От указа до указа

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью:
Loading ... Loading ...
Просмотров: 45

Все последние 30 лет, включая годы горбачевской перестройки, РСФСР–Россию мутит от бесконечных реформ. Началось с создания кооперативов, получивших право на распродажу продукции брошенных на произвол судьбы предприятий и еще уцелевших сельских хозяйств.

После распада СССР, в 1991 году, перед новой властью России главным стал вопрос о том, что делать с огромной государственной собственностью, создававшейся трудами нескольких поколений советских людей.

Предложенный молодыми дилетантами вариант ваучерной приватизации на деле превратился в неуправляемый процесс, сопровождавшийся во многих случаях рейдерскими захватами, ставших ничейными промышленных предприятий и земельных участков. В период 1991–1999 годов этим процессом заправляли поочередно девять руководителей Роскомимущества, в том числе такие одиозные личности, как А. Чубайс, А. Кох, М. Бойко и др.

В докладе председателя Счетной палаты РФ С. Степашина, представленном руководству страны в 2004 году, изложены вопиющие факты преступного разграбления национального достояния.

Вот один из выводов доклада:

«В ходе приватизации получили широкое распространение новые для России виды экономических преступлений: подделка ценных бумаг, мошеннические операции с ваучерами, организация «финансовых пирамид»… Необоснованное занижение цены продаваемых государственных активов, притворность конкурсов, коррупция в органах власти…»

Экономика, ВВП страны, производство во всех отраслях рухнули на 48%, притом что, для сравнения, к концу самого тяжелого военного года – 1942-го, страна потеряла 35% промышленного производства. Восстановление после реформаторской разрухи началось только в 1999 году, когда новые хозяева и рядовые граждане кое-как приспособились к новым условиям. За прошедшие годы с карты страны исчезли 78 тыс. предприятий, в том числе маяки советской эпохи: заводы «Москвич», «Динамо», «Ижмаш», Волгоградский, Челябинский, Онежский, Липецкий и Алтайский (г. Рубцовск) тракторные, Московский станкостроительный и челябинский «Станкомаш», четыре часовых завода (Угличский, Челябинский, Чистопольский, 2-й Московский), Саратовский авиа­завод, целый ряд заводов радиотехнического профиля и многие другие. Просто закрылись, были растащены на кирпич или сданы в металлолом новыми хозяевами.

Подавляющая часть населения восприняла ваучерную приватизацию как абсолютное зло. Заполученная подобным образом собственность в глазах общества потеряла свою легитимность, отсюда непрекращающиеся попытки ее передела, воспроизводство имущественного рэкета в различных формах.

В советское время каждый человек за свои поступки отвечал перед государством, это понималось всеми, в этом заключалась высшая справедливость. Приватизаторы (в штабе А. Чубайса советниками были нанятые 35 иностранцев, в основном из американских спецслужб) не ответили ни перед кем. Да и перед кем было отчитываться, если государство олицетворял Б. Ельцин, а само оно представляло собой конструкцию из наспех сформированных ведомств, учреждений и организаций? В стране одно время был даже собственный госсекретарь.

В новых обстоятельствах потребовались новые законы. Ударным порядком были переписаны все прежние кодексы и уставы, пересмотрены проверенные временем стандарты, СНиПы и ГОСТы. От некоторых отказались вообще. Принятые в спешке нормативные акты, естественно, постоянно требуют корректировки. Если сегодня заняться изучением свода российских законов, бросается в глаза обилие, буквально десятки поправок и изменений к каждому из них.

Правка законодательной базы идет непрерывно. Потому что до сих пор неясно, какого типа государство Россия и какова экономическая система страны. В результате возникает путаница в толковании и исполнении законов, повышаются расходы на администрирование, развивается правовой нигилизм. Вот впечатление посетительницы одного из госучреждений:

«Госслужащие не знают своей работы, правил, не умеют взаимодействовать. В головах каша, лень позвонить специалисту, чтобы разобраться. Болото. Система госуправления – болото, в котором вязнет все. И жаловаться некуда… Фатальные ошибки, которые никто не знает, как исправить. Справки друг друга не принимают».

В структуре правительства происходят изменения, в результате нарушается преемст­венность руководства, размазывается ответственность. Заявления официальных лиц зачастую противоречат друг другу. Особенно это относится к оценкам и прогнозам, исходящим от ЦБ, Минфина и Минэкономразвития. Свое, отличное от других, мнение высказывает Счетная палата. В 2017 году президент В. Путин заявил, что в России хождения криптовалюты не будет. А вот в Госдуме как-то даже спрогнозировали, что криптовалюту узаконят до июля 2018 года.

Наибольшим правкам, переделкам подвергаются уголовное, административное и налоговое законодательство, а также законодательство в социальной сфере. Что касается непосредственно экономики и финансов, то здесь обращает на себя внимание в первую очередь несбалансированность законодательной базы, отсутствие синхронизации. Приняты и считаются действующими различные стратегии, концепции, комплексные программы.

Сроки их исполнения постоянно отодвигаются, они наслаиваются друг на друга, при этом за неисполнение предыдущих ни с кого не спрашивают.

***

Основными директивными документами для правительства с 2012 года служат так называемые майские указы президента. По исполнению поручений, содержащихся в этих указах, оценивается деятельность кабинета министров. К намеченному сроку (2018 год) из 11 майских указов 2012 года, по независимым оценкам, выполнен полностью только один. Намерение создать в стране за короткий срок 25 млн высокопроизводительных рабочих мест, так же, как и повышение к 2018 году средней продолжительности жизни до 74 лет, с самого начала казалось неисполнимым.

Учитывая современное состояние российской экономики и сжимающееся кольцо санкций, следует ожидать, что и новый указ 2018 года будет выполнен частично. Судя по тому, как прошел первый год реализации этого указа, для подобного утверждения есть основания: впервые за последние 10 лет в 2018 году в стране отмечена депопуляция, пятый год подряд шло падение реальных доходов населения, а отток капитала в январе 2019 года составил 10,4 млрд долларов.

Не дают ожидаемых результатов затраты на модернизацию, инновацию, импортозамещение. Остались невыполненными амбициозные проекты превращения Москвы в международный финансовый центр, повсеместного внедрения в сельских школах высокоскоростного интернета, прорывного развития нанотехнологий и пр. Не можем довести до кондиции последние разработки отечественных авиастроителей – самолеты МС-21 и «Суперджет 100»: для первого, чтобы изготовить крылья, нужен особый композитный материал (производится в США), для второго требуется до 60% комплектующих (в разработке самолета принимали участие фирмы Германии, Франции, Италии). Следует напомнить, советское самолетостроение вообще не зависело от импорта.

Фактически контрпродуктивными представляются действующие контрсанкции. Экономика всегда конкретна, цифровой экономики не бывает, но цифровая информатика уже на первых полосах. Нужны не туманные «дорожные карты», а ответственный государственный подход.

Сегодня перед страной руководством поставлены задачи: «войти в другую лигу экономик», «выйти на темпы роста выше мировых», в 2024 году «войти в пятерку крупнейших экономик».

По итогам 2018 года рост ВВП России составил 1,8% (цифра 2,3%, обнародованная новым руководством «Росстата», вызывает сомнение), инфляция – 4%, безработица – 4,8%, падение доходов населения – 0,2%, депопуляция – в размере 86,7 тыс. человек, отток капиталов – 67,5 млрд долларов. То есть начинать в очередной раз предстоит как бы с нуля.

В структуре ВВП на долю промышленного производства приходится 37% (среднемировой показатель 20%), монетизация составляет 47%, притом, что минимально достаточными считаются 50% (среднемировой показатель – 125%, в Германии – 170%, Китае – 185%, Японии – 240%). По размеру ВВП (1,9% мирового) Россия стоит на 12-м месте.

В международных отношениях за Россией твердо закрепился статус региональной державы, страны с развивающейся экономикой. По оценке председателя Счетной палаты РФ А. Кудрина, для перехода в категорию развитых стран России потребуется 15 лет при условии роста ВВП на 3–4% ежегодно. По-видимому, так и будет, если страна и дальше будет управляться наследниками Гайдара по рекомендациям спецов из Высшей школы экономики.

В целом картина безрадостная. Недавно американский президент похвастался, что до него еще никто не проводил в отношении России такой жесткой политики. Поблажку в 15 лет, судя по всему, нам никто не даст. В Вашингтоне и европейских столицах ждут своего часа, наблюдают за действиями Москвы и в случае чего вводят дополнительные санкции по каждому конкретному поводу. Президент В. Путин дал правильную оценку:

«Россию хотят придушить». Поэтому и не надо повторять ошибки прошлого.

***

Показательно, что в 1916 году в структуре ВВП только 35% приходилось на долю промышленности, 86% промышленного капитала принадлежало иностранцам, их прибыли достигали сотен процентов. Как результат – уже на второй год Первой мировой войны страна остро нуждалась в военной помощи: не хватало боеприпасов, пулеметов, винтовок (отечественные заводы могли обеспечить винтовками только на 35%), авиационных моторов, зенитных орудий и пр. Британские «союзники» предлагали России снаряды по тройной цене.

После революции, несмотря на значительный спад экономики в период 1913–1921 годов (62%), страна, как и предвидел И.В. Сталин, за 10 лет прошла путь, на который другим потребовалось бы 50–100 лет. В советское время на промышленное производство в структуре ВВП в различные годы приходилось до 60–70%, об иностранном засилье не могло быть и речи. Монетизация ВВП в 1985 году составляла 49%, в 1990 году достигла 73%, т.е. шла в нужном направлении, средства направлялись главным образом на созидание.

Прирост ВВП СССР в период 1921–1930 годов составил легендарные 1500%, в период 1931–1940 годов – 360%, значительный вклад здесь внесли ударные стройки 1921–1940 и 1951–1960 годов. В 1950 году ВВП СССР уже на 72% превысил довоенный уровень. Преимущество отдавалось развитию промышленного производства. Тогда ситуация требовала этого, соответственно складывалась и структура валового продукта.

Одно дело, когда значительная часть ВВП создается в промышленном (производящем) секторе, и совсем другое – если на первое место выходят финансовые, страховые, юридические, посреднические и прочие услуги такого рода. Общепризнано, что большая доля отраслей с высокой степенью переработки повышает устойчивость экономики. Особенно это важно для такой сырьевой державы, как Россия, учитывая ее международную изоляцию, санкции и тенденцию к энергосбережению в развитых странах.

Советская экономика в послевоенное время росла устойчивыми темпами. Безответственный волюнтаризм Н.С. Хрущева, особенно в отношении сельского хозяйства, сменила позитивная реформа А.Н. Косыгина 1965–1970 годов. В этот период при соотношении промышленность-услуги 70% на 30% была допущена ошибка: упор был сделан на производство товаров группы А (средств производства), в результате в стране возник дефицит товаров народного потребления. Тем не менее в так называемые «застойные» годы (1965–1982) СССР развивался быстрее ведущих капиталистических стран. Правительственная чехарда 1982–1985 годов и последовавшая за этим «перестройка» подвели страну к опасному рубежу. Если в 1970 году ВВП СССР составлял 13,2% от мирового, то уже в 1989 году этот показатель упал до 4,5% и продолжал снижаться.

Чтобы вывести современную Россию из состояния нового застоя (в период 2007–2018 годов ВВП РФ прибавил 13%), сегодня нужны не меморандумы о намерениях и наползающие во времени друг на друга указы, а выверенные планы действий, капитальные вложения в действительно необходимые стройки. Территориальное размещение производств, подготовка кадров и т.д. В российских условиях решение хозяйственных задач путем написания неких национальных проектов, создания всевозможных фондов, раздачи целевых денежных траншей в конечном итоге не дают желаемых результатов.

Главные проблемы современной России:

– недостаточное финансирование реального сектора экономики, промышленного производства, высокие процентные ставки по кредитам;

– безответственность и безнаказанность на всех уровнях власти;

– масштабная коррупция, расхищение государственной собственности и финансовых средств;

– порочность законов, написанных под диктовку МВФ и Всемирного банка, заказное судопроизводство;

– семейственность и групповщина в кадровой политике, формирование правящего класса, управляющих кланов с наследственной передачей власти.

К перечисленным факторам можно добавить международные экономические санкции; наличие внутренней пятой колонны; аффилированность власти с бизнесом; слабый социальный лифт, провоцирующий отъезд наиболее трудоспособных граждан за рубеж; произвол чиновников, особенно на региональном и местном уровнях; привилегированное положение, фактическая неподотчетность госкорпораций правительству и т.д.

Правительство упорно отказывается ввести прогрессивную школу налогов, что представляется особенно необходимым ввиду колоссальной разницы в доходах различных категорий граждан.

***

Главный показатель экономики – валовый внутренний продукт. Основным драйвером его увеличения должен быть Центробанк страны, который обязан, с одной стороны, обеспечивать необходимый уровень монетизации ВВП, с другой – направлять средства не на повышение капитализации и спасение коммерческих банков, а на развитие реального производства, амортизацию основных фондов. До последнего времени только в 10 регионах практиковалось оформление налоговых вычетов из сумм, выделяемых на обновление и модернизацию основных фондов.

К сожалению, в специфических российских условиях отечественные работодатели в большой степени преследуют цель максимально возможного и быстрого личного обогащения. Предпочитают выжимать всё до последнего. Как следствие, средства на амортизацию и модернизацию далеко не всегда превращаются в инвестиции.

Сегодня Центробанк не отвечает за развитие экономики, производства в целом. Главная цель его деятельности – таргетирование инфляции через сжатие денежной массы. Хотя общеизвестно, что можно добиваться трехпроцентной инфляции при полностью застывшей экономике. При адекватном финансировании производящих отраслей, соответствующей индексации зарплат и социальных выплат 15-процентная инфляция переносится безболезненно.

Дешевизна и свободный доступ к финансовым ресурсам позволяют маневрировать, повышают восприимчивость производства к вновь возникающим инициативам. В принципе, если ключевая (учетная) ставка составляет более половины рентабельности производства, последнее разоряется. Между тем ЦБ РФ дает деньги под 7,95%, а среднероссийская рентабельность не превышает 7,7%, причем для многих важных производств она меньше.

Второй инструмент управления экономикой – бюджетная политика. Сегодня, направляя примерно 4 трлн рублей в иностранной валюте в зарубежные банки, государство в лице Центробанка и Минфина тем самым работает на интересы международных спекулянтов. Во всей стране стоят незавершенными около 12,5 тыс. объектов, это мертвые деньги, здания и сооружения, в которых остро нуждаются население и народное хозяйство. Бюджетное шараханье: заморозив большие миллиарды, правительству приходится мириться с колоссальной задолженностью субъектов и муниципальных властей.

Необходимо пересмотреть пропорции распределения бюджетных средств. Распределение между Центром и регионами по принципу 65 на 35 приводит к тому, что часть последних переходит в разряд банкротов и попрошаек. Делить нужно 50 на 50, поровну.

Еще один недостаток бюджетной политики заключается в том, что значительные средства могут направляться на финансирование бесперспективных проектов, в то время как реальные производства, попавшие по той или иной причине в трудное положение, лишаются финансовой поддержки, искусст­венно банкротятся. В таких случаях всегда присутствуют личный интерес и административный ресурс.

Так, щедро финансируется корпорация-пустышка «Роснано», возглавляемая бездарным А. Чубайсом. ВИП-менеджеры корпорации давно осуждены за хищение сотен миллионов рублей, а ее глава все еще обещает государству огромные прибыли. Не жалуется на скудное финансирование «Сколково», вокруг которого кормятся многочисленные иностранные советники и ученые – искатели хорошей жизни. Прошла информация, что при МГУ им. М.В. Ломоносова создается очередной монстр – т.н. научно-технологическая долина с приличным бюджетом.

С другой стороны, только колоссальными усилиями удается каждый год добиваться выполнения Минфином Постановления правительства №1432 о финансировании разработок и закупок отечественной сельхозтехники.

Притом что техники на селе и так не хватает, а 40 млн га земли стоят непахаными.

Правительство медлит с решением, в то время как по надуманным основаниям разрушаются, банкротятся такие ведущие отечественные предприятия ракетно-космической отрасли России, как Государственный космический научно-производственный центр (ГКНПЦ) им. М.В. Хруничева и НПО «Молния», которые по настоящее время ведут разработки, в том числе уникальных ракет-носителей и воздушно-космических аппаратов военного назначения. Процесс идет, несмотря на неоднократные обращения в адрес президента и правительства. А все дело в том, что московская земля, принадлежащая этим организациям, чрезвычайно дорого стоит.

***

Известная схема рейдерского захвата успешных предприятий – умышленное банкротство за невозврат в установленный срок полученного кредита, назначение внешних управляющих с последующей распродажей активов или присвоением предприятия с целью дальнейшего его использования по профилю. Именно так произошло с известной на всем юге России ГК (холдингом) «Евродон», единственным в своем роде производителем качественного мяса индейки. Холдинг, в который было вложено 47 млрд рублей, построил около 40 птичников, дал работу 12,5 тыс. человек.

Воспользовавшись временными финансовыми трудностями компании (эпидемия птичьего гриппа), недобросовестные конкуренты предприняли две попытки захвата агрохолдинга. Первая была пресечена благодаря личному вмешательству президента В. Путина. Вторая удалась: от руководства был отстранен создатель холдинга гендиректор В. Ванеев, на руководство сели внешние управляющие. Бездарно растратив выделенный на санацию 1 млрд рублей, пришлые управленцы (оклад каждого 1 млн рублей в месяц) провели массовое увольнение и фактически остановили работу предприятия. Несмотря на то, что последнее являлось социально значимым градообразующим предприятием г. Шахты Ростовской области. «Лихие 90-е» возвращаются?

Третье. Необходимо, наконец, окончательно разобраться с валютным регулированием. Признак неблагополучия в данном вопросе – вопиющие ошибки в прогнозировании оттока капиталов. В 2017 г. прогнозировался в объеме 7, потом 27,3 млрд долларов, на самом деле вывезли 31,3 млрд долларов. Аналогично: в 2018 году несколько раз цифры менялись от 10 до 41 млрд долларов, фактически утекло за рубеж значительно больше. В процессе диверсификации золотовалютных резервов путем перевода долларов в юани, а также долларов в евро и обратно Центробанк в 2017–2018 годах потерял около 10 млрд долларов.

О недоверии бизнеса к нынешней власти свидетельствует ситуация, сложившаяся с офшорными вкладами российских граждан. На данный момент в офшорах складировано около 800 млрд долларов, по оценкам спецслужб США – до одного триллиона. Несмотря на исключительно выгодные условия, предлагаемые их владельцам (полное забвение проступков и прощение всех долгов), обе предпринятые попытки вернуть деньги домой путем амнистии не дали особых результатов. По заявлению вице-премьера А. Силуанова, в 2018 году репатриировались только около 10 млрд евро, данных по первому этапу налоговой амнистии нет, за исключением того, что декларации тогда подали примерно 7200 человек. И это несмотря на то, что около 70 стран, в том числе офшоры, заключили соглашения о передаче ФНС РФ всей налоговой информации, а банки Кипра закрыли или заморозили счета 5,3 тыс. россиян.

Для сравнения: в США владельцы счетов в иностранных банках освобождаются от уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов при условии выплаты штрафа в размере 40% от суммы неуплаченных налогов.

Пользуясь прорехами в законодательстве, отечественные олигархи и чиновники на всякий случай прикупают себе т.н. «инвестиционное» гражданство. В Великобритании, Швейцарии, Испании, Монако, на Кипре – поближе к упрятанным капиталам, дворцам и обосновавшимся там семьям. За последние несколько лет подобным образом гражданами о. Мальты стали около 1700 соотечественников.

В западных странах фактически единая система перемещения и хранения капиталов. Что касается России, то она по определению не должна себе позволить такой финансовой открытости. Однако таково требование МВФ, а их Россия не может не выполнять. Осознание этого пришло только после того, как страна, заявив о своих национальных интересах, в ответ ощутила на себе реакцию западного мира.

***

Еще в сентябре 2017 года группа депутатов Госдумы от фракции КПРФ предложила внести поправки в закон «О валютном регулировании». В целях предотвращения валютных спекуляций и утечки валюты из страны предлагалось ввести ограничения на хождение иностранной валюты в стране. Вместо этого Госдума, наоборот, принимает поправки, ослабляющие по некоторым позициям валютный контроль, прежде всего в отношении компаний, подпавших под санкции.

Размещение золотовалютных резервов страны в банках уже не вероятного, а явного противника, разговаривающего с Москвой на языке ультиматумов, не нуждается в комментариях. Так же, как и использование отечественным бизнесом зарубежных офшорных гаваней и образование по западному образцу собственных офшоров (особых экономических зон) на о. Русский и о. Октябрьский (Калининградская область).

Не оправдались надежды, связанные с вступлением во Всемирную торговую организацию. «С ВТО нас обманули», – так оценил президент В. Путин результаты этой многолетней эпопеи. Двусмысленность пребывания России в ВТО очевидна, особенно в условиях применения антироссийских санкций. В свое время 117 депутатов Госдумы дважды обращались в Конституционный суд по поводу вопиющих нарушений, допущенных при ратификации Протокола о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению с протестом против вступления страны в эту организацию.

Идейное примирение с Западом, встраивание в мировую экономику, начатое при Горбачеве, продолжались до последнего времени. Как теперь уже ясно, сотрудничество зашло слишком далеко. Однако вопреки здравому смыслу правительство не исключает возможной продажи акций госкомпаний иностранцам, а Госдума отказалась рассматривать вопрос о сохранении в российской юрисдикции стратегических (системообразующих) предприятий.

История с алюминиевой империей олигарха «первой волны» О. Дерипаски свидетельствует о том, что Россия может утратить контроль над стратегическими компаниями и даже целыми отраслями промышленности.

Глобальные международные финансовые механизмы позволяют из-за рубежа вмешиваться в их оперативную деятельность. Глубокая офшоризация, вывод активов за границу, акционирование с привлечением иностранных инвесторов облегчают Западу возможность принятия в отношении российских компаний санкционных решений, перехватывать руководство их оперативной деятельностью, лишать права распоряжаться дивидендами.

Тут поневоле задумаешься о существовании мирового правительства и правдоподобии теории мирового заговора. Заигрывания с Западом бесперспективны. Судьбу компаний О. Дерипаски вполне могут повторить и другие российские компании. Лучший способ избежать этого – провести их деофшоризацию и национализацию.

Решения, принимаемые в западных столицах, болезненно сказываются на отечественной экономике. В 2009 году, после кризиса, ВВП России снизился на 7,8% по сравнению с предыдущим годом. На 2,5% по сравнению с 2014 годом сократился российский ВВП в 2015 году под воздействием самых начальных санкций, назначенных Вашингтоном в ответ на присоединение Крыма и твердую позицию Москвы в данном вопросе. Вообще российский ВВП ведет себя крайне неровно, что свидетельствует о неустойчивости российской экономики, ее подверженности внешним воздействиям.

Как итог. Первый год жизни по второму майскому указу президента прошел под угрозой все новых санкций. Россию обвиняют в территориальной экспансии, вмешательстве во внутренние дела других стран, тотальном кибершпионаже. Жизненный уровень основной массы населения страны продолжал снижаться. Бессистемная правка законов не дала ожидаемых результатов, все съедали налоги и рост цен.

Сегодня стране нужны сдержанность в международных отношениях и реальная социально ориентированная внутренняя политика.

Николай Коломейцев,

депутат Госдумы

sovross

Опубликовал: admin | Дата: Фев 19 2019 | Метки: Госдума РФ |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Weboy

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 31,100 | Комментариев: 20,393

© 2010 - 2018 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
Weboy
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire