Нацисты, НАТО и «цветные революции». Часть 2

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 31

Продолжение (начало)

Теодор Оберландер – профессор-демограф, куратор украинских карателей, министр в правительстве ФРГ.

Выше Теодор Оберландер упоминался как германский координатор украинских подразделений ваффен СС, входивший вместе со Стецько и Бандерой во Львов и участвовавший в конференции Всемирной антикоммунистической лиги в Люксембурге в 1983 году. Информацию об Оберландере найти сложно, но есть изданная в 1960 году книга польских исследователей Александра Дроздзынского и Яна Заборовского «Оберландер: исследование восточной политики Германии». В этой книге документально описываются все этапы его жизни.

Оберландер занимался изучением экономики, демографии и социальных проблем стран Восточной Европы, и особенно Польши. В частности, он разрабатывал планы заселения Польши немцами. В 1937-1938 годах он работал в центральном управлении абвера, органе военной разведки и контрразведки Германии. В 1939 году его перевели в отделение абвера в Бреслау (Вроцлав). Это было особое отделение. Оно реализовывало задачи Второго департамента абвера, который специализировался на саботаже, подрывной деятельности, организации пятых колонн, психологической войне и других изощренных методах воздействия на противника. Такие методы Третий рейх начал применять в Чехословакии и в Польше при поддержке немецких и украинских меньшинств в этих странах. Как специалист по Польше, Оберландер занимался подобной деятельностью в преддверии захвата страны германскими войсками.

Следующим пунктом назначения Оберландера стал Краков, куда он прибыл с оккупационными войсками как сотрудник абвера по украинским делам. Основным инструментом абвера на украинском направлении была Организация украинских националистов, с которой абвер уже работал в Польше. Как раз в тот момент внутри ОУН произошел раскол. Молодое радикальное крыло под руководством Бандеры, активисты которого никогда не жили за пределами Украины, но участвовали в террористической деятельности в Польше в период между двумя мировыми войнами, вошли в клинч с официальным лидером ОУН Андреем Мельником и его сторонниками, которые провели годы за границей и проповедовали более умеренный курс.

Все германские попытки воссоединить ОУН («абсолютным мученичеством» назвал после войны эти старания генерал фон Лахузен) закончились неудачей. Организация распалась на две части – ОУН-Б и ОУН-М (последние буквы означают: Бандера и Мельник). Гитлеровским кураторам пришлось выбирать. Опыт террористической деятельности и саботажа в Польше, а также лоббирование Оберландера, склонного к радикальным методам, предопределили выбор в пользу группы Бандеры.

В процессе подготовки нападения на СССР сотрудничество немцев с ОУН-Б вошло в активную фазу. Оберландера перевели в Прагу. 36-летний ученый-демограф Оберландер к тому моменту получил звание оберлейтенанта. Тогда же было решено, что абвер сформирует и вооружит два украинских подразделения, которые будут работать на абвер, а взамен ОУН-Б получит право реализовывать свои политические цели на оккупированных территориях. Такое решение позволило Стецько провозгласить независимость Украинской державы и назначить себя ее премьером. Оберландер стал ответственным за все совместные операции абвера и ОУН-Б. С 8 мая по 18 июня 1941 года он находился на базе «Нахтигаля» в Нёхаммере, обеспечивая подготовку своих подчиненных и совещаясь с лидерами ОУН-Б, в том числе и Стецько, а 30 июня его подразделение вошло во Львов.

Оберландер несет прямую ответственность за преступления, совершенные «Нахтигалем», подчинявшимся его приказам. Косвенно Оберландер несет ответственность за погромы и чистки, совершенные украинской милицией, поскольку он был политическим куратором Стецько и карательных отрядов, организованных «правительством» последнего.

Когда война приближалась к концу, в апреле 1945 года состоялось собрание германских офицеров и коллаборационистов, на котором было принято решение установить контакт с западными союзниками. Оберландер вышел на штаб генерала Паттона. Это случилось 23 апреля. Очистив свою биографию от работы в абвере, Оберландер получил реабилитационный документ от местной комиссии по денацификации в местечке Бад Киссинген в Баварии.

В начале 1950-х годов Оберландер был назначен министром по делам беженцев правительства ФРГ. Этот пост позволял руководить процессом «очистки» биографий нужных людей от нацистского прошлого и координировать их назначения на официальные посты. Сотни бывших нацистов были таким образом интегрированы в западногерманское государство.

Райнхард Гелен – легенда разведки Третьего рейха и «американский шпион номер один»

Вскоре после окончания войны на военной базе рядом с Вашингтоном приземлился самолет, доставивший особо секретного пассажира. На американскую землю ступил один из самых ценных кадров побежденного врага – легенда разведки нацистской Германии генерал-лейтенант Райнхард Гелен (1902-1979).

Когда Гелен еще служил фюреру, в декабре 1944 года в звании генерал-майора он был назначен главой германской разведки на Восточном фронте. Сбором разведывательной информации против Советского Союза Гелен занимался и раньше в составе немецкого Генштаба, в тесном контакте с главой абвера Вальтером Шелленбергом.

В марте 1945 года, понимая, что эпоха Третьего рейха близится к концу, Гелен с небольшой группой приближенных офицеров сделал микрофильмы собранных материалов и спрятал их в австрийских Альпах.

22 мая 1945 года в Баварии генерал-лейтенант вермахта Гелен сдался 7-й армии генерала Паттона и немедленно попросил организовать ему встречу с американской контрразведкой. Гелен предложил США свой аппарат, агентурную сеть и собранные материалы в обмен на свободу.

Пока Советский Союз бесплодно требовал экстрадиции Гелена и передачи его материалов, в Пентагоне стороны быстро достигли взаимопонимания. Материалы Гелена и его сеть были признаны исключительно ценными, а все его условия – приняты. По сведениям журнала Der Spiegel от 22 сентября 1954 года, Гелен восстановил свой разведывательный аппарат, составленный исключительно из немецких кадров, а финансировать его стала американская контрразведка. С Геленом непосредственно общался Аллен Даллес.

В результате договоренности между американцами и Геленом сотни офицеров вермахта и СС были освобождены из лагерей для пленных и перевезены в штаб Гелена в горном массиве Шпессарт в Центральной Германии – так образовался костяк организации из 350 офицеров, отобранных лично Геленом. Среди них, к примеру, был Алоис Брюннер, ответственный за лагерь для интернированных в Дранси рядом с Парижем и за смерть в нем 140 тысяч евреев. Когда кадровый состав организации Гелена, или Геленорг, как она сокращенно называлась, достиг трех тысяч человек, штаб переехал в строго охраняемое место рядом с Мюнхеном, где Геленорг существовала под неброской вывеской «Организация индустриального развития Южной Германии». В начале 1950-х годов Геленорг насчитывала уже четыре тысячи офицеров. Агентурная сеть Гелена охватывала огромную территорию от Кореи до Каира и от Сибири до Сантьяго де Чили. В апреле 1956 года Геленорг была официально интегрирована в структуру госорганов, став основой Федеральной разведывательной службы Западной Германии, которую возглавил, естественно, Гелен. С этого поста он ушел в отставку только в 1968 году.

К началу 1950-х о деятельности Геленорг знали в Германии. Но американская публика впервые услышала о Гелене только в 1954 году со страниц газеты The Washington Post (номер от 9 сентября), представившей его как «американского шпиона номер один»: «Имя Гелена никогда не произносилось в Конгрессе во время дебатов по ассигнованиям, при этом он расходует 6 миллионов долларов в год, выделяемых ему Министерством финансов США. Тысячи агентов разных национальностей состоят у него в штате вместе с элитой контрразведывательного корпуса старой германской армии. <…> Центральное разведывательное управление и Пентагон, похоже, доверяют этому германскому генерал-лейтенанту в отставке больше, чем любому государственному деятелю союзников».

Генерал-лейтенант гитлеровской разведки Гелен имел такой успех у руководства США, ибо Соединенные Штаты и Британия на тот момент строили новые планы в отношении Советского Союза. Валентин Фалин и Виктор Литовкин приводят данные о разработке Черчиллем операции «Немыслимое» – плана войны против СССР, которая должна была начаться 1 июля 1945 года силами 112-113 дивизий, включая дюжину дивизий вермахта, которые держали в готовности до весны 1946 года в земле Шлезвиг-Гольштейн и южной Дании. В мае 1945 года президент Трумэн был убежден, что следующим врагом Америки будет Советский Союз. Однако США не обладали агентурной сетью в Восточной Европе. Поэтому им был нужен Гелен со своей организацией. Геленорг в течение многих лет оставалась единственной возможностью для ЦРУ «видеть» и «слышать», что происходило в советском блоке.

Программа по ассимиляции нацистов в американский истеблишмент посредством очищения их биографий и препятствования расследованиям продолжалась вплоть до 1980-х годов. Частью этой программы были и старания Катерины Чумаченко на посту главы Национального информационного бюро Украины, когда она противодействовала работе учрежденного Министерством юстиции США Офиса специальных расследований, собиравшего сведения, в частности, о присутствии украинских военных преступников на территории США. Пока одни американские ведомства преследовали фашистов, другие нанимали наиболее ценных из них на работу. Ни запрещение использовать фашистские кадры в Америке, ни разворачивавшийся параллельно Нюрнбергский процесс, ни органическое стремление Гелена восстановить «Великую Германию» (стремление, о котором спецслужбы США не могли не знать) – ничто не помешало тесному сотрудничеству Америки с нацистами. Цель – борьба против СССР – с лихвой оправдывала средства.

Эту цель разделял и Гелен: сотрудничество с Соединенными Штатами против Советского Союза, разгромившего его державу, представлялось ему наиболее эффективным способом продолжить борьбу. Когда СССР едва-едва начал восстанавливаться, Гелен посылал в Вашингтон сообщения о неминуемой атаке Советского Союза. В 1948 году он почти убедил США в том, что СССР вот-вот начнет наступление на Запад. Гелен рекомендовал ударить первыми. Позднее, в 1950-е годы, Гелен утверждал, что СССР опережает США в военном строительстве. Бывший офицер ЦРУ Виктор Марчетти рассказывал: «В ЦРУ обожали Гелена, потому что он говорил то, что мы хотели услышать. Мы постоянно использовали его материалы и передавали их другим – в Пентагон, Белый дом, прессе. Им они тоже очень нравились. Но это была фальшивка о русском страшилище, и она принесла много вреда США».

Возможно, одним из важнейших результатов деятельности Геленорг стала выработка концепций «отбрасывания» СССР и «освобождения» Восточной Европы. Концепция «отбрасывания» основывалась на стратегии подпольных операций, которые были разработаны в Третьем рейхе в Министерстве по восточным делам под руководством Альфреда Розенберга. Частью стратегии было рекрутирование национальных меньшинств СССР для подрывной деятельности – за это меньшинствам обещалась номинальная независимость в рамках «Великой Германии». В американском варианте концепция «освобождения» предполагала искоренение коммунизма в Восточной Европе и развал Советского Союза на составлявшие его республики под предлогом установления демократии в «освобожденных» странах.

Адольф Хойзингер: «мозг и гений» германского Генштаба, автор плана «Барбаросса» и глава Постоянного военного комитета НАТО

Не один Гелен решил предложить свои услуги западным победителям. Таким же путем пошел и Адольф Хойзингер (1897-1982), генерал-лейтенант германской армии, начальник оперативного отдела главного штаба сухопутных войск. В июле 1940 года Хойзингеру, одному из ближайших соратников Гитлера, было поручено составить план «Барбаросса». Историки называют генерала Хойзингера «мозгом и гением» германского Генштаба. По словам Чарльза Аллена, он сочетал в себе талант, высокую эрудицию, тонкое знание военной стратегии, тактики и многовековой военной традиции Германии.

Однако на Нюрнбергском процессе главный стратег Генштаба Гитлера удивительным образом выступал свидетелем с американской стороны. При этом, как отмечает Чарльз Аллен, была доказана непричастность генерала Хойзингера к злодеяниям, совершенным нацистским режимом.

Дело в том, что «мозг и гений» германского Генштаба, по его собственным словам, «продумал ситуацию» и сдался наступавшим американским войскам 8 мая 1945 года. Следующим местом его работы стал Геленорг, а в 1957 году он занял пост генерального инспектора бундесвера.

В 1961 году только что избранный президентом США Джон Кеннеди открывал собрание Постоянного военного комитета НАТО – высшего военного органа альянса, на котором собралось военное руководство всех государств-членов. На этом собрании планировалось представить нового председателя комитета, который, согласно уставу альянса, несет ответственность за «разработку военных мер для реализации политики НАТО». По описанию Чарльза Аллена, Кеннеди поблагодарил членов альянса за их усилия по «защите свободного мира» и призвал далее «вместе укреплять защиту <…> свободного общества». «А теперь, – заключил президент США, – я хотел бы передать ведение нашего собрания новому председателю, генералу Хойзингеру. Генералу Хойзингеру».

Так личный назначенец Гитлера и главный стратег поверженного Третьего рейха, чудесным образом избежавший Нюрнбергского процесса, возглавил Постоянный военный комитет НАТО. Его офис в Пентагоне под номером 3-Е 180 располагался среди офисов самых высокопоставленных чинов вооруженных сил США. Нацистская Германия была отомщена самым изощренным образом.

Многие американцы поняли зловещую символику такого назначения. Сенатор-демократ от штата Орегон Уэйн Морс говорил: «Пусть Государственный департамент хорошенько поймет, что я не убежден доводом в том, что <…> мы можем оправдать назначение нацистского генерала на военный пост в НАТО, на котором он будет иметь влияние, полномочия и власть в определении совместной военной политики, касающейся в том числе и Соединенных Штатов. Этот нацистский генерал, без всяких сомнений, должен нести свою долю ответственности за смерти тысяч американских парней. <…> Куда делась наша память? Неужели она так коротка?»

Перезагрузка № 1: передача миссии, средств и кадров от Третьего рейха к США

Перед тем как покончить жизнь самоубийством, Адольф Гитлер назначил своим преемником гросс-адмирала, главнокомандующего германским флотом Карла Дёница. Но адмиралу не пришлось долго руководить рейхом. Советские войска уже входили в Берлин, и 7 мая 1945 года Дёниц обратился с прощальным письмом-заветом к офицерскому корпусу фашистской Германии: «Соратники! Становится очевидным для всех нас, что теперь мы полностью в руках врага. Судьба наша темна. Что они сделают с нами – мы не знаем, но мы хорошо знаем, что мы должны делать. Мы отброшены на тысячу лет назад. Земля, которая тысячелетие была немецкой, теперь попала в руки русских. Поэтому наша политическая линия ясна. Очевидно, что мы должны присоединиться к западным державам и сотрудничать на оккупированных территориях на Западе, ибо только сотрудничество с ними дает нам надежду возвращения наших земель из рук русских».

Убеждения Гелена созвучны завету, оставленному адмиралом Дёницем. В мемуарах, опубликованных в 1971 году, Гелен писал: «Мое мнение состояло в том, что в Европе, заново вооруженной против коммунизма, найдется место и для Германии. Поэтому мы должны ориентироваться на западные державы и руководствоваться двоякой целью – помочь защите против коммунистической экспансии и воссоединить потерянные Германией территории».

В свою очередь, в меморандуме «О психологической войне» в 1948 году Оберландер строил похожие планы: «Чтобы преодолеть большевизм, необходимо объединить следующие усилия:

программу политической войны до открытия боевых действий;

- программу для подготовки вооруженного конфликта;

- программу мира, которая должна <…> с полной моральной ответственностью установить долгосрочные политические директивы – Pax Americana с социальным наполнением Pax Christiana».

Исследователь Кристофер Симпсон в книге «Обратный удар: рекрутирование Америкой нацистов и последствия этого для холодной войны» отмечал: «Как ЦРУ, так и Государственный департамент и военная разведка США, каждый в отдельности, создали специальные программы со специфической целью привлечения избранных бывших нацистов и коллаборационистов в Соединенные Штаты. <…> Правительство использовало этих людей в качестве экспертов в пропагандистской и психологической войне для работы в американских лабораториях и, более того, в качестве специальных партизанских вооруженных групп для развертывания в СССР на случай ядерной войны. <…> Сотни, а может быть, и тысячи таких рекрутов были ветеранами СС, некоторые были офицерами кровавой Sicherheitsdienst (СД), секретной службы нацистской партии».

Так состоялась передача миссии борьбы против Советского Союза от фашистской Германии Соединенным Штатам. Праворадикальные круги Америки взяли на вооружение не только концепции, тактику и методы Третьего рейха, но также и кадры, которые впоследствии работали в Восточной Европе, Латинской и Центральной Америке, Азии и Африке. Официальная история США опускает эти страницы. Редкие исследователи занимаются такими вопросами. Среди них особое место занимает Уильям Блум – бывший сотрудник Госдепа США, вышедший в отставку в знак протеста против войны во Вьетнаме. Он собрал наиболее полное описание подрывной деятельности США – от Китая в 1945 году до сегодняшнего Ирака – в книге «Убить надежду: интервенции американских военных и ЦРУ после Второй мировой войны».

Так бывшая нацистская сеть – со своими кадрами, методами и миссией – была встроена в структуру НАТО, создала ее костяк и архитектуру. People is policy («люди определяют политику», англ.) – согласно одной из американских аксиом. На русском языке этот девиз привычнее звучит как «кадры решают все».

Подробное описание нацистских кадровых «пристрастий» в США принадлежит еще одному блестящему и мужественному исследователю – Рассу Белланту, автору книги «Старые нацисты, новые правые и Республиканская партия: внутренние сети фашистов и их влияние на политику холодной войны США». Согласно собранным им материалам, каналом перезагрузки кадров служила, в частности, американская Комиссия по перемещенным лицам, обеспечившая прибытие в США около 400 тысяч человек в период с 1948 по 1952 год. Поначалу въезд бывшим нацистам был запрещен. Однако это обстоятельство не препятствовало появлению в США «нужных» лиц – Гелен, Оберландер и Хойзингер совместно с американской и британской разведками успешно вычищали биографии полезных кадров от всяких связей с нацизмом. А в 1950 году изменилась и официальная политика. Например, комиссия объявила, что «Балтийский легион не является движением, враждебным правительству США». Другое название этого легиона – «Балтийский ваффен СС». Тридцать пять лет спустя, 5 мая 1985 года, несмотря на широкую волну протеста в США, президент Рейган возложил венок на кладбище в Битбурге в ФРГ, где среди военнослужащих Третьего рейха были захоронены и эсэсовцы. Эту процедуру он осуществил совместно с канцлером ФРГ Гельмутом Колем и генералом Йоханом Стенхоффом, в годы войны асом люфтваффе, сбившим 152 самолета на Восточном фронте, в 1965-1966 годах командующим главным командованием объединенных военно-воздушных сил НАТО в Центральной Европе, в 1971-1974 годах – председателем Постоянного военного комитета НАТО. 83 сенатора и 257 конгрессменов подписали письмо с просьбой об отмене визита президента на кладбище. Возмущенной общественности Рейган тогда ответил: «История докажет мою правоту. Если мы не можем достичь примирения 40 лет спустя, то мы никогда его не достигнем».

Таким образом, сегодняшние усилия президента Ющенко по героизации коллаборационистов и нацистские сборы, проходящие в странах Балтии, имеют давнюю историю поддержки со стороны официальных кругов США. Подобно нацистской сети, в разведывательную инфраструктуру США были интегрированы и эмигрантские организации «борцов за независимость» Украины, которые уже имели богатый опыт работы с нацистами. ВАКЛ, АБН, НКПН и десятки других организаций диаспор восточноевропейских стран создавались для того, чтобы дать пристанище коллаборационистам, использовать их как агентуру и резерв для военных действий на случай войны с Советским Союзом. Такую же политику вели и британские спецслужбы – украинские кадры шли нарасхват между американской и британской разведками.

В антисоветскую сеть вливались не только украинские радикалы. Подобные «Галичине» и ОУН дивизии и организации существовали во многих республиках СССР и восточноевропейских государствах. Среди них Латышский легион, Белорусская бригада дивизии СС, венгерская нацистская партия «Скрещенные стрелы», «Железная гвардия» в Румынии, Болгарский легион были сформированы при участии СС и работали на нацистов.

В Европе бывшие кадры Третьего рейха и их сообщники были мобилизованы на борьбу против СССР через Гелена, Оберландера и Хойзингера. Внутри США действовала сеть организаций из восточноевропейских эмигрантов-коллаборационистов. Эти две сети были тесно связаны между собой и служили основным инструментом в борьбе против Советского Союза.

ВАКЛ, используя свою официальную роль борца против коммунизма, принимала участие в сборе развединформации и даже в силовых акциях. Когда Скотт и Джон Ли Андерсоны начали работать над книгой о лиге, они получили вот такое предупреждение от одного ее бывшего члена: «Исследуя Всемирную антикоммунистическую лигу, вы входите в мир идеологического фанатизма, радикализма, невежества и страха, которые недоступны пониманию среднего американца. <…> Предмет вашего изучения – собрание восточных фашистов, милитаристов, праворадикальных террористов, закладывающих бомбы в гражданские самолеты, эскадронов смерти, убийц, преступников и многих других людей, которые противостоят демократии настолько же, насколько они противостоят коммунизму. Вы подвергаете опасности и себя». Как пишут Андерсоны, многие из фигур, стоящих за созданием и продвижением лиги, вырабатывали свой бренд в погромах, гетто и концентрационных лагерях в Европе в годы Второй мировой войны.

Председателем американского отделения ВАКЛ служил упоминавшийся выше генерал-майор разведки Джон Синглауб (1921 г.р.). Конгрессмен Генри Гайд – член юридического комитета, комитетов по внешней политике и по разведке Конгресса США – отзывался о генерале Синглаубе как об «отважном человеке, настоящем патриоте», который «был в центре почти каждой скандальной военной операции со времен Второй мировой войны». Действительно, Синглауба считают одним из самых опытных американских специалистов по подпольным и военизированным операциям. Свою службу он начал в Европе – согласно биографии, «в тылу врага». В 1951 году стал заместителем начальника резидентуры ЦРУ в Южной Корее, затем – резидентом в Маньчжурии, командовал объединенной рабочей группой по нетрадиционным методам ведения войны и группой спецопераций во Вьетнаме, работал с «контрас» в Никарагуа. Помимо ВАКЛ Синглауб возглавлял оргкомитет Недели порабощенных народов – той самой, мероприятия которой в 1983 году координировала Катерина Чумаченко, будучи исполнительным директором НКПН.

Заместителем Синглауба в ВАКЛ работал также упоминавшийся выше генерал-лейтенант Даниэль Грэм (1926-1995), член Зала славы военной разведки. Генерал Грэм служил в Германии, Корее и Вьетнаме, затем – в Управлении национальных разведывательных оценок ЦРУ. В 1973 году он стал заместителем директора ЦРУ, а в 1974-1976 годах занимал пост директора Разведывательного управления Министерства обороны. Президент Рейган назначил Грэма военным советником своих избирательных кампаний 1976 и 1980 годов. В 1981 году Грэм основал и возглавил организацию High Frontier, которая участвовала в разработке и реализации Стратегической оборонной инициативы (СОИ) – проекта «звездных войн» Рейгана. В США Грэма считают инициатором СОИ и одним из главнейших лоббистов систем и планов ПРО и военного освоения космоса. Помимо High Frontier Грэм председательствовал и в других организациях, связанных с космосом, – Коалиции в поддержку СОИ, Американском комитете космических границ. Он также участвовал в деятельности Американской коалиции за свободу, Совете США за свободу в мире и сопредседательствовал в Коалиции за мир посредством силы – название говорит само за себя.

В ВАКЛ можно обнаружить следы человека, имя которого до недавнего времени было на слуху в качестве кандидата в президенты – сенатора Джона Маккейна. В 1980-е годы он состоял в консультативном совете лиги. Когда эта информация всплыла на поверхность во время последней президентской кампании, он пытался отречься от какой бы то ни было связи с Всемирной антикоммунистической лигой.

Еще одна организация в сети международных антисоветских диаспор, использовавших бывших нацистов, – Совет национальных республиканских групп «Наследие» (СНРГН). Предшественник совета – Этническое отделение Республиканского национального комитета – во время президентских кампаний помогал республиканцам обвинять демократов в недостаточной жесткости в отношении коммунизма и продвигать концепцию «освобождения» при Эйзенхауэре и Никсоне. Основателем СНРГН в 1969 году стал венгр Ласло Пастор, в годы войны руководивший молодежным отделением венгерской нацистской партии «Скрещенные стрелы» и представлявший организацию в Берлине. Совет состоял из национальных ячеек во многих городах США, которые объединялись на местах в многонациональные структуры.

К концу 1980-х годов федеральный совет располагал отделениями в 25 штатах и объединял представителей 34 национальностей.

Развитой международной агентурной сетью обладала и Организация украинских националистов. Эта сеть под названием «К3» начиналась как внутренняя полиция ОУН-Б, известная также как СБ. После войны она была реорганизована в отдельную разведывательную структуру. Ею управлял Богдан Пидханый (он же Стивен Кордюк), член правления ОУН-Б. Агенты сети – наиболее фанатичные и хорошо подготовленные украинские националисты – были отобраны из «Галичины», остатки которой после войны были перевезены в Британию.

В публичной и подпольной деятельности организации украинской и других восточноевропейских диаспор теснейшим образом взаимодействовали с американскими исследовательскими институтами, многие из которых служили прикрытием для разведывательной деятельности. Среди таких институтов – широко известные Freedom House и Национальный фонд в поддержку демократии (НФД), включающий в себя множество структур.

Распад Советского Союза и обретение бывшими советскими республиками независимости стали великой победой для людей и организаций, работавших для этой цели с момента образования СССР. Некоторые структуры с поражением коммунизма утратили смысл существования: АБН распался в 1996 году, ВАКЛ была переименована во Всемирную лигу в поддержку свободы и демократии и утратила прежнюю роль. Другие стали частью политических партий: Организация украинских националистов преобразовалась в Конгресс украинских националистов и под таким названием вошла в блок «Наша Украина» Виктора Ющенко.

Обретение бывшими советскими республиками независимости, однако, не означало полной победы. Руководство этих стран при всех попытках вести собственную игру не могло освободиться от связей с российским «центром». Поэтому следующий раунд борьбы заключался в обеспечении лояльности руководства «новых независимых государств» (так их именуют в США, игнорируя название «Содружество Независимых Государств») и дальнейшем подрыве стабильности в России. На передовую линию борьбы с Москвой вышли другие организации, взявшие на вооружение иные технологии.

Из подполья на свет: методология цветных революций

Еще в годы холодной войны американские военные и разведывательное сообщество осознавали, что борьба с Советским Союзом военными методами не приносит нужного результата. Это продемонстрировали события в Венгрии в 1956 году и «Пражская весна» 1968 года. Конечно, ЦРУ, ВАКЛ, АБН, Freedom House, Национальный фонд в поддержку демократии и другие неправительственные организации США активно занимались пропагандой и подпольными акциями. Постепенно альтернативные военным и представляемые как «мирные» методы смены режима в СССР начали обретать системный характер. Многое из того, чем раньше занимались ЦРУ, НАТО, Геленорг, ВАКЛ и АБН, перешло в ведение неправительственных организаций и исследовательских институтов.

Подпольные операции по подрыву и смене режимов имеют один большой недостаток – собственно свой подпольный характер. Когда американская публика узнает о них – а в информационную эпоху спрятать сведения сложно, – критика неизбежна. ЦРУ регулярно подвергалось чисткам рядов из-за стараний Конгресса и общественности, что становилось слишком высокой платой за хорошую работу. И тогда возникла мысль: делать все то же самое, только открыто, представляя осуществляемые акции как «продвижение свободы и демократии». В этом случае публика не только не противостоит, но даже помогает. То есть открытость операций по смене политических режимов придает им легитимность.

Уличные беспорядки и демонстрации протеста могут выглядеть спонтанными. Но за всей подобной хаотической массовкой стоят детально продуманные и срежиссированные системные организация и методология. Один из основателей молодежной организации «Отпор», сыгравшей решающую роль в сербской революции, Сердж Попович заметил: «Было очень интересно узнать, что существует целая наука о том, чем мы занимаемся».

Методология цветных революций выросла в том числе и из трудов малоизвестного широкой публике человека и кумира оппозиционеров всех стран Джина Шарпа. Ему сегодня 80 лет, и он передвигается с тростью. Но в июне 2007 года Уго Чавес обвинил Шарпа в организации беспорядков в Венесуэле, на что последний ответил открытым письмом, в котором посоветовал Чавесу для прочтения свою книгу «Антипереворот», если тот опасается быть свергнутым. The Wall Street Journal озаглавил передовицу о Джине Шарпе, опубликованную 13 сентября 2008 года, так: «Американский революционер: скромный профессор из Бостона вдохновляет мятежников по всему миру». Вдохновение для организации мятежей и путчей Шарп, по его словам, нашел… в философии ненасилия Махатмы Ганди.

Наибольшую известность получила книга Шарпа «От диктатуры к демократии: концептуальные основы освобождения». Она стала руководством к действию для антиправительственных движений во Вьетнаме, Бирме, Зимбабве, Тибете, Иране, а также в Сербии, на Украине, в Грузии, Киргизии. Книга переведена на 39 языков, от амхарского (на нем говорят в Эфиопии от 6 до 11 миллионов человек) до фарси и тибетского. И конечно, на все языки государств СНГ.

Свою методологию невоенных методов свержения правительств Джин Шарп начал разрабатывать еще в 1960-е годы. В 1973 году он опубликовал фундаментальный труд «Политика ненасильственной борьбы», а в 1983-м основал Институт Альберта Эйнштейна. Такое название институт получил потому, что великий физик, как гласит сайт организации, «высоко оценил потенциал ненасильственной борьбы» и в 1950 году назвал Ганди «самым просвещенным из всех политиков нашего времени».

Теоретические труды Шарпа дополнены конкретными практическими рекомендациями. Среди них вполне ординарные публичные выступления, письма поддержки или протеста, массовые петиции и забастовки. Встречаются и более изощренные приемы, например: организация псевдонаграждений и псевдовыборов, установка новых дорожных знаков и уличных табличек, «надоедание» официальным лицам, братание, бдение, топтание на месте, коллективные молитвы, раздевание в знак протеста, голодовка в духе «сатьяграха», уничтожение своей собственности. Наконец, Шарп не исключает и радикальных шагов – самосожжения, утопления и т.п., – а также таких политоксюморонов, как «ненасильственное вторжение», «ненасильственные рейды-налеты».

Шарп не появляется на публике и редко дает интервью. В фильме «Революция.com. США: Завоевание Востока» он точно теряет бдительность и рассказывает подробности организации революции в Сербии, ставшей первой в ряду цветных революций: «Оппозиционеры в Сербии намеренно «размягчали» военных и полицию, чтобы они не были слишком жестокими в своих репрессиях, когда сопротивление активизируется. За два года до свержения Милошевича 14-15-летние мальчики и девочки начали посылать полиции посылки из дома. Разные мелочи – еду, что угодно, – чтобы подорвать их верность Милошевичу. А потом, я знаю, были предприняты довольно серьезные усилия войти в контакт с руководством полиции, чтобы, когда демонстранты пойдут, полиция бы их пропустила».

Средства на создание Института Альберта Эйнштейна Шарпу выделил финансист, член нью-йоркского Совета по внешней политике Питер Акерман, заработавший миллионы на Уолл-стрит. Ранее он написал диссертацию под руководством Шарпа. В 2002 году Акерман открыл собственную организацию в Вашингтоне – Международный центр в поддержку ненасильственных конфликтов. Акерман – это Сорос в уменьшенном масштабе. Его пример демонстрирует, как американская система производит на свет миллионеров/миллиардеров, которые, заработав колоссальные средства, вкладывают их в деятельность по изменению мира в пользу Америки и собственных деловых интересов.

Покровителем и главным государственным финансистом «демократизации мира» является Национальный фонд в поддержку демократии. НФД был основан Конгрессом в 1982 году по предложению президента Рейгана как механизм распределения средств между организациями, проводящими демократизационные программы в разных странах. Непосредственно созданием НФД занимался сотрудник ЦРУ в отставке, специалист по СМИ Уолтер Рэймонд, в 1982-1987 годах – старший директор службы международных связей и информации Совета национальной безопасности администрации Рейгана. НФД получает ежегодные ассигнования из государственного бюджета по цепочке «Государственный департамент – Агентство по международному развитию». Мизерная доля финансирования – менее одного процента – поступает из частных источников, чтобы оправдать статус неправительственной организации. В Госдепе при Джордже Буше-младшем НФД координировала Пола Добрянски, а непосредственно работу организации курировал помощник секретаря Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда Барри Лоуенкрон, по своей основной специальности – военный разведчик.

В администрации президента Обамы пост Добрянски заняла Мария Отеро. При Рейгане Отеро была сотрудником Агентства по международному развитию в Латинской Америке. В Гондурасе в 1986-м – на пике кровавого террора, организованного США, – Отеро занималась проектом по поддержке малого бизнеса. На должность помощника секретаря Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда Госдепа назначен Майкл Познер, до недавних пор президент организации Human Rights First, в которой он проработал тридцать лет. В декабре 2008 года Human Rights First выпустила документ «Как продвигать права человека в России: программа для следующей администрации». Программа, в частности, предлагает администрации США активизировать работу с гражданским обществом в России для обретения влияния на российскую власть, поскольку такое влияние в «авторитарной России» минимально. Возможно, именно этому совету внял президент Обама, принявший решение провести саммит лидеров институтов гражданского общества во время своего первого визита в Москву в начале июля этого года.

Миссия НФД состоит, согласно его официальному сайту, в «укреплении демократических институтов в мире посредством неправительственных усилий». Эта миссия обусловлена «верой в свободу как универсальное человеческое стремление, которое может быть реализовано через развитие демократических институтов, процедур и ценностей».

НФД обладает четырьмя крупными каналами распределения средств. Международный республиканский институт и Национальный демократический институт по международным делам обслуживают политические инициативы соответственно республиканцев и демократов. Центр международного частного предпринимательства и Американский центр международной рабочей солидарности проводят проекты с уклоном в бизнес, первый – либерально-рыночной направленности в республиканском стиле, второй – социально ориентированные проекты в духе Демократической партии. Фонд как зонтичная структура значительно облегчает финансирование сотен организаций, которым иначе пришлось бы самостоятельно проходить тяжелый бюрократический процесс получения государственных средств. Созданный для целей холодной войны, НФД и после ее окончания не утратил своего значения: один лишь Международный республиканский институт в настоящее время ведет программы в 70 странах мира.

НФД функционирует как клиринговый центр комплексного обслуживания процесса выстраивания инфраструктуры демократии: он обеспечивает финансами, технической поддержкой, обучающими программами, технологиями общения со СМИ и общественностью, новейшим оборудованием политические и гражданские организации, профсоюзы, движения диссидентов, студенческие группы, издателей, медиаструктуры. Фонд выдает средства напрямую конечному получателю или проводит их через цепочку – иногда такую длинную, что сложно восстановить государственный первоисточник финансирования.

В 1996 году руководство консервативного Фонда «Наследие» хвалило НФД как «ценное оружие в международной войне идей», которое продвигает развитие стабильных демократий, дружественных США, в стратегически важных регионах мира. «Соединенные Штаты не могут позволить себе отказаться от такого эффективного инструмента внешней политики в момент, когда американские интересы и ценности подвергаются непрерывным идеологическим атакам со стороны многообразных антидемократических сил в мире», – уверены в Фонде «Наследие».

Как только в 1980-е годы подул ветер перемен, НФД начал спонсировать движение «Солидарность» в Польше и другие подобные организации в Восточной Европе. В 1990-е годы НФД профинансировал сотни проектов в России и на постсоветском пространстве – напрямую и через десятки аффилированных организаций, а в конце 1990-х занялся поддержкой цветных революций.

Уолтер Рэймонд участвовал также в создании управления по народной дипломатии в Государственном департаменте в 1982 году. Холли Склар в работе «Война Вашингтона против Никарагуа» так описывает предназначение нового управления: «Усилия по ведению народной дипломатии включали в себя построение сети из праворадикальных спонсоров, организаций, лоббистов и специалистов по PR, работавших вместе с Национальным фондом в поддержку демократии, Советом национальной безопасности, ЦРУ и двумя особыми структурами – отделом общественных связей Белого дома и управлением по народной дипломатии в Госдепе». Напомним: как раз в этом отделе Белого дома работала в 1988-1989 годах заместителем директора Катерина Чумаченко.

Вместе с правительством США и аффилированными структурами продвижение демократии в мире, и особенно в Восточной Европе, финансирует миллиардер Джордж Сорос. Свой первый фонд «Открытое общество» Сорос основал в 1979 году. География деятельности фонда расширялась в геометрической прогрессии: 1984-й – Венгрия; 1986-й – Китай (деятельность прекращена в 1989-м); 1987-й – Советский Союз; 1988-й – Польша; 1989-й – Чехословакия; 1990-й – Болгария, Эстония, Литва, Румыния, Украина; 1992-й – Албания, Белоруссия, Босния и Герцеговина, Хорватия, Чехия, Латвия, Македония, Молдавия, Словакия, Словения; 1993-й – Казахстан, Киргизия, Южная Африка; 1994-й – Грузия; 1995-й – Гаити. Сорос оказался причастным к предписанию российской экономике шоковой терапии в начале 1990-х.

Наглядные результаты принесла деятельность «Открытого общества» в Грузии под руководством Александра Ломая – одной из ключевых фигур в подготовке свержения Эдуарда Шеварднадзе. Согласно официальной биографии, в 2002-2003 годах в качестве регионального директора по постсоветскому пространству проекта «Демократическая коалиция» Фонда Сороса Ломая способствовал строительству коалиции сил в государствах СНГ для продвижения активных демократических реформ. Эти национальные коалиции должны были, согласно установке проекта, «оказывать давление на свои правительства и требовать от них выполнения демократических обязательств, взятых на себя при подписании Варшавской декларации в 2002 году». Проект также ставил целью интеграцию демократических ценностей во внешнюю политику государств. В 2003-2004 годах, то есть в период активной подготовки и проведения революции роз, Ломая руководил фондом «Открытое общество – Грузия». В правительстве Саакашвили он занимал пост министра образования, а в ноябре 2007 года – то есть в период подготовки вооруженного вторжения в Южную Осетию и Абхазию – Ломая перешел на должность директора Совета национальной безопасности Грузии.

В документальной ленте французских тележурналистов Эдуард Шеварднадзе, показывая на свои фотографии в компании Джорджа Буша, беспомощно рассказывает об организаторах его свержения: «Молодые люди, многих наверняка, так я убежден, подкупили. В этом сыграл большую роль знаменитый Сорос. Почему-то он был заинтересован в смене руководства. <…> Никакой революции не было – это был обычный переворот».

Летом 2008 года Сорос был занят реструктурированием своей деятельности в России. Фонд искал координатора программы по распределению грантов в России, курированию связей с национальными фондами в Центральной и Восточной Европе, рассмотрению заявок российских НПО и детальному мониторингу социальной, политической и экономической ситуации в стране. Отделения Фонда Сороса в Польше, Литве и на Украине активно занимаются обстановкой в Белоруссии.

Запад мастерски использует институт неправительственных организаций. Их роль состоит в том, чтобы вести деятельность, которую из-за обвинений во вмешательстве во внутренние дела других государств невыгодно вести официальным структурам США. Неспроста главой Freedom House в 2003-2005 годах, то есть в самую активную пору цветных революций, служил Джеймс Вулси, директор ЦРУ в 1993-1995 годах. А эксперт Брукингс Института Фиона Хилл перешла прямо на должность главы отдела России в Национальном совете разведки США.

Для идеалистически настроенного американского общества, его стремления нести свободу по всему миру, служить маяком для свободолюбивых народов планеты «продвижение демократии» – самая удачная и эффективная формула обеспечения политических и экономических интересов США. Она одновременно задает обществу высокие идеалы – в качестве компенсации за неистовое потребление материальных благ, мобилизует гражданскую энергию, нейтрализует возможное внутреннее и внешнее сопротивление средствам демократизации, снимает политические риски и обвинения в нелегитимном вмешательстве, экономит силы и средства военных, разведки и госорганов, аккумулирует огромные финансовые средства делового сообщества.

~~~

Вероника Крашенинникова, Альфред Росс

Источник: ukrainian-news.ucoz.ua
Опубликовал: admin | Дата: Дек 29 2011 | Метки: Без рубрики |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Weboy

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,596 | Комментариев: 14,717

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
Free WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire