«Nach Russland» Эрны Сульберг

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью:
Loading ... Loading ...
Просмотров: 26

1. Врёт как дышит от норвежского премьера

«Гнать пургу» — одно из «достоинств» премьер-министра Норвегии Эрны Сульберг. Отдадим должное политику: делает это она умело и на высоком профессиональном уровне. В апрельском интервью на «Эхе Москвы» дама изображала из себя мирную особь, озабоченную сохранением мира во всем мире. В диалоге с абсолютно неподготовленным к интервью ведущим «Эха», Сульберг умело манипулировала дезинформацией, без опасности быть пойманной на лжи.

Мы остановимся на лжи принципиальной и концептуальной. Так, на вопрос журналиста, считает ли Сульберг Россию угрозой для Норвегии, последняя ответила: «Нет. Это очень важная часть нашей позиции в вопросах обороны. Мы не верим в угрозу непосредственно Норвегии со стороны России».

Ответ норвежского премьера — стопроцентная ложь, особенно в ссылке на норвежскую позицию в вопросах обороны. Вот лишь одна из публикаций 2016 года на страницах британской «Independent»: «Премьер-министр Норвегии Эрна Сульберг объявила о решении увеличить оборонный бюджет. Норвегия объявила в пятницу о своих самых больших военных усилиях по модернизации с момента окончания Холодной войны, чтобы укрепить свою оборону против «все более непредсказуемой» России. Скандинавская страна, член НАТО, планирует новые истребители и подводные лодки, чтобы защитить себя от своего обширного соседа».

Аналогичных высказываний об угрозе со стороны России от норвежского премьера предостаточно. В 2019-м, на встрече с Ангелой Меркель, Сульберг призвала страны НАТО увеличить расходы на военные цели до двух процентов ВВП и к «более крупным маневрам НАТО, направленных против (так дословно) Президента России». Сегодня СМИ мусолят сказанное тогда Сульберг, что «Норвегия — это малое НАТО на Севере».

В действительности более значимым, знаковым стало её иное заявление: «Норвегия оказалась в стратегическом положении. Тот, кто контролирует наше побережье, контролирует северную Атлантику и переход в Россию». «Переход в Россию» или «Übergang nach Russland», как это прозвучало у Сульберг на немецком — это уже открытая угроза вторжения. («Wir müssen mehr in unsere verteidigung» - tagesspiegel.de).

Теперь от слов норвежского премьера перейдем ко всему происходящему в соседней с Россией Норвегии. Происходящее там свидетельствует об активности «малого НАТО» в лице Норвегии и большого — в лице США по реализации плана «Übergang nach Russland». Подобная деятельность мотивируется раздуванием мифа о российской угрозе со стороны натовских вояк и спецслужб, что мы и проиллюстрируем.

2. Мнимые угрозы и алогичные выводы норвежской разведки

Три специальные службы Норвегии представляют правительству ежегодно доклады по оценке угроз Норвегии. Это Служба внешней разведки — «Etterretningstjenesten», находящаяся в прямом подчинении начальника обороны, полиция безопасности — PST (контрразведка), и «Управление национальной безопасности» — «NSM» (координатор спецслужб). Доклад об оценке угроз представляет еще «Управление гражданской защиты и аварийного планирования (DSB)» — аналог российского МЧС, но с полномочиями куда большими.

В докладах спецслужб под угрозами номер один проходят Российская Федерация и Китай (акцент делается на Закон о китайской разведке от 2017 года, обязывающий все китайские компании и частных лиц оказывать помощь спецслужбам). Но если Китай представляется угрозой скорее виртуальной, то Россия — как реальная в связи с общей границей.

Мы остановимся на ежегодном докладе норвежской разведслужбы («Etterretningstjenesten») под названием «Fokus 2019″. Доклад интересен своими противоречивыми выводами и что его можно рассматривать иллюстрацией методов работы самих норвежских секретных служб. Для полноты картины представим выдержки из «Fokus 2019″ (forsvaret.no):

– В конце 2018 года именно разведывательная угроза со стороны иностранных держав является наиболее всеобъемлющим и постоянным вызовом безопасности для Норвегии и норвежским интересам. Наибольшая угроза исходит от Китая и России.

– Норвежские научно-исследовательские институты, а также действующие лица в рамках промышленного сектора, будут целями для шпионажа в 2019 году. Иностранные агенты проявят особый интерес к компаниям, обладающим уникальными знаниями и технологиями, в том числе в сфере вооружений, космических исследований, морского сектора и здравоохранения.

– Присутствие России в Арктике значительно усилилось в последние годы и развитие событий, как ожидается, продолжится. Действия России являются ответом на то, что воспринимается как усиление присутствия союзников в этом районе. Стратегия безопасности России предполагает, что Арктика будет в центре внимания в конфликте за природные ресурсы. Сегодня на Арктику приходится около 15 процентов российского ВВП и около 20 процентов из всего российского экспорта. Российские власти считают энергетические ресурсы Арктики оплотом экономики.

– Ядерная триада и ее защита по-прежнему являются высшим приоритетом в российской обороне. Кольский полуостров — это военный центр притяжения. Баренцево море — основной район дислокации Северного флота и стратегических подводных лодок.

– Что касается угроз российскому ядерному потенциалу, они выражаются в двух факторах: в разработке западной системы противоракетной обороны; в планировании США оперативной глобальной операции с разработкой ударной системы (PGS) — системы высокоточного оружия с глобальным охватом.

– Россия видит две военные угрозы: борьба за природные ресурсы и угрозы стратегической стабильности. Внутренне Россия сегодня является и политически, и экономической стабильной. Столь же полно она обеспечит будущий рост российской экономики. Арктика особенно важна для России как с точки зрения природных ресурсов региона, так и с точки зрения создания российского потенциала ядерного сдерживания.

– Подход России к Ближнему Востоку становится частично сформированным с целью обхода западных санкций и развития новых экспортных рынков, в стремлении к установлению альтернативной политики и сотрудничества в области безопасности.
Подведем итог изложенному. Отдадим должное аналитикам норвежской разведки — составителям «Focus 2019″. В докладе разведслужбы (вольно или невольно) сделан принципиально правильный вывод: «Действия России являются ответом на то, что воспринимается как усиление присутствия союзников (Норвегии по НАТО) в этом районе».

Другой, не менее важный вывод — доклад «расшифровывает» угрозы Российской Федерации со стороны США в разработке системы противоракетной обороны, в планировании США оперативной глобальной операции с разработкой ударной системы (PGS). Особый акцент в «Fokus-2019″ — на российскую оборонную составляющую Кольского полуострова, главного щита безопасности страны. В целом доклад норвежской разведслужбы можно оценить с точностью до наоборот. Ибо в нем четко отражены угрозы России со стороны НАТО и вынужденность российских ответных мер.

Присутствует еще, безусловно, объективный вывод норвежских спецслужб, касающийся нашей страны: «Внутренне Россия сегодня является и политически, и экономически стабильный. Столь же полно она обеспечит будущий рост российской экономики». Подчеркнем: вывод об экономической и политической стабильности, о росте российской экономики делают не российские институты власти. Вывод сделан профессиональными аналитиками разведки отнюдь не дружественного к России государства!

Отметим: норвежские спецы дают ответ на вопрос об интересах России на Ближнем Востоке и в Сирии, в частности — обход западных санкций, развитие новых экспортных рынков, укрепление политических и экономических связей (Как ответ демагогам из оппозиции на вопрос, что делает Россия на Ближнем Востоке).

Доклад норвежской разведслужбы по содержанию алогичный. В нем вывод о российской угрозе не согласовывается с отдельными принципиальными положениями. Складывается впечатление, что кто-то из разумных разведчиков-аналитиков выразил свое «особое мнение», отличное от государственного. Тем не менее, вектор российской угрозы в «Focus-2019″ определен однозначно вне логики и здравого смысла. Отсюда и действия норвежского правительства, какие описаны ниже.

3. План развития норвежских вооруженных сил — курс на войну и процветание американской экономики

17-го сентября 2018 года правительство Норвегии приняло решение о разработке нового долгосрочного (2021-2024 годов) плана развития вооруженных сил. Долгосрочный план должен быть рассмотрен норвежским парламентом (стортингом) весной 2020 года. Непосредственно разработкой плана была поручена начальнику обороны адмиралу Хокону Бруун-Ханссену. 8-го октября 2019 года адмирал выступил перед прессой с подготовленным оперативным штабом четырьмя вариантами плана развития вооруженных сил.

Прежде чем перейти к их рассмотрению, обратим внимание на дату принятия решения правительства о подготовке долгосрочного плана — сентябрь 2018 года. То есть, когда в апреле 2019 года Сульберг вешала «лапшу миролюбия» на уши наивному журналисту «Эха Москвы», норвежский генштаб уже разрабатывал план развития вооруженных сил с ростом по всем показателям. И мотивацией милитаристского безумия служила именно угроза со стороны России!

Проиллюстрируем основные показатели всех четырех вариантов нового плана развития вооруженных сил Норвегии.

«Варианта (Alternativ) A» предусматривает: 17 судов береговой охраны, 5 минерных тральщиков, 5 подводных лодок, 8 фрегатов, 3 дальнобойные зенитные батареи против баллистических ракет небольшой дальности, 6 зенитных батарей NASAMS III, 52 боевых самолета F-35, 2 многофункциональных воздушных заправщика, 6 тактических транспортных самолетов C-130J, 6 морских патрульных самолетов Р-8А, 14 морских вертолетов NH90, 10 новых морских вертолетов, 30 вертолетов для спецназа, 4 вертолета AW101, 16 спасательных вертолетов AW101.

Международные структуры — воздушное и наземное наблюдение НАТО (NATO AWACS, NATO AGS). «Вариант А» предусматривает 17 батальонов с тяжелым вооружением (танки, САУ), общую численность вооруженных сил в 39 800 человек и 42 тыс. ополчения (Heimevernet). Увеличение военных расходов на 25 миллиардов крон.

Вариант «В» имеет два варианта: «В-море» и «В-земля». В «В-море», по сравнению с «Вариантом А», меньше на — 1 тактический транспортный самолет, 1 зенитную батарею NASAMS III, 13 вертолетов, 9 батальонов, 4,5 тысячи численности вооруженных сил и 2 тысячи ополченцев. Предполагает увеличение оборонного бюджета на 20 миллиардов крон.

В варианте «В-земля», по сравнению с «Вариантом А», меньше на — 2 зенитных батареи NASAMS III, 10 вертолетов, 2 судна береговой охраны, 2 фрегата, 1 минный тральщик, 1 подводную лодку, 2 тысячи численности вооруженных сил.

В «Варианте С», по сравнению с «Вариантом А», меньше на — 1 тактический транспортный самолет, 23 вертолета, 2 зенитных батареи NASAMS III, 2 судна береговой охраны, 2 фрегата, 1 тральщик, 1 подводную лодку, 9 батальонов, на 6,5 тысячи численности вооруженных сил и 2 тысячи ополчения. Дополнительные расходы бюджета — 15 миллиардов крон.

В «Варианте D», по сравнению с «Вариантом А», меньше на — 2 тактических транспортных самолета, 1 патрульный противолодочный самолет «P-8″, на 3 зенитных батареи NASAMS III, 26 вертолётов, 2 фрегата, 2 минных тральщика, 1 подводную лодку, на 10 батальонов, на 7,5 тыс. численности вооруженных сил и 2 тыс. ополченцев. Дополнительное финансирование — 12 миллиардов крон.

Разумеется, рост военного бюджета — не перспектива 2024 года, а реальность даже не дня сегодняшнего. Рост стартовал с момента прихода в Норвегии к власти коалиции правых и правоцентристских партий в 2001 году. С 2013 года, когда лидер консерваторов Эрна Сульберг возглавила правительство, рост военных расходов стал невиданным за всю историю Норвегии.

Динамика роста военного бюджета следующая. В 1990-х годах оборонный бюджет сокращался примерно на один процент в год. Рост начинается с 2001 года — на 1,5 процента ежегодно. В 2001 году на оборону было выделено 27,23 млрд. норвежских крон. В 2016 году — 35,183 млрд крон, в 2017 — 34,877 млрд крон, в 2018 — 39, 882 млрд крон. Из них на разведслужбу (Etterretningstjenesten) с 2016-2018 года, соответственно — 2, 095 млн крон, 2, 272 млн крон и 2, 559 млн крон.

В 2019 году оборонный бюджет составил 58, 950 млрд крон (1,8 процента от ВВП). Правительство Сульберг предлагает его увеличить на следующий год более чем на 2 млрд крон. Таким образом, на 2020 год он составит почти 61 миллиард крон. Как видим, рост военных расходов с 2001 по 2019 год составил более ста процентов с увеличением на 2020 год еще на 2 миллиарда крон.

Но это не предел, ибо четыре варианта долгосрочного плана развития оборонного комплекса с 2021 по 2024 год предусматривают рост оборонного бюджета на 25, 20, 15 и 12 млрд. крон! Всё четыре варианта предусматривают, кроме технической составляющей, увеличение численности норвежских вооруженных сил в два и более раза (Сегодня общая численность — 18 тыс. человек).

Текущие и предстоящие военные расходы Норвегии огромны. Повторимся: за всю историю существования королевство не знало ничего подобного! Так, только шесть истребителей-бомбардировщиков пятого поколения F-35A, полученные Норвегией у США в 2018 году, обошлись в 96,6 миллиона долларов за каждый. Всего Норвегией на январь 2019 года закуплено двенадцать F-35A.

Сегодня F-35A дислоцируются на базе ВВС в Эрланне (Ørland). Это 332-я эскадрилья и «ТТТ-эскадрилья (testing, trening og taktikk). По данным компании-производителя «Lockheed Martin», стоимость F-35A на январь 2019 года составляет 89,2 миллиона долларов. Норвегия, по всем вариантам (А, В, С, D) собирается до 2024 года закупить 52 F-35A. Бюджету королевства это обойдется примерно в 4 млрд. 680 млн. долларов США — только за F-35.
В апреле 2017 года Норвегия заключила контракт с США на поставку пяти новых морских патрульных самолетов «Boeing P-8A Poseidon». В правительственном сообщении указывалась прямая антироссийская направленность сделки: «Морская патрульная авиация была важной частью норвежского присутствия на Крайнем Севере. Норвегия — НАТО на Севере. Находясь рядом с Кольским полуостровом важно, чтобы Норвегия обладала современными технологиями». P-8А будут поставлены в 2022 и 2023 годах. Их стоимость составляет 10 млрд. норвежских крон или 1,98 млрд. долларов США.

Кроме P-8A, — 6 вертолетов «Lockheed C-130 Hercules» стоимостью 30 миллионов каждый, системы воздушного и наземного наблюдения НАТО (NATO AWACS, NATO AGS) — и так далее, и так далее. Безусловно, главными интересантами в увеличении расходов Норвегии на оборону выступают Соединенные Штаты. Если адреснее — «Lockheed Martin Corporation» и «The Boeing Company». Впрочем, «интересантами» норвежского бюджета не только американские корпорации. Это франко-германский консорциумом «Eurocopter» — производитель многоцелевого вертолёта «NHI NH90″, южно-корейская корпорация «Samsung Techwin» — производитель САУ «К-9 Thunder».

Коль заговорили о Германии. В феврале 2017 года Норвегия заключила сделку по покупке четырех немецких подводных лодок у германского производителя «Thyssen Krupp Marine Systems (TKMS)». «Подводные лодки, которые приобретают Норвегия и Германия, обеспечат Норвегии надежное и перспективное подводное оружие. Всеобъемлющее сотрудничество с Германией обеспечит Норвегии более эффективное сотрудничество в области вооружений в НАТО», — говорила тогда ещё норвежский министр обороны Ине Сёрейде.

«Гигантские инвестиции под водой. Они (новые подлодки) действуют скрытно, они необходимы для обороны Норвегии» — читаем мы на сайте норвежских вооруженных сил. Информации о тактико-технических характеристиках новой подводной лодки «Типа 212CD» нет. В интернете есть лишь один сайт, на котором выложены характеристики «212CD». Они заслуживают пристального внимания специалистов в области обороны и безопасности, ибо данные по подлодке автору сайта предоставлены анонимно.

Новая подводная лодка должна решить главную проблему всех подводных лодок — шумность. Решить путем оснащения её двигателем нового поколения (водородным) и иными техническими новшествами субмарины. Новая подлодка должна свести проблему обнаружения к минимуму, если не вовсе исключить. Об этом свидетельствует информация о ней на сайте gentleseas.blogspot.com («TKMS type-212cd submarine propulsion issues, eg.FC AIP»).

И всё же главным «пожирателем» бюджета Норвегии выступают Соединенные Штаты. Более половины норвежских военных расходов обслуживают экономику США. Сказанное относится и к другим членам Североатлантического альянса. Жесткость требований Трампа по двухпроцентному ВВП диктуется интересами экономики Соединённых Штатов. Двадцать восемь государств Североатлантического альянса (плюс Северная Македония) к 2024 году должны выделять два процента ВВП на военные расходы.

Даже если полтора процента в них будет идти на ВПК США, то это означает, что более 30 процентов от ВВП стран-членов альянса станут обслуживать экономику Соединенных Штатов! Вот откуда растут ноги беспрецедентного давления США на Норвегию и на других членов альянса по двум процентам ВВП. Но речь не о сельхозпродукции, а о новейших типах вооружений в военном союзе, направленном против Российской Федерации.

4. Два процента ВВП как яблоко раздора

Разумеется, не все идёт как по маслу в реализации новой военной программы. Дело в том, что идеальным для вооруженных сил и НАТО военное руководство Норвегии считает «Вариант А». Данный вариант предполагает финансирование в размере двух процента от ВВП Норвегии. Именно вопрос двух процентов ВВП порождает «непонимание» между слугой и господином — Соединёнными Штатами и правительством Норвегии. 20-го сентября текущего года крупнейшая и влиятельная в Норвегии газета «Aftenposten» вышла со статьёй следующего содержания:

– Новый посол США Кеннет Брайтвайт (Kenneth Braithwaite) теряет терпение в связи с норвежскими ассигнованиями на оборону. Посол США настаивает на том, что Норвегия должна достичь цели НАТО — чтобы Норвегия потратила два процента ВВП на оборону. Посол США встретился с представителями Комитета по международным отношениям, с четким посланием: Норвегии нужно тратить больше денег на оборону, или рисковать остаться в одиночестве.

Недовольство США вызывает позиция Сульберг по затягиванию финансирования «оборонки» в размере двух процентов от ВВП. Тем самым в невыполнении решения саммита НАТО в Уэльсе 2014 года. Проще говоря: США хотят все сразу и сейчас. Логика норвежского правительства — достичь двухпроцентный ВВП на оборону до 2024 года.

Между тем позиция норвежского правительства полностью соответствует принятому на саммите НАТО 2014 года решению. В нем говорится, что «союзники будут стремиться двигаться в направлении существующего руководящего принципа НАТО, предусматривающего расходование двух процентов валового внутреннего продукта на оборону», увеличив военные расходы в течение предстоящего десятилетия — то есть до 2024 года.

Давление на правительство Сульберг идет мощнейшее не только со стороны американцев. Открытое недовольство текущим финансированием выразил начальник обороны адмирал Хокон Бруун-Ханссен. Его выступления в СМИ иначе, как параноидальными, назвать нельзя. Сравнимы с паранойей министра обороны США Джеймса Форрестола, выбросившегося из окна небоскреба с криком «Русские идут!».

Один из последних приступов паранойи Бруун-Ханссена — заявление о размещении Россией ракет средней дальности с ядерными боеголовками в 16 километрах от границы с Норвегией. Сенсацию от Бруун-Ханссена опубликовал сайт Военного форума (forsvaretsforum.no) и другие норвежские СМИ. Но абсурдность «сенсации» оказалась настолько очевидной, что адмиральскую страшилку завуалировала его же пресс-служба.

Кроме бравых вояк с шизофреником-адмиралом во главе, интересы США лоббируют и сопартийцы Сульберг в столичной парторганизации консерваторов («Oslo Høyre»). С 26 по 27 января 2018 года они провели свою ежегодную конференцию. На ней приняли резолюцию следующего содержания:

– Восстановление Вооруженных сил должно продолжаться. Сложная обстановка в Европе и в соседних регионах предъявляет новые требования к тому, как должна быть выстроена оборона. «Oslo Høyre» просит правительство: постепенно увеличивать ассигнования на оборону до 2% ВВП к 2024 году. В срочном порядке провести анализ финансовых рамок долгосрочного плана, увязанных с планом плавной эскалации, который соответствует 2-процентной цели НАТО к 2024 году.

«Oslo Høyre» — одна из влиятельных парторганизаций консерваторов в Норвегии. В правительстве Эрны Сульберг её представляют: министр иностранных дел Ине Эриксен Сёрейде, министр труда и социальной интеграции Анникен Хаугли и Николай Астру — первый министр цифровой экономики. Давление однопартийцев на Сульберг связано с подозрениями её уклонения от движения к двухпроцентному ВВП к 2024 году, что действительности не соответствует.

Колебания Эрны Сульберг ни в коем случае не связано с миролюбием премьера. Присутствуют объективные причины неготовности Сульберг мгновенно удовлетворять запросы своих вояк и Соединённых Штатов. О них говорится в докладе Норвежского института оборонных исследований: «В течение 2014 года, среди прочего, очень низкая цена на нефть привела к ослаблению обменного курса кроны. Слабая крона оказала серьезное влияние на оборонный бюджет, а дальнейшее ослабление в 2015 году привело к необходимости перераспределения средств на оборонный бюджет (ffi.no/en)».
Три фактора, которые оказывают существенное влияние на норвежский оборонный бюджет: валовой внутренний продукт (ВВП), уровень воспринимаемой угрозы для страны и размер оборонных бюджетов союзников. Если по первому фактору у Норвегии всё в порядке, то двум остальными — проблематично. Уровень воспринимаемой угрозы в норвежском обществе со стороны России находится на самой низкой отметке. О российской угрозе говорят политики правящей коалиции и военные — выпускники американских военных академий. Кроме того, союзники Норвегии по НАТО тоже не спешат перейти в одночасье к двум процентам ВВП на оборонку (свыше двух процентов, кроме США, только у Турции).

Другая немаловажная причина, почему Норвегия и члены альянса не спешат перейти к реализации решения саммита. Двухпроцентный ВВП — ноу-хау Дональда Трампа с его желанием заставить страны НАТО работать на американскую экономику. Особого энтузиазма у членов альянса оно не вызывает. Слишком много рисков: нестабильность в мировой экономике, оппозиция, плюс собственное население, какое к милитаризации относится более чем прохладно. Отсюда и дата перехода к двухпроцентному ВВП — к 2024 году. Явный расчёт на предстоящие выборы в США. Надежды, что с новым президентом требование двухпроцентного ВВП «растворится» во времени.

5. Опасная потеря равновесия

Норвежская вещательная корпорация «NRK» 29 марта опубликовала на своем сайте статью «Американские бомбардировщики проводят учения в четырех местах у границы с Россией» (Аmerikanske bombefly i øvelse fire steder nær Russlands grense). Речь о проведённых в марте учениях норвежских и американских ВВС вдоль российской границы в Баренцевом море с комментариями норвежских политиков. США представляли стратегические бомбардировщики «B-52H». Одновременно пролёты вдоль российских границ американские бомбардировщики осуществляли в Балтийском, Черном морях и Тихом океане. «B-52″ — носители ядерного оружия. Было ли оно на борту самолетов — вопрос открытый.

Будем справедливы к «NRK». К участию Норвегии в опасных играх США дана, среди прочих, негативная оценка. «Когда американские бомбардировщики летят близко к российской границе со всех сторон, это выглядит как демонстрация силы и провокация, — говорит Кирсти Бергстё, заместитель председателя Социалистической левой партии Норвегии. — Норвегия через НАТО всё чаще демонстрирует военную мощь против России. Правительство потеряло точку равновесия между тем, чтобы быть страной НАТО и соседней с Россией страной».

Кирсти Бергстё (Kirsti Bergstø) представляет оппозиционных нынешней власти социалистов. В стортинге у них 11 мест из 169, как свидетельство наличие в Норвегии вменяемых политиков. В статье подчеркивается: появление B-52 в Баренцевом море на границах России — долгосрочная и принципиально новая стратегия НАТО!

30-го октября текущего года один американский B-52 в сопровождении норвежских F-16 вновь появился вблизи российских границ в Северной Норвегии. Происходило все в процессе совместных американо-норвежских учений в Сетермуэне (Setermoen). Там дислоцируются танковый, артиллерийский, санитарный и разведывательный батальоны. Сетермуэн расположен в 90 км по прямой от Тромсе, от которого 559 км до Мурманска. 6-го ноября три американских «B-52″ из состава ВВС США вместе с королевскими норвежскими ВВС вновь «бороздили» небо Северной Норвегии вблизи российских границ.

Говоря о появлении американских «B-52″ у российских границ, следует учитывать их ядерную составляющую. Один «В-52Н» может разместить на борту до 20 крылатых ракет «AGM-86 ALCM» с двухступенчатыми термоядерными боеголовками. В следующем десятилетии B-52 получит модернизированный вариант крылатой ракеты. Об это в статье «Decades late, the B-52 is getting a new nuclear weapon (defensenews.com)».

В тему ВВС у российских границ — информация о строящейся авиабазе норвежских ВВС на Эвенесе. «Эвенес будет готова выполнить чрезвычайные миссии НАТО с F-35 с 1 января 2022 года и принять новые морские патрульные самолеты с 1 августа 2022 года. В августе 2019 года правительством одобрено 16 строительных проектов в Эвенес с ожидаемой окончательной стоимостью около 3,4 млрд. норвежских крон», — из официальной норвежской хроники.

То есть с 2022 года в Северной Норвегии, вблизи российских морских и сухопутных границ, начнет действовать мощнейшая авиабаза НАТО. Нет сомнений: кроме F-35 и патрульных «Boeing P-8 Poseidon» на натовские авиационные учения, на Эвенесе будут размещаться стратегические бомбардировщики B-52. Этот «сюрприз с ядерной начинкой» — на расстоянии тысячи километров от Мурманска или часа подлетного пути для B-52 и полчаса для F-35.
Ключевое предложение в назначении базы — выполнение чрезвычайных миссий НАТО. Даже не учения, а нечто «чрезвычайное». В тему чрезвычайщины — дополнительные строительные проекты стоимостью около 3,4 млрд норвежских крон на Эвенесе. Они могут включать в себя и ангары для «В-52,» и склады для крылатых ракет с ядерными боеголовками. Иначе как понимать термин «чрезвычайных миссий».

Объективная картина происходящего вблизи российских границ, внутри Норвегии откровенно гнетущая, крайне опасная для Российской Федерации. Готовится нечто «чрезвычайное», если отталкиваться от «Nach Russland» от главы норвежского правительства. Сегодня нет ни одного граничащего с Россией государства, где антироссийская военная, составляющая была бы столь велика, как та, что мы наблюдаем в Норвегии. Если предположить, что когда-нибудь НАТО решится на агрессию, то исходить она будет с территории Норвегии. Пока все складывается именно так.

Здесь следует затронуть еще одну тему: недавний отказ Норвегии от участия в системе противоракетной обороны НАТО. Оптимизм увидеть в этом что-то значимое явно завышен. Отказ прозвучал накануне встречи министра иностранных дел России в Киркенесе с норвежским руководством на праздновании 75-летия освобождения Красной Армией Восточного Финнмарка.

Отказ — ход дипломатический, не более того, дабы не омрачать встречу на высоком уровне. Более того, его в любой момент можно отменить, сославшись на российскую угрозу либо коллективное решение членов альянса. Такой повод у Сульберг уже появился после состоявшегося на днях саммита НАТО в Лондоне. На саммите Россию назвали угрозой странам альянса. Кроме того, в Норвегии уже действует эффективная система противовоздушной обороны KONGSBERG / Raytheon NASAMS. Описывать систему не станем. На сайте компании «Kongsberg Defence & Aerospace AS» о ней изложено все достаточно полно. Остановимся лишь на деталях.

Наиважнейшая — NASAMS соответствует стандартам НАТО, взаимодействует по всем тактическим каналам при проведении как централизованных с альянсом, так и автономных операций. Другая важная деталь — тактико-технические характеристика системы, её способность быть интегрированной и адаптированной в общую противовоздушную и противоракетную оборону НАТО (что на деле происходит). В настоящее время клиентская база NASAMS состоит из одиннадцати стран, куда входят и Соединенные Штаты. NASAMS защищает даже небо Вашингтона (District of Columbia).

По факту Норвегия давно входит в общую натовскую систему ПРО и не только в рамках NASAMS. В декабре 2014 году Норвегия вступила в «Форум противоракетной обороны морского театра военных действий (MTMDF)», возглавляемый Соединенными Штатами. Задача «MTMDF» — «повышение оперативной совместимости и укрепление индивидуального и коллективного морского комплексного потенциала противовоздушной и противоракетной обороны его участников» из числа государств-членов НАТО.
Вот что заявляла о членстве в «MTMDF» в 2015-м тогда ещё министр обороны Норвегии Ине Эриксен Сёрейде: «Участие в форуме и в учениях «на море-2015″ означает решение о материальном вкладе Норвегии в систему противоракетной обороны НАТО. Участие даст нам лучшее представление о морской противовоздушной и противоракетной обороне, тактике, процедурах и технических решениях для сотрудничества с другими странами (Nå skal Norge øve missil-forsvar – vg.no)».
Для полноты «сюжета» напомним о состоявшейся в августе встрече представителей двух оборонных ведомств: Британии и Норвегии. На ней было принято решение о совместном патрулировании британскими и норвежскими ВВС в Северной Атлантике. Цель — стратегический российский подводный флот. Патрулирование буду осуществлять закупаемые у США «Boeing P-8A Poseidon».

Необходимо понимать — норвежские вооруженные силы следует рассматривать как составную часть сил НАТО. Если конкретнее — частью вооруженных сил Соединенных Штатов и Великобритании. Это не «фигура речи», а позиция норвежского военного руководства. «Возможность тренироваться вместе с нашим самым важным союзником очень важна для нас. Соединенные Штаты являются самым важным союзником Норвегии. Для того, чтобы Соединенные Штаты могли внести свой вклад в оборону Норвегии, крайне важно, чтобы американские войска проводили учения в Норвегии», — говорит заместитель командующего Военно-оперативным штабом Норвегии генерал Ларс Кристиан Аамодт.

Смотреть спокойно на происходящее Россия не может. Меры должны предприниматься комплексные на всех уровнях — дипломатическом, военном, экономическом. Подготовка таких мер — дело «отраслевых» специалистов. Однако есть то, что России следует требовать незамедлительно — запрет полётов вблизи российских границ американских стратегических бомбардировщиков.

Россия вправе ставить вопрос о введении демилитаризованной зоны в Норвегии, куда могут входить провинции (фюльке) Финнмарк и Тромс. Запрет на дислокацию там баз НАТО и проведение учений альянса. Полагаем и в Норвегии здоровые силы придут к пониманию безумия курса на «маленькое НАТО» и вернут страну в нормальное состояние. По крайне мере, хочется в это верить.

Руслан Устраханов,

Мурманск

Опубликовал: admin | Дата: Янв 15 2020 | Метки: Анализ |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Themes

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 33,046 | Комментариев: 21,052

© 2010 - 2018 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
WordPress主题
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire