Не числом, а умением или Отповедь воронью

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 0

Тема Великой Отечественной войны, в угоду нынешней западной пропаганде, а точнее сказать, самопиару и саморекламе, всё чаще становится объектом спекуляций и откровенно дилетантских нападок. К примеру, упорно и неоднократно прививается мысль, что, мол, советские лётчики штурмовали немецкие колонны с техникой в 1941-м совершенно неправильно, ссылаясь на саркастические высказывания пилотов Люфтваффе. И преподносится всё это как мнение «экспертов» и «специалистов», которых, к слову сказать, никто в официальной военной науке не знает и в глаза не видел.

Истина скрывается так глубоко, что неспециалисту нет никакой возможности её осмыслить. А заключается она в том, что, в отличие от западного индивидуалистического взгляда, в тактике всегда превосходит тот, кто грамотно применяет именно коллективные действия, сообразуясь с имеющимися средствами. Этому принципу всегда следовал и учил Александр Суворов, и потому сам не проиграл ни одного сражения.

К 1941-му году немцы, уже имея на истребителях пушечное вооружение, иногда использовали это превосходство для обстрела истребителями наземных объектов, не имеющих зенитного прикрытия. При штурмовке наземных колонн (что для истребителей не являлось преимущественной задачей, этим занимались «штуки» Ю-87) обычно использовали заход вдоль с возможностью максимального увеличения времени и площади обстрела целей стрелковым и бомбардировочным вооружением, и просто изумлялись тому, что русские часто «нерационально» атакуют и бомбят колонны поперёк их движения, принимая это за доказательство русской тактической безграмотности. Однако на деле, если обратиться к реальности и профессиональному авиационному расчёту, всё оказывается не столь очевидным.

Штурмовка автомобилей, бронетехники и живой силы противника в колонне, с позиции специалиста, довольно сложный объект с точки зрения авиационного воздействия оружием по трём основным причинам.
Во-первых, подвижность колонн вызывает необходимость быстрого перенацеливания авиации. Это ведь не статичный объект.

Во-вторых, военные колонны, в основной своей массе при правильном руководстве, достаточно хорошо прикрыты наземными огневыми средствами противодействия авиации, от специализированных зенитных установок на передвижной базе до массового огня пехоты из индивидуального оружия на высоту до пятисот метров. Плюс истребительное прикрытие с воздуха.

Ну и, в-третьих, сама форма колонн – Длинная Узкая Цель (ДУЦ), по авиационной классификации наземных объектов, – является самой сложной из перечня наземных и надводных целей по способам её атаки авиационными средствами поражения. Исходя из названных условий, становится очевидным, что для решения такой боевой задачи необходим специализированный «воздушный боец». То есть достаточно маневренный самолет, удовлетворяющий возможность атак с малых высот в пологом пикировании (с возможностью внезапной атаки с бреющего полета), с достаточно мощным по тем меркам (от 200 до 400кг) бомбовым и стрелково-пушечным вооружением, и высокой защитой летчика и жизненно важных узлов самолета от наземного огня. Ясно, что тяжёлый бомбардировщик для этого применять нецелесообразно. И даже лёгкий пикирующий бомбардировщик, хорошо работающий по точечным и групповым целям (аэродромы, железнодорожные станции, статичные позиции, группы сосредоточенной бронетехники, и т.д.), но не имеющий достаточной защиты и маневренности, является слишком уязвимым для подобной задачи.

Первые полгода войны, при недостатке у Красной Армии штурмовиков Ил-2, которые по тому времени идеально были приспособлены для борьбы с моторизованными колоннами Вермахта, в большом количестве были применены истребители. Они могли нести пару бомб на внешней подвеске (до 200кг), несколько реактивных снарядов РС («катюши»), и иногда имели пушечное вооружение (20-мм авиационные пушки). Это были, в своём большинстве, истребители устаревших к тому времени конструкций: моноплан И-16 различных модификаций, бипланы И-15, И-153 «Чайка». Недостаток защиты лётчика в фанерной конструкции в немалой степени компенсировался маневренностью самолёта и грамотными действиями самих летчиков. Незаметный подход к цели, внезапность групповой атаки, продуманный уход из зоны огня противника – вот основные три фактора, спасавшие жизнь пилотам в районе цели. Но при этом без правильного расчёта бомбоштурмового воздействия на колонны оголтело рвавшихся вглубь русской земли гитлеровцев любые атаки с воздуха выглядели бы просто спектаклем. Никто подобный спектакль со стороны советского руководства на потеху Вермахту производить не собирался. Поэтому рассмотрю некоторые теоретические и, что более важно, практические аспекты данного вопроса, которые либо не знают, либо намеренно упускают из виду «певцы» логического мышления асов Люфтваффе.

Фугасная авиационная бомба (основной вид свободно сбрасываемых боеприпасов, использовавшихся с обеих сторон в той войне) при применении её с малых высот в горизонтальном полете или пологом пикировании самолёта имеет площадь ущерба, наносимого взрывной волной и осколками относительно направления сброса в ширину больше, чем в длину. Говоря авиационным языком, эллипс рассеивания осколочно-фугасного действия вытянут поперёк направления атаки. Ведь бомба ударяется в районе цели не в вертикальном положении, а под приличным наклоном к вертикали. Так как основной разрыв удлинённого тела бомбы при условии подрыва взрывателя от удара (без замедлителя) и мгновенной детонации ВВ (взрывчатого вещества) происходит в более слабом центре чугунной оболочки, то получается, взрыв происходит не шарообразно, а, скорее, дискообразно. Наклоните диск осью градусов под сорок пять – пятьдесят. Вы получите искомое. Эллипс рассеивания. Отсюда вывод: при достаточно точном попадании в ось колонны максимальное поражение по площади цели бомба наносит при низковысотном бомбометании, если заходить на ДУЦ поперёк, а не вдоль.

Советские лётчики часто использовали при маловысотной атаке замедление взрывателей на пару секунд, чтобы успеть уйти, не попав под собственные осколки и ударную волну. И бомба, головной частью застревая в почве, взрывалась почти в горизонтальном положении, увеличивая эллипсоидность разрыва. Хотелось бы добавить только, что, в отличие от цивилизованных европейцев, наши никогда не применяли подлые способы убийства, как, например, сброс массы малокалиберных бомб с часовыми замедлителями, которые «эффективнее» применять вдоль дороги, улицы, траншеи. Практически часовые мины. Улетел супостат, отбомбившись, вышли бойцы или мирные жители из укрытий, тут-то бомбочки и сработали!

Далее. Работать по колонне в одиночку или даже парой, имея недостаток бомб и боеприпасов, плюс слабую защиту и небольшую скорость полёта, – малоэффективно, если только это не демонстрация или попытка нарушить движение колонны, запугивая (тоже глупость – запугать можно только уже запуганных, а в сорок первом немец был наглее всех на планете). Результаты хилые, опасность максимальная. Ну, пальнули от души, сбросили бомбу – хорошо, если попали в одного-двух-трёх. Ведь эффективность пары – мизерная. Добавить-то некому! Дальше что? Да сваливать надо! Вся колонна ощерилась огнем, начинается вызывание истребителей. Второй заход на этажерке, даже с самыми хитрыми маневрами, не просто малоэффективен. Он обречён. Противник не подавлен, не паникует. Только разозлился и готов к повтору. Ждёт.

Это вам, господа геринговские «птенцы», не беззащитных женщин с детьми в июне сорок первого на одесских пляжах обстреливать с бреющего полёта, чем вы так любили ради тренировки и развлечения заниматься! И даже не за одинокой полуторкой в поле гоняться, когда можно «поразмяться» до последнего патрона. Войсковая механизированная колонна, в отличие от грузовичка, обычно защищена – по самое «не балуй»!

Советское командование, не от хорошей жизни, а чтобы снизить темпы немецкого стратегического наступления, было вынуждено использовать истребители для штурма германских колонн. Вооружённого и наглого врага надо бить, а не злить. Бить до смерти, до визга, до паники, до ужаса и мозговой рвоты. Чтоб неповадно было. Чтобы все или хоть половина, хоть треть осталась на дороге и не смогла использовать в будущем великолепные навыки убийц. А оставшиеся, по случайности или нашей недоработке в живых, – превратились в трусливых троглодитов, и не зверствовали на нашей земле, зная, что эта земля и небо отомстят. И чтобы не было в будущем у них, и их ничему не научившихся последователей, повода упрекнуть нас в отсутствии «элементарной» логики.

Потому что логика специалиста не должна быть элементарной! Тем более, если приходится применять необычные, вынужденные меры для спасения Родины.
В безвыходном сорок первом наши лётчики применили много эффективных и ранее неведомых способов бороться с продвигающимися к сердцу страны стальными колоннами врага. И если смотреть на крайнюю необходимость использования небронированных, слабо вооружённых, истребителей против колонн, то обычной тактикой бомбардировщиков или штурмовиков их применять было бы неэффективно и неграмотно.
В то время не было, подобно сегодняшней, моды на различные эффектные формулировки. А можно было бы назвать подобное нетрадиционное использование рода авиации «ассиметричным» ответом немецкой практике «стальных змей», что, по сути, таким ответом и было. И потому в действующих истребительных авиачастях стала рождаться, для снижения потерь и увеличения эффективности, новая тактика применения.

Внезапная групповая атака с малой высоты поперёк колонны, когда каждый из лётчиков группы в своём секторе из боевого порядка выискивает ближайшую удобную цель. Огонь из пушек и пулеметов по открытым для боковой атаки бензобакам машин, более слабо бронированным бортам танков, затем – одновременный сброс бомб на безопасной высоте. И уход по заранее оговорённой схеме, с рассыпанием строя по высотам и в глубину, чтобы сбить немецких зенитчиков с прицела, затруднив выбор ответного удара по принципу «за двумя зайцами».

И пока «эрликоны» пытаются добраться до кого-нибудь из основной атакующей группы и дружно смотрят вослед краснохвостым соколам (в силу часто используемой в начале войны окраски хвоста в красный цвет для упрощения опознавания своих), добавить по ним внезапный удар реактивными снарядами с небольшим интервалом ещё одной, резервирующей группы подавления и добивания. Чтобы удобрённая пеплом врага земля в будущем хорошо родила…
Примерно такой тактики придерживались «сталинские соколы» в тяжёлом сорок первом году, и при катастрофическом недостатке бронированных штурмовиков Ил-2 действия «этажерок», при всех минусах, можно назвать действенными. А прострел вдоль военной колонны из «трёхлинеек» – пулемётов малоэффективен по результатам, если в ней техника и танки. Да и бить по всем – значит, не поразить никого, разве что наудачу.

Конечно, психологически сильно действует. На необстрелянных. А вот по беженцам, женщинам с детишками, неспособным врезать в ответ – этот способ атаки, конечно же, вполне эффективен! Становится ясным, чему учились, и к чему, собственно, тактически готовились немецкие «асы». Многие русские люди вспоминают эти воздушные охоты. Но вспоминают-то живые! О групповых атаках русских «этажерок» объекты атаки почему-то до сих пор в большинстве своём молчат. Скорей всего из-за невозможности говорить. Ведь «оттуда» ничего не расскажешь. И поделом…

Тактики штурмовки танковых колонн группами устаревших истребителей не существовало, и не могло никогда существовать, ни в одном боевом уставе армий мира. С изменением техники уставы также меняются. Эту тактику придумывали наши летчики на собственном практическом опыте. Вот описание первого вылета на штурмовку колонны врага в июле сорок первого лётчиком А. Л. Кожевниковым в его «Записках истребителя»:

«Ведущий группы покачиванием с крыла на крыло известил о приближении к цели. Ещё минута – и под нами дорога. По дороге ползёт зелёная колонна фашистов – машины с пехотой, орудия, бензозаправщики.

…Первое звено пошло в атаку. За ним второе. Иду в атаку в составе третьего звена. В прицеле возникают крытые брезентом автомобили, бегущие в стороны люди, застопоренные мотоциклы. Нажимаю на гашетки, слышу сухой треск пулеметов. Следы трассирующих пуль теряются в колонне. Дымят моторы грузовиков, вспыхивают ярким пламенем цистерны. Бьём по голове и хвосту колонны, чтобы лишить противника возможности рассредоточиться.
Из атаки выхожу на бреющем полете. Замечаю, что во время прицеливания наши боевые порядки рассыпались: индивидуальное прицеливание в плотном строю по узкой цели оказалось выполнить невозможно. Все штурмуют самостоятельно.

Делаю новый заход. Колонна превратилась в хаос.
Горят автомашины, взрываются бензоцистерны, заливая всё вокруг багровым пламенем. Бензин горит в кюветах.
Когда кончились патроны, ведущий подал сигнал сбора.
Группа, пристраиваясь, легла на обратный курс.
И вот мы на своем аэродроме. Задача выполнена! Каждому хочется рассказать о штурмовке. Всё, что произошло несколько минут назад на дороге, вновь возникает в горячих рассказах истребителей: «Я сразу чёрные кресты на борту машины увидел»… «А я по цистерне ударил в хвосте колонны»… «А я головной грузовик рубанул»…

Впечатлений хватит до утра. Командир наталкивает на мысль о выводах, которые следует сделать из боя.
Опыт получен ещё небольшой, но уже получен.
Почему не стреляли вражеские зенитки? Видимо, потому, что мы появились внезапно. Значит, надо добиваться внезапного удара. Кажется, всё просто, но для нас всё это практически ново.
Единодушно мы забраковали плотные боевые порядки. О скованности маневра в плотном строю во время полёта думал не только я, но и многие другие лётчики».

Обратите внимание: «Боевые порядки рассыпались. Все штурмуют самостоятельно…» Именно потому, что атака цели производилась инстинктивно вдоль, а не поперёк. При этом одновременности удара, сохраняя порядок, не достичь. Можно столкнуться в воздухе. В общем, каша и безобразие с позиции воздушного специалиста по уничтожению наземного супостата. Ребятам очень повезло, и можно гордиться их храбростью, мужеством. Но опытный командир полка раздолбал бы к едрене фене всю подобную «инстинктивную» практику самостоятельной штурмовки, и отругал комэска за плохую тактическую подготовку. Благо в данном случае – победителей не судят. Ни группы прикрытия, ни продуманной схемы атаки. Пара внезапно появившихся «мессеров»-охотников – и пишите родным. А писать похоронки родным обязан враг!..

Почему им повезло? Описан один из первых дней войны. Подобного опыта использования лёгких истребителей не было ни у нас, ни у немцев, ни в других армиях мира. Для немцев же применение русскими истребителей для удара по колоннам было невероятной внезапностью, из области идиотического бреда. Вспомните: «Почему не стреляли вражеские зенитки?» Да именно потому и не стреляли, что ждали бомбардировщиков, как принято было во всех современных армиях тех лет, грамотно сохраняли боекомплект. А русские истребители приняли, основываясь на своем «европейском» опыте, за «чистильщиков» воздуха, потому и значения не придали, пока не началась атака! Не успели поставить заградительный огонь. «Профессионально» прозевали, собираясь действовать «по науке». В подобных ситуациях кто обманет врага и атакует первым – чаще всего и выигрывает. Но если бы удар был нанесен по колонне ещё и тактически продуманно, то повторных заходов, скорей всего, и выполнять бы не пришлось. Экономия сил, средств, топлива. Снижение риска для жизни своих лётчиков. Тоже не последние вещи в войне. Потому что настоящий солдат не тот, кто «честно проливает» свою кровь, а тот, кто умеет грамотно, с минимальным риском, побеждать врага, уничтожая его или принуждая к сдаче.

К середине июля немецкие колонны уже открывали заградительный огонь по всему, что подлетало на дальность эффективной стрельбы, а на безопасных высотах в 2-3 км их стали прикрывать передовые группы истребителей. До тех пор почти небывалое, резко увеличилось количество ошибочных обстрелов немецкими передвижными зенитными средствами собственных истребителей, это при фактическом-то господстве в воздухе на главных направлениях! Даже косвенно, это говорит о чувствительности русских истребительных ударов по колоннам, так как тогда ещё не было у нас достаточного количества штурмовиков. Стоит добавить, что именно с этого периода наши истребители, выполнявшие штурмовку колонн, стали нести наибольшие потери от зенитного огня. Немцы также умели быстро учиться. Всё-таки лучшая западная армия!

Вот тогда-то русские и стали массово применять групповые атаки поперёк движения колонн. Возможно, именно об этих тактически грамотных и героически-безысходных атаках вспоминают, всё ещё никак не могущие угомониться, и пытающиеся казаться умнее за счет охаивания своих победителей, бывшие пилоты Люфтваффе. А их восторженные поклонники повторяют, тем самым усугубляя собственную глупость.
После Московской битвы применение русских истребителей по наземным колоннам сходит практически к нулю.

Заработали в полную силу эвакуированные на Урал заводы. Появляется достаточно специализированных штурмовиков «Ил-2», не зря названных немцами «чёрной смертью». Отличное бронирование кабины и двигателя. Пулемётно-пушечное вооружение, по количеству боезапаса на одной машине сравнимое со звеном истребителей. Реактивные снаряды на внешней подвеске различного калибра и назначения, 400 кг бомб, иногда довольно специфического назначения, перевозимых как на внешней подвеске, так и во внутреннем контейнере. Чего только стоят ПТАБ! Малокалиберные бомбочки кумулятивного действия, почти сотней высыпаемые вдоль колонны танков одним только Ил-2, или же контейнер-бак, из которого на предельно малой высоте выливалась специальная горящая смесь, могли превратить десяток бронированных чудищ в обугленный металлолом! Тактика штурмовки колонн «летающими танками», естественно, видоизменялась, применительно к носимому оружию, и к истребителям отношения уже не имела. Потому рассматривать её здесь не имеет смысла.

Справедливости ради необходимо добавить, что во второй половине войны и наши асы-истребители, вылетавшие на так называемую «свободную охоту», не брезговали пройтись вдоль немецкой колонны парой, обстреляв её с бреющего полёта. Представляю, как сейчас, после моего признания, возрадуются пока ещё, по недоразумению, живые геринговские птенцы, ставшие чёрным вороньем над русскими дорогами, переполненными беженцами в начале сороковых. «Вот, мол, смотрите! Это же русские у нас переняли!» Переняли. Да не по беженцам применяли. А по трусливо отступавшим «сверхчеловекам» в обгаженных галифе. И не на «этажерках», а на самолётах нового поколения, со скоростью под 550-600 километров в час, бронированием кабин и пушечным вооружением. И то, применяли один внезапный заход, и на рожон не лезли. Можно о подобном прочесть в воспоминаниях Г. Г. Голубева, который до конца войны летал ведомым воздушного аса Александра Покрышкина. Перескажу коротко своими словами.
Зашли вдоль колонны. Один раз. Врезали из пушек и пулеметов. Подожгли пару машин. И – ходу.
Почему вдоль колонны? Есть два примечательных отличия в дополнение к вышеизложенному.

Во-первых, «Аэрокобра». Самолёт, на котором отказались летать американские и английские лётчики, потому как из «штопора» не выходил. Была у него такая особенность. Но русские – лётчики от Бога. И им это по фигу. Нельзя «штопорить», да и не надо! Главное – воевать. А воевать на нём можно было очень даже здорово! Имел неплохую скорость, более 600 км в час. Пушка 37 миллиметров. Сверху сзади легко прожигала легкие T-II, T-III и даже средние T-IV танки Вермахта с дистанции двухсот русских саженей. Противотанковые орудия начала войны у немцев имели такой же калибр. Два крупнокалиберных пулемета «Браунинг» 12,7 мм. Плюс по необходимости ещё четыре пулемёта обычного калибра в три линии. Возможность подвески одной бомбы до 250 кг под фюзеляж. Просто воздушная скотобойня! И кабина, кстати, бронирована против пуль и осколков спереди и сзади. Так откуда заходить на колонну с такой артиллерией на борту, как не сзади-сверху, учитывая, что колонна неспособна всей массой огня противодействовать одновременно по всей своей длине одиночной скоростной низковысотной цели (перекрываются секторы обстрела)?

Во-вторых. Не было у Покрышкина задачи целенаправленно штурмовать колонны. Да и задача эта – для «Ил-2», которых уже было достаточно. Просто возвращались истребители из удачной воздушной разведки, пострелять не удалось, полны коробочки боезапаса. Ну почему бы и не «гвоздануть» по случайно подвернувшимся ариям? И если уж уничтожить колонну парой нереально, да ещё в один заход, то надо хотя бы максимально нагадить, желательно «выкакав» на неё всё, что в стволах (это, замечу, не грубость, а сказано к тому, что пулеметы систем Браунинга, в силу низкой скорострельности, при стрельбе издают различимое на слух издевательски-вопросительное «как-как-как?»). Максимальное время обстрела достигается при атаке сзади-сверху, учитывая движение колонны. Вот и вся разница!

А потому просто глупо не применить заход парой вдоль колонны, имея на борту залп, превосходящий по качеству и количеству залп эскадрильи «ишачков» И-16, или «чаек» И-153. Заметьте, парой, а не эскадрильей! При этом, учитывая боевой порядок «пеленг пары» с отставанием ведомого на 100-200 метров от ведущего (принятый во второй половине войны), возможность случайного сталкивания в воздухе во время атаки сводится к нулю.

Подытоживая сказанное, следует отметить, что атака фанерными советскими истребителями немецких автобронеколонн в первые полгода войны, диктуемая суровой необходимостью в силу недостаточного количества штурмовиков, привела к необходимости отрабатывать новую тактику группового применения оружия. При атаке в боевом порядке необходимо было:
- создать условия для безопасного маневрирования в группе, чтобы предотвратить столкновение самолетов между собой,
- достичь практической одновременности удара по всей длине колонны (с целью предотвращения её рассредоточения),
- учесть недостачу пушечного вооружения на применяемых устаревших советских истребителях И-16, И-15, И-153 (наличие, в большинстве, пулеметного),
- компенсировать отсутствие радиосвязи на большинстве самолетов (управление боем визуально в строю, сброс бомб «по ведущему»),
- использовать возможность стрельбы по максимальной площади подвижных индивидуальных объектов в колонне (автомобили, мотоциклы, бронетранспортеры, танки), с целью увеличения количества эффективных попаданий,
- поражать наиболее уязвимые и пожароопасные места техники (бензобаки автомобилей и мотоциклов, менее бронированные борта башни танков),
- в полной мере использовать эффективную площадь поражения бомбовым вооружением (малая бомбовая загрузка, да и вообще – недостаток бомб в первой половине войны).
Всем этим условиям максимально подходит атака в боевом порядке «пеленг» с направления, перпендикулярного движению колонны. При этом достигаются следующие цели атаки:
- невозможность согласовать действия наземного зенитного заградогня колонны, сконцентрировав его на одном-двух атакующих из-за широкого сектора групповой атаки, соответственно, плотность противодействия зениток в расчёте на каждого лётчика снижается,
- возможность в достаточно плотном пеленге (ведомый сзади-сбоку) наблюдать за маневром и действиями ведущего, одновременно атакуя в своём, выделенном общей схемой, секторе,
- гарантированное поражение объектов, без ошибочных одновременных атак по одной цели (задние видят цель передних, и выбирают для себя соседнюю),
- сбросом бомб вместе с ведущим достигается более плотное и одновременное покрытие площади атаки, и так далее.

Кстати, в военных авиационных учебных заведениях всего мира и доныне бомбовая атака группой самолётов длинной узкой цели с малых и средних высот преподаётся, а в современной авиации – выполняется практически таким же способом, частично видоизменяемым за счёт многих дополнительных факторов (типа вооружения, применяемой системы его наведения, и прочее). Потому что, как бы ни изменялось воздушное оружие, используемое по наземному противнику, но принципы тактики, основанные на грамотном расчете и учёте комплекса факторов, всегда превалируют над инстинктивным мышлением дилетантов.

Так что, последователям и восхвалителям «геринговского» мышления, а равно и «гитлеровского», не стоит пытаться доказывать явную чушь, опираясь на свою спекулянтски-обывательскую «элементарную» логику. Возможно, тогда им станет ясно, почему же они всё-таки проиграли ту Великую войну…

~~~

Источник: topwar.ru
Опубликовал: admin | Дата: Июн 21 2012 | Метки: Дискурс |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress主题

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,542 | Комментариев: 14,616

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
WordPress主题
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire