Проблемы модернизации российской экономики в контексте современных реалий

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 34

Как известно, в самом общем смысле под модернизацией (фр. modernize от modern – современный) понимается процесс внедрения (ввода), осуществления каких-либо усовершенствований, отвечающих современным требованиям. При этом атрибут общности, с которым связано это широко закрепившееся в литературе понимание модернизации трактуется в двух взаимосвязанных аспектах.

Во-первых, как процесс осовременивания общественного устройства в целом, т.е. переход от старого, уходящего с исторической арены, общества к новому, более прогрессивному. Например, от традиционного (аграрного) общества к индустриальному и от последнего к постиндустриальному.

Во-вторых, как процесс коренных преобразований, происходящих в различных сферах общественной жизни в их органической взаимосвязи. В этой связи принято выделять модернизацию социальную, политическую, культурную, идеологическую и т.п. Разумеется, особое, базовое значение здесь имеет модернизация экономики, или экономическая модернизация.

Заметим, в литературе можно обнаружить узкое и широкое понимание экономической модернизации. Причем каждое из них, в свою очередь, имеет двоякое толкование, определяемое, соответственно, двояким методологическим подходом. Так, с точки зрения технико-экономического подхода в узком смысле суть данного понятия сводится к индустриализации экономики, исторически исходным пунктом которой явилась промышленная революция XVIII – XIX веков, совершившаяся в передовых европейских странах, в широком – к любым качественным изменениям, происходящим в различных отраслях экономики. С точки же зрения политэкономического подхода в узком смысле под экономической модернизацией понимаются коренные изменения, присущие производительным силам, в широком – подобные изменения, охватывающие и производительные силы, и производственные отношения, а также соответствующие им институты.

Как полагают исследователи, в современных условиях можно выделить различные виды, характеризующие модернизацию экономики. Во-первых, постмодернизацию (постмодерн), т.е. начавшийся переход к постиндустриальной экономике, в которой решающее значение приобретают информационные технологии, качественный «человеческий капитал», знания и инновации. Во-вторых, сверхмодернизацию (сверхмодерн), т.е. переход экономики на траекторию опережающего развития, если она обладает необходимым для этого развития потенциалом. В-третьих, альтермодернизацию (альтермодерн), т.е. переход экономики к альтернативному варианту модернизации, в рамках которого учитывается весь комплекс национально-специфических факторов ее развития.[1]

Именно поэтому «следует исходить из того, что в современных условиях модернизация может включать в себя и постиндустриализацию, и альтермодернизацию, а также может являться в деформированном виде. Ее сведение к чистому, стандартизированному индустриализму в настоящее время неперспективно. Верхняя граница модернизации предполагает сегодня выход на такой уровень развития, который совмещает в себе развитый индустриальный базис и достигнутые в мире элементы постиндустриализма. Однако при этом стоит иметь в виду, что современная экономика продолжает оставаться преимущественно индустриальной. Постиндустриальные инновации, как правило, предполагают индустриальное сопровождение, или прямо опираются на индустриальный базис, а кроме того, важное значение в современной экономике продолжает играть и собственно индустриальные инновации. «Голый» постиндустриализм при всей его кажущейся привлекательности чреват опасной деформацией модернизации – причем, как в научном, так и в практическом смысле» (1, с. 39).

Сказанное имеет непосредственное отношение и к российской экономике. Объективная необходимость ее модернизации обусловлена внутренними и внешними причинами.

Наиболее важными внутренними причинами являются следующие:

1) кризисное состояние российской экономики, явившееся следствием банкротства либерально-рыночной модели капиталистического типа, ускоренный переход к которой стал осуществляться в нашей стране с начала 90- г.г. прошлого века;

2) закрепление за Россией узкой сырьевой специализации в капиталистической системе мирового хозяйства, оказывающей негативное влияние на структурную трансформацию отечественной экономики в свете современных реалий;

3) значительный износ основных производственных фондов, что неизбежно ведет к разрушению материально-технической базы экономики, ее стагнации и деградации;

4) слабое внедрение передовых достижений НТП в различных отраслях экономики (исключение, пожалуй, составляет оборонно-промышленный комплекс), что сдерживает ее переход на инновационный путь развития;

5) острая нехватка высококвалифицированных кадров в базовых отраслях российской экономики, обусловливающая низкую производительность труда в сравнении с развитыми экономиками;

6) существенное снижение объема инвестиций в основной капитал, являющееся барьером подъема экономики и ее устойчивого роста;

7) наличие чиновничьего монополизма и возрастающей коррупции (в условиях отсутствия зрелого гражданского общества), исключающее саму возможность быстрого развития российского предпринимательства, эффективного взаимодействия государства и бизнеса;

8) резкое углубление социально-экономического неравенства различных слоев населения, что создает угрозу стабильности российского общества;

9) низкая эффективность существующей системы управления экономикой, сложившейся на основе либеральной доктрины, ориентированной на реализацию принципов рыночного фундаментализма.

Соответственно к наиболее важным внешним причинам следует отнести:

1) технико-технологическое отставание России от ведущих стран мира, преодоление которого служит отправным пунктом устойчивого роста и модернизации отечественной экономики;

2) низкая конкурентоспособность российских товаров на мировых рынках, являющаяся наследием как советской экономики, так и тех социально-экономических преобразований, которые осуществлялись в нашей стране с начала 90-х г.г. прошлого столетия;

3) крайне низкий удельный вес России в мировой экономике, что не соответствует статусу великой державы, на который претендует наша страна;

4) громадный отток (вывоз) отечественного капитала за рубеж (как правило, в офшорные зоны), ведущий к существенному подрыву экономического потенциала России;

5) долларизация экономики, т.е. искусственная и вместе с тем жесткая привязка рубля к доллару, в соответствии с которой осуществляется реализация российских товаров на мировых рынках, что вступает в противоречие с национальными интересами страны и подрывает ее экономическую безопасность;

6) резкое обострение конкурентной борьбы за энергоресурсы на мировых рынках, оказывающей негативное влияние на сырьевую экспортноориентированную специализацию российского нефтегазового комплекса, выражающееся в эффекте «сырьевой ловушки», т.е. в существенном понижении цен на эти ресурсы;

7) глобальный финансовый и экономический кризис 2008 – 2009 г.г., негативные последствия которого ощутила на себе не только мировая, но и российская экономика;

8) введение (по геополитическим соображениям) ЕС и США экономических санкций против нашей страны в 2014 году, что создает большие трудности, прежде всего, для заимствования кредитов на мировых финансовых рынках.

Важно отметить, что вышеуказанные причины действуют не обособленно друг от друга, а в их совокупном единстве, осмысление которого обусловливает необходимость выработки научно обоснованной концепции социально-экономического развития России. К сожалению, приходится констатировать, что такая концепция до сих пор не выработана (несмотря на обилие различных ее вариантов, опубликованных в печати в последние годы). На наш взгляд, трудность здесь заключается в следующем: для решения этой задачи нужно, во-первых, знать основные закономерности развития не только мировой, но и отечественной экономики; во-вторых, иметь четкое представление о методологии разработки данной концепции и ее структуре, последний раздел которой должен быть посвящен главным направлениям модернизации российской экономики и перспективам ее развития; в-третьих, не смешивать эту концепцию со стратегией экономического развития России, о чем свидетельствуют не только научные публикации, но и различного рода программы, утвержденные Правительством РФ. Между тем всякая стратегия (в том числе и экономическая) разрабатывается на основе соответствующей концепции.

Не имея возможности подробного рассмотрения сути данного вопроса (это предмет специального исследования), остановимся, вкратце, лишь на некоторых, ключевых проблемах модернизации российской экономики.

Первая проблема: выбор модели экономической модернизации России. Напомним, начиная с реформ Петра I перед нашей страной стояла главная задача: преодолеть социально-экономическую отсталость в сравнении с рядом западноевропейских стран – Голландией, Англией, Францией, в которых прочно утверждалась новая общественная система – капитализм. Неудивительно поэтому, что развитие капитализма в России (в последующие десятилетия) осуществлялась в соответствии с моделью «догоняющего развития». Подчеркнем, эта модель (с ярко выраженной сырьевой ориентацией во внешнеторговом обороте) была присуща и советской экономике, которая канула в инобытие после августовской революции (1991).

Коренные преобразования во всех сферах общественной жизни, последовавшие вслед за этой революцией, вновь актуализировали вопрос о выборе модели экономической модернизации России в контексте современных реалий. В этой связи в литературе акцентируется внимание на взаимосвязи унаследованной от советской эпохи традиционной модели, т.е. модели «догоняющего развития», с моделью «опережающего развития».

Имея в виду это обстоятельство, В.Л. Макаров отмечает, что в научном сообществе стал общепринятым тезис, согласно которому сырьевая модель развития российской экономики близка к исчерпанию своего потенциала. Поэтому «весьма обоснованным представляется предложение перейти на модель догоняющего развития, которую с успехом использовала Япония, а потом Южная Корея и некоторые другие страны, в основном Азиатско-Тихоокеанского региона. Суть модели догоняющего развития состоит в заимствовании и перенесении на национальную почву институтов и технологий, которые показали себя успешными в передовых странах. При этом можно заимствовать в основном технологии или институты, догоняющая модель сохраняется. Китай, например, заимствует технологии, приспосабливая национальные институты к новым условиям.

Применительно к России модель догоняющего развития, естественно, должна существенно корректироваться. Опыт Японии или Китая отнюдь не предполагается брать за образец. Но основная идея сохраняется.

Альтернативу догоняющему развитию представляет опережающее развитие, но в конкретных, ограниченных областях, если говорить применительно к России. Здесь сразу видна разница. Догонять надо тотально, практически чуть ли не во всех сферах. Опережать же – в весьма ограниченной области» (2, с. 45).

Главное условие опережающего развития – переход к экономике знаний. Создание последней предполагает наличие инновационной среды и рынка знаний, повышение стимулирующей роли налогов и процесса капитализации в инновационной экономике, а также глобальных проектов, ориентированных на прорывные технологии (2, с. 48-59).

Идея о возможности опережающего развития современной экономики и в силу этого необходимости ее структурных изменений занимает центральное место в работах С.Ю. Глазьева. По его мнению, такую возможность открывает становление шестого технологического уклада, который представляет собой новый комплекс сопряженных производств. Ключевым фактором здесь «следует считать освоение нанотехнологий преобразования веществ и конструирования новых материальных объектов, а также клеточных технологий изменения живых организмов, включая методы генной инженерии. Вместе с электронной промышленностью, информационными технологиями, программным обеспечением этот ключевой фактор составляет ядро шестого технологического уклада» (2, с. 27-28).

Согласно автору, главным препятствием на пути роста данного уклада является неадекватность институциональной структуры экономики возможностям его развития. Ведь «существующие институты, начиная от системы подготовки кадров и заканчивая методами планирования государственной научно-технической политики, настроены на воспроизводство предыдущего технологического уклада и не отвечают требованиям и возможностям развития нового.

К примеру, принципиальным для институциональной системы требованием нового технологического уклада является обеспечение непрерывного инновационного процесса, что предполагает внедрение в практику управления технологий одновременного проектирования всех фаз научно-производственного цикла продукции. Для реализации этих технологий большую роль играют тесные связи между производителями оборудования для новейших технологий и его потребителями. Сохраняющаяся в России слабость межотраслевой координации инноваций затрудняет использование механизмов конвергенции технологий и соответствующих методов управления» (3, с. 185).

Нетрудно видеть, что приведенные высказывания адекватно отражают ту реальную ситуацию, которая сложилась в российской экономике. Вместе с тем здесь следует выделить два существенно важных момента.

1. В этих высказываниях речь идет, преимущественно, о модернизации экономики России в узком смысле (с точки зрения политэкономического подхода), т.е. об изменениях, происходящих на стороне производительных сил, на основе которых формируются экономика знаний, или инновационная экономика, и новый (шестой) технологический уклад. Но при этом ничего не говорится об изменениях, охватывающих другую сторону производства – производственные, или экономические, отношения, т.е. о модернизации российской экономики в широком смысле (с точки зрения данного подхода). Между тем анализ этой модернизации предполагает необходимость определения основных тенденций, касающихся трансформации отношений собственности, социальной структуры общества и т.п.

2. Как отмечают многие исследователи, современная Россия нуждается прежде всего в реиндустриализации экономики как вынужденной реакции на широкомасштабную и необдуманную деиндустриализацию, явившуюся следствием радикальных реформ в условиях перехода к рыночной (капиталистической) экономике. Отсюда возникает необходимость восстановления экономического потенциала страны, разрушенного в ходе этих реформ. Однако самый процесс реиндустриализации должен органически сочетаться с начавшимся процессом постмодернизации, имеющим место в ведущих отраслях экономики. В них первостепенное значение приобретает увеличение инвестиций, ориентированных на обновление основного капитала, на подготовку высококвалифицированных кадров, на разработку информационных технологий и т.п.

Вторая проблема: понимание своеобразия процесса становления многоукладной экономики современной России.[2] Суть этого своеобразия состоит в том, что данный процесс еще не завершен, а потому экономические уклады находятся в переходном состоянии, как, впрочем, и экономика в целом.

На наш взгляд, последней имманентны следующие экономические уклады: государственный, частнокапиталистический, частноиндивидуальный (некапиталистический), смешанный, криминально-теневой. Каждый из них включает в себя различные предприятия: промышленные, сельскохозяйственные, строительные, торговые и др. Логика становления этих укладов свидетельствует о том, что государственный уклад утратил свою ведущую роль, которую он играл в советской экономике. Такую роль в современных условиях стал играть частнокапиталистический уклад. Удельный вес частноиндивидуального (некапиталистического) и смешанного укладов в российской экономике незначителен. Особое место в ней занимают криминально-теневой уклад, в недрах которого оседает четверть ВВП. Столь мощный потенциал последнего является благодатной почвой для роста взяточничества, мошенничества, коррупции и организованной преступности, охвативших различные слои общества (5, с. 373-377).

Третья проблема: выработка новой экономической политики, под которой «понимается система государственных мер косвенного (рыночного) и прямого (административного) воздействия на поведение хозяйствующих субъектов» (6, с. 350). Поскольку эти меры распространяются на различные сферы поведения последних, то существуют и соответствующие этим сферам виды экономической политики: промышленная, аграрная, социальная, научно-техническая, инвестиционная, внешнеэкономическая и др., которые являются предметом специального анализа. В интересующем нас аспекте мы остановимся лишь на одном ее виде – монетарной (денежной) политике, от эффективной реализации которой во многом зависит модернизация российской экономики.

Как отмечает С.Ю. Глазьев, главный недостаток этой политики заключается в том, что она базируется на монетаризме, вульгарная методология которого вступает в противоречие с реалиями современной экономики. Поясняя свою мысль, автор пишет: «По своей сути монетаризм представляет собой откровенную апологетику интересов держателей монет, которые заинтересованы в повышении их покупательной стоимости. Это доктрина всего лишь обслуживает их интересы, навязывания государству самоограничения в управлении денежной эмиссией. Она использует наукообразную терминологию, но по своему методу сродни квазирелигиозной догматике, поскольку не приемлет сомнений, игнорирует факты и не признает эксперимент. Поэтому многие мыслители считают монетаризм современной версией ветхозаветного культа Золотого тельца, религией обожествления денег. Исходя из этого, наверное, следует и оценивать практические результаты монетаристской политики, проводившейся с 1992 года: хотя российская экономика за этот период в основном примитивизировалась и сжалась в нефтегазовую трубу, для монетаристов и бенефициаров их политики она стала уникальной «дойной коровой», из которой им удалось выжать и вывезти за рубеж около двух триллионов долларов капитала (7, с. 44-45).

Общеизвестно, что такая политика была выработана денежными властями России в соответствии с рекомендациями, предложенными руководством МВФ в 1990 г.г. Суть их такова.

1. Жесткая привязка денежной эмиссии к объему поступающей валютной выручки от продажи энергоресурсов на мировых рынках.

2. Введение свободного (плавающего) курса рубля в условиях неконтролируемого движения валютных средств, что открывает широкие возможности для валютных спекуляций и громадного вывоза этих средств за рубеж.

3. Сведение сути этой политики к ограничению денежной массы, а стало быть, и денежного предложения, ориентированного на таргерирование инфляции, т.е. снижение темпов последней.

4. Манипулирование ЦБ ставкой рефинансирования в сторону ее повышения, ограничивающее доступ к кредитам и ведущее (в целом ряде случаев) к банкротству многих предприятий.

5. Аккумуляция валютных резервов в Стабфонде и вложение значительной их части в американские ценные бумаги, свидетельствующее о финансировании развития американской экономики и хроническом недофинансировании российской экономики.

Проведение монетаристской политики (усугубляемой ныне американо-европейскими санкциями) обусловила, с одной стороны, утверждение в России особой социально-экономической модели, именуемой «блатным капитализмом»;[3] с другой стороны, возрастающую угрозу экономической безопасности страны и ее важнейшей составной части – валютно-финансовой системы. В этих условиях возникает необходимость разработки комплекса мер по обеспечению безопасности последней. По мнению исследователей, к числу таких мер относятся: 1) стабилизация курса рубля и валютного рынка, прекращение оттока капитала за рубеж; 2) деофшоризация и прекращение незаконного вывоза капитала; 3) предупреждение дальнейших потерь российской финансовой системы вследствие неэквивалентного внешнеэкономического обмена и защиты финансового рынка от угроз дестабилизации; 4) увеличение потенциала и безопасности российской денежной системы и упрочение ее положения в мировой экономике, придание рублю функций международной резервной валюты и формирование Московского финансового центра (более подробно см. 7, с. 385-394).

Четвертая проблема: определение основных направлений антикризисной стратегии развития российской экономики. Это предполагает решительный разрыв с ошибочной экономической политикой, проводившейся в нашей стране в течение более двух десятилетий; трансформацию системы управления экономикой, ориентированной на обеспечение национальных интересов, а не интересов компрадорской олигархии и коррумпированного чиновничества; создание условий для экономического роста.

Суть антикризисной стратегии заключается в разработке программы модернизации реального сектора российской экономики, логика которой предусматривает опережающее становление базовых отраслей последней (в рамках нового технологического уклада, по С.Ю. Глазьеву), оптимальное развитие экономических укладов, внедрение инноваций и создание на этой основе конкурентоспособной продукции посредством эффективной реализации всех видов экономической политики. Такая реализация, в свою очередь, предполагает: а) создание системы стратегического планирования, позволяющей выявить перспективные направления экономического роста, а также направляет деятельность государственных институтов развития; б) формирование каналов финансирования приоритетных проектов развития новых производственно-технологических комплексов и сфер потребления их продукции; в) комплексную ориентацию экономической политики на создание благоприятных условий для инновационной деятельности (3, с. 226-237). Само собой разумеется, вышеуказанные меры не могут не затронуть модернизацию (в широком смысле) существующей социально-экономической системы, глубокое осмысление которой еще ждет своих исследователей.

Пятая проблема: преодоление чрезмерной имущественной дифференциации, выражающейся в наличии, с одной стороны, небольшой социальной группы, обогатившейся в период радикальных экономических реформ, и образующей верхушку общества (включая быстро растущее количество миллиардеров); с другой – более значительной социальной группы, находящейся в состоянии бедности.[4] Решение этой задачи предполагает необходимость

усиления органической взаимосвязи экономической и социальной политик. Такая взаимосвязь «достигается при существенном повышении качества человеческого капитала, жизни и условий труда. Для этого прежде всего необходима разработка оптимальных пропорций распределения ВВП на социальные и экономические потребности общества. Кроме того, необходимость обеспечения более высокого качества рабочей силы требует новых видов социальной поддержки, включая переподготовку кадров и расширение «гибкости труда», применение дополнительных форм и программ оздоровления, реабилитации пожилых работников и т.д.» (9, с. 1907).

В заключение еще раз подчеркнем, решение вышеуказанных (как, впрочем, и других, сопряженных с ними) проблем должно опираться на выработку научно обоснованной концепции социально-экономического развития России. Это весьма трудная и довольно сложная задача, требующая мобилизации огромного интеллектуального потенциала, которым, несомненно, располагает российская экономическая наука.

______

Литература

1. Модернизация экономики России. Т. 1. Основы модернизации экономики: социально-экономические проблемы России / Под ред. проф. Каширина В.В., проф. Орешина В.П. М.: МАТИ, 2014.

2. Стратегические ориентиры экономического развития России: Науч. доклад. СПб.: Алейтея, 2010.

3. Глазьев С.Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса. М.: Экономика, 2010.

4. Сычев Н.В. Актуальные проблемы политической экономии. М.: Издательский дом «Дело» РАНХ и ГС, 2015.

5. Сычев Н.В. Политическая экономия. Курс лекций. М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002.

6. Государственное регулирование экономики / Под общ. ред. Кушлина В.И., Волгина Н.А. М.: ОАО «НПО «Экономика»», 2000.

7. Глазьев С.Ю. Экономика будущего. Есть ли у России шанс? («Коллекция Изборского Клуба»). М.: Книжный мир, 2017.

8. Капустин Е.И. Уровень, качество и образ жизни населения России. М.: Наука, 2006.

9. Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России. К умной и нравственной экономике. Т. III. М.: Научный эксперт, 2008.

***

[1] Более этого, «в 80-х г.г. за рубежом стала складываться концепция «модернизации в обход модернити» (т.е. модернизации без навязывания западных ценностей), которая была закреплена французским социологом А. Туреном в термине «контрмодернизация». Впрочем, термин «альтермодернизация» (по аналогии с альтерглобализацией») представляется более удачным, тем более, что выражение «контрмодерн» используется некоторыми исследователями как аналог антмодерна, что делает его применение двусмысленным» (1, с.38).

[2] По мнению автора, «экономический уклад представляет собой исторически определенную систему социально-трудовой деятельности (общественного труда), которая складывается в рамках конкретного способа производства на основе присущих ему форм собственности …

… В любую эпоху каждый уклад занимает свое место в экономике, а стало быть, в экономической системе, или в системе способа производства, понимаемой как совокупность разных типов производительных сил и производственных отношений, находящихся на определенном этапе исторического развития. Данная система, характеризующая экономический строй общества, включает в свой состав различные уклады. Роль и значимость их, естественно, неодинаковы. Среди экономических укладов всегда выделяется ведущий, господствующий уклад. Именно он предопределяет в конечном счете общественную природу способа производства, специфику и динамику экономического развития общества в целом» (4, с. 544).

[3] «Сложившаяся в России социально-экономическая модель хорошо известна современной науке и имеет свое определение – «блатной капитализм» (cronycapitalism). Ее отличительные черты: господство компрадорской олигархии, эксплуатирующей национальные богатства и вывозящей сверхприбыли за рубеж; тесно связанное с ней коррумпированное высшее чиновничество, скрывающее там же свои незаконные доходы; доминирование офшорного бизнеса в наиболее прибыльных отраслях экономики; массовая бедность лишенного социальных лифтов и имущественных прав населения; пропорциональное налогообложение доходов и высокое имущественное неравенство. Такие системы являются типичными для слаборазвитых стран Азии и Африки, лишенных национального суверенитета и управляемых марионеточными правительствами, обслуживающими интересы западных транснациональных корпораций. Эти правительства могут использовать разную идеологию – от ультралиберальной до неофашистской. Общей для них является непререкаемость навязываемых Вашингтонскими финансовыми организациями догм рыночного фундаментализма: свобода трансграничного движения капитала, отсутствие государственного планирования и ценообразования, неограниченный доступ иностранного капитала к национальному имуществу, включая государственные активы» (7, с. 19-20).

[4] «В России, в ходе проведения «реформ», особенно отчетливо проявилось именно относительное обнищание основной массы населения как результат грубейших ошибок в этом реформировании. Есть опасность продолжения этой негативной экономической и социальной тенденции. Соотношение доходов 10% наименее обеспеченного населения и 10% наиболее обеспеченного достигло уже 1:15, при его соотношении в большинстве развитых стран – не более 1:10. В нашей экономике оно уже далеко перевалило границы экономически обоснованного и социально приемлемого соотношения. При этом общий рост доходов, даже по мнению Всемирного банка, только увеличивает разрыв между бедными и богатыми» (8, с. 74).

Николай Васильевич Сычев,

доктор экономических наук, профессор,

ведущий научный сотрудник Института экономики РАН

ruso

Опубликовал: admin | Дата: Янв 3 2019 | Метки: Анализ |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress Blog

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 30,593 | Комментариев: 20,138

© 2010 - 2018 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
Free WordPress Theme
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire