Общественный договор, а не штыки – главная опора государства

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью | Оценок: 1, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 57

Оппозиционная публицистика заявляет, что общественный договор между властью и народом разорван Кремлем в одностороннем порядке после принятия пенсионной реформы. Имеется в виду негласное соглашение о том, что власть не трогает народ, а тот в свою очередь не вмешивается в управление. И потому Путин сотоварищи вскоре будут отлучены от власти.

Однако прежде всего стоит разобраться с терминологией. Часто люди не совсем понимают, что вообще это такое – общественный договор, когда он был заключён и чем грозит его уничтожение.

Это понятие было введено французским философом Жан-Жаком Руссо, который, однако, вовсе не создал его, а открыл для политики. Как например ученые открыли, а не создали для физики законы трения и движения, а для астрономии – планету Венеру. Руссо задался вопросом о природе власти, взяв за основу главный императив его времени – её богоданность. «Всякая власть от Бога» – утверждало Евангелие, и до Руссо мало кто подвергал это сомнению.

Но если всякая власть от Бога, стал рассуждать Руссо, то и бандиту с ножом я должен отдать с поклоном кошелёк: ведь он в конкретный момент времени – моя власть! Из размышления о такой несуразице и родилась теория общественного договора. Суть ее – что не одной силой, но и моральным авторитетом, уважением естественных прав, данных всякому от рождения (право на жизнь, собственность и проч.), обеспечивается управление власти обществом.

Теперь попробуем ответить на три следующие вопроса.

1. Каков был общественный договор между нынешней властью и российским народом?

2. Действительно ли на сегодня он разорван?

3. Какая судьба уготована народу и власти в случае его разрыва?

На первый вопрос ответить несложно: да, по большей части этот договор вписывался в формулу, приведённую в самом начале. Власть обеспечивает народу некоторые блага, получая взамен карт-бланш на управление, при этом не претендует и на моральное превосходство.

Это легко можно подтвердить всеми выборами прежних лет, на которых не было как настоящей политической борьбы, так и серьёзных дебатов, обязательных для западных представительных демократий. Избиратели даже не задумывались о личностях кандидатов – главное, чтобы были за Путина и за партию власти.

Второй вопрос сложнее: с одной стороны, общество неоднородно – кто-то перестал верить нашей власти ещё во времена Ельцина, кого-то отрезвила только пенсионная реформа. Однако если говорить о тенденциях, то да – всё идёт к разрыву указанного договора, судя пор падению рейтингов власти. Если так пойдёт и дальше, то потеря доверия к ней и, следовательно, разрыв данного договора станут очевидны уже всем, вне зависимости от политических пристрастий.

Ну и третий, самый сложный вопрос: что будет после фактического разрыва этого общественного договора? Самый общий ответ содержится в трактовке Жан-Жаком природы власти. Дескать есть два состояния – когда общество признаёт моральный авторитет элиты, как дети признают авторитет отца, и подчиняется охотно; или же когда оно вынуждено подчиняться грубой силе, как в примере с бандитом.

Горячие головы твердят, что после разрыва этого договора народ окончательно станет воспринимать власть как врага – и тут же начнёт сопротивление. Однако это весьма сомнительно. Как на бандита кинется далеко не каждый – кто-то сдастся, кто-то попробует договориться – так и попытка оказать сопротивление власти может растянуться на долгие годы. В то же время всё может вспыхнуть и мгновенно – при каком-нибудь взрывном перевороте с участием миллионов.

Но вот что можно констатировать наверняка – так это выбор Кремля в пользу силовой обороны, подо что в последние годы у нас активно строится полицейское государство. Тут и возникновение фактически на ровном месте, без объяснения причин, Росгвардии в 400 тысяч штыков, подчиненной лично президенту. И запреты последних месяцев на перемывание властных косточек, на нежелательную информацию в Интернете – вплоть до попытки окольцевать сам Интернет.

И это все не может не пугать: значит, у властной элиты не осталось никаких иных, кроме силовых, рычагов влияния на общество. Или, что ещё хуже, власть закоснела в убеждении, что народ – трусливый раб и нечего с ним цацкаться, пытаясь завоевать его расположение через повышение уровня его жизни и т.п.

Однако ставка на силу, будучи самой надежной с виду, вряд ли является такой на самом деле. Ведь разрыв общественного договора с народом влечет и разрыв между властью и ее силовой машиной, состоящей из детей не власти, но народа.

То есть к этим «сынам народа» придётся в случае чего применять самые примитивные, внеидеологические формы убеждения, а именно – деньги. И вопрос спасения власти в условиях стихийного бунта станет сугубо вопросом достаточности материальных средств – подо что, очевидно, и копятся сегодня Центробанком все эти «мертвые триллионы».

Но хватит ли этих триллионов, чтобы залить совесть большинства из 400-тысячной Росгвардии и прочих силовиков? Не захотят ли они, почуяв вкус наживы, перейти от обороны к нападению?

Руссо обо всем этом очень много думал и написал – в конце концов отдав приоритет этому самому «Общественному договору». Но наши нынешние кремлевские мыслители, в общих чертах описанные этим просветителем, едва ли и слышали о нем…

Михаил Поляков

______

Комментируют

Андрей Громадский:

Ст. + Но есть одно существенное уточнение. Автор утверждает: «1. Каков был общественный договор между нынешней властью и российским народом? 2. Действительно ли на сегодня он разорван?». Да, не было никакого «общественного договора» власти с народом. А то чего не было, не может быть разорвано. Все же помнят, что СССР пал в результате государственного переворота, совершённого группой государственных преступников во главе с Б.Ельциным. К слову, который в силу своих крайне низких моральных качеств, усугубленных психическим заболеванием, – имею в виду тяжёлую форму алкоголизма, коей страдал Ельцин, не являлся главарём заговорщиков, а только лишь их послушной марионеткой. По большому счёту, и «ельцинская» конституция не может служить актом общественного договора, ибо всем известно кем она была написана и при каких обстоятельствах. И самое главное, как она была принята только лишь ничтожным и явно не легитимным процентом голосов «россиян». Так, что даже смешно упоминать про какой-то «общественный договор», коего никогда и не было. Власть в нашем Отечестве, а потом и государственный строй сменились так же, как они менялись и при батьке Махно. Только при Махно власть менялась в небольших городах и весях, а наши «махновцы» сподобились захватить самое могущественное государство этой планеты, коим был СССР. Потом они учинили раздел государства на 15 кусков, чтобы было легче разграблять захваченное добро. А то ведь от единого огромного «куска» СССР заговорщики могли и подавиться.

Алексей Уралов:

создание еще одного полицейского аппарата насилия в лице Росгвардии является красноречивым аргументом готовности власти выполнять, так называемый, общественный договор.

Андрей Громадский:

«И ма́льчики крова́вые в глаза́х». Эта крылатая пушкинская фраза из трагедии «Борис Годунов» наиболее точно отражает перманентное психологическое состояние тех, кто разрушал, а потом и разграблял СССР. Отсюда у них и паническое предчувствие неминуемой расплаты за всё ими содеянное. Отсюда и сумасшедшие по численности охранники режима, на целый порядок превышающий все разумные пределы. В РФ столько же охранников режима, сколько и в Китае с населением в десять раз превышающем население РФ

Андрей Широнов:

Хорошая статья, плюс!

Сергей Бахматов:

Понятие общественного договора как основы государства было введено Т. Гоббсом и Д. Локком. Идея такова: без некой инстанции сверху (арбитру) общество погружается в войну «всех против всех». Поэтому разумно, когда граждане обязуются подчиняться (арбитру) при условии соблюдения их неотъемлемых прав и равенство всех перед законом. Если обязанности государства (арбитра) перед гражданами не выполняются или выполняются частично, то такой общественный договор теряет смысл. Любое классовое общество – это нарушение общественного договора, так как там исходно заложено неравенство. Государство формирует господствующий класс. Я пытаюсь продолжить развитие понятия общественного договора и утверждаю, что общественный договор нельзя реализовать без контроля государства всем обществом снизу, что означает народовластие, возможное только при социализме.

publizist

Опубликовал: admin | Дата: Май 6 2019 | Метки: В России и б/р СССР |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Weboy

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 32,053 | Комментариев: 20,755

© 2010 - 2018 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
WordPress Blog
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire