Национальная политика в евразийстве

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 3

Теория и практика

Доклад для круглого стола «Политическая программа евразийства в России 21-го века», прошедшего 7 марта 2015 года в Евразийском клубе МГУ им. М.В. Ломоносова (МОД «Молодая Евразия» и ОО «Евразийское Содружество»).

Национальная политика в понимании классического евразийства

Национальная политика – одна из важнейших составляющих для любого управленческого аппарата на пространстве бывшего Советского Союза. Уничтоженное в 1991 году государство было многонациональным по сути, и на смену ему пришли такие же многонациональные 15, а затем и больше, республик. Большевики, заложившие направление современного развития дискурса по этой проблематике, считали, что национальный вопрос – последний вопрос, который будет решаться на их пути к коммунизму. Надо отдать должное, во время 70-летнего существования СССР наболевший вопрос во многом был нивелирован, однако он оставался затушенным только до того момента, пока само здание советского государства не затрещало по швам.

Все евразийцы считали, что евразийское пространство должно быть федеративным. Расходились их взгляды насчет формирования субъектов такой федерации.

1. Вернадский и Алексеев, например, видели федерацию по географически-экономическому принципу без учета границ между этносами. Такой подход частично заложен в административно-территориальное деление России в виде областей и краев. По их мнению, сепаратизм гражданской войны, вылившийся в создание союзных и автономных республик, спадет, и на месте этих образований появятся новые, созданные по территориальному принципу.

2. Трубецкой и Савицкий рассматривали административно-территориальное деление в соответствии с существовавшими уже к тому моментами реалиями страны Советов.

С их утверждением о природе Российской империи можно поспорить. Россия никогда не была страной с исключительными правами отдельного этноса. Скорее права этносов определялись верностью царю, тем, как этносы и их элиты влились в систему государства, культурной интеграцией и идентичностью. Недаром так много возражений дворянства было, когда польское шляхетство было приравнено в правах с дворянами империи. Среди многих высоких сановников можно выделить по происхождению не русских людей – например, немцев, татар, кавказцев и многие другие национальности.

И все же, по их мнению, государство на месте Российской империи из неравномерной унитарии, где хозяином страны был русский народ (а фактически, один человек – помним о записи, сделанной государем Николаем Александровичем в переписном листе в 1897 году), стало федерацией равноправных народов, где любой узко-этнический национализм, по факту, стал сепаратизмом. Общая спайка, по их мнению, на тот момент держалась на социалистической идеологии и борьбе классов, однако, такая идея не могла существовать вечно. В своей статье «Общеевразийский национализм» Николай Трубецкой предсказывает события конца 1980-х годов. Уже после Великой Отечественной войны, когда тема классовой борьбы была уже изжита, построено новое общество, где существовали только два класса и прослойка интеллигенции, социальный идеал уже не мог быть сплачивающим фактором. Он был достигнут в отдельно взятой стране, а истинный интернационализм, который мог бы поспособствовать движению к построению коммунизма в мировом масштабе, остался в сталинской эпохе. Достигнутый идеал в каком-то смысле разлагает общество. Диктатура пролетариата как сплачивающий фактор переродилась в господство бюрократов, и в какой-то момент оказалось, что общество трещит по швам.

Таким образом, Савицкий и Трубецкой приходили к выводу, что федерацию необходимо основывать на географическо-экономическом делении, но с созданием внутри этих зон автономных образований по этническому принципу, которые бы не имели никакого политического суверенитета.

3. Чхеидзе и Хара-Даван выступали за ликвидацию территориальных субъектов и создание федерации исключительно по национальному признаку. Это была бы уже скорее не федерация, а конфедерация. Нечто подобное активно обсуждалось в 90-е годы ХХ-го века; например, как и в теории Чхеидзе и Хара-Давана предлагалось слить центральные области России в «Русскую республику».

Национальная политика большевиков, как и всякая другая их политика, была построена в соответствии с их представлениями о материалистической природе мира и его законах. Евразийцы смотрели и смотрят на многие вещи по-иному. Так, в 1927 году евразийцы видели советский строй как базу дальнейшего развития, в который надо внести начала религиозности, начала социальности и сознания евразийской самости как понимания России-Евразии особым миром.

Действительно, большая часть постулатов марксизма-ленинизма зиждется на западных философских изысканиях, неминуемо копируя и мимикрируя под западный образ мысли и создавая коммунистическую партию как изначально западническое политическое образование. Господство материализма в западной философии ХIХ-го века повлекло за собой чрезмерное увлечение законами материализма во вред иным идеям. Нельзя механизм государства и общества сводить к простейшим физическим законам. Действительно, в материалистической диалектике много привлекательного, она многое объясняет, например, в экономической жизни, но, чтобы понять некоторые процессы из других сфер, необходимо взглянуть на них под другим углом. Именно поэтому во главу угла евразийцы ставили религию, культуру и духовные ценности, то, что не вписывается в диалектический материализм и его картину мира, но что серьезнейшим образом влияет на такие вещи, как национальная политика.

Евразийцы 20-х годов считали, что народные массы Евразии не мыслят жизни вне идеи Бога. Добро и нравственность строятся именно на проникновении религии в повседневный быт людей, с таким понятием как«благообразие». В какой-то момент всю важность религии поняло и советское руководство, чем обуславливался поворот к Церкви во время Великой Отечественной войны. Вера в Бога как ничто другое может сплачивать людей, и именно она может быть положена в фундамент государства как базис для его функционирования в качестве надстройки, покрывающей потребности общества в справедливости и обеспечении порядка.

Естественно, все народы, населяющие Евразию, разные, и отличаются они сильно. Но они веками жили вместе, и вместе создавали культуру, которая теперь общая для всего евразийского пространства. Евтушенко, Кунанбаев, Высоцкий, Окуджава – эти поэты и барды не принадлежат исключительно украинскому, казахскому, русскому или грузинскому народу. Их наследие принадлежит всей Евразии. Осознание культурного единства приводит к созданию сверхобщности. В каком-то смысле в современных рамках эта общность является наследницей«исторической общности – советского народа», однако формироваться начала задолго до революции и последующих потрясений. Даже разделение границами не поколебало единства, хотя те горькие события, которые мы сейчас наблюдаем на Донбассе, во многом как раз следствие болезненного разрыва на теле сверхэтноса.

Объединяющая положительная идея строительства нового государства, общности – вот тот фундамент, на который необходимо класть кирпичи евразийского единства. Идеократическое государство и только оно по мнению евразийцев должно было обеспечить реальное неподрывное единство Евразии. А цементирующим фактором этого единства должна была стать идея общеевразийского национализма. Узко-этнический национализм должен перерасти в общеевразийский, когда тот факт, что ты – житель Евразии намного важнее твоей национальности. На этих же понятиях идет в том числе более узкая идея «Русского мира». Культурная принадлежность важнее этнической.

Помочь людям осознать, что они единое целое – непросто. На этом поле уже более 20 лет идет информационная война, в которой противник стремится всеми силами разобщить народы Евразии, натравить их друг на друга. Они не понимают, что являются составляющими евразийского сверхэтноса, как не понимают сейчас большинство украинцев, что вместе с русскими и белорусами они образуют еще более тесное единое целое – восточнославянский суперэтнос. Единые условия труда и трудоустройства, жизнеобеспечения и отсутствие какого-либо этнического неравенства, которое, к сожалению, все же имеет место быть, особенно в этнически неоднородных национальных субъектах федерации и некоторых бывших советских республиках, — вот главное условие для осознания людьми общности. Именно на это можно наслаивать пропаганду, которая, ложась в подготовленную почву, будет иметь намного более сильный эффект, чем голословные заявления. Осознание единства – панацея от сепаратистских проявлений в Евразии.

Имплементация опыта большевиков и теоретических наработок евразийцев на просторах Евразии

Смотря правде в глаза, необходимо признать, что современное административно-территориальное деление России и границы постсоветских государств прочерчены в 20-30-е годы большевиками. В национальной политике большевиков есть масса положительных примеров, которые не могут быть вычеркнуты и забыты.

Например, все народы СССР получили свою письменность, а, соответственно, возможность записать на бумаге все те обычаи, традиции и предания, которые постепенно, к сожалению, уходят в небытие. Народы имели гарантированное представительство в Верховном Совете. Примеров угнетения одного народа другим также не было отмечено, кроме некоторых негативных моментов бытового характера и случаев, которые сейчас возмущенно вспоминают в некоторых частях когда-то единой страны. Конечно, были ошибки, например, когда области с преимущественно одним этносом включали в состав образования другого этноса. Примеры есть – это и Карабах, Хива и Бухара, Приднестровье, Донбасс и Крым. Однако, несмотря на это, главную свою задачу политика большевиков выполнила: были созданы условия для мирного развития страны, устранения межэтнических конфликтов в рамках единого государства и единой исторической общности, культурного и экономического развития народов, подтягивания их на один уровень развития.

В начале 20-х годов в ЦК РКП(б) была широкомасштабная дискуссия о территориальном устройстве будущего СССР. Рассматривались два плана – ленинский федерализации и создания СССР как ассиметричной федерации и сталинский автономизации национальных окраин с их вхождением в состав РСФСР. Ленин выступал категорически против этого плана, и считал, что советские республики должны объединиться в единый государственный союз на началах равноправия и сохранения своих суверенных прав. Создание СССР по Ленину – задел под мировую революцию, под объединение всего мира в единое государство. Это идея о государстве без территориальной привязки, о союзе вне пространства и времени. Сталин же, как наркомнац, мыслил менее высокими материями и был большим прагматиком. Он предлагал план ассимметричной федерализации России-Евразии.

Система, созданная в СССР, подразумевала большую мобильность населения. И в итоге получилось, что и так не соответствовавшее по многим параметрам государственное строительство национальных субъектов существовало на бумаге, потому что население перемешалось так, что все 150 национальностей, проживавших в СССР, оказались разбросаны по уголкам бескрайней страны. Конечно, в части национальных республик оставалось превышение титульной нации над «приезжими», но это было далеко не везде. Люди осели за тысячи километров от своей «исторической родины», завязали дружеские и семейные связи в разных уголках союза. Вся эта система могла существовать мирно и благополучно только в каком-то едином образовании.

К началу 1990-х годов назрел вопрос о реформе Союза как территориального образования. Именно реформе. Однако воспользовавшись нашей слабостью, Евразию подтолкнули к бездне, из которой до сих пор выкарабкаться получается с трудом.

В 1991-м году должно было состояться подписание нового союзного договора. Юридически действие старого не могло быть прервано, так как еще в 1936-м году с принятием Конституции СССР его действие истекло, а сам он был заменен Всесоюзной конституцией. Если в 1924-м году в качестве Раздела 1 был текст Декларации об образовании СССР, то в 1936-м году ее положения уже были имплементированы в Основной Закон. Тем не менее, несмотря даже на признание юридической ничтожности Беловежских соглашений, это положение действует де-факто.

На данный момент есть три вектора, которые могут быть использованы для возобновления единства Евразии в форме конфедерации – Евразийского Союза суверенных государств.

Это наличие общего врага, а таковые имеются и в достатке. На данном этапе два самые опасные – Запад и радикальный Ислам, причем последний действует как союзник первого. Потенциально, но не в рамках дискурса ближайших нескольких десятилетий, — это китайская проблема.

Второй вектор – общая цель. Что может быть общей целью для построения единого пространства? Само это построение – тоже хорошая цель. Освоение огромной земли, доставшейся нам от предков. «В Космос – дорога советская» (зачеркнуто: «евразийская»).

Третий вектор – это вера в Бога. Консолидация, солидарность традиционных религий перед наступлением западных «ценностей» — важный фактор единства. Кому понравится то, что творится сейчас в этом плане в Европе? И кто допустит внедрения этого у нас? Если у западных политтехнологов засела в голову мысль об избыточности населения планеты, пускай они уничтожают собственное население, хотя это тоже геноцид и варварство. Не трогайте Евразию: чужой земли мы не хотим не пяди, но и своей вершка не отдадим!

Самый острый вопрос национальной политики

Развал СССР и последовавший за этим тяжелый социальный, экономический и политический кризис привели к перемещению народов внутри бывших общих границ. Изначально это были преимущественно репатриационные потоки, постепенно перешедшие в область рабочей миграции и менее благополучных осколков СССР в более благополучные.

Однако некоторые волны рабочей миграции стали оседать в более «сытной жизни». И теперь опасность с точки зрения сепаратизма и внутригосударственного беспорядка представляют больше не коренные народы с сильными традициями национальной идентичности, а трудовые мигранты. Впрочем, законно осевшие и«оместнившиеся» мигранты не представляют серьезной опасности. Гораздо опаснее неконтролируемая миграция.

В последнее время с ней активно борются. Теперь, чтобы законно стать трудовым мигрантом, необходимо пройти ряд специальных процедур. Если же ты находишься в России или других странах ЕАЭС без должного оформления – въезд в страну будет закрыт надолго. Конечно, странам союза необходимо еще работать над общим законодательством в трудовой сфере, так как рынок труда – одна из основ экономической интеграции на евразийском пространстве. Ничто не влияет так сильно на национальную политику как экономическая ситуация в стране. Образно говоря, чем более сытно живет народ, чем увлеченнее он трудится, тем меньше происходит конфликтов на этнической почве.

Существует определенная постсоветская общность народов, и путем специального обучения мигрантов может происходить их плавное вхождение в российское общество. Это важно понимать, контролировать, развивать. Эти мигранты – возможность для популяризации идей общеевразийской семьи у них на малой родине. С другой стороны – важно не вызвать отторжение и болезни в обществе страны-хозяина, потому и к самому подбору мигрантов и их вхождению в общество надо подходить вдумчиво.

Проблема трудовой миграции из Молдовы, Закавказья и Средней Азии — вина пост-советской рыночной экономики. Как ни крути, но российское хозяйство нуждается в дешевой рабочей силе, и либеральному рыночному капитализму все равно на национальность рабочих, ему важна только прибыльность дела или аллокативная эффективность. Согласно докладу д.э.н., академика РАЭН Спартака, рабочие силы из Центральной Азии принесут Российской Федерации до 10% ВВП. С экономической точки зрения они необходимы; с другой стороны, они занимают рабочие места национальных кадров.

В евразийстве экономика рассматривается как подчиненный институт, который должен работать на благо всего общества, а не богатейшей его части. Именно поэтому важным вопросом и национальной политики, и экономики является незаконная миграция.

Для решения этой проблемы предлагаю прибегнуть к сочетанию из четырех основных алгоритмов решения задачи:

1. Самый простой путь — вкладывать в экономики стран-доноров рабочей силы. Это могут быть и инфраструктурные проекты, совместные производства в промышленности и агропромышленном комплексе, особенно в свете российского эмбарго на продовольствие с Запада. Создать занятость дома, чтобы рабочая сила не ехала искать счастья вдалеке.

2. Пойти по пути ассимиляция рабочей силы уже в самой России. Однако мы видим примеры негативного результата подобных мер в некоторых странах Европы, что, по идее, не должно повториться у нас, так как все же большая часть стран-доноров рабочей силы находится в одном культурном поле с Россией.

Самыми эффективными же представляются два последних пункта:

3. Активное продвижение русской культуры как станового хребта общеевразийской культуры в странах-донорах рабочей силы, продвижение про-российских НПО и СМИ. Особое внимание стоит обратить новой миссионарской деятельности Русской Православной Церкви в постсоветских странах. Многократное увеличение работы в области мягкой силы дадут эффект намного более серьезный, чем первые два пункта. В украинскую экономику Россия вкладывала все 23 года ее «незалежности» – а итог неутешителен. Победил не хозяйственный расчет Москвы, а привлекательный «образ» Брюсселя.

4. Наконец, необходим комплекс карательных мера против лобби дешевой рабочей силы в самой России, зачастую связанной с этнопреступностью, оргпреступностью и деятельностью теневых синдикатов в госструктурах.

В заключение хотелось бы сказать пару слов и национальной политике. Россия всегда была полиэтнической страной, вне зависимости от того, рассматривать ли ее в границах ушедшей СССР-Евразии, современной Федерации и Евразийского Союза независимых республик. И поэтому национальный вопрос остро стоял и будет стоять перед нашей Родиной.

На сегодняшний момент прослеживается переплетение мотивов советской и евразийской концепций национальной политики. Это неповторимый стиль решения национального вопроса. Каждый раз национальная политика преподносит нам что-то новое: новые вызовы и угрозы, новые пути их решения. Но задача ее остается прежней: сохранить единство, дать свободу и охранить покой.

Александр Ивин

Со-председатель Евразийского клуба МГИМО (У) МИД России,

Москва, МГУ, 7 марта 2015 г.

yeurasia

Опубликовал: admin | Дата: Апр 1 2015 | Метки: Образование |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Weboy

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,561 | Комментариев: 14,657

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
Free WordPress Theme
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire