Подвиг Маринеско и трагедия «Густлоффа»

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 2

30 января 1945 года подлодка «С-13″ по командованием Александра Маринеско потопила немецкое судно «Вильгельм Густлов». По разным данным тогда погибло от 4 до 8 тысяч человек. До сих пор это самая ужасная морская катастрофа. Почему Маринеско не дали звания Героя Совестского Союза и был ли подвиг его экипажа действительно подвигом или на судне находились мирные граждане Германии?

Обратимся сначала к официальным советским источникам:

«Подводная лодка «С-13″ под командованием капитана 3 ранга А.И.Маринеско 30 января 1945 г. потопила к северо-западу от Данцигской бухты германский лайнер «Вильгельм Густлов» водоизмещением в 25 484 тонны, на борту которого находилось более 6 тыс. человек. Подошедшие в район потопления крейсер «Адмирал Хиппер», миноносцы и тральщики не могли уже оказать транспорту никакой помощи. Опасаясь атак советских лодок, они поспешно отошли на запад. 9 февраля та же подводная лодка «С-13″ потопила пароход «Генерал Штойбен» водоизмещением в 14 660 тонн. За боевые успехи в этом походе подводная лодка «С-13″ была награждена орденом Красного Знамени.»

Вот и все, что говорится о достижениях Маринеско в «Истории Великой Отечественной Войны Советского Союза 1941-1945″. Следует обратить внимание на слова «6 тыс. человек» и «пароход».
А вот что написал в своем опусе «Капитан дальнего плавания» (изд-во «Советский Писатель», 1984) политрук А. Крон:

«30 января 1945 года подводная лодка «С-13″ под командованием капитана 3-го ранга А. И. Маринеско потопила в районе Штольпмюнде гигантский лайнер фашистского флота «Вильгельм Густлов» водоизмещением 25 484 тонны, на борту которого находилось свыше семи тысяч эвакуировавшихся из Данцига под ударами наступающих советских войск фашистов: солдат, офицеров и высокопоставленных представителей нацистской элиты, палачей и карателей. На «Густлове», служившем до выхода в море плавбазой для школы подводного плавания, находилось свыше трех тысяч обученных подводников – примерно семьдесят экипажей для новых подлодок гитлеровского флота. В том же походе Маринеско торпедировал большой военный транспорт «Генерал Штойбен», на нем переправлялись из Кенигсберга 3600 солдат и офицеров вермахта».

А теперь «Большой Энциклопедический Словарь», 1997:

«МАРИНЕСКО Ал-др Ив. (1913-63), моряк-подводник, капитан 3-го ранга (1942), Герой Сов. Союза (1990, посм.). В Вел. Отеч. войну, командуя подводной лодкой «С-13″ (1943-45), потопил в р-не Данцигской бухты 30 янв. 1945 нем. суперлайнер «Вильгельм Густлов» (имевший на борту св. 5 тыс. солдат и офицеров, в т. ч. ок. 1300 подводников) и 10 февр. – вспомогат. крейсер «Генерал Штойбен» (св. 3 тыс. солдат и офицеров). После войны работал в Ленингр. пароходстве, затем на з-де.»

Налицо тенденция – сначала на «Густлове» согласно официальной историографии было 6 тысяч ЧЕЛОВЕК, затем у Крона 7 тысяч ФАШИСТОВ, среди которых свыше 3 тысяч подводников, и наконец снова в официальном источнике – 5 тысяч солдат и офицеров, среди которых только 1300 подводников. Что касается «Штойбена», называемого то пароходом, то крупным военным транспортом, то вспомогательным крейсером (а Крон в своем опусе называет его и просто крейсером), то вспомогательными крейсерами германцы называли гражданские суда, вооруженные 5-7 орудиями.

Не известно, кто первый запустил байку об объявлении Маринеско личным врагом Гитлера и о трауре после потопления «Густлова». По советским источникам траур был, по немецким – нет. Впрочем, несомненно, что действительно ни одно другое столь малочисленное подразделение не уничтожало за один раз столь большое число германских граждан. Даже во время знаменитой бомбардировки Дрездена, когда было убито 250 тысяч жителей, в этом участвовало несколько тысяч летчиков. Однако ни тогда, ни после потопления «Густлова» траур не объявлялся – эти потери немцы не афишировали, чтобы не давать повод для паники среди населения Германии.

Так кого и сколько утопил Маринеско? Несколько тысяч человек или фашистов-палачей или военных? В различных источниках состав пассажиров «Густлова» сильно варьируется. По количеству утонувших – от 4 до 8 тысяч. По составу-то говорится то просто «беженцы», то «беженцы и военные», то «беженцы, военные, раненые и заключенные».

Наиболее детальные цифры о пассажирах «Густлова» таковы:

918 военных моряков, 373 из женской вспомогательной части флота, 162 раненых военнослужащих, 173 члена экипажа (гражданских моряков) и 4424 беженца. Всего 6050. Кроме них, внесенных в списки, на борт «Густлова» удалось попасть еще до 2 тысяч беженцев. Всего было спасено 876 человек. Погибло 16 офицеров учебной дивизии подводных сил, 390 курсантов, 250 женщин-военнослужащих, 90 членов экипажа, а также раненые военнослужащие. Таков военный урон, нанесенный потоплением «Густлова».

Что касается утонувших на «Штойбене» – то на нем действительно (как и написано в советских источниках) было более 3 тысяч солдат и офицеров – 2680 раненых и 100 здоровых военнослужащих, 270 медперсонала, а также 285 членов экипажа и около 900 беженцев. Всего было спасено 659 человек. Некоторые источники включают потопление «Штойбена» в первые строки списка крупнейших по числу жертв морских катастроф. Кстати, потопление «Густлова» всегда присутствует в таких списках – или на первом, или на втором месте по числу погибших за всю мировую историю мореплавания. Если на втором месте называют «Густлов», то тогда на первом месте называют или потопление «Гойи» (советской подводной лодкой Л-3 17 апреля 1945 года) – от 5 до 7 тысяч беженцев, или потопление лайнера «Кап Аркона» (британской авиацией 3 мая 1945 года), в результате которого утонуло 5 тысяч заключенных.

А теперь представим, как это событие выглядело на историческом фоне.

Германия неудержимо катится к пропасти. Это понимают даже те, кто еще совсем недавно во все горло кричал «Хайль Гитлер!» Пламя войны бушует на земле Третьего Рейха. Советские танки грохочут на дорогах, ведущих к Берлину, летающие крепости наводят ужас на организованно отступающих немецких солдат.

В начале февраля 1945 года в Крыму собрались главы правительств союзных держав, чтобы обсудить меры, обеспечивающие окончательный разгром фашистской Германии, и наметить пути послевоенного устройства мира.

На первом же заседании в Ливадийском дворце в Ялте Черчилль спросил Сталина: когда советские войска захватят Данциг, где сосредоточено некоторое количество строящихся и готовых немецких подводных лодок? Он просил ускорить захват этого порта.

Беспокойство английского премьера было понятно. Военные усилия Великобритании и снабжение ее населения во многом зависело от морских перевозок. Однако волчьи стаи фашистских подводных лодок продолжали бесчинствовать на морских коммуникациях. Хотя конечно, их эффективность была уже не той, что в первые годы войны, когда оказалось, что корабли британцев просто бессильны перед угрозой немецких U-шек. Данциг был одним из основных гнезд фашистских подводных пиратов. Здесь же находилась и германская высшая школа подводного плавания, плавучей казармой для которой служил лайнер «Вильгельм Густлов».

Но английский премьер запоздал со своим вопросом. В Данциге уже слышались залпы советских орудий и «катюш». Началось поспешное бегство противника. “Тысячи солдат, моряков и гражданских чинов погрузились на «Вильгельм Густлов». Половину пассажиров лайнера составляли высококвалифицированные специалисты – цвет фашистского подводного флота. Сильное охранение в море должно было обеспечить безопасность их перехода от Данцига до Киля. В состав конвоя входили крейсер «Адмирал Хиппер», миноносцы и тральщики”. Так следует из советских послевоенных источников. На деле же, cреди 9000 беженцев подавляющее число составляли лица гражданские, иначе их бы задержали как дезертиров, или наоборот свели в какие-нибудь команды. Вообще странно предполагать в числе 9000 беженцев абсолютное отсутствие каких-то военных, например одноногих ветеранов Франко-Прусской войны. Вся подводная немецкая элита погибла 42-44 годах. А весь конвой состоял из одного(!) тральщика.

В конце января 1945 года советская подводная лодка «С-13» под командованием Александра Маринеско вошла в Данцигскую бухту.

30 января в море разыгрался жестокий шторм. Рубка лодки, антенны и перископы быстро покрываются толстым слоем льда. Командир и комиссар до боли в глазах всматриваются в темноту. И вот показался силуэт огромного судна.

«С-13» и около двадцати трех часов 30 января атакует неприятельское судно: несколько торпед одна за другой устремляются к цели. Раздается сильнейший взрыв – и «Вильгельм Густлов» идет ко дну.

Находившийся на борту лайнера и оставшийся в живых гитлеровский офицер Гейнц Шен, в своей книге «Гибель «Вильгельма Густлава», изданной в Западной Германии, подтверждает, что 30 января 1945 года недалеко от Данцига «Вильгельм Густлав» был торпедирован советской подводной лодкой, в результате чего погибло более пяти тысяч человек. «Если этот случай можно считать катастрофой, – пишет автор, – то это несомненно была самая большая катастрофа в истории мореплавания, по сравнению с которой даже гибель «Титаника», столкнувшегося в 1913 году с айсбергом, – ничто».

На «Титанике» погибло 1517 человек. Эта трагедия потрясла тогда все человечество. О «Вильгельме Густлове» не жалел никто.

Гейнц Шеп подробно описывает историю гибели лайнера:

«Wilhelm Gustloff находился под двойным командованием – как судно, лайнер возглавлялся капитаном торгового флота Фридрихом Петерсеном, а как плавказарма 2 учебной дивизии подплава, лайнер воглавлялся офицером ВМФ Вильгельмом Цаном.

К вечеру 22 января 1945 года лайнер был подготовлен к рейсу и погрузке пассажиров – тысяч изможденных, обмороженных и раненых беженцев. Термометр показывал 14 градусов ниже нуля, кругом царили хаос и развал.

В собственно гавани Готенхафн находилось порядка 60 тысяч беженцев, и как только были установлены трапы, тысячи людей бросились на штурм. В ходе посадки многие дети, в возникшей давке, были разлучены с родителями.

На борт судна поднялись около 400 девушек – сотрудниц женской вспомогательной организации ВМФ, в возрасте от 17 до 25 лет. Их разместили в плавательном бассейне на палубе Е. Разумеется, девушки были более чем рады, в виду грозящей советской оккупации Восточной Пруссии, покинуть Готенхафн. Утром 29 января в Готенхафн прибыл еще один госпитальный поезд, раненых разместили на солнечной палубе.

Теперь на борту находилось порядка 7-8 тысяч человек, но сколько их было точно, установить не удалось и по сей день. Лайнер был буквально набит битком, и каюты, и коридоры и проходы, были переполнены.

В качестве противовоздушной обороны, на верхней палубе установили пару зенитных орудий. Спасательными средствами были обеспечены порядка 60% пассажиров.

Во вторник 30 января, 12.30 местного времени, к лайнеру подошли 4 буксира и отвели его от причала. Погодные условия были плохими – ветер силой до 7 баллов, температура 10 градусов ниже нуля, шуга (мелкий рыхлый лёд – прим. М. Волченкова).

Я был назначен старшиной зенитного расчета. По выходу, на палубах началось обледенение, и мы должны были постоянно очищать орудия от льда. Впереди лайнера следовал тральщик, для поиска и уничтожения мин. Стемнело, и стало еще холоднее. Внизу на смену чувств радости и облегчения пришла подавленность, т.к. многие беженцы начали страдать от морской болезни. Но большинство считало себя в полной безопасности, твердо веря, что через пару дней они достигнут Штеттина или Дании.

Моя вахта началась в 21.00. Все было тихо и спокойно. И вдруг, где-то в 21.10, раздались взрывы. Сначала я подумал, что мы наскочили на мины. Но позже узнал, что нас поразали торпеды, выпущенные советской подлодкой С-13, ей командовал Александр Маринеско. Тысячи людей впали в панику. Многие начали прыгать за борт, в ледяные воды Балтики. Сначала судно накренилось на правый борт, но затем выпрямилось, и в это время в лайнер попала еще одна торпеда, в район бака. Мы находились в районе побережья Штольпмюнде, Померания. Немедленно подали сигнал SОS и начали выпускать сигнальные ракеты.

Удар второй торпеды пришелся на участок судна, на котором размещался плавательный бассейн. Почти все девушки погибли, их буквально разорвало на куски. Я хотел было вернуться в свою каюту и взять несколько личных вещей, но это было уже невозможно. Тысячи людей рвались с нижних палуб наверх, подгоняемые снизу потоками воды.

Карабкаясь наверх, люди беспрерывно и страшно кричали и толкались, те, кто упал, были обречены, их затаптывали насмерть. Никто не мог помочь беспомощным – беременным женщинам и раненым солдатам. Толпы людей брали штурмом спасательные шлюпки, и речи не было о исполнении знаменитой заповеди “Женщины и дети – первыми!”. Никто никому не подчинялся, верх брали те, кто был физически сильнее. Многие шлюпки, покрытые льдом, не могли быть спущены вообще, а я наблюдал, как у ряда спускаемых шлюпок обрывался один из фалиней, и шлюпка вываливала всех находящихся в ней людей вниз в ледяной ад. Лайнер продолжал погружаться в воду носом, релинги бака были уже под водой, и спуск шлюпок стал еще более затруднительным.

Некоторое время я стоял на солнечной палубе, наблюдая этот кошмар. Некоторые семьи и отдельные люди, у которых было личное оружие, предпочли застрелиться, нежели погибнуть гораздо более мучительной смертью в ледяной воде и мраке. А тысячи других продолжали цепляться за лайнер, в то время, как он продолжал погружаться.

Я думал, что мне не выбраться. Я прыгнул в воду и начал быстро отплывать в сторону, чтобы меня не затянуло в воронку. Сначала холод вообще не ощущался, и вскоре я смог зацепиться за брот переполненной спасательной шлюпки (вдоль бортов спасательных шлюпок протянуты специальные спасательные лини именно для этой цели – авт.). Картина, мне открывшаяся, была воистину ужасной. Дети, на которых одели спасательные жилеты, переворачивались вниз головой, и над водой выдавались только их беспощно дрыгающиеся ноги. Кругом уже плавали мертвецы. Воздух был наполнен криками умирающих и призывами о помощи. В меня вцепилось двое детей, они кричали и звали родителей. Я ухитрился поднять их на борт шлюпки, но спаслись они или нет, я так и не узнал.

Затем я ощутил свою слабость – наступило переохлаждение. Я смог зацепиться за металлический спасательный плотик – на расстоянии приблизительно 50 ярдов от тонущего лайнера. Нос почти полностью погрузился, корма поднялась в воздух, а сотни людей все еще находились там, дико крича. Скорость погружения возрастала. Затем, вдруг, наступила мертвая тишина. Wilhelm Gustloff исчез под водой, унеся с собой жизни тысяч людей. Самая большая в истории мореплавания катастрофа длилась приблизительно 50 минут.

В течении приблизительно 20 минут, самых страшных минут в моей жизни, я просто куда-то плыл. Время от времени меня накрывала ледяная шуга. Крики вокруг меня становились все тише и раздавались все реже. Затем случилось то, что я считаю чудом. Я увидел надвигающуюся на меня тень и закричал, собравшись с последними силами. Меня заметили и подняли на борт.

Спас меня торпедный катер Т-36. Экипаж катера помогал нам, спасенным, всеми имеющимися средствами – горячий чай, массаж. Но многие спасенные умирали уже на борту, от переохлаждения и шока. Среди спасенных были и беременные, и так уж получилось, что членам экипажа пришлось попробовать себя в роли акушерок в ту ночь. Родилось трое детей. Катер Т-36 был частью эскадры, которой командовал лейтенант Херринг, и задачей которой было эскортирование тяжелого крейсера “Адмирал Хиппер”. Крейсер также шел из Восточной Пруссии, имея на борту беженцев. Внезапно катер резко изменил курс, взвыли машины. Как я позже узнал, заметили след двух торпед, одна прошла по правому борту, от другой катер смог уклониться резким маневром. Поворот было настолько крутым, что часть спасенных, находящихся на верхней палубе, выпала за борт и утонула. Но 550 человек было спасено. Из-за большой опасности повторной атаки субмарины, катер отошел от места катастрофы и в 02.00 31 января прибыл в Сашшнитц. Спасенные были перегружены на борт датского плавучего госпиталя Prinz Olaf, который стоял там на якоре. Многих отправили, на носилках, на берег. Нас, военных моряков, разместили в казармах. Лейтенант Херринг находился все время на мостике и отдал честь в тот момент, когда последний спасенный покинул брот катера. Как я позже узнал, спаслось только 996 человек из приблизительно 8000 находившихся на борту.

Мы, спасшиеся военные моряки, еще раз избежали смерти. Как моряки ВМФ Германии, мы все были товарищами, мы любили нашу родину и считали, что мы делаем правое дело, защищая ее. Мы не считали себя героями, а смерть нашу героической, мы просто исполняли свой долг.»

Спустя десять дней лодка Маринеско потопила ещё один корабль, лайнер «Генерал фон Штойбен», погибло 3500 человек…

Почему Маринеско не дали Героя, но и практически при первой возможности уволили из флота? Больше, чем он, никто из советских подводников не сделал. Неужели из-за пьянства? Или это был просто предлог, а мотивы были другими?

Возможно, была тут обыкновеннейшая политика. Давайте посчитаем – парой залпов, в одном походе, Маринеско отправил на тот свет, по самым скромным подсчетам, свыше 10 тысяч человек! Гибель “Густлова” была крупнейшей в истории человечества морской катастрофой, “Титаник” по сравнению с победными залпами Маринеско глядится, как перевернувшаяся на пруду лодочка с пьяными отдыхающими. Круче Маринеско были, пожалуй, только экипажи тех Б-29, что укрощали Японию – атомными бомбами. А в общем, цифры-то сопоставимы. Там и там – десятки тысяч. Только, правда, Маринеско без атомных бомб обошелся, всего двух на тот момент на всей планете. Маринеско и десятка торпед хватило.

Вероятно, что уничтожения «Густлова» постеснялись, ведь для оккупированной Германии готовили партии хлеба, хотели расположить немцев к себе, а тут – гибель такого большого количества народа, причём отчасти гражданского, от торпед одной небольшой подлодки.

Напоследок – о самом Маринеско. Мать у него была украинка, а отец служил в юности кочегаром на военном корабле королевского румынского флота. После какой-то ссоры с начальством отец бежал в Россию и осел в Одессе. Подрастающий Александр Маринеско окончил школу юнг, а затем в тридцатые годы – и Одесское мореходное училище. Плавал на пароходах в Черном море. Как штурман дальнего плавания Маринеско был призван в ВМФ и после учебы попросился на подводную лодку.

Всегда спокойный, уверенный, он был очень настойчив в искусен в достижении своих целей. Командуя кораблем, он никогда не повышал голоса, не кричал на подчиненных. Все это создало ему непоколебимый авторитет, он заслужил любовь и уважение матросов.

В противовес ко всему этому, остается добавить, что Маринеско вышибли с флота за пьянство и плохую дисциплину. Маринеско устроился завскладом. Там окончательно спился и стал пропивать вверенное ему казенное имущество. Его поймали и осудили в 1949 году на 3 года.

Как видно, Александр Маринеско – фигура довольно противоречивая. И подвиг его можно трактовать по-разному… Несмотря на все противоречия, награда всё-таки нашла подводника: в 1990 году его посмертно наградили золотой звездой Героя Советского Союза.

Подвиг Маринеско и трагедия «Густлоффа»

Александр Маринеско – одна из самых противоречивых фигур Великой Отечественной войны, вокруг которого до сих пор не стихают споры. Человек, овеянный многими мифами и легендами. Незаслуженно забытый, а затем возвращенный из небытия.

Сегодня в России им гордятся, воспринимают как национального героя. В прошлом году памятник Маринеско появился в Калининграде, его имя было занесено в «Золотую книгу Санкт-Петербурга». Вышло немало книг, посвященных его подвигу, среди них – изданная недавно «Подводник № 1″ Владимира Борисова. А в Германии ему до сих пор не могут простить гибели корабля «Вильгельм Густлоф». У нас этот знаменитый боевой эпизод называют «атакой века», немцы же считают его крупнейшей морской катастрофой, едва ли не еще более страшной, чем гибель «Титаника».

Не будет преувеличением сказать, что имя Маринеско в Германии известно всем, а тема «Густлофа» сегодня, спустя много лет, будоражит печать и общественное мнение. Особенно в последнее время, после того как в Германии вышла и едва ли не сразу же стала бестселлером повесть «Траектория краба». Ее автор – известный немецкий писатель, лауреат Нобелевской премии Гюнтер Грасс, открывает неизвестные страницы бегства восточных немцев на запад, а в центре событий – катастрофа «Густлофа». Для многих немцев книга стала настоящим откровением…

Гибель «Густлофа» недаром называют «укрытой трагедией», правду о которой долгое время скрывали обе стороны: мы всегда говорили, что на судне находился цвет германского подводного флота и никогда не упоминали о тысячах погибших беженцев, а послевоенные немцы, выросшие с чувством покаяния за преступления нацистов, замалчивали эту историю, поскольку опасались обвинений в реваншизме. Те, кто пытались говорить о погибших на «Густлофе», об ужасах бегства немцев из Восточной Пруссии, незамедлительно воспринимались как «крайне правые». Только с падением Берлинской стены и вхождением в объединенную Европу стало возможным более спокойным смотреть на восток и говорить о многом, о чем долгое время не было принято вспоминать…

Цена «атаки века»

Хотим мы того или нет, но нам все равно не обойти вопрос: что же топил Маринеско – военный корабль гитлеровский элиты или корабль беженцев? Что же случилось в Балтийском море в ночь 30 января 1945 года?

В те дни Советская армия стремительно продвигалась на Запад, в направлении Кенигсберга и Данцига. Сотни тысяч немцев, боясь расплаты за злодеяния нацистов, стали беженцами и двигались к портовому городу Гдыне – немцы называли его Готенхафен. 21 января гросс-адмирал Карл Дениц отдал приказ: «Все имеющиеся в наличии немецкие корабли должны спасать от Советов все, что можно будет спасти». Офицеры получили приказ передислоцировать курсантов-подводников и их военное имущество, а в любом свободном закутке своих кораблей – разместить беженцев, и в первую очередь женщин и детей. Операция «Ганнибал» стала крупнейшей эвакуацией населения в истории мореплавания: свыше двух миллионов человек были переправлены на запад.

Готенхафен стал для многих беженцев последней надеждой – здесь стояли не только большие военные корабли, но и крупные лайнеры, каждый из которых мог взять на борт тысячи беженцев. Одним из них и был «Вильгельм Густлоф», который казался немцам непотопляемым. Построенный в 1937 году, великолепный круизный лайнер с кинотеатром и плавательным бассейном служил гордостью «Третьего рейха», он призван был продемонстрировать всему миру достижения нацистской Германии. Сам Гитлер участвовал в спуске судна, на котором была его личная каюта. Для гитлеровской организации культурного досуга «Сила через радость» лайнер в течение полутора лет доставлял отдыхающих в Норвегию и Швецию, а с началом второй мировой войны стал плавказармой курсантов 2-й учебной дивизиии подводного плавания.

30 января 1945 года «Густлоф» вышел в своей последний рейс из Готенхафена. О том, сколько на его борту было беженцев и военных, данные немецких источников разнятся. Что касается беженцев, то до 1990 года цифра была почти постоянной, поскольку многие выжившие в той трагедии жили в ГДР – а там эта тема не подлежала обсуждению. Теперь они стали давать свидетельские показания, и цифра беженцев выросла до десяти тысяч человек. В отношении же военных цифра почти не менялась – она в пределах полутора тысяч человек. Подсчетом занимались «пассажирские помощники», одним из которых был Гейнц Шен, ставший после войны летописцем гибели «Густлофа» и автором нескольких документальных книг на эту тему, в том числе «Катастрофа Густлофа» и «SOS – Вильгельм Густлоф».

Подводная лодка «С-13″ под командованием Александра Маринеско поразила лайнер тремя торпедами. Оставшиеся в живых пассажиры оставили страшные воспоминания о последних минутах «Густлофа». Люди пытались спастись на спасательных плотах, но большинство выдерживало только несколько минут в ледяной воде. Девять кораблей участвовали в спасении его пассажиров. Ужасающие картины навсегда врезались в память: детские головы тяжелее, чем ноги, и поэтому на поверхности видны только ноги. Много детских ног…

Итак, скольким же удалось уцелеть в этой катастрофе? По данным Шена, выжило 1239 человек, из них половина, 528 человек, – личный состав немецких подводников, 123 человека вспомогательного женского состава военно-морского флота, 86 раненых, 83 члена экипажа и только 419 беженцев. Эти цифры хорошо известны в Германии и сегодня уже нет смысла скрывать их у нас. Таким образом, уцелело 50% подводников и только 5% беженцев. Приходится признать, что, в основном, погибли женщины и дети – они были совершенно безоружны перед войной. Такова была цена «атаки века», и вот почему в Германии сегодня многие немцы считают действия Маринеско военным преступлением.

Беженцы стали заложниками безжалостной военной машины

Однако не будем спешить с выводами. Вопрос здесь стоит гораздо глубже – о трагедии войны. Даже самая справедливая война – бесчеловечна, ведь от нее в в первую очередь страдает мирное население. По неумолимым законам войны Маринеско топил военный корабль, и нет его вины в том, что он потопил корабль с беженцами. Огромная вина в трагедии лежит на немецком командовании, которое руководствовалось военными интересами и не думало о гражданских людях.

Дело в том, что «Густлоф» вышел из Готенхафена без должного сопровождения и раньше запланированного срока, не дождавшись кораблей охранения, поскольку надо было срочно перебросить немецких подводников из уже окруженной Восточной Пруссии. Немцы знали, что этот район особенно опасен для кораблей. Роковую роль сыграли габаритные огни, включенные на «Густлофе» после того, как было получено сообщение о движении навстречу к нему отряда немецких тральщиков – именно по этим огням Маринеско и обнаружил лайнер. И, наконец, в свой последний рейс корабль ушел не как госпитальное судно, а как военный транспорт, окрашенный в серый цвет и оснащенный зенитными орудиями.

До сих пор у нас практически не известны цифры Шена, а продолжают использоваться данные о том, что на «Густлофе» погиб цвет немецкого подводного флота – 3700 моряков, которыми можно было бы укомплектовать от 70 до 80 подводных лодок. Эта цифра, взятая из сообщения шведской газеты «Афтонбладет» от 2 февраля 1945 года, считалась у нас бесспорной и не подвергалась сомнению. До сих пор необычайно живучи легенды, сотворенные еще в 1960-е годы с легкой руки писателя Сергея Сергеевича Смирнова, поднявшего тогда неизвестные страницы войны – подвиг Маринеско и оборону Брестской крепости. Но нет, никогда не был Маринеско «личным врагом Гитлера», и не объявлялся трехдневный траур в Германии по гибели «Густлофа». Этого не было сделано по той простой причине, что эвакуации морем ожидали еще тысячи людей, и известие о катастрофе вызвало бы панику. Траур же объявлялся по самому Вильгельму Густлофу, руководителю национал-социалистической партии в Швейцарии, убитому в 1936 году, а его убийца, студент Давид Франкфуртер, был назван личным врагом Гитлера.

Почему же мы до сих пор не решаемся называть истинные масштабы той трагедии? Как ни печально это признавать, но мы боимся, что померкнет подвиг Маринеско. Однако сегодня даже многие немцы понимают: германская сторона спровоцировала Маринеско. «Это была блестящая военная операция, благодаря которой инициатива господства в морской войне на Балтике была прочно перехвачена советскими моряками, – говорит заместитель директора Музея подводных сил России имени А.И.Маринеско Юрий Лебедев. – Своими действиями подводная лодка «С-13″ приблизила конец войны. Это был стратегический успех советского военно-морского флота, а для Германии – крупнейшая морская катастрофа. Подвиг Маринеско состоит в том, что он уничтожил казавшийся непотопляемым символ нацизма, корабль-мечту, пропагандирующую «Третий рейх». А гражданские люди, находившиеся на корабле, стали заложниками немецкой военной машины. Поэтому трагедия гибели «Густлофа» – это обвинение не Маринеско, а гитлеровской Германии».

Признавая, что на потопленном «Густлофе» были не только немецкие подводники, но и беженцы, мы сделаем еще один шаг к признанию исторического, хотя и нелицеприятного для нас факта. Но выходить из этой ситуации надо, ведь в Германии «Густлоф» – это символ беды, а в России – символ наших военных побед. Вопрос о «Густлофе» и Маринеско – очень сложный и деликатный, затрагивающий настоящее и будущее отношений России и Германии. Недаром побывавший недавно в Музее подводных сил России имени А.И.Маринеско генеральный консул Германии Ульрих Шенинг оставил такую запись в книге почетных посетителей: «Через 60 лет после трагических событий Второй мировой войны наконец наступило время, когда русские и немцы совместно строят будущее. К этому призывает гибель немецкого лайнера «Вильгельм Густлоф» в январе 1945 года».

Сегодня у нас есть возможность даже в таком тяжелом вопросе идти к примирению – через историческую достоверность. Ведь в истории нет черно-белых красок. И уникальность Маринеско в том, что его личность не оставляет никого равнодушным. Его легендарной личности, возможно, уготовано бессмертие. Он стал человеком-легендой и останется ею…

Сергей Глезеров
~~~

Источник: topwar.ru
Опубликовал: admin | Дата: Янв 13 2013 | Метки: Обозрение |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Theme

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,577 | Комментариев: 14,686

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
WordPress主题
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire