Первый комиссар «Авроры»

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 1, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 35

Это место священно для всех нас, кто чтит советскую власть, и так ненавистно для тех, кто ее предал. Здесь, у стыка Сампсониевского моста и Петроградской набережной, где Большая Невка впадает в Неву, с 1948 года пришвартован на вечную стоянку легендарный крейсер «Аврора».

Сюда с Выборгской стороны, через мост, получивший позднее название мост Свободы, двинулись 25 октября 1917 года под красными знаменами вооруженные отряды рабочих, солдат и матросов к Зимнему дворцу, уже не царскому, а буржуазному, чтобы установить власть свою, советскую. С другой стороны города накануне ночью к Николаевскому мосту, названному впоследствии именем лейтенанта Петра Шмидта, подошла «Аврора», которой суждено стало возвестить миру о Великой Октябрьской социалистической революции. И уже 5 декабря, на 1-м Всероссийском съезде моряков военного флота, В.И. Ленин говорил: «Во флоте мы видим блестящий образец творческих возможностей трудящихся масс, в этом отношении флот показал себя, как передовой отряд».

Вроде бы всем известные факты. Но сегодня, когда под видом всякого рода «уточнений» вовсю идет переписывание истории, напомнить об этом нелишне, памятуя при этом, что в августе исполнилось 125 лет со дня рождения комиссара «Авроры» Александра Викторовича Белышева, машиниста 1-й статьи, в начале сентября 1917 года, избранного председателем судового комитета. Он-то и руководил кораблем в те исторические дни, и прочитать его воспоминания, записанные мною в начале шестидесятых годов, молодым читателям будет полезно. Жил Белышев на Охте, на Большой Пороховской улице, в доме 33, а я невдалеке, на Большеохтинском проспекте, 6. Мне доводилось не один раз и по разным поводам брать у него интервью и для «Смены», где я был литсотрудником, а позже и для «Известий», где работал собкором, но вот сложить воедино все его ответы на вопросы в нечто целостное не пришлось. Делаю это теперь. Уже и как память о нем…

***

Слово «Аврора», как известно, пришло к нам из древнеримской мифологии, означая богиню утренней зари, но еще и со смыслом надежды на все лучшее и светлое. Это слово нередко можно встретить в русской классической литературе, откуда оно перекочевало и в бытовой обиход.

Крейсер «Аврора» потому и сыграл столь видную роль в русском революционном движении, подчеркивал Александр Викторович, что команда там подобралась грамотная, начитанная, матросы быстро разобрались, что у разных партий и к чему, начали читать марксистские брошюры, большевистские газеты, журналы, и в феврале 1917 года самыми первыми на Балтике подняли на мачте красный флаг. А 1 марта первыми избрали судовой комитет, где председателем и стал он, Белышев, а членом комитета – земляк Николай Лукичев. Авроровцы во главе с Белышевым еще и встречали 3 апреля на Финляндском вокзале возвратившегося из эмиграции В.И. Ленина, слушали произнесенную с броневика речь его, когда был провозглашен лозунг: «Да здравствует социалистическая революция!» Поэтому никто из матросов и не удивился, узнав, что их представителей пригласили – а было это в конце сентября – в Смольный, к Я.М. Свердлову, члену Военно-революционного комитета. «На третьем этаже мы сдали винтовки и вошли в кабинет к Якову Михайловичу, – читаю слова Белышева, записанные в известинском блокноте. – Расспросив нас о настроениях в команде, он сказал: «Товарищи моряки, Военно-революционный комитет и его партийный центр уполномочили меня назначить комиссара «Авроры». Я думаю, что кандидатура товарища Белышева будет подходящей».

Когда думаешь, спустя много лет, о судьбе Александра Викторовича Белышева, еще понятнее становятся глубинные причины неодолимой победы Октябрьской революции в стране, столь многослойной по социальному составу, какой была Россия. К питерским рабочим, что прошли школу первых марксистских кружков, школу созданного В.И. Лениным «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», участвовали в стачках и забастовках, присоединились такие вот энергичные и искренние союзники из провинции, кто бы мог действенно поддержать революционное движение, расширить его, придать новый размах.

***

Родился Александр Белышев в деревне Клетнево Вязниковского уезда Владимирской губернии, в семье сапожника. Как сложилась бы его биография дальше, сказать затруднительно, не возмечтай он с детства о морских путешествиях, начитавшись о них во время учебы в церковно-приходской школе, и потом во Владимирском ремесленном училище, где по окончании получил специальность «машинно-сборочного подмастерья», а при призыве в армию подал прошение зачислить его во флот. Матросы в ту пору интенсивного развития пароходства требовались повсеместно, и его направили в Кронштадтское машинное училище, а после выпускных экзаменов в 1913 году – для прохождения службы в Санкт-Петербург, на крейсер «Аврора».

Для 19-летнего Александра Белышева такое назначение было на радость и в гордость. Еще бы: корабль участвовал в памятном всем его сверстникам Цусимском сражении 1904 года, а название получил в память о фрегате, оборонявшем Петропавловск на Камчатке от англо-французской эскадры в Крымскую войну 1853–1856 годов. Здесь, в авроровской команде, встретил он новых друзей. Здесь вступил в Российскую социал-демократическую партию (большевиков). Здесь ему будет суждено отдать приказ о знаменитом выстреле «Авроры» 25 октября 1917 года, а имя его, Белышева, навеки будет вписано в историю России как первого комиссара легендарного крейсера «Аврора», войдет во все энциклопедии и учебники, послужит примером осознанного, мужественного, умелого исполнения своего гражданского и воинского долга.

И вот что рассказывал мне Александр Викторович:

– Вечером 24 октября 1917 года от Военно-революционного комитета получено распоряжение: крейсеру «Аврора» восстановить движение по Николаевскому мосту. А это значит передвинуть его как можно ближе к мосту, для чего я распорядился развести пары, прогреть машины и подготовиться к снятию с якоря. Одновременно мы восстановили связь со 2-м Балтийским флотским экипажем, которому надлежало под прикрытием наших орудий выбить с моста юнкеров и занять его. Но дело это оказалось не таким-то простым. Когда мы уже приготовились к снятию с якоря, командир корабля Эриксон отказался его вести, ссылаясь на невозможность пройти по Неве из-за небольшой глубины фарватера. То же и офицеры говорили. Тогда я приказываю матросам промерить фарватер самим. Наше измерение показало, что корабль свободно пройдет. С чертежом глубины невского фарватера снова прихожу к командиру, но он снова отказывается. Не остается ничего другого, как арестовать Эриксона и офицеров. Что с ним произошло дальше, не знаю, только вдруг он сам пришел ко мне и сказал: «Готов довести до моста». И вот в 3 часа 30 минут мы спускаем якорь у Николаевского моста…

Весь следующий день приводили крейсер в боевое состояние, приготовляли пушки, снаряды, так что каждый был на своем посту. Ждали сигнала, и наконец, в 21 час 40 минут с Петропавловки взвилась в небо сигнальная ракета, вслед раздались пушечные выстрелы. И я командую: «Носовое орудие, огонь!» Огромная вспышка освещает все вокруг, а эхо выстрела разнеслось над Невой и докатилось до Дворцовой площади. Эхо сливалось с ружейными залпами, рокотом пулеметов – с победно-протяжными криками «Ура-а-а!». Предписание Военно-революционного комитета было таково: после сигнала произвести несколько холостых выстрелов и, смотря по обстоятельствам, если нужно, открыть огонь. К этому прибегнуть не пришлось, так как Зимний дворец, где находились министры Временного правительства, вскоре сдался. И между прочим, все это время поддерживалась связь с Военно-революционным комитетом и другими военными судами, с пехотными частями, посылались небольшие вооруженные отряды для разведки и связи с кораблями. Команда была в курсе всего происходящего и потому вела себя спокойно, приказы выполняла уверенно.

***

Перечитывая воспоминания Александра Викторовича Белышева, вспоминаются и голоса из противостоящего лагеря. Еще в марте 1917 года был приказ перебазировать «Аврору» за границу, поскольку команда числилась у Временного правительства в «неблагонадежных», но моряки не позволили это сделать. Потом команду пытались расколоть, но и это не вышло. Однако в 1918 году ее все-таки, неизвестно почему, демобилизовали.

Напомним, что с 14 марта пост наркома по военным делам занимал Лев Давидович Троцкий (Бронштейн), а в апреле он стал и наркомом по морским делам. С аппаратом лично ему преданных людей, которые впоследствии станут именоваться троцкистами, они поддерживать своего начальника будут по соображениям чересчур субъективным. В отличие от многих соратников В.И. Ленина, Троцкий пришел в большевистскую партию лишь летом 1917 года и ревниво относился к тому, что делалось, тем паче успешно, без его участия. Да и позиция в октябрьские дни была у него слишком уж конъюнктурной, с постоянной оглядкой на юридическую сторону революционного дела, что сеяло неуверенность, грозило непредсказуемыми последствиями. И четкое выполнение авроровцами распоряжений Военно-революционного комитета шло вразрез с его претензиями на роль чуть ли не главного действующего лица революции, что нынче всячески распространяется пропагандистами официоза, хотя саму революцию они пытаются не замечать, а слово «переворот», употреблявшееся и Лениным, превратили в нечто сугубо отрицательное вопреки его историческому смыслу.

Как бы то ни было, но 25-летний Белышев от «Авроры» был отставлен. Подумав-подумав, он решил возвратиться в родные края, где начал работать по специальности – слесарем-механиком. Когда же товарищи увидели его организаторские способности, узнали к тому же, что он «тот самый Белышев», то стали выдвигать на различные административные посты. И куда бы ни посылала Александра Викторовича партия, везде работал он энергично, умело и – подчеркнем это – скромно. Но тянуло его в Ленинград, очень тянуло.

Он поступает в Промакадемию, заканчивает ее в 1935 году, а затем работает на различных хозяйственных должностях. В годы блокады Белышев был главным механиком завода «Ленэнерго», оставаясь здесь до выхода на пенсию в 1961 году. Став персональным пенсионером союзного значения, он занимается общественной деятельностью, часто встречается с молодежью, рассказывает о революционных событиях на Балтике и в Питере. В Невском районе в его честь назовут потом улицу, а неподалеку есть и улица Евдокима Огнева, артиллериста «Авроры», который по приказу Белышева сделал тот знаменитый выстрел. Евдоким Павлович Огнев воевал на Дону и погиб в марте 1918 года в бою с белоказаками. Похоронен Огнев в братской могиле на хуторе Казачий Хомутец Ростовской области. Там в 1966 году установят памятник, и Белышев съездит туда помянуть друга…
К Александру Викторовичу обращались за справками и советами сценаристы, режиссеры, актеры, работавшие над фильмами о революции. Бывал у него на Большой Пороховской и Кирилл Юрьевич Лавров, работая над образом самого Белышева в двухсерийной широкоформатной картине «Залп «Авроры». Картину снимал на Ленфильме Юрий Михайлович Вышинский, с которым я познакомился еще в детстве, в родном Свердловске, куда он приезжал, уже работая в Москве. Глеб Панфилов, старший брат моего товарища Жени, сказал нам, что Вышинский пригласил его посмотреть материалы к снимаемым им фильмам, и мы можем поехать вместе, если хотим. Мы, конечно, тотчас же согласились. Ведь кино в послевоенные годы было для любого мальчишки действительно «важнейшим из искусств», а побывать у режиссера, пусть еще не очень-то известного, но своего, уральца, – Вышинский родился в Златоусте – это ли не радость?!

«Залп Авроры» выйдет на экраны в конце 1965 года. К тому времени Юрий Михайлович снимет остросюжетный фильм «В квадрате 45» о военных летчиках и парашютистах, документальный «Наш район», короткометражные «Подводная лодка» и «Аппассионата» по очерку М. Горького «В.И. Ленин». Режиссер Юрий Вышинский был из послереволюционного поколения людей (он родился 24 сентября 1923 года), для которых понятия Октябрьская революция и Великая Отечественная война стали как бы единым целым. В Красную армию Вышинский вступает 15 июля 1941 года добровольно и после окончания авиашколы в Ростове-на-Дону зачисляется летчиком-истребителем 2-го гвардейского истребительного авиационного корпуса и служит там до января 1945 года, когда его боевой вылет заканчивается тяжелым ранением. Подлечившись, он поступает во Всесоюзный государственный институт кинематографии (ВГИК), занимается в мастерской И.А. Савченко, у которого он сыграл эпизодическую роль в кинокартине «Третий удар», позже работает на киностудиях имени А.П. Довженко и А.М. Горького. Воевал и исполнитель роли Белышева, главной роли, Кирилл Юрьевич Лавров, и тоже летчиком, и в армию пошел тоже добровольцем. Потому и фильм проникнут искренним патриотизмом, истинной любовью к Родине, что передается исподволь и нам, зрителям.

Командир крейсера «Аврора», капитан третьего ранга Ю. Федоров, бывший комиссар «Авроры» А. Белышев и исполнитель роли Белышева в фильме «Залп «Авроры» К. Лавров. 1965 г.

***

Александр Викторович Белышев скончался 29 августа 1974 года, когда ему пошел 82-й год. Похоронен он, кавалер двух орденов Ленина и ордена Октябрьской революции, на Большеохтинском кладбище со всеми полагающимися ему почестями, с воинским салютом. Ему не придется увидеть, как заграничные враги социализма, вкупе с предателями в высших кругах партии, совершат контрреволюционный переворот, уничтожат социалистическое государство и примутся грабить народ, клевеща на таких, как он, борцов за лучшую жизнь для простых людей, подло оскверняя их национальные святыни. Вот и на его родной «Авроре» в ночь с 5 на 6 июня 2009 года властвующие хулиганы устроят по случаю какого-то «юбилея» какого-то журнала «Русский пионер» банкет, оплаченный олигархом Михаилом Прохоровым, отличившимся похождениями с «пионерами» и «пионерками» во французском курортном местечке Куршевель, за что он даже арестовывался «в ходе расследования международной сети проституции».

Развеселые «пионерские чтения» вели «актер» по имени Шнур, известный тем, что выходит на сцену голым, ругается матом, и телеведущая Тина Канделаки, небез­ызвестная во всех отношениях. А участвовали в пьяной сходке бизнесмены и высокопоставленные чиновники. Проникшие на крейсер независимые журналисты заметили среди веселящихся персон тогдашнюю губернаторшу В.И. Матвиенко, госпожу министершу Э.С. Набиуллину, занимавшего пост полпреда президента РФ на Северо-Западе И.И. Клебанова, других высокопоставленных лиц. Кто-то под влиянием винных паров даже нырял в «вольную Неву», чтобы, как «пошутил» кто-то из веселящихся, «назавтра со свежими силами продолжить труды во славу новой России». Таков уж он есть, этот «новый патриотизм». Невольно вспомнишь великого русского сатирика М.Е. Салтыкова-Щедрина: «Нельзя быть паразитом и патриотом ни в одно и то же время, ни по очереди, т.е. сегодня патриотом, а завтра проходимцем».

Общественная реакция на вечеринку в священном для советских людей месте была крайне возмущенной. Президиум ЦК КПРФ выступил с резким заявлением, где говорилось: «Вслед за нападками на Мавзолей Владимира Ильича Ленина и попытками подменить Красное Знамя Победы советского народа над гитлеровским фашизмом, мы стали свидетелями новой провокации», когда «развращенная новоявленная «элита» осквернила святыню русского флота. На целый вечер величественный памятник истории превратился в кабак для развлечения гламурно-попсовой богемы, криминальных нуворишей и их чиновных крышевателей».

Но провокация не удалась. Под настойчивым давлением коммунистов власть пошла на попятную. Крейсер «Аврора» был вновь включен в состав Военно-Морского флота России. Как его боевая единица и символ воинской славы моряков с наименованием: «Ордена Октябрьской Революции Краснознаменный крейсер «Аврора». Еще и поэтому столь радушно принимали все, кто служил на «Авроре», все питерцы-патриоты Геннадия Андреевича Зюганова при праздновании 70-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады в 2014 году. Коммунисты помнят историю и борются за очищение ее от вражеских наветов. А о ленинградских коммунистах героиня блокады Ольга Берггольц в сентябре 1941 года взволнованно писала: «В этом имени – осенний Смольный, Балтика, «Аврора», Петроград. Это имя той железной воли, о которой гимном говорят».

Комиссар «Авроры» Александр Белышев из их числа. На Большой Пороховской улице, 33, установлена в 1987 году гранитная мемориальная доска: «В этом доме с 1959 года по 1974 год жил Белышев Александр Викторович – член Коммунистической партии с марта 1917 года, председатель судового комитета и комиссар крейсера «Аврора». Вспомним о нем сегодня с благодарностью и почтением.

Эдуард Шевелёв

Опубликовал: admin | Дата: Авг 25 2018 | Метки: Калейдоскоп |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Premium WordPress Themes

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 30,680 | Комментариев: 20,191

© 2010 - 2018 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
WordPress主题
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire