение на всех».

Покушение – это корыстное и необоснованное перераспределение сложившихся балансов распределения благ. Любая сложившаяся система распределения ролей и благ – конечно же, всегда не идеальна. Понятно, что и рабочий на заводе хотел бы зарплаты побольше, и хозяин хотел бы сделать ему рабочий день не 8, а 14 часов. Суть договора о ненападении в том, что люди взаимно обуздывают свои интересы.

Это непросто, и требует высокого уровня цивилизованности, воспитанности от человека, умения сдерживать свои хватательные рефлексы, поглотительные инстинкты и не распускать возникающие возможности хищений. Ситуация, в которой можно что-то украсть (нанести ущерб другому человеку) – возникает в жизни каждого, и много раз. Но не каждый ею пользуется…

Глубокие корни социалистической идеи и вообще идеи справедливости лежат именно в «общественном договоре» о взаимном ненападении. При этом формы покушения могут быть самые разные (не меняется только суть – один кусает, от другого откусили).

Могут быть простодушные и прямые, зверские формы: избил и отнял. Могут быть более тонкие, скрытые: мошенничество, обман, шантаж, покрытые тайной тихие хищения. Есть покушения индивидуальные (напал человек на человека), а есть групповые (напала группа на группу). Хитрая форма покушения на человека – инфляция. Человеку формально не урезают зарплату, номинально он получает столько же рублей, сколько и раньше, но фактически его заработок тает…

Покушения могут быть вопиюще-беззаконными, или наоборот, подгоняющими закон под себя, методом проституирования права, создающими законы-ловушки для простаков.

Форм много. Но в итоге – всегда одно и то же: одни стали жить лучше, другие хуже, причём без форс-мажорных[1] обстоятельств. Попросту одни грубо отняли или тонко украли жизнь у других: когда частично, а когда и полностью.

Устойчивая, сложившаяся система, которую мы в просторечии называем «мирная жизнь» – структурно, по сути, означает устойчивые балансы распределения благ. Скажем, бабушка привыкла получать пенсию, на которую можно сделать определённый, тоже привычный набор покупок. И на кухне у этой бабушки – мирная жизнь. Она в этом и заключается, понимаете?!

Она же не в том заключается, что на кухню не влетает бомба! В 1942 году Уфу не бомбили, это не значит, что в 1942 году войны не было. Есть очень много ситуаций, когда бомба не влетает, а война, тем не менее, идёт…

Суть войны в том, что привычные балансы принадлежности (начиная с территории, с которой вообще всё начинается[2]) смещаются, перераспределяются.

Пора бы уже покончить со всяким бредом про «ленивых» и «трудолюбивых» членов общества, которые, якобы «сами кузнецы своего счастья» или несчастья. Эти рассуждения либералов – попросту антинаучны.

Понятия пресловутой «производительности труда» из которой, якобы, черпается ресурс для оплаты труда (мол, низка производительность – низки и заработки), равно как и понятия лени или трудолюбия, старательности или халатности имеют весьма узкий и ограниченный смысл.

А именно: когда мы оцениваем два урожая с одинаковых участков, выращенных при объективно-равных условиях. Только в этом случае можно говорить, что один хозяин работал больше и качественнее, а другой работал меньше и хуже. Говорить же, что безземельный крестьянин бедствует, потому что он плохой работник и безответственный человек – может только глупец или подлец.

Если урожай не на чем выращивать – то как оценить трудолюбие, старание и профпригодность трудящегося? Да, по большому счёту, какое они имеют значение, если урожай выращивать не на чем?

Суть теории «оклад-надела» заключается в том, что наделённость производительным исходным ресурсом важна не только для крестьянина, но и для любого человека. И совершенно неважно, сельский он или городской, физическим или умственным трудом занимается.

Поэтому при формировании термина экономической науки экономист В.Авагян (я, то есть) соединил два определения: «оклад» (денежное снабжение работника) и «надел» (земельный участок земледельца).

Согласно этой теории оклад (в деньгах) является лишь опосредованным земельным наделом, который работает на данного (получающего оклад) человека.

Речь идёт не только о плодородной почве (все наши продукты где-то выращены), но и о недрах земли, частью которых мы пользуемся как на производстве, так и в процессе потребления.

То есть человек может что-то получить только в том случае, если на него работают первичные ресурсы Земли, какие-то участки территории планеты. Они могут быть сведены в единое поле – или быть раскиданными лоскутно по нескольким континентам – но в итоге жизнь обеспечивается связью с ними.

Сам по себе человек никакой стоимости не создаёт, ни трудом, ни чем-то иным. Человек извлекает стоимость из земного сырья, при обработке, и только в том случае, когда у него есть доступ к этой обработке.

Грубо говоря: если у тебя есть поле, то ты можешь вырастить или не вырастить урожай, большой или маленький. А если поля деятельности тебе не дано – ты, независимо от твоих личных качеств, никакого урожая не получишь, и это неопровержимый факт.

«Поле деятельности» – это понятие не только из жизни крестьян, выращивающих урожай, вот что мы пытаемся доказать!

Не всякое поле деятельности является сельхозугодьями. Некоторые поля деятельности очень специфичны – например у профессора музыки или преподавателя философии. Однако и они всё равно должны быть предоставлены, профессор музыки или преподаватель философии не могут их создать личными усилиями.

И здесь смыкаются принцип справедливости и принцип рациональности (когда иной подход – и злодейство и безумие в одном флаконе). Брать можно только с того, кому дали. Брать больше следует с того, кому больше дали.

А с того, кому не дали, не предоставили никаких условий для труда – что-то требовать и жестоко, и просто глупо. Откуда обездоленный изгой общества возьмёт деньги на ваши поборы, если у него самого никаким деньгам неоткуда взяться?

Это всё равно, что требовать зерна у безземельного. Дай вы ему поле – через год могли бы претендовать на часть урожая с поля. А раз у него поля деятельности нет – на часть чего вы претендуете с поборами? На часть ноля? Так любая часть ноля – ноль!

Теория оклад-надела предполагает, что существует поле деятельности, с которого доказуемо-можно получить некие 100% обработанного ресурса, которые мы называем благами. Если владелец оклад-надела не получает то, что можно получить – то он, соответственно, плохой владелец. Он занимается не тем, чем нужно. Если это доказано – владельца нужно менять, заменять более старательным и профессионально пригодным.

Но все вычеты для государства и иных рент – следует чётко понимать! – они идут как N% от 100% извлекаемых из поля деятельности благ! Если из поля нельзя извлечь благо – то нельзя извлечь и ренту, она вторична!

То есть: и налоги и все иные ренты являются результатом того, что власть обеспечила людей труда продуктивными полями деятельности. Часть продукта является оклад-наделом труженика, а другая часть (мы сейчас не рассматриваем, какая именно) – отчисляется им тому, кто обеспечил ему поле работ.

Как обеспечил? Прежде всего, выдал ресурсный доступ (например, крестьянину-землю). Далее – защитил, чтобы его там не убили и не ограбили (например, не налетели печенеги или «псы-рыцари»). Далее – не отобрал выработки чрезмерно, чтобы трудящийся не помер по итогам «расчётов с властями». Обеспечил и источники сырья и рынки сбыта.

Если у либералов государство – паразит на свободно хозяйствующих и автономных частных собственниках (почему они всё время и рвутся сократить поборы и вмешательство паразита), то у нормальных людей государство – главный хозяйствующий субъект.

Оно у нормальных людей является главным организатором производственных процессов: вначале создаёт их возможность, в конце придаёт смысл их результатам. Без такого государства человек либо не сможет начать трудиться, либо, потрудившись, поймёт, что его труд был не нужен, никем не востребован.

Именно это мы и видим в современной экономике – с её страшным избытком рабочих рук и таким же страшным избытком нереализованной продукции, ставшей балластом складов. Это создаёт армию безработных и армию впроголодь-работающих, армию тяжёлого, большого – но неоплачиваемого или нищенски оплачиваемого труда.

А причина в том, что государство отстранилось от организаторской функции и выродилось в паразита, способного только брать, но ничего полезного человеку не дающего. И прикрывает себя нелепым афоризмом, что «нет никаких государственных денег, а есть только деньги налогоплательщиков».

На самом деле всё наоборот. Это денег налогоплательщиков нет (они деньги не печатают). А есть только государственные деньги. Они же единственные (если не брать в расчёт фальшивомонетчиков).

И государство собирает с налогоплательщиков только то, что оно им вначале дало. А если оно им ничего не дало – оно не может и ничего с них собрать.

Я дал тебе тонну мрамора, из который ты сделал 10 статуэток. 8 ты продал себе в карман, а 2 статуэтки я у тебя забрал, в оплату предоставленного мрамора. Их вес едва ли центнер. Я дал тонну – забрал центнер. Вот что такое налоги. А если бы я не дал тебе доступа к мрамору? Да будь ты хоть Фидий преклонных годов – что ты, кроме кукиша, изобразить сумеешь?!

Государство всегда даёт больше, чем забирает – иначе оно становится ненужным и от такого государства его жители избавляются. Кризис государства (включая и современный) – это кризис давальческой, предоставляющей ответственности. Государство становиться бесполезным и его перестают защищать. А если его перестали защищать – то его просто захватывает другое государство…

Что должно лечь в основу справедливой экономической стратегии? То же самое, что и в основу рациональной экономической стратегии. Избежать несправедливости и безумия можно только признав:

1.Существование оклад-надела как источника доходов у человека, независимого от личных качеств этого человека.

2. Научное обоснование продуктивности этого оклад-надела: сколько он при правильной обработке в состоянии выделить благ.

3. Норму отчуждения от научно-обоснованной продуктивности оклад-надела: сколько может забрать государство у этого окладника, чтобы он не помер и чрезмерно не бедствовал?

4. Необходимость помощи (а не поборов) тем людям, у которых оклад-надела нет или он слишком мал.

Кратко говоря: спроси с тех, кому дал возможность и не спрашивай с тех, кому возможности не давал. Кто больше имеет – тот и платить, и служить должен больше, иначе получится общество несправедливое и безумное.

Это общество мы и имеем, и будем иметь до тех пор, пока не осознаем вышеизложенные простые истины экономического знания.

Вазген Авагян

______

[1] Форс-мажор — непредсказуемое событие (например, стихийное бедствие или эпидемия), независящее от воли сторон, участвующих в сделке, но ведущее к невозможности исполнения договорных обязательств.

[2] Например, деньги я считаю формализованным отражением власти над ресурсами той или иной территории. Возможность воспользоваться этими благами – и создаёт ценность денежного знака, который сам по себе – ничто, просто условный значок, единица учёта.

economicsandwe

Опубликовал: admin | Дата: Окт 8 2018 | Метки: Сельское хозяйство |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress主题

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 29,770 | Комментариев: 19,703

© 2010 - 2018 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
mugen 2d fighting games
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire