Нераскрытое наследие Великого Евразийца

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 2, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 28

«То, что патриотично настроенного автора интересует история Отечества – закономерно, равно как и то, что его отношение к традиционной историографии может быть не только критичным, но и скептичным. Каждый исследователь имеет право на оригинальные суждения, а читателя интересует лишь, насколько новая концепция убедительнее прежней» (Л.Н. Гумилев).

В одном из своих последних интервью, незадолго до своей кончины, Лев Николаевич сказал: «Простите – вот я мог бы гораздо больше сделать, если бы меня не держали 14 лет в лагерях и 14 лет под запретом в печати. То есть 28 лет у меня вылетели на ветер! Кто это сделал? Это сделали не власти. Нет, власти к этому отношения не имели. Это сделали, что называется, научные коллеги. Так вот, этих, которые сидят в университетах, в институтах научных, в издательствах – вот их как-то надо подвести к тому, чтобы делали дело».

Несомненно, эти слова Великого Евразийца и поныне сохраняют свою актуальность. «Научных коллег» Льва Николаевича, пытавшихся его «критиковать» в угоду властям, было очень много. Но вот и ныне оных «критиков» немало, притом весьма разношерстных, но служащих, по сути, одному «хозяину». Ведь идея сохранения «евразийских традиций наших предков», как выражался Л.Н. Гумилев, или идея мирного сосуществования, более того, союза и содружества народов-Земляков по субконтиненту Евразия, то есть, »Великой Степи и органически связанной с ней Руси» и ныне вельми не нравится некоторым полтиткругам как Запада, так и Востока. Посему «мировое историческое научное сообщество», вернее, ведущие прозападные и прокитайские идеологические центры, весьма заинтересованы в поддержании постулатов прозападной «общепризнанной исторической науки» о вековечной взаимной вражде народов Евразии, особенно в том, чтобы апологетами оных постулатов выступали именно «научные деятели» в России и в бывших республиках СССР. С тем и выделяются щедрые иноземные гранты на «научные исследования», на учебники истории для российских детей, на многочисленные публикации, в которых народы субконтинента Евразии, «которая до XVIII века включительно называлась Татарией», представлены, по сути, «извечно отсталыми неисторическими полудикими народцами, притом непрестанно враждующими между собой».

В период установления «романо-германского ига» (Н.С. Трубецкой) внедрение прозападной «исторической науки» в умы московитов и татар преследовало цель покорения народов Евразии прозападному государству Романовых, «расположившемуся в стране как оккупационная армия» (А.Н. Герцен). А вот ныне идеологическая агрессия иноземных «научных коллег» Великого Евразийца, как представляется, преследует цель максимального разобщения, более того, стравливания народов Евразии-Татарии между собой, дабы не допустить исторически закономерного их единения в составе могучего Евразийского государства, как было в истории не раз. Вообще, если судить по все возрастающей активности «критиков» учения Л.Н. Гумилева о природной комплиментарности народов Великой Степи и Руси, напрашивается вывод, что цель идеологических агрессоров и их пособников в том, чтобы вместо России и некоторых стран СНГ возникло множество бантустанов с «автохтонным национальным руководством», с лакейской готовностью ожидающим указаний от правителей «великих держав». Соответственно, ни прокитайским, ни прозападным историкам-идеологам никак не может быть угодной историческая правда о «величии, могуществе и полном почете» предков многих и многих россиян, о создании ими великого Евразийского государства Монгол Улус в не очень давнем, по историческим меркам, прошлом. Притом именно предками представителей еще живых и поныне находящихся в достаточной силе стратегических этносов Евразии.

Надо отметить, что на самом деле название государства ордынцев – Монгол Улус – это искаженное переписчиками старотатарское выражение Мәңгел Олыс, что значит «Вечный Удел”. Именно от этого названия ордынского государства, как пояснял на основе переведенных им средневековых восточных источников русский академик-востоковед В.П. Васильев, и произошло «официальное, чисто ученое” название политического сообщества создателей и верноподданных этого государства – «Монголы”. И это название никоим образом не означало в рассматриваемое время, вплоть до XVIII века по крайней мере, название какого-либо народа (этноса), а было это название – «Монголы» («Вечные») – именно политонимом, вроде названия «советские». И это подтверждается и иными достойными доверия сведениями – об этом см. в моих книгах «Корона ордынской империи» и «По следам черной легенды».

А вот главным ключом к познанию подлинной истории Отечества и является учение Л.Н. Гумилева о природном характере возникновения и развития этносов (народов). Ну а кто владеет прошлым, не секрет, тот владеет и будущим, да контролирует настоящее тех или иных этносов (народов), «определяет им друзей и врагов, и начинает войны» (Мурад Аджи). Вот поэтому и подвергается нападкам разношерстных критиков это фундаментальное учение Льва Николаевича.

Но мало кто обращает внимание, что в трудах Л.Н. Гумилева, помимо учения об этносах и «теории пассионарности», мы также находим ответы на многие и многие «неясные вопросы» истории, запутанные историками-пропагандистами разных времен и политкругов, сначала вполне умышленно, а позже – также и по великому недомыслию – отечественными «научными коллегами» Льва Николаевича. При этом не забудем, что труды Л.Н. Гумилева были написаны в период воинствующей нетерпимости властей и особенно обслуживавших их «научных коллег» Льва Николаевича ко всякому, даже самому безобидному отклонению от «общепризнанного мнения». Поэтому не все, что знал и что думал, мог писать Л.Н. Гумилев открытым текстом. В одном из изданий работ Л.Н. Гумилева, вышедших из печати уже в постсоветское время, научный редактор замечает: «автор был вынужден делать подобные вставки, чтобы статьи были допущены к печати». В этом случае научный редактор имел в виду «термины марксистской теории, которые Л.Н. Гумилев отрицал» (там же). Но будем иметь в виду, что Великий Евразиец отрицал также многие другие постулаты советской исторической науки, повторяющие догмы европоцентристской историографии, которые он тоже был вынужден излагать в своих работах – для того, чтобы иметь возможность довести до своих читателей главное, что содержится в его исследованиях. То есть, бесценные материалы по разоблачению «Черной легенды» – «вымысла, далеко не безобидного как в отношении русских, так и татар».

Явно выраженное нежелание быть приспособленцем и подхалимом в науке и в жизни, способность иметь и высказывать свое мнение в окружении «красных профессоров» и их прихлебателей обошлись Л.Н. Гумилеву очень дорого. Со студенческой скамьи замеченный как «инакомыслящий», он был четырежды арестован и отбывал в большевистских концлагерях два срока лишения свободы, по 5 и 10 лет, именно вследствие травли за его «инакомыслие». После первого «срока» будущий ученый участвует в Великой Отечественной Войне (полевая артиллерия), доходит до Берлина в составе действующих на переднем крае войск, но это, как видим, никак не учитывалось «правоохранительными органами» и не повлияло на суровость второго необоснованного наказания.

Да и в период «хрущевской оттепели», и позже, открытое несогласие с «общепризнанным мнением» в исторической науке грозило Л.Н. Гумилеву немалой мерой наказания в соответствии с УК РСФСР от 01.01. 1961 г. (новый УК РФ действует с 01.01.1997 г.). И главное, несогласие с утвердившимися в официальной науке постулатами могло повлечь для ученого отстранение от науки и лишение возможности создавать свои бесценные труды по истории Отечества.

В 1970 г., после выхода книги Л.Н. Гумилева «В поисках вымышленного царства», началась основательная травля ученого «научными коллегами» и властями, продолжавшаяся 15 лет. Труды Л.Н. Гумилева не печатали, ему практически не давали работать и всячески угнетали, его постоянно старались унизить убогие умом «научные сотрудники», науськиваемые «начальством». Видимо, поняло руководство советской исторической наукой, хоть и с запозданием, что все же очень много противоречащего «общепризнанному мнению» сумел провести в печать великий ученый. И действительно, очень и очень много – это я постарался показать в своих 5 книгах, написанных, как я считаю сам, именно по намеченным Великим Евразийцем путям-ориентирам во мгле Черной легенды, скрывающей нашу подлинную Историю.

Здесь отметим главное: в указанном своем труде Л.Н. Гумилев сделал, по его собственному определению, очень важный негативный вывод: «Очевидно, источники не собирались сообщать правду, и историки, доверяя им, сконструировали ложную историю монголов». Стоит сказать, что речь идет о двух источниках, на которых основана официальная прокитайская и прозападная ложная история о возникновении Монголо-татарской державы и о его народе-основателе. Один источник – это персидский «Сборник летописей Рашид ад-Дина» (начало XIV в.). Другой источник – китайская «Юаньская история», вернее, ее основополагающее сочинение-памфлет под названием «Тайная история монголов» (по-другому, «Сокровенное сказание»), которое было написано на китайском языке (иероглифами) и «обнародовано» только после свержения власти династии татар-чингизидов в Китае в конце XIV в.

Надо сказать, что имеются вполне достоверные сведения о том, что перс Рашид-ад Дин в деле написания антиордынской «истории Монголов» весьма тесно сотрудничал с китайцами (см. подробнее в книге «Корона ордынской империи»). В своих книгах, опираясь на сведения и ссылки Л.Н. Гумилева, я постарался детально рассмотреть степень достоверности указанных источников и провел их фактологический и сравнительный анализ, как и рекомендует в своих трудах Лев Николаевич. Надо отметить, что кроме указанных сочинений и производных от них, больше нет подобных источников, содержащих присущую им определенную легенду-схему о войне «татар до Чингиз-хана» против «этнических монголов». И становится ясно, кем и с какой целью была сочинена легенда, содержащаяся в данных двух источниках, в полной мере использованная и используемая доныне как прозападными, так и прокитайскими идеологами в деле искажения истории Евразии, а значит, и истории России в целом.

Стоит отметить, что П.Н. Савицкий, в одном из своих писем Л.Н. Гумилеву, прямо назвал указанные источники «китайскими и китаистскими подделками и фальшивками». Таким образом, труды Л.Н. Гумилева ценны для нас вовсе не тем, что в них вынужденно повторяются «общепризнанные» постулаты, в том числе из китайских и китаистских фальшивок. А ценны труды Великого Евразийца именно тем, что в них содержится множество сведений и сопоставлений, и указаний на источники, которые помогают развеять тьму «ложной истории о монголах», изложенной в прокитайской и прозападной официальной историографии, сокрывшей во мгле огромную часть подлинной истории Отечества, более того, максимально исказившую и очернившую ее.

Таким образом, в своих трудах по истории Евразии – относительно прояснения «нерешенных», вернее, намеренно запутанных вопросов истории – Л.Н. Гумилев оставил много бесценного для своих последователей. Как Лев Николаевич писал в своем труде «Из истории Евразии», опубликованном уже после его кончины, он предоставил нам обширнейший материал и, по «неясным», – вернее, намеренно запутанным идеологическими агрессорами вопросам истории – «постановку проблемы, в котором содержится решение, пусть и в неявном виде». И не потому выдающийся ученый оставил эти проблемы нам, что не был в состоянии их решить, а потому, что не имел возможности изложить окончательное их решение в своих бесценных работах в условиях тоталитарного «единомыслия».

Начиная с первых евразийцев, а в особенности в постсоветский период, многие авторы старались и стараются найти ответы на загадки и неясности в официальной истории Евразии, созданные усилиями историографов-пропагандистов разных времен и политических ориентаций. Но вот многим независимым историкам-исследователям мешают стереотипы той самой, «официальной», антитатарской и антиордынской, «ложной истории монголов».

Рассмотрим некоторые важные моменты из истории Отечества, прояснить которые нам помогают, при должном к ним внимании и достаточном к тому усердии, труды Великого Евразийца. Известно высказывание Л. Н. Гумилева: «Вымысел далеко не безобидный как в отношении русских, так и татар должен быть разоблачен и развеян. Почему человек должен стыдиться, как чего-то позорного, этнонима, окутанного легендами? Знайте, это – гордое имя! Ради истины, а не ради псевдонаучной, политической или какой-то другой конъюнктуры я, русский человек, всю жизнь защищаю татар от клеветы. Они – в нашей крови, в нашей истории, в нашем языке, в нашем мироощущении. Мне кажется совершенно естественным вот такое представление: какими бы ни были реальные различия с русскими, татары – это народ не вне, а внутри нас». Если достаточно хорошо ознакомиться с содержанием трудов Л.Н. Гумилева, да к тому же проанализировать сведения из тех источников, к которым направляет нас Великий Евразиец, то становится ясно, что он всю жизнь защищал от клеветы тот самый народ (этнос), который был государствообразующим этносом Монголо-татарской державы. И представителем того же народа был также основатель и первый правитель этой державы – первый в истории человечества, как будет пояснено ниже, избранный представителями своего народа правитель огромного государства – Чынгыз-хан (это имя-титул приводится мной в написании, наиболее близком к его первоначальному звучанию на родном языке его носителя).

При рассмотрении вопроса о государствообразующем этносе (народе) Монголо-татарской державы, полагаю необходимым руководствоваться определением этноса, данным Л.Н. Гумилевым: «этносы – естественно сложившиеся несоциальные коллективы людей – различные народы». Этносы состоят из людей, которых отличает, наряду с другими признаками (антропологическими, лингвистическими и т.д.) определенный, присущий только членам данного этноса, стереотип поведения, усваиваемый ими в раннем детстве от родителей и соплеменников и по которому они определяют («узнают») друг друга. Неотъемлемым, также приобретаемым с раннего детства объективным признаком (выражением) этого стереотипа является самоидентификация представителя этноса, выражающаяся в этническом самоназвании. То есть этносы – это объекты (системы), созданные самой природой и развивающиеся по естественным законам. Соответственно этнос имеет «самобытную культуру», свое название, которым обозначают его члены других этносов (этноним), который в большинстве случаев совпадает с самоназванием этноса. Нельзя искусственно, «по команде», создать тот или иной этнос – например, «советский», либо другой «народ» – это будет уже система политическая, социальная общность людей, а не этнос как таковой. И данная общность не будет обладать теми качествами, которыми обладает этнос, даже будучи наделенным «своим языком, письменностью» и т.п. И главное – не будет обладать единством и устойчивостью как система, объединяющими качествами того или иного уровня. Продолжительность «жизни» этноса, согласно выводам Л.Н. Гумилева, составляет не менее 1500 лет.

Посему стоит сказать, что в приведенном выше высказывании Л.Н. Гумилева, несомненно, подразумевается, что речь идет о народе татар (этносе), который существует и поныне – именно поэтому был и имеется смысл и немаловажная необходимость в том, чтобы «развеять вымысел далеко не безобидный как в отношении русских, так и татар». Множество исторических сведений, вполне заслуживающих доверия, свидетельствуют о том, что и название, и самоназвание государствообразующего этноса Монголо-татарской державы обозначались одним и тем же словом – «Татар». Также многое свидетельствует о том, что представители этого этноса (еще «живого» – см. выше), вернее, их потомки во множестве представлены среди многих тюркских народов России и стран СНГ, и в особенности, как выразился Л.Н. Гумилев, среди тюрок, «сохранивших верность потомкам Чингиза» и свое древнее самоназвание и название: «татар». Стоит сказать, много представителей средневековых татар оказалось и в составе современного великорусского народа. Именно поэтому Л.Н. Гумилев и отметил, что «какими бы ни были реальные различия с русскими, татары – это народ не вне, а внутри нас».

И не забудем, что этносы (народы) «не возникают и не исчезают по приказу султана или короля» или по прихоти политиков, это природные объекты. Поэтому, даже будучи «записанными» в состав «других народов» («наций»), эти потомки средневековых татар, по сути, остаются и поныне единым этносом, с одинаковым стереотипом поведения. Например, несмотря на то, что многие из них ныне разговаривают на разных языках и говорах, их объединяет, например, такое этнопсихологическое свойство, как «чингизизм», а также свойственные им антропологические признаки (по определению Л.Н. Гумилева, это «европеоиды восточного типа» – см. ниже).

Касаясь вопроса о родном этносе и происхождении Чынгыз-хана, Л.Н. Гумилев указывает на точку зрения русского академика, историка-востоковеда В.П. Васильева. Притом сведения из трудов В.П. Васильева очень редко приводятся в официальной «истории о монголах», а если эти сведения и упоминаются, то не раскрывается суть их содержания – просто указывается, что точка зрения академика В.П. Васильева, дескать, «не обоснованна», без приведения каких-либо аргументов. Л.Н. Гумилев определяет отношение официальных историков-западников к точке зрения В.П. Васильева конкретно и справедливо – она «не является общепризнанной» (там же). Указанием одной только общепризнанной точки зрения о «собирательном значении названия татар» был вынужден ограничиться в своих работах и сам Л.Н. Гумилев. Но притом он замечает, что этническое наименование может быть (смотря по ситуации) одновременно и названием конкретного этноса, и собирательным наименованием «различных племен» (народов) (там же) – например, как с названием «русские» – так собирательно, например, называют всех россиян западноевропейцы, как ранее называли они всех граждан СССР.

Стоит сказать, что известный ученый, историк-востоковед В.В. Бартольд также признавал, что соплеменники Чынгыз-хана «называли себя татары, татарский народ». Притом «слово Татар никогда не было исключительно общим названием разных племен» – как отмечает В.П. Васильев. Это было название только одного племени и поколений этого племени» – то есть народа (этноса) «Татар», родного народа Чынгыз-хана. Именно для того, чтобы мы убедились в этом, Л.Н. Гумилев направляет нас к труду русского академика-востоковеда В.П. Васильева, «позабытому» официальными историками «по монголам». Очевидно, Л.Н. Гумилев был уверен, что сведения В.П. Васильева верны. Да и надо полагать, на месте виднее было русскому академику – он провел в научных изысканиях в Китае десять лет. Имел В.П. Васильев и время, и возможность не торопясь разобраться в китайских летописях, уцелевших от «чистки» сочинителей китайской «монгольской истории». К тому же В.П. Васильев в совершенстве знал местные древние языки – и китайский, и халха-монгольский, и маньчжурский, – и установил притом, что соплеменники Чынгыз-хана и сам он «не говорили на языке, который мы ныне называем монгольским».

Л.Н. Гумилев, который также очень хорошо разбирался в указанных языках, приводит для наглядности слова «древних монголов», как он вынужденно называет в своем труде этнос древних и средневековых татар: «К именам тех или иных монголов присоединяются своеобразные эпитеты: багадур (батур); сэчэн (сэцэн) – мудрый; мэргэн – меткий, бильге – умный, тегин (тюркск.) – царевич; буюрук (тюркск.) – приказывающий, … а жены их величаются – хатун и беги». Поскольку, как мы уже знаем, этническим названием и самоназванием этноса «древних монголов» было на самом деле название «Татар», то поинтересуемся наличием приведенных Л.Н. Гумилевым слов в современном татарском языке, и убедимся, что все эти слова в этом языке имеются – как и в языках тюркских народов, собратьев татар. И, несмотря на искажение некоторых слов транскрипцией и на изменение языка со временем, их узнает любой хорошо знающий татарский язык: например, слово «батур» (современное – «батыр») – означает «герой», «богатырь». Сэчэн – современное литературное официальное написание «чичен». У татар-мещеряков и сибиряков часто «цэцэн», у башкир «сэсэн», у казахов «шешен» – «это название присуще только природе тюркского народа. Оно означает человека мудрого, находчивого в словах и в поступках, смелого и энергичного» (А.-З. Валиди). «Мэргэн» – эпитет «меткий стрелок» и в современном значении (в русском языке имеется аналогичного значения слово «снайпер»). «Билге» – современное звучание будет «билгеле» – известный, знаменитый. Слово «билге» тоже есть в современном татарском языке, и означает оно ныне «знак», «отметка», «оценка», «отличие». А жены у татар также и поныне величаются «хатун» (современное литературное написание «хатын») и «беги» (соответственно «бике» или «бичэ»).

Теперь сравним, насколько приведенные Л.Н. Гумилевым слова (кроме слов определенно из тюркского языка, к которым относится и современный татарский язык) соответствуют языку, «который мы ныне называем монгольским»: На халха-монгольском языке жена будет величаться так – гэргий, или эхнэр, или авгай. Умный – ухаантай, или авъяастай, еще варианты: овсгоотой, сэргэлэн. Далее: герой – баатар, меткий стрелок – мэргэн буудагч, мудрый – сэцэн. При этом учтем, что приведенные слова это эпитеты «древнемонгольского» – средневекового татарского – языка, и именно такой смысл и значение они сохранили и в современном татарском языке. А в халха-монгольском языке они почему-то превратились в прилагательные.

Как видим, В.П. Васильев был совершенно прав – наглядное сравнение не в пользу халха-монгольского языка. Все слова, приведенные Л.Н. Гумилевым из языка соплеменников Чынгыз-хана, сохранились в современном татарском языке, и лишь три слова, смысл и значение которых достаточно изменились, имеются также и в современном халха-монгольском языке. Притом это слова, которые легко могли быть приобретены из другого (старотатарского) языка: «герой», «мудрый», «меткий». В.П. Васильев приводит еще слова средневековых татар, соплеменников Чынгыз-хана – сюнче (сөенче), бий (в значении «знатный, уважаемый человек»). Стоит сказать, эти слова в татарском языке сохранились и доныне – а вот в халха-монгольском языке они отсутствуют.

Узнаем кое-что от Л.Н. Гумилева об антропологических признаках «древних монголов», или, вернее, древних и средневековых татар. Л.Н. Гумилев пишет, что «древние монголы (то есть соплеменники Чынгыз-хана и их предки – Г.Е.) были, согласно свидетельствам летописцев и древним изображениям, высокорослыми, бородатыми, светловолосыми и голубоглазыми (светлоглазыми).  Притом эти сведения Л.Н. Гумилева подтверждаются сведениями из древних и средневековых источников и из работ разных авторов – например, относительно внешнего облика соплеменников Чынгыз-хана все точно, как можем мы судить также, например, по сведениям из работ В.П. Васильева. Но Л.Н. Гумилев вынужден был, подчиняясь «общепризнанному мнению» научного руководства, в своих трудах древних татар называть «древними монголами». А действительное название и самоназвание этого народа, как мы можем уточнить по сведениям В.П. Васильева (к которым и направляет нас Л.Н. Гумилев), было «не иное, как Татар». Но Л.Н. Гумилев этого не смог в свое время открыто написать. Так как то, что изложено в работах В.П. Васильева – сведения, которые приводились выше, а также сведения из работ других ученых, которые говорят в пользу утверждения В.П. Васильева, – были не «общепризнанными», и особенно в советский период. Выражаясь точнее, они были под запретом.

И главное: Л.Н. Гумилев все же не смолчал, а указал точку зрения академика В.П.Васильева о том, что Чынгыз-хан происходит «из племени (народа) татар», и дал ссылку на работы этого русского академика, чтобы читатели сами могли сопоставить их с трудами самого Л.Н. Гумилева. Так же, как и со сведениями из работ других историков-ориенталистов. И в результате сделать правдивый вывод, который Л.Н. Гумилев сам не мог изложить в своих работах до конца – по вполне объяснимым причинам, о которых было сказано выше. И при сопоставлении данных из работ Л.Н. Гумилева с работами В.П. Васильева и многих других историков – все сходится. А именно: подтверждается точка зрения В.П. Васильева о том, что этнос (народ) под названием и самоназванием «Татар» (который Л.Н. Гумилев в своих работах иносказательно называет этносом«древних монголов»), существовал издревле, и был этот этнос родным народом Чынгыз-хана, государствообразующим этносом Монголо-татарской державы.

Как установил Л.Н. Гумилев, «европеоидная антропологическая раса первого порядка прослеживается в Центральной Азии и Сибири с верхнего палеолита и генетически восходит к кроманьонскому типу, являясь особой ветвью, развивавшейся параллельно с расами Европы и Ближнего Востока [см.: 66,83,49,25]». Эти «европеоиды восточного типа», светловолосые и высокорослые «древние монголы», повторим, были известны древним и средневековым китайцам, персам и другим народам как этнос (народ) «Татар». Свои антропологические и иные признаки и свойства, резко отличающие их от обитателей Китая и Монголии, средневековые татары не утратили во времена Чынгыз-хана и много позже. И поныне в антропологическом отношении среди современных татар преобладают представители большой европеоидной расы (Д.М. Исхаков). Соплеменников Чынгыз-хана «отличали зеленые или синеватые глаза, китайские историки называли их «стеклянными», и светлые с рыжиной волосы», «у Борджигинов (род Чынгыз-хана – Г.Е.) глаза сине-зеленые, или темно-синие, где зрачок окружен бурым ободком». В обоснование приведенного Л.Н. Гумилев ссылается на данные из работы Абуль-Гази, переведенного французами в XVIII веке, и другие сведения из работ французских историков-ориенталистов.

Полагаю, что о внешности представителей этноса средневековых татар можно получить достаточное представление также и по средневековому портрету Чынгыз-хана, на котором он изображен, скорее всего, наиболее похожим на самого себя (см. портрет на обложке книги «По следам черной легенды» – Админ.). Портрет был изготовлен на шелку, либо еще при жизни самого Чынгыз-хана, либо в период правления Великой Орды в Китае, и вряд ли кто изобразил бы в то время первооснователя Державы Татар с внешностью халха или китайца в угоду чьих-либо интересов и в ущерб истине. Хорошо видно, что на портрете изображен человек с густой бородой и усами, европеоидной внешности. Л.Н. Гумилев, как видим, был совершенно прав, когда писал: «Монголы до Чингиз-хана назывались татарами, так как племя татар было гегемоном в степи». И дополним это тем, что нам уже известно: именно из этого племени-гегемона Татар, вернее, народа, и происходил сам Чынгыз-хан.

Также Л.Н. Гумилев, полагаю, прав и в следующем: «Этноним «татар» стал сначала прозвищем всех кочевников, входивших в империю Чингизидов» – то есть, как видим, татары и при Чынгыз-хане так и назывались татарами – никто их не «перебил» и название «татар» не запретил, – и весьма почетным это название было и в то время. И даже имело, наряду с этническим, «собирательное, суперэтническое значение» – например, как ныне наименование граждан России в дальнем зарубежье – «русские». Поэтому полагаю, что следует согласиться также с высказыванием Л.Н. Гумилева о том, что «расширенное применение термина «татар» для XIII-XIV вв. правомерно» (там же). Но дополним, основываясь на вышеизложенном – также применение термина «татар» в узком, этническом смысле, как названия народа, этноса татар, абсолютно правомерно и для XIII-XIV вв., и для более раннего периода истории (VIII – XII вв.), и для более позднего периода (XIV – XVIII вв.). Да и для современного периода правомерно применение термина «татар» в узком, этническом смысле. И, несомненно – народ (этнос) татар существовал с древних времен, и «сохранил верность потомкам Чингиза», свое имя и память о Чынгыз-хане именно потому, что был его родным народом.

Татары-мусульмане России (Евразии), сосуществуя в союзе, по выражению, Л.Н. Гумилева, в «симбиозе» с православными русскими (великороссами), «отнюдь не стремились объединиться с ними в один этнос», и сохранили все свойства и признаки, самобытность и культуру своего этноса. Несмотря на длившуюся более трех веков антитатарскую политику романовского правительства на усилия западников, внедрявших в сознание соотечественников «образ врага» в лице татарского народа, татары остались равными по значимости и авторитету среди других народов страны. На данном примере мы вновь убеждаемся в правоте Л.Н. Гумилева – этносы (народы) – это объекты Природы, и не могут «создаваться» или «изводиться» политиками в соответствии с их потребностями.

Правда, необходимо оговорить – при определенных условиях этнос может быть полностью уничтожен путем геноцида – то есть полного истребления. Но подобное возможно при одном условии – если полностью отсутствует между этим этносом и его соседями комплиментарность, то есть взаимная симпатия и (или) способность к сотрудничеству либо просто к сосуществованию, то есть, «этнопсихологическое соответствие», как определяет это Л.Н. Гумилев. Например, так были уничтожены, как и пишет Л.Н. Гумилев, хунны в Китае в конце IV века. Также после падения Монголо-татарской державы в восточной части Евразии, в конце XIV – начале XV века были уничтожены китайцами династии Мин и тангуты – этот народ исчез полностью, перестал существовать. Тогда же китайцами были уничтожены татары и русские ордынцы, проживавшие в Северном Китае и Монголии. Уничтожение тангутов и татар китайские историки, сочинившие «историю монголов», приписали тем же татарам Чынгыз-хана и их соратникам – Монголам (в смысле политческого сообщества) – «сместив» в своих сочинениях эти события на пару веков в прошлое (см. об этом подробнее в моих книгах «Корона ордынской империи» и «По следам черной легенды»).

Как нам известно из трудов Л.Н. Гумилева, между народами Евразии – Великой Степи, – или Великой Татарии, как называли этот регион географы мира до XVIII века включительно, отношения характеризовались именно наличием между ними этого самого этнопсихологического соответствия. Естественно, конфликты (войны) случались как между этносами, так и внутри этносов. Но в основном бывало так, что воевали с обеих сторон одновременно как русские, так и татары и представители других народов-Земляков – конфликты бывали не межэтническими, как хотят представить западники, а именно политическими. То есть, войны шли именно между политическими сообществами. И войны эти никогда не приобретали истребительный характер, то есть не велись с целью полного уничтожения народа, этноса противника или соответствующей его части (например, племени). Войны велись единственно с целью политического влияния на те, или иные государственные или политические структуры противника, и прекращались с их подчинением или принятием взаимоприемлемых уступок. Поэтому в истории нашего Отечества не было случаев уничтожения народов (этносов) своими соседями по «месторазвитию» – Евразии. Таким образом, Л.Н. Гумилев был совершенно прав – этносы подчиняются в своем развитии и существовании объективным законам, определенным Природой. Точно также как и другие объекты Вселенной.

И был Л.Н. Гумилев совершенно прав, когда критически оценивал описываемые официальными историками «кровавые завоевания монголо-татар и невыносимое татарское иго». Полную правоту Великого Евразийца в данном вопросе подтверждают сведения и факты, приводимые мной в книгах «Корона ордынской империи», «По следам черной легенды», «Великая Орда: друзья, враги и наследники» и «Наследие татар». Факты, игнорируемые прокитайскими и прозападными историками, говорят именно о правоте Л.Н. Гумилева, который в своих трудах высказывал мнение о том, что движение ордынцев под предводительством Чынгыз-хана, его соратников и последователей было именно социальным (политическим) движением по созданию государства совершенно нового для своего времени типа. Притом с порядками, «отвечающими потребностям всех народов этой евразийской державы» (А.-З. Валиди).

Поэтому и не получилось у романовских политиков «извести татар», несмотря на их усилия, – этнос татар, обладая потенциалом, отпущенным ему Природой, сохранился в России доныне. Но главное: не удалось романовским политикам в ходе массированной трехсотлетней антитатарской агитации и пропаганды посеять вражду между татарами другими народами (этносами) России и Евразии. Природная комплиментарность между татарами и их соседями по «месторазвитию», обретенная со времени зарождения и формирования этноса татар на просторах Евразии, оказалась сильнее царей Романовых и их западноевропейских советчиков и повелителей. Законы Природы, как видим, оказалось не под силу изменить также политическим кругам некоторых европейских и азиатских государств, в разные времена участвовавших в деле «подстрекательства против татар и натравливания на них» - как выражался один средневековый арабский  автор. И, тем более, не имели успеха потуги определенных сил настроить самих татар против своих соседей по «месторазвитию», и искусственно вызвать, по выражению Л.Н. Гумилева, «этнопсихологическое несоответствие» между народами Евразии–Татарии.

Заметим также, что принципы религиозной и этнической терпимости были выработаны и усвоены татарами со времен рождения этого народа и его государственности, с VII-IX веков, и эти принципы были затем изложены в нормах Великого Язу Чынгыз-хана и превратились в национальную черту как этого народа, так и других братских с ним народов. В этом, например, и кроется разгадка того, почему татары «были зело добры к христианству» – что не перестает удивлять западников. Сохранились сведения, что даже мусульмане-татары строили церкви для христиан и помогали в XIV веке скрываться семьям русских князей, враждовавших между собой, «в татарской земли» (на территории бывшей Симбирской губернии, недалеко от ее границы с Мордовией). Стоит сказать, что в данном случае у татар находили прибежище семьи русских князей, противников Великого Московского князя, союзника Великой Орды. То есть, татары-мусульмане предоставляли убежище русским-христианам, просто следуя принципам человечности, и вследствие дружбы, имевшейся между ними, вне зависимости от государственной политики.

Также заметим, что не осталось из этноса средневековых татар (то есть «монголо-татар Чынгыз-хана») почти никого в Монголии и в Китае. Так как там были уничтожены китайцами династии Мин все «по природе бородатые», как отмечает Марко Поло – татары и прочие «бородачи», христиане и мусульмане. Уцелели, видимо, единицы, которые, как заметил Л.Н. Гумилев, «путем смешанных браков с окружавшими их многочисленными низкорослыми, черноволосыми и черноглазыми племенами приобрели современный облик» основного народа нынешней МНР и Внутренней Монголии (КНР) – халха-монголов. Но эти племена никогда не назывались «татарами»… Мы уже знаем, что название «татар» было этническим названием лишь одного конкретного народа, одного из тюркских народов, «родного племени Чынгыз-хана и единоплеменных с ним поколений» – как выражался русский академик-востоковед В.П. Васильев. И в том, что мы все-таки сумели найти и сохранить эти сведения, прежде всего заслуга Л.Н. Гумилева, русского человека, всю жизнь защищавшего предков множества россиян, русских и татар, от клеветы и забвения. А еще Великий Евразиец нам объяснил в своих трудах, как нам не превратиться «в людей второго сорта» в своем Отечестве, позабыв «евразийские традиции» наших предков-ордынцев. Но об этом – в следующий раз…

Литература:

  • Арсланова А.А. Остались книги от времен былых… (Персидские исторические сочинения монгольского периода по истории народов Поволжья) – Казань: Татар. кн. изд-во, 2002.
  • Бартольд В.В. Сочинения – Т.V. – М.: «Наука», 1968.
  • Бартольд, В. В. Образование империи Чингисхана. / Записки Восточного отделения Российского археологического общества. – 1896. – Т. 10.
  • Валиди Туган А. История башкир. История тюрков и татар. Научное издание. На башкирском языке. – Уфа: Изд. «Китап». 1994.
  • Васильев В.П. История и древности восточной части Средней Азии, от X до XIII века, с приложением перевода китайских известий о Киданях, Джуржитах и Монголо–Татарах.// Записки Императорского Археологического общества. Том XIII. Санкт-Петербург,1859.
  • Гумилев Л.Н. В поисках вымышленного царства. СПб. – «Абрис», 1994 г.
  • Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М.: ООО «Издательство АСТ». 2003.
  • Гумилев Л.Н.. От Руси до России. Очерки этнической истории. – М.: Айрис-пресс.2003.
  • Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии: Эпохи и цивилизации. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2004.
  • Гумилев Л.Н. Черная легенда. Сборник. – М.: АЙРИС-ПРЕСС, 2003.
  • Еникеев Г.Р. Корона Ордынской империи. М.: Алгоритм, 2007. – (Тайна Льва Гумилева).
  • Еникеев Г.Р. По следам черной легенды: правда и ложь о татарах России: истоки, причины, авторы. – М. – Н. Новгород: ИД «Медина», 2009.
  • Исхаков Д.М. Татары. Набережные Челны: Издательство «КАМАЗ», 1993. Полубояринова М. Д. Русские люди в Золотой Орде. М., 1978.

~~~

Источник: tartareurasia

Опубликовал: admin | Дата: Окт 10 2013 | Метки: Обозрение |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

mugen 2d fighting games

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,535 | Комментариев: 14,605

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
mugen 2d fighting games
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire