Островки ещё живы. Надолго ли?

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью:
Loading ... Loading ...
Просмотров: 31

По дороге в посёлок Нарва Манского района, не доезжая шести километров до села Кияй, можно увидеть слева дорожный указатель, свидетельствующий, что просёлочная дорога приведёт вас в Островки.

Фото: Деревня Островки затерялась среди заснеженных лесов.

Много раз приходилось проезжать мимо, а недавно всё-таки решил заехать в эту деревню. По пути бросились в глаза, заросшие молодым подлеском поля. Они были и справа, и слева от дороги и тянулись до самой околицы.

Сначала показалось, что все деревенские или на работе, или сидят дома у телевизоров. Настолько пустынно оказалось на двух улицах – Молодёжной и Зелёной. Но, приглядевшись внимательнее, увидел у одного из домов двух мужчин. Подъехал поближе – оказалось, что островитяне ремонтируют «Жигули» 15-й модели.

Разговорились. Того, что постарше, зовут Олегом, фамилия – Краснов. Ему 42 года, родом из Красноярска, но с трёх лет родители на лето отправляли его погостить к бабушке. Так и прикипел душой к деревне. А потом познакомился здесь с молодой вдовой Ириной Петровой и остался жить навсегда.

Поэтому 23-летний Сергей Петров никакой ему не друг, как мне показалось сначала, а пасынок. Есть и достаточно взрослая падчерица Снежана, которая уже живёт в Красноярске, но очень часто приезжает проведывать родственников в Островки.

Попросил Сергея позвать мать, поскольку очень хотелось узнать историю их малой родины. Парень сбегал в дом и вскоре, вернувшись, заявил: не хочет хозяйка разговаривать с корреспондентом.

Но буквально через несколько минут на улицу она всё-таки вышла. В разговоре выяснилось, что Ирина Николаевна – коренная жительница деревни. Основали этот населённый пункт выходцы из Прибалтики, поэтому в крови у 45-летней женщины и её детей течёт толика латышской крови.

В силу своего возраста Ирина помнит те благодатные времена, когда Островки были отделением совхоза «Манский партизан». Тогда сразу за деревней пахали землю, растили хлеб, а у самого леса стояла животноводческая ферма, где хозяйка дома успела немного поработать дояркой.

- Всё это в прошлом,- взгрустнула моя собеседница.- Сейчас работы в деревне нет, поэтому сын перебивается случайными заработками на стороне, а мы Олегом держим на подворье шесть коров, есть и другая живность.

- А куда везёте продавать свою продукцию? – поинтересовался у Ирины.

- Чаще всего в Нарву, до которой 20 километров, или в райцентр Шалинское, до него всего на километр дальше. Да вот беда – машина сломалась. Как только Олег с Сергеем её наладят, сразу поедем торговать. Жить-то в деревне как-то надо. У нас все здесь держат коров и свиней. А как иначе?

Поинтересовался у Ирины Николаевны, чей это дом красивый стоит неподалёку от их подворья, только на противоположной стороне.

- Владимир и Галина Гердт в нём живут,- пояснила женщина.- В этом доме дядя Володя когда-то родился. Став взрослым, переехал в Колбинское, а затем – в Германию, но не прижился на чужбине и вернулся на свою родину. Восстановил родительский дом и сейчас живёт в нём с женой. Они только что ухали в Шалинское.

Жаль – очень захотелось мне поговорить с человеком, который, можно сказать, стоял у истоков рождения Островков. Но снова выручила Ирина Николаевна. Она посоветовала обратиться к Елене Петровне Шушук, которая может многое рассказать об истории родной деревни и её обитателей.

- Вон, видите, трактор стоит у дома, в нём и живёт Елена Петровна,- показал рукой на подворье своей односельчанки Ирина.- Я ей сейчас позвоню, и она к вам выйдет.

И действительно, пока я заводил машину, из калитки дома на улице Молодёжной вышла моложавая на вид женщина. Буквально через минуту мы уже вели с Еленой Петровной неспешный разговор.

Фото: Елена Шушук, Оксана Эргард, Светлана Козлова и Марина Колбина.

- Родилась я в деревни Островки в 1966 году, здесь и выросла,- начала рассказ Елена Шушук.- А мои старшие сестра и брат появились на свет в соседней деревне Красный Стрелок, где в ту пору жили мои родители. Её уже нет на карте нашего района. Сейчас брат живёт в нашем родовом гнезде – видите дом у тополя, это оно и есть. В 1984 году я окончила в Кияйе среднюю школу и сразу пошла работать на ферму дояркой. Надо было, дуре, учиться дальше, но не захотела. Сейчас жалею об этом, но верно говорят: близко локоть, да не укусишь.

В 21 год вышла замуж за приехавшего на уборку шофёра. Он остался жить в деревне. У них двое сыновей. Оба работают в Кияйе на лесозаготовках. Один – на КамАЗе, другой – на тракторе. В 59 года муж умер от сердечной недостаточности.

- Мне тогда было всего 53 года, с тех пор и вдовствую,- продолжила она.- Сыновья помогают держать две коровы, бычков, свиней. Так и выживаю. Места у нас красивые. Вон там, за околицей, бежит речка Быстрая. Чуть ниже – запруда и большое озеро, которое, правда, уже наполовину заросло. А лес подступает прямо к жилым домам.

Пока мы разговаривали с Еленой Петровной, к её подворью подошли ещё три женщины – Оксана Эргердт, Светлана Козлова и Марина Колбина. Судьба у них очень схожа с судьбой своей товарки. С одной только разницей – двое из них три десятка лет назад приехали в Островки из разных сёл Манского района вслед за своими женихами, да так здесь и остались.

Работали на ферме доярками, а когда совхоз «Манский партизан» развалился, стали держать на личном подворье много живности. От этого у них основной доход. Мужей они похоронили все, давно вдовствуют. Но тяги к жизни женщины не потеряли.

Если честно, только очень преданные малой родине люди могут сегодня здесь жить. И название Островки как нельзя лучше подходит к деревне, которая не имеет жизненных благ, присущих XXI веку.

- У нас нет клуба, нет магазина, нет автобусного сообщения с райцентром,- рассказывали мне женщины.- Недавно приезжала передвижная лечебница, врач сказала, что нужно пройти в центральной районной больнице медицинское обследование, а на чём ехать в Шалинское и особенно обратно? В лучшем случае довезут на автобусе до сворота, а потом по морозу нужно идти до родной деревни пешком. А не лучше ли нам в очередной раз привезти лаборанта, чтобы он взял у нас анализы, а в следующий раз – терапевта?

Очень просят островитяне, чтобы им восстановили клуб. Он немного подгорел внутри и его можно отремонтировать, причём жители деревни готовы сделать это своими руками. Первое время в районе обещали помощь, а теперь эту тему замалчивают вообще.

Что касается магазина, то дважды в неделю в Островки привозят хлеб и хлебобулочные изделия. А вот остальные продукты жители покупают сами во время поездок в Нарву или Шалинское. И не только себе, но и родственникам, знакомым.

Наверное, понять районные власти и особенно предпринимателей можно, ведь торговать здесь не выгодно, поскольку в деревне всего полсотни жителей. И только летом Островки оживают за счёт дачников. Тогда и детей здесь полным-полно.

Фото: Клуб можно восстановить, было бы у властей желание. У людей оно есть.

А приходит зима – и снова на улицах не видно никого, деревня словно впадает в летаргический сон. Но это ощущение обманчивое, поскольку в каждом оставшемся дворе обязательно держат одну-две, а то и больше коров, другую живность. Поэтому, управившись с подсобным хозяйством, усталые женщины усаживаются поудобнее на диваны и кресла и смотрят телевизионные программы.

Два раза в неделю в Островки приезжает почта. Едва ли не каждый житель выписывает районную газету «Манская жизнь», есть и те, кто читает «Красноярский рабочий». Не случайно, когда я назвал свою фамилию Елене Шушук, женщина сразу заметила, что много раз читала мои статьи.

На прощание я спросил у своих новых знакомых, почему их малую родину назвали Островками. Ирина Петрова объяснила это тем, что латыши-первопроходцы жили здесь обособленно, островками. Поэтому, дескать, и назвали деревню так.

У Елены Шушук и её товарок объяснение другое. По их мнению, их родная деревня, как островок, находится среди других ближайших населённых пунктов, а это Орешное, Покосное, Кияй, Сугристое, Новомихайловка.

Не знаю уж, кто из них прав, главное заключается в том, что даже в сегодняшнее нелёгкое время жители этого забытого начальством уголка не сложили руки, не согнулись перед трудностями, а продолжают работать, пусть и на своих подворьях.

Лишь поэтому деревня жива, нужна лишь помощь районных властей и Кияйского сельсовета, чтобы здесь заработали клуб и библиотека, чтобы сюда хотя два раза в неделю приезжала автолавка. А больше островитяне ничего и не просят.

Виктор Решетень,

фото автора,

д. Островки,

Манский район

Красноярского края.

yandex

Опубликовал: admin | Дата: Мар 12 2020 | Метки: В Красноярском крае |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Themes

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 34,448 | Комментариев: 21,249

© 2010 - 2020 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
WordPress主题
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire