О русском «колониализме» в Сибири

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 1, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 26

В конце XVI века восточная граница России резко сдвинулась — за Урал, а затем — к Тихому океану. Зарубежные исследователи нередко сравнивают освоение Сибири с созданием западных колониальных империй. Да и отечественные историки XIX века гордо называли землепроходцев «нашими Кортесами», а Сибирь — «вторым Новым Светом». Хотя даже при беглом обзоре нетрудно увидеть коренные различия.

Европейские завоевания обеспечивались подавляющим военно-техническим превосходством. Коренные народы Америки до прихода европейцев не знали металлических орудий и верховых лошадей. Африканцев косили пушки и ружья. Колонизаторы господствовали на морях, а их базы на побережье могли быстро вызвать на помощь мощные эскадры с десантами. Широко применялись подкуп и обман. Если вождю племени преподносили дешевые украшения, а взамен просили отпечатать палец на бумаге, мог ли он догадаться, что продает свою землю?

Небольшая Европа раскидывала щупальца на весь мир. Формировалась цивилизация-вампир, впитывавшая соки из других стран и народов. Чтобы обосновать хищничество, создавались теории о «высокой миссии белого человека»: руководить остальным человечеством, приобщать «дикарей» к культуре. Та оказывалась сомнительной. Миссионер Ксавье побывал на Молуккских островах, захваченных Португалией, и писал, что знакомство туземцев с португальским языком ограничивается спряжением глагола «грабить», причем«местные жители проявляют огромную изобретательность, производя все новые слова от этого глагола».

Столь же «культурно» вели себя другие завоеватели. Голландцы за непокорство истребляли целые народы — так было уничтожено население островов Банда, Серам, Рун. А в британских американских колониях родилась пословица: «Хороший индеец — мертвый индеец». В Северной Америке до ее «открытия» обитало несколько миллионов коренных жителей. В ХХ веке их осталось менее 200 000. В Индии хозяйничанье англичан несколько раз приводило к чудовищному голоду, когда вымирали миллионы.

Африку превратили в источник рабской силы. По оценкам историков, отсюда вывезли 13–15 млн подневольных. Приблизительно столько же людей погибли при транспортировке (потери в 50% считались нормальными). И примерно вдвое большее число — это жертвы войн, которые велись за захват рабов. Китай был слишком большим и многолюдным для завоевания. Но в 1840–1850-е армады британских и французских кораблей бомбардировали китайские порты, пока тамошнее правительство не разрешило ввоз опиума. Порабощали, превращая в наркоманов, и это не требовало затрат, а приносило колоссальные прибыли. Для слабых и миролюбивых аборигенов Тасмании подобных ухищрений не потребовалось. Их истребили полностью. И не в эпоху Средневековья, а в «цивилизованном» ХIХ веке.

Русские в Сибири не располагали подобными преимуществами. У местных народов имелись сильная конница, развитая металлургия, отличные доспехи, сабли, копья. У некоторых племен было огнестрельное оружие. Впрочем, качество фитильных ружей землепроходцев оставляло желать много лучшего. Татарские луки оказались куда скорострельнее и по дальности боя не уступали. Сибирские племена были малочисленными, но и русских там было мало. В начале XVII века насчитывалось 2–3 тысячи служивых людей на всю Сибирь. Базировались они не по морским берегам, быстрой подмоги из метрополии получить не могли. Дорога из сибирских городов в Москву иногда занимала несколько лет. А в экспедиции отправлялось всего по 10–20 человек! Редко сотня или больше. Уходили на 5–10 лет в таежное море, и никто не знал, живы ли. Но открывали«новые землицы», приводили жителей «под государеву руку», облагая их ясаком. Кстати, для сбора ясака к отдаленным племенам ходили чаще всего по два казака. А то и по одному. Казалось бы, стрела в спину — и ищи-свищи. Но ведь возвращались. Привозили «меховую казну», узнавали новые сведения, и на их основе снаряжались следующие экспедиции.

Дело в том, что освоение сибирских пространств вообще не было «завоеванием». Действовали иные механизмы. Ясак, строго говоря, представлял собой не дань, а службу царю. Ясачные становились государевыми служащими. Размер ясака не был обременительным. С главы семьи брали в год от одной шкурки лисицы. С крупного хозяина, имевшего много работников, — до 30–40 соболей. Для племен, промышлявших охотой, это было не тяжело. Причем служба не являлась безвозмездной: тот, кто сдавал ясак, получал за это «государево жалованье» — ремесленные изделия, ткани.

После сдачи сибиряки обретали право свободно продавать излишки мехов. Возникали ярмарки, куда купцы привозили разные товары. Иностранцы еще в XVII веке удивлялись, как «горсть людей овладела таким громадным пространством». Ответ они давали верный: причиной успеха стало вовсе не «покорение военною силою, но по убеждению туземцев и исключительно в надежде на выгоду в будущем от торговых отношений с московитянами». Впрочем, реальная картина была все-таки сложнее. Желание пускать на свою территорию чужих и платить ясак проявлялось далеко не всегда. Первое знакомство с тем или иным племенем нередко начиналось с вооруженных столкновений.

Потом узнавали друг друга, и налаживалось взаимопонимание. Способствовала этому не только торговля. Жизнь в Сибири была очень неспокойной. На селения по Оби, Иртышу, Енисею то и дело нападали степняки — калмыки, казахи, каракалпаки, киргизы. Грабили, угоняли людей, облагали данью. А Забайкалье и земли Дальнего Востока пыталась подмять китайская (маньчжурская) империя Цин. Русские в подобной обстановке становились защитниками, местные жители отбивались вместе с ними. Да и внутри Сибири постоянно кипели страсти между родами, племенами. Дрались за угодья, отбивали друг у друга скот, имущество, захватывали женщин и рабов. В таких случаях тоже обращались к русским. Просили оборонить от соседей, выручить из плена сородичей. Воеводы и отряды землепроходцев заступались за своих ясачных, гасили конфликты, присылали вооруженную подмогу.

Почему же сибирские народы выбирали власть русского царя, а не степных ханов или маньчжурских императоров? Так ведь русские не порабощали. Полностью сохранялись угодья, самоуправление, верования, традиции. Ясачных категорически запрещалось обращать в холопство. Царские наказы воеводам в Сибири раз за разом гласили: «Приводить инородцев под высокую государеву руку» и собирать ясак «ласкою, а не жесточью». «Держать к ним ласку и привет и бережение, а напрасные жесточи… им ни в чем не чинить… чтоб их в чем напрасно не ожесточить и от государевой милости не отгонить». К ясачным запрещалось применять смертную казнь — даже в случае восстаний. Права их строго охранялись законами.

Вслед за землепроходцами в Сибирь ехали охотники, промышленники, крестьяне. Возникали и разрастались города. Множились русские деревни. Освоение окраин поощрялось. Переселенцы получали значительную помощь от казны, земских властей. В Сибири им на обзаведение хозяйством предоставляли ссуды, семенное зерно, лошадей. Земли можно было взять сколько угодно — сколько сможешь обработать. Но при одном непременном условии: интересы коренных жителей нарушать было нельзя. Царские указы требовали селиться только на «порозжих» местах, а «ясачных угодий не имать». Воеводам предписывалось: если кто-нибудь «у ясачных людей угодья пустошает», таких хозяев «сбивати долой» и даже «бить кнутом нещадно». Нередко земли, более подходящие для земледелия, оставались в распоряжении местных охотников. Крестьянам же приходилось довольствоваться тем, что осталось. В спорных случаях правительство принимало сторону ясачных. Короче говоря, история вроде покупки голландцами Манхэттена за безделушки стоимостью в несколько десятков гульденов в России не прошла бы.

Кстати, о безделушках. Списки товаров, которые русские купцы везли на сибирские ярмарки, включали: английское сукно, сермяжное сукно, холст, кафтаны, сапоги, топоры, пилы, иголки. Привозили хлеб. Всевозможные украшения занимали в этих перечнях очень скромное место. Перечисленные товары стоили в Сибири дороже, чем в европейской России, однако и накладные расходы были значительными.

Специалисты оценили, что доходы купцов от этих поездок составляли 22–25%. То есть были высокими, но не сверхприбылью. Торговля не носила «колониальный» характер.

Основным товаром для ограбления (а в перспективе и для депопуляции) туземцев со стороны западных предпринимателей служила «огненная вода». В списках русских купцов ее вообще нет. В России спиртные напитки являлись казенной монополией, а правительство не поставляло их сибирским племенам. Между прочим, этим пытались пользоваться иностранцы. В XIX — начале ХХ века из Китая пробирались по тайге«спиртоносы», тащившие за плечами канистры с отравой. На Чукотке и Камчатке причаливали шхуны американцев. Опоив население, почти задаром тащили бесценные меха, моржовую кость и прочие дорогие грузы. Особенно катастрофичными были эти визиты в первые годы после революции, когда рухнула пограничная охрана.

Нет, русские такими приемами не пользовались. Поддержанию хороших отношений с коренными сибиряками немало способствовала специфическая черта нашего народа — отсутствие расизма и национального высокомерия. Коренных обитателей уважали, никогда не «учили жить». Зато сами не стеснялись учиться, перенимали здешнюю одежду, виды и способы жилья, транспорта, хозяйствования. К национальным особенностям относились очень бережно.

Европейцы свалили в кучу многочисленные народы Америки, прозвав их «индейцами», а Африки — «неграми». У русских никакого обобщенного названия для племен Сибири не возникло. В докладах и переписке каждый этнос выделяли особо — «остяцкие люди», «тунгусские мужики». С бурятами отношения сложились настолько дружеские, что в документах XVII века их называли не бурятами, а «братами», «братскими людьми». А уж определение «дикари» наша интеллигенция начала употреблять лишь в XIX веке, нахлебавшись+ западной«культуры».

В отличие от европейских первооткрывателей русские везде сохраняли исконные названия гор и рек, данные коренным населением. Среди сибирских городов не возникло ни одной Новой Москвы или, допустим, Нового Устюга. Они получали имена по названиям здешних народов, местностей, рек: Мангазея, Якутск, Братский (бурятский) острог. Разве не признак уважения?

В целом же получалось не покорение, а хороший симбиоз. Несмотря на то, что сохранялось племенное и родовое самоуправление, якуты, буряты, эвенки нередко шли судиться не к своим князькам, а к русским начальникам. Считали их более справедливыми. Поступали и на службу. Так, для охраны восточных границ было сформировано Забайкальское казачье войско — три полка составились из русских, два полка являлись бурятскими и один — тунгусским. Для коренных сибиряков не было никаких ограничений при поступлении в учебные заведения — земские школы, гимназии, реальные училища.

При Советской власти все сибирские народы получили те или иные формы автономии — республики, области, округа. Целенаправленно разрабатывались и внедрялись системы национального образования, поддерживалось сохранение и развитие национальной культуры. Результат известен. В XX веке численность народов Сибири возросла многократно. И это не считая смешанного населения. Сопоставить с судьбой индейцев Северной Америки не так уж и трудно.

«А как же повсеместное пьянство, приведшее во второй половине двадцатого столетия на грань катастрофы некоторые малочисленные народы нашей страны?» — возможно, спросите вы. Отрицать это бессмысленно. Действительно, чрезмерно либеральная политика советских властей в вопросах продажи и потребления алкоголя принесла весьма скверные плоды. Однако вряд ли в этой политике следует искать злой умысел, тем более направленный против малых народностей. В конце концов, депопуляция, негативные демографические последствия, связанные с пьянством и алкоголизмом, сильно ударили не только по ним, но и по самому большому народу бывшего СССР.

Валерий  Шамбаров,

Красноярск

kultura

Опубликовал: admin | Дата: Фев 7 2015 | Метки: Публицистика |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Premium WordPress Themes

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,557 | Комментариев: 14,642

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
Free WordPress Theme
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire