Наливалися знамёна. Часть 3

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью:
Loading ... Loading ...
Просмотров: 30

Продолжение. Начало здесь: Часть 1; Часть 2;

Кумач последних ран

Алтай 1918-1919

После участия в историческом II съезде Советов Парфенов возвращается в Алтайскую губернию.

До марта месяца 1918 года здесь ничто не предвещало грозовых времен, а жизнь мирно и мерно переходила на новые государственные рельсы.

Петру Парфенову вновь выпало руководить губернским образованием.

Он взялся за привычное дело с присущим энтузиазмом. Были придуманы новые оценки для приема учителей на работу. Было это разработкой центральной власти или самого Парфенова утверждать сложно. Но суть метода очень смахивает на Парфеновскую: учитель заявляет о своих намерениях и целях, а потом решается, подходит ли он для школы?

Советская власть МИРНО установилась на Барнауле в декабре 1917, а на остальной территории губернии к февралю 1918.

За четыре-пять месяцев новая власть успела следующее:

губернский съезд земельных комитетов в марте решил перераспределить землю в интересах беднейшего и среднего крестьянства;

Советы помогли весной бедноте семенами и инвентарем;

Советская власть аннулировала все недоимки крестьян прошлых лет и избавила их от платежей казне и царскому кабинету.

Эти шаги вдохновили крестьянство, но не на долго.

Весной 1918 чрезвычайно обострилась проблема снабжения продовольствием центральной России из-за оккупации Украины и западных «хлебных» губерний. Россию могла спасти только Сибирь, и ее житница – Алтай.

9 мая декретом ВЦИК вводится, по сути, продовольственная диктатура. Наркомат продовольствия получает неограниченные полномочия в хлебозаготовках, вплоть до применения оружия.

Крестьян это так огорошило, что чехословацкий мятеж 25 мая, падение замахнувшихся на их зерно Советов и появление либерального Временного правительства им вздохнулось по-сибирски спокойно и, быть может, зло радостно.

Прозрение долбануло осенью Колчаковским сапогом.

Но сначала милейшее Временное правительство отменило все декреты Советов о Земле, ввело свои нескромные налоги и подати, довесив их недоимками прошлых лет. Окончательно разбили крестьянское сердце сборы на армию и добровольная мобилизация с расстрелом на месте сомневающихся. Деревня запоздало взывала. Но опять не на долго.

Рев заткнула Директория. НачАлся год Колчака.

В этот Алтайский перелом и угодил Петр Парфенов. События захлестнули Сибирь. Ломались и гибли люди. Менялись едва мелькнувшие власти. Свирепствовали нагайки и законы. Разбой угнетал дух. Нечисть куражилась, а крестьянство медленно сжимало ответ.

Судьба Парфенова терялись в этой неистовой классовой борьбе, изредка документальными языками выбиваясь из горящего котла. По этим языкам и личным записям мы попытаемся восстановить его путь, опираясь на уникальный исторический труд Парфенова «Гражданская война в Сибири».

от Харбина до ИСТПАРТА

Сначала книга называлось «Уроки прошлого. Гражданская война в Сибири 1918-1920 гг» и была издана в Харбине в 1921 году без участия Парфенова:

«Я в то время был арестовал китайским правительством и находился в харбинской тюрьме. Книга была выпущена без моего участия, наспех, и признаю, имела много погрешностей, хотя всеми советски настроенными рецензентами была встречена очень хорошо».

Одним таким рецензентом был и журнал «Сибирские огни», опубликовавший положительный отзыв на книгу Парфенова уже в феврале 1922. Интересно, не замешан ли тут Максим Горький? Он тогда хорошо знал нашего героя и с восторгом принял весть о создании первого сибирского журнала.

Как Парфенов попал в тюрьму?

Похоже, он стал жертвой событий, которые начались еще в январе 1918 на территории Китая:

«…в январе 1918 г. после всесибирского съезда Советов в Иркутске, избравшего центральный исполнительный комитет Сибири, государственная власть почти везде перешла к переизбранным Советам, хотя к тому времени средствами буржуазии и пекинского и токийского русских посольств уже был организован манчжурский противосоветский фронт, и в полосе отчуждения Китайской Восточной железной дороги Советы были низвергнуты».

Получается, что Парфенов в 1921 году, в огне Гражданской войны, вернулся в Харбин, к дорогой ему сердцу КВЖД, где свирепствовала контрреволюция, и внезапно попадает в китайскую тюрьму.

Логично предположить, что Парфенов вел дневник. Иначе как он смог уже в 1921 году написать не просто воспоминания, но настоящий исторический труд?! С кучей ссылок и выдержек из документов?

«Считаю необходимым заявить, что книга составлялась мною на основании личных фиксированных впечатлений и тех документов, которые попали в мое распоряжение во Владивостоке, после бегства генерала Розанова и его штаба в Японию».

Обратите внимание на «личные фиксированные впечатления»! Что это, если не дневник?

Исторический ли это труд?

Разберемся.

Второе издание книги выходит в 1924 году. Дополненное и отредактированное.

Тут самое главное КТО издает книгу – ИСТПАРТ!!!

Теперь смотрим, что такое ИСТПАРТ.

Комиссия по истории Октябрьской революции и PKП(б). Занималась сбором, НАУЧНОЙ обработкой и ИЗДАНИЕМ материалов по истории Партии и Революции. Учреждена Лениным в 1920 и сначала относилась к Наркому просвещения. В 1921 перешла в ведение ЦК РКП(б) на правах отдела!!!

К сохранению истории тогда относились сверх серьезно.

В деятельности ИСТПАРТА участвовал советский историк-марксист Михаил Покровский. Ему принадлежит фраза: «История -  это политика, опрокинутая в прошлое».

Простой человек на великом переломе, озаренный вспышкой глобальных истин, передал нам сжатую информацию. А вот как может звучать раскрытая:

Будущее – это Разум, устремленный в Прошлое.

Луч разума, устремленный в Прошлое освещает Будущее. Переделать Прошлое нельзя, но постигая в нём новое, мы изменяем выводы для Будущего.

Если Разум коллективный, то это уже Госплан, который не только предвидит, но и планирует Будущее.

Рынок – стихиен, его Будущее случайно. Социализм планомерен, его Будущее детерминировано Разумом.

Стихи Ивана Тачалова, ученика Максима Горького.

Просто сцепите кольца: История – Будущее, Политика – Идеология, Опрокинут – Устремлен, Прошлое – Будущее. Чем больше колец, тем ближе Истина для атеиста и тем ближе Бог для остальных:

Звени кольцо, с кольцом сплетаясь,

Расти крепчайшее звено,

Концами в вечности теряясь,

Где все загадками полно.

/Иван Тачалов/

Книга Парфенова «Гражданская война…» под эгидой ИСТПАРТА начинается с предисловия, которое даже названо сверх коротко: ОТ ИСТПАРТА. Это потом, через годы, предисловия исторических книг будут простираться на десятки страниц, малоинформативных и, порой, совсем пустых.

Предисловие ИСПАРТА – рекордно короткие 6 абзацев. Но, читая каждый абзац, развертывается, как сказочный клубок, огромный объем информации.

Судите сами. Вот три крохотных выдержки:

«…достоинство книги тов. Парфенова заключается в марксистском изложении и освещении хроники событий гражданской войны в Сибири, основанном на богатом фактическом и документальном материале».

«Книга тов. Парфенова имеет большое значение … особенно теперь, когда капиталистические правительства предъявляют к Советской власти требования о вознаграждении своих подданных за понесенные ими «убытки» и «жертвы» в гражданской войне».

Всплывает сегодняшняя аналогия? Точная копия европейских претензий к нашей победе в 1945! Незыблемый позорный стиль империализма!

Тут же приведен и рецепт как с этим бороться:

«В книге тов. Парфенова собрано много данных о тех убытках и жертвах, которые понесла Советская Россия благодаря интервенции иностранных капиталистов».

Скромное предисловие ОТ АВТОРА состоит из таких же ёмких 5-ти абзацев.

Далее идут ВВЕДЕНИЕ и четыре части самого изложения.

Описать всё возможным не представляется, поэтому только штрихи.

ВВЕДЕНИЕ – это песня! Вряд ли вы найдете другой исторический труд, столь образно, великолепным русским языком, проникновенно, образно и глубоко излагающий.

ВВЕДЕНИЕ – это литературно-историческая живопись. Все основные силы общества и их расклад по влиянию в массах.

Стиль тот же: каждый абзац легко развёртывается в пространстве времени и событий.

Две цитаты из ВВЕДЕНИЯ, которые в точности повторяют вышеизложенное об Алтайской губернии:

«…переход власти к Советам на всей территории Сибири произошел совершенно бескровно, за исключением города Иркутска, где наличие юнкерских школ, казачьих войсковых частей и большого состава кадрового офицерства, чуждого не только Советам, но и революции вообще, послужило причиной сильного кровопролития, кончившегося все же победой пролетариата и восстановлением власти Советов».

«По своей мало культурности и несознательности деревня не была заинтересована политически в Советской власти. Для нее было безразлично, что будет завтра, а сегодня новая власть была ей неприемлема, так как требовала от деревни и денег и хлеба, давая взамен только обещания плугов, кос и мануфактуры. Крестьянство не предвидело, –  а будучи настроено соответствующими лицами, оно даже и не хотело предвидеть, – что последствия безразличного и враждебного отношения к Советам скажутся на нем больше и больнее всего, оно бессознательно обескровливало по существу свою же крестьянскую власть во имя индивидуальных выгод сегодняшнего дня».

Дабы не утомлять вас цитатами, остальное содержание книги выразим коротко и своими словами.

Заметим только, что книга «Гражданская война…» цитировалась историками сотнями раз, хранится в американских студенческих библиотеках, а у нас – только в Томском университете.

Хотя книга Парфенова объемом прилична (170 страниц), главную суть ее можно выразить двумя предложениями.

НЕ БОЛЬШЕВИКИ РАЗОЖГЛИ ГРАЖДАНСКУЮ ВОЙНУ В СИБИРИ.

БОЛЬШЕВИКИ ПОБЕДИЛИ В ГРАЖДАНСКОЙ.

Мы называем эту войну Гражданской, но фактически она была и Отечественная: Россию делили около миллиона интервентов, в том числе под управлением Колчака.

В победе огромную роль сыграли бывшие царские офицеры, вставшие на сторону большевиков для спасения страны. Это были офицеры главного управления разведки и офицеры главного артиллерийского управления.

В книге Парфенова впервые описана ПРАВДИВАЯ предыстория чехословацкого мятежа. Удар готовился открыто и нагло, поэтому сегодняшние версии СЛУЧАЙНОСТИ событий – спусковым курком которых называют либо Троцкого, либо бытовую ссору венгров и чехов – просто ложны.

Никаких случайностей! Все было подготовлено захлебнувшимися в злобе на большевизм двух непримиримых в той жизни «заклятых друзей»: монархистов и либералов всех мастей.

Но чехо-словаки, свергнувшие неокрепшие Советы, не спасли наспех созданное Временное сибирское правительство, либеральный аналог Петроградского. История повторила фарс, только в более кровавом исполнении: уже к ноябрю 1918-го временные управленцы, ввергнувшие губернию в полный хаос, были не просто изгнаны монархической плетью Колчака и штыками интервенции, но частью ЗВЕРСКИ истреблены.

Как пишет Парфенов, эта расправа над вчерашними союзниками потрясает не только своей жестокостью, но и той фразой, которой оно оправдывалось. Вы не поверите, это называлось БОРЬБОЙ С БОЛЬШЕВИЗМОМ. То есть, истреблялись бывшие друзья, переименованные в большевиков! Заметим, что настоящих большевиков в губернии было мизерно мало, они появились гораздо позже! Этот изуверский исторический кульбит продолжился и дальше: показательно зверское уничтожение своих врагов было приписано … опять большевикам! Легковерные американские и европейские командующие интервенцией были настолько ошарашены этим всеобъемлющим пугалом, что просили свои правительства срочно эвакуировать войска из Сибири, дабы … не заразить их большевизмом! Эти пугало сбило с толку даже британский пролетариат, правда только на первых порах.

Главный государь для Сибири готовился с 1917 года из известного по Черному морю военного минёра Колчака. Судя по сохранившимся фотографиям Колчака с Керенским (фотодело только зарождалось!) и откровенной ненависти царских офицеров к Керенскому, можно сделать два вывода: Керенский участвовал в восхождении Колчака. Оба были выдающимися честолюбивыми позёрами, как в словах, так и на деле, оба ненавидели и не понимали народ.

Колчак и Керенский в Севастополе 1917.

После эффектного сброса сабли в воды Чёрного моря, Колчак ускоренно прошел курсы повышения квалификации в минном деле в правительствах США, Британии, Японии, после чего уже офицером британского флота, присягнувший британской королеве, Колчак был доставлен в Сибирь с неразлучными навсегда наставниками: Жанен от Франции, Нокс от Британии, Гревс от Америки. Принимай кровавый парад интервенции, золотой спаситель России!

Показательно, что инициаторы развала страны 90-х годов разнесли через захваченные СМИ несметное благообразие Колчака. Наиболее ярко – фильм «Адмирал» с Хабенским и Боярской в главных ролях и книга Юдалевича «Адмиральский час». Палач Сибири был синхронно возвеличен Адмиралом.

Примером ДОСТОЙНОГО и ПОЛНОГО ответа всем инсинуациям поклонников мундира, является отказ журнала «Сибирские огни» (от 23 мая 1985 года) напечатать рукопись Юдалевича «Адмиральский час». Приведем редакторский отбой целиком, ибо отстоявший честь советской публицистики сибирский журнал привел доводы, которые и сегодня не по зубам любителям мундира.

«Члены редколлегии не высказались за публикацию Вашей повести «Адмиральский час». Прежде всего трудно согласиться с трактовкой образа Колчака. Диктатор наделён многими привлекательными чертами – личной храбростью, былым благородством и даже чертами демократичности. За адмиралом признаются заслуги полярного исследователя, ученого; в процессе повествования перед нами раскрывается просто привлекательный человек, трагедия личности, жертва непомерного честолюбия, которое и сыграло роковую роль в судьбе незаурядной личности. И хотя вы пытались оговорить, что Колчак-де на допросе юлил, выгораживая себя, но лаконичные ответы Колчака «не знал», «мне об этом не докладывали» по поводу зверских истязаний, вершившихся его именем, не очень убедительные доводы и выводы прокурора замначальника Губчека – всё это вызывает у читателя ощущение, близкое к симпатии по отношению к значительной фигуре русской истории.

А уж отношения с Темиревой и вовсе романтичны: Колчак здесь предстаёт настоящим рыцарем. Вот фраза из показаний Колчака, он вспоминает об одной беседе с американским представителем Гаррисом и цитирует себя: «…я прибыл сюда, не имея ни одного солдата, не имея за собой никаких решительно средств, кроме только моего имени, кроме веры в меня тех лиц, которые меня знают». И несмотря на то что вы как автор стараетесь снизить звучание фразы («адмирал хвастливо вспоминает» об этом, изворачивается «пьяно и нагло» и т. п.), речи Колчака звучат со страниц повести спокойно и с достоинством».

Стоп! Здесь мы чуть прервемся, чтобы вы ощутили РАЗНИЦУ между индивидуальным самолюбованием Колчака и коллективным зарядом бойцов Красной Армии в изложении Фурманова.

«Все стихийные движения, не освещенные ярко поставленной целью, гибнут. Они не могут жить, так как не имеют пищи, живых соков, постоянных стимулов, верного пути.

Если хоть на минуту предположить, что наше пролетарское движение стихийно, слепо, не освещено великой целью – коммунизмом, – нам будут совершенно непонятны настойчивость, последовательность и успешность самой борьбы. Наша сила именно в том и заключается, что борьба проникнута глубокой сознательностью, что наши идеи чем дальше вперед, тем понятнее и ближе становятся миллионам трудящихся. Против нас могут выступать лишь те, которым наши цели враждебны или совершенно непонятны. Мы знаем, что в рядах борющихся против нас не только помещики, фабриканты и банкиры, – с ними часто идут несознательные крестьяне, а иногда и рабочие. Капиталисты идут на нас потому, что идеи коммунизма им враждебны, а крестьяне с рабочими – потому, что эти идеи им непонятны. И если у нас для свирепого капиталиста есть только одно оружие – остро отточенный меч, то для ошибающегося темного трудовика – у нас в первую очередь убеждение, разъяснение и товарищеская помощь. Вражеские армии Деникина, Колчака и Врангеля мы победили не только и не столько стальным мечом, сколько всесокрушающим мечом коммунистических идей. Рабочие и крестьяне этих армий поняли нас и наше учение, а раз поняв – спаялись с нами и помогали сокрушить генеральские банды и гнезда. Наша сила – в свете, которым просвещаются трудовые массы».

Читаем ответ «Сибирских огней» дальше.

«Сами понимаете, что такой подход к раскрытию образа диктатора не может не вызвать возражений. Конечно, и Колчак –  человек, но от его «человеческого» отношения к людям долго плач стоял по всей Сибири. Невозможно трагедией непомерного честолюбия объяснить кровавый террор временщика. Особенно сегодня не хотелось бы слышать хоть какое-то человеческое объяснение явления, имеющего классовые корни, с позиций заблуждений. В мире, расколотом на два лагеря, невозможен внесоциальный подход к людям, событиям, фактам.

Рукопись возвращаем.

С искренним уважением, завотделом прозы Н. Закусина.

Напомним, это 1985. Ровно через 15 лет контрреволюция взяла реванш.

В 2000 году «Адмиральский час» был опубликован. Эта великолепно оформленный продукт сегодня есть в каждой районной библиотеке Алтайского края. Книга Парфенова только одна, в разделе редких книг, краевой библиотеки им.Шишкова…

Думаете, зачем вспоминать давно минувшее? Колчака?

Да не минуло ничего! Настоящие большевики знали, что классовая борьба будет только обостряться со временем и принимать новые формы.

Хотите посмотреть новые формы?

Следующее видео у людей, выросших в СССР и знающих историю страны, вызывает отвращение. Первый раз я тоже не смог досмотреть эти 4 минуты до конца. Но что-то толкнуло посмотреть еще несколько раз, уже без эмоций, внимательно. Посмотрите спокойно и вы, а потом вместе разберемся.

7 февраля 2020 года в Новостях Первого канала на 100-летие со дня смерти Колчака показали женщину, которая питается хлебом из зерна, выращенного внуками алтайских крестьян, повешенных в правление Колчака.

Хорошо, что сохранился народный куплет:

Мундир английский,

Погон французский,

Табак японский,

Правитель омский.

и видеохроника английского мундира, который Колчаку уже никогда не снять. Хорошо, что сегодня навечно оцифрована новая поклонница мундира, призывающая внуков тех крестьян каяться и учить историю по велеречиво указанным ею документам.

Видео.

Плач вдовы Солженицина

на архиве Колчака,

купленного спонсорами

и главным айфончиком

Правительства России.

Посмотрели? Теперь думаем.

В комментариях к видео часто называют главную блондинку репортажа безмозглой. Так ли это? Она вещает на экране миллионной аудитории, а вы индивидуально сидите с другой стороны и ничего сделать не можете. Кто же тогда умный?

В Гражданской войне, если лицом к лицу встречался враг, дело быстро решала винтовка или штык, кто первый. В наше время враг куражится перед вами, и быстро вам его не одолеть.

Этого врага переубедить невозможно (читайте Фурманова!). Это реальность из расколотого надвое мира. Только факт, что большевики спасли страну, приводит эту реальность в бешенство. Этой реальности ненавистны мысли коллективизма и коммунизма.

Колчак для крестьян Алтая и Парфенова был врагом. Все, кто его поддерживал – тоже враги. Если вы на стороне Парфенова, это видео сделано врагом. Других вариантов НЕТ. Конечно, вы можете быть нейтральным! Нейтральные судьбы в книге Парфенова тоже есть. То, что с ними стало, ужасно. Но это жестокая цена нейтралитета.

«27 декабря 1918 г. в сугробах реки Иртыша милицией и родственниками, после долгих поисков, в числе многих других трупов, были обнаружены исколотые штыками и револьверными нулями трупы членов Учредительного Собрания: Н. Фомина, Брудерера, Лассау, Барсова, Сарова, Маевского, Кириенко, Марковицкого и Девятова».

Ниже очень страшный акт осмотра трупа Фомина. Это ДОКУМЕНТ реальных дел колчаковцев! Назвать это «выдумкой» советских историков может только изувер или враг. Читать это трудно, поэтому озвучиваю только последнее предложение.

1) в области левого плечевого сустава, поперек сустава, кость сломана:

2) на задней поверхности правого плеча, тотчас над локтем, обширная резаная рана с переломом плечевой кости;

3) на левом плече — точно такая же рана и также с переломом плечевой кости;

4) в области левой темянной кости, во всю длину ее, резаная рана до кости;

5) в области левого сосцевого отростка револьверная пулевая рана;

6) пулевая рана под шестым ребром, с правой стороны;

7) под седьмым ребром той же стороны — штыковая рана;

8) на один сантиметр от нее — винтовочная пулевая рана;

9) три пулевые револьверные раны — на левом плече;

10) в области левой лопатки — пулевая револьверная рана;

11) на три сантиметра книзу от нее — штыковая рана;

12) пулевая револьверная рана под гребешком левой подвздошной кости;

13) пулевая револьверная рана с правой стороны под пятым ребром.

Из всех тринадцати ран, первые пять имеют признаки прижизненного нанесения их, восемь остальных ран нанесено, как видно, уже после смерти И. И. Фомина.

Вдова Солженицина хорошо говорит текст, отточенный под вражескую цель. Обвиняются АБСТРАКТНЫЕ «советские академики», которые опираются не на представленные документы (видите, вот на экране!), а на ВЫДУМАННЫЕ этими бездарными академиками документы, обвиняющие Шурика Колчака. Назвать конкретное имя академика нельзя, тогда это можно проверить или получить конкретный ответ.

Один «выдуманный» документ показан выше. Теперь о советских академиках. Первое. Академики в СССР не занимались историей, они занимались наукой. Но такая фраза бросает поклеп на всю советскую науку, поэтому именно ТАК она и говорится. Второе. Советские историки прекрасно знали переписку Колчака, в том числе восхитительно любовную. Думаю, ничего нового «исторического» в купленном на народные деньги архиве Колчака НЕТ! Главные исторические документы о сибирском тиране БЕСПЛАТНО лежат в ГосАрхиве Алтайского края.

Весь этот четырехминутный ролик – спец обработка молодого поколения, которые не только Колчака, но и Ленина не знают. Представьте, если бы ведущая умиленно показала маленького Адольфика Гитлера! Лет так восьми. Волна возмущения была бы неизбежна. А вот маленьким Шуриком уже можно восхищаться! Народ подготовлен, а молодежь и так проглотит.

Фотодокументы зверств колчаковцев в Сибири.

Спросите ведущих и другие говорящие головы: а где фотографии обезображенных колчаковцами трупов из Сибири? Для объективности? Ответа вы не дождетесь: платят им не за это. Но зато есть универсальный ответ в 1985 году! Его дали честные журналисты «Сибирских огней».

Есть у Джека Лондона рассказ «Под палубным тентом», который начинается с вопроса: может ли джентльмен назвать женщину свиньёй? Ответ был следующий. На палубе корабля публика развлекалась, бросая монетки в воду и наслаждаясь отвагой местных мальчишек, которые прыгали с борта корабля за монетками. Появились акулы, и все мальчуганы по команде выскочили из воды. Но одна шикарная мисс Кэръюферз не могла успокоиться. Сначала она бросила в воду полкроны, никто из мальчишек не шелохнулся. Тогда она бросила в воду соверен, целое состояние для бедных. Вожак мальчишек прыгнул. Акула раскусила его пополам.

В журнале «Сибирские огни» (1927 г. №6) вышла статья Петра Парфенова «Последние дни правительства Колчака». Эта статья забыта напрочь и не упоминается ни в одной его биографии в интернете. Кроме прочего, есть там и про золотой запас России, о котором Колчак ЭФФЕКТНО пообещал: «лучше отдам золото большевикам, чем этим иностранцам».

Здесь мы закроем книгу Парфенова, не доходя до Четвертой Части, где описываются события на Дальнем Востоке, ибо это тема отдельная. Отметим только два момента. Парфенов стал начальником политуправления армии. Знаете, как он называл Гражданскую на Востоке: ВОЙНА С ЯПОНИЕЙ. Оттуда растут сегодняшние претензии Японии к Курильским островам и не только…

В заключении об алтайских партизанах времен Гражданской войны.

Эта крестьянская лавина массово поднялась против бесчинств Колчака и в декабре 1919 смела кровавую власть диктора в Алтайской губернии. Руководимая поручиками Первой мировой эта народная армия в дребезги разбила войска заносчивого белогвардейского офицерья. Сибирские крестьяне-переселенцы ПИКАМИ изгнали из своих земель обмундированных и вооруженных Антантой интервентов, оплаченных золотом России. Крестьянская армия, соединившись в Барнауле с подошедшей Красной армией, преобразовалась в сибирскую армию РККА и помогла молодой Советской республике разгромить Врангеля. Встал к мщению и созиданию дух сибирского крестьянства!

Масштаб партизанского движения на Алтае был ошеломляющим. Всего в партизанском возмездии в Сибири и на Дальнем востоке участвовало 180 тысяч крестьян. В Алтайской губернии – 80 тысяч! Маленький по меркам Сибири Алтай дал тяжеловесный ответ контрреволюции.

Предвестниками партизанского освобождения были два события, которые мы коротко осветим.

Поход Сухова и Сулимы. Чернодольский мятеж.

После разгона в конце июня 1918 Советов в Барнауле, большевики и небольшой вооруженный отряд красноармейцев отступили по железной дороге к Алейску. Отход из Барнаула прикрывал отряд венгров, из которого погибли все.

Сначала в отряде находились известные нам большевики Присягин и Цаплин, а также Казаков и Карев.

После небольшого собрания большевики, под видом землемеров, ушли в сторону Камня в надежде перейти линию фронта и сообщить советскому командованию об отряде алтайских красноармейцев. Они пытались спасти обреченный в тылу белогвардейцев отряд. Но землемеров выдал знающий их эссер в селе Луковка, что под Камнем. Самых известных большевиков Алтая посадили в Барнаульскую тюрьму. Известна приблизительная дата их расстрела. Где похоронены не известно до сих пор.

На собрании отряд красноармейцев выбрал командиром Петра Сухова и начальником штаба Дмитрия Сулиму. Петр Парфенов знал Сулиму с 1917 года, когда ездил по сибирским губерниям (повесть «Предоктябрьские дни в Сибири»). Отряд решил идти на Омск для соединения с Красной Армией.

Так начался легендарный рейд небольшого отряда Сухова по тылам противника. Из 20-ти боев этот отряд вышел победителем в 18-ти.

Бывший командующий 5-ой Красной Армии Эйхе в своей книге «Опрокинутый тыл» писал:

«Нельзя без глубочайшего восхищения и волнения читать документы о походе отряда Сухова – важнейшем во всей истории гражданской войны на Востоке поистине героическом рейде красных героев… Белогвардейское начальство выходило из себя и не останавливалось ни перед чем, чтобы собственные войска «загнать насмерть» лишь бы ликвидировать красных».

Отряд Сухова (после победы под селом Вознесенское) заходил в село Вострово, где жил Ефим Мамонтов, ставший через год Главкомом алтайских партизан. Этот поход разбудил Ефима Мамонтова.

Почти сразу после гибели отряда Сухова в Горном Алтае, в сентябре 1918 г. в селе Чернодол (недалеко от Славгорода) вспыхивает первый крестьянский бунт против колчаковской мобилизации. Из села Вострово на поддержку земляков приезжал с небольшим отрядом Ефим Мамонтов.

Это Чернодольское восстание впервые описал Петр Парфенов. Помните, он был депутатом от Славгорода на II Съезд Советов? Похоже, что Парфенов провел расследование этого восстания по горячим следам, расспрашивал свидетелей и написал достойный исторический труд, в котором приводятся уникальные факты. Может быть, о восстании нашему герою рассказывал и Ефим Мамонтов, когда посещал его в больнице Барнаула, где Парфенов лечился после колчаковской тюрьмы и жестокой расправы над ним.

В 1927 году в Москве вышла отлично иллюстрированная книга Парфенова «Крестьянская республика», в которой ярко и доступно рассказано о Чернодольском мятеже. Сегодня книга редчайший раритет.

Партизаны Камня.

Моментом, когда судьба Парфенова еще раз мелькает в горниле Гражданской войны на Алтае, мы и закончим третью часть фильма.

Писатель Георгий Егоров описал в книге «Солона ты земля» партизан Каменской зоны Алтайской губернии. Главные герои – Аркадий Данилов, командир партизан села Тюменцево и легендарный Федор Колядо, приехавший издалека в отряд Данилова.

Федор Колядо позже становится командиром полка «Красных Орлов» (спецназом по-современному). Полк выручил партизан Ефима Мамонтова в решающем бою с колчаковцами у села Солоновка.

Георгий Егоров отлично знал Аркадия Данилова, они были земляками. Егоров даже написал продолжение книги о Данилове, когда тот вернулся с ВОВ и работал с колхозами. Поэтому роман «Солона ты земля», по сути, исторический труд. Всем фактам можно верить, ибо они от первого лица.

А теперь нужный нам фрагмент, Данилов пробирался на встречу с соратником по борьбе Коржаевым, свет в окне был сигналом «всё хорошо»:

«Данилов пошел по огороду вдоль плетня. Собаки надрывались. Данилов беспокойно прислушивался к их лаю. Шел все медленнее и медленнее. Наконец в окне избы заметил тусклый огонек. Облегченно вздохнул.

Дождь перестал неожиданно. Почти сразу же в прореху туч выглянула луна, словно хотела увидеть, что в ее отсутствие наделал ливень на земле. Этой секунды было достаточно для Данилова, чтобы различить за оградой около дома группу всадников с винтовками за плечами. «Солдаты!» Он метнулся за толстый ствол тополя. Выхватил оба револьвера. Тут же глянул на окно – лампа горела. «Что за черт!» Сразу стало жарко. Но он не успел ничего обдумать. Дверь в сенях скрипнула, и на крыльцо кто-то вышел. В это мгновенье луна снова вынырнула из-за туч, и Аркадий почувствовал, как у него зашевелились волосы на голове: на крыльце при полных регалиях — в мундире, в эполетах с аксельбантами – стоял жандармский полковник и не спеша надевал светлый плащ. Он, видно, не торопился. Посмотрел на небо. Сказал кому-то сзади себя:

- А дождь-то действительно перестал.

У Аркадия метались мысли: стрелять или не стрелять? Что с Коржаевым? Почему лампа в окне?..

- Ну до свиданья! – сказал полковник.

Луна опять скрылась. Кругом все снова окунулось в черную пропасть. Только на крыльце серел плащ. Стрелять можно даже в такой темноте – по светлому плащу в десяти шагах промахнуться трудно.

- До свидания, Петр Семенович! – ответили из сеней.

Аркадий вздрогнул. Неужели галлюцинация? Голос был Коржаевский».

Позже, уже в доме, Коржаев рассказал Данилову о «полковнике»:

«Он старый большевик. Здешний, бывший учитель. А сейчас специально прискакал сообщить, что сегодня в Камне арестовали шедшего к нам на помощь товарища из Томска – Голикова».

Георгий Егоров, со слов Данилова, знал только фамилию разведчика – Петр Семенович Парфенов. Уже после публикации романа «Солона ты земля» Егоров получил от вдовы Парфенова письмо из Москвы: судьба Парфенова стала выходить из небытия…

У каждого народа есть события, которые в виде истины передаются из поколения в поколение. Истины называются легендами. Кто составил и написал легенду обычно неизвестно.

Но есть легенда, автором которой восхищается наш цикл.

Песня «По долинам и по взгорьям».

Автор песни «По долинам и по взгорьям».

***

Наливалися знамена Часть 3

продолжение следует…

Владимир Егоров

Опубликовал: admin | Дата: Апр 14 2020 | Метки: История |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Themes

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 33,579 | Комментариев: 21,128

© 2010 - 2020 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
WordPress Blog
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire