Мораль носит классовый характер

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 61

04.09.2010 »

Что отличает коммуниста от апологета буржуазных теорий и оппортуниста? Предельная точность формулировок, или, хотя бы, стремление к такой точности. В вопросах теории коммуниста отличает БЕСКОМПРОМИССНОСТЬ, отсутствие разного рода уступок враждебным классам.

Компромиссы возможны в тактике, но никак не в теории. Намеренно допущенная округлость формулировок, возможность двоякого толкования тезисов, реверансы в сторону некоммунистических «прогрессивных сил» – все это отличительные признаки оппортуниста или же открытого противника коммунизма.

Изобилует такими неточностями и немарксистской постановкой вопросов статья тов. Развозжаева «Коммунистическая мораль и буржуазное право». Попробуем разобраться подробнее в сущности ошибок, допущенных автором. Для начала,  разберемся, что же такое, с марксистской (диалектико-материалистической) точки зрения,  право и мораль.

Итак, право – это система юридических норм, выражающих интересы и волю господствующего класса. Эти нормы имеют принудительный, обязательный характер. Будучи отражением и выражением определенных экономических, производственных отношений, определенных отношений собственности, право юридически, законодательно закрепляет, освящает их, способствует их дальнейшему развитию. Право во всех антагонистических обществах выражает и закрепляет отношения господства и подчинения, диктатуру определенного класса, его руководящую роль в обществе.

Мораль – это совокупность исторически изменяющихся норм, принципов, правил, регулирующих поведение людей по отношению друг к другу. В отличие от норм права, также регулирующих отношения между людьми, но имеющих принудительную санкцию государства, нравственные нормы опираются на силу общественного мнения, на внутреннее убеждение, на силу привычки. Мораль является одной из форм общественного сознания и представляет собой отражение условий материальной жизни общества в форме определенных правил поведения людей. В результате изменения базиса общества, меняется форма и содержание морали.

Собственно праву автор в своей статье уделяет мало внимания. А вот размышления о морали требуют подробного разбора. Итак, тов Развозжаев начинает со следующего тезиса:

«Каждый идейный человек, сталкиваясь с применением законов на практике, особенно применяемых непосредственно к данному индивидууму, чаще всего соотносит нормы этого права со своей внутренней моралью, с установками и представлением организации общества с его точки зрения. А его точка зрения основана на идейной морали. Идейная мораль, в свою очередь, сформирована под влиянием философского понимания хорошего и плохого».

Начнем с того, что непонятно, кто такой «идейный человек». Логично предположить, что это человек, разделяющий определенную идеологию. В буржуазном обществе идеологий  великое множество и абсолютное большинство из них (за исключением коммунистической) являются идеологиями буржуазными. Соответственно, есть и люди, придерживающиеся этих буржуазных идеологий. Следовательно, их тоже можно считать «идейными». При этом «внутренняя мораль» каждого «идейного человека» будет различна. Зависеть она будет от классовой принадлежности человека, а также от того, интересы какого класса данный человек защищает.

У автора же получается, что «внутренняя мораль» основана на «идейной морали». А идейная мораль «сформирована под влиянием философского понимания плохого и хорошего». Так понимание плохого и хорошего – это и есть мораль. И формируется она, опять-таки, не философским пониманием, а вполне конкретным классовым обществом. А у автора получается, что одна мораль основана на другой, а на чем основана эта другая – непонятно. Зачем в данном случае нужна эта витиеватость?

Действительно, индивид, когда он сталкивается с применением буржуазного права по отношению к себе, оценивает его с моральной точки зрения (то, что автор называет «внутренней моралью»). Только основана эта мораль не на «идейной морали», а на классовой принадлежности и том, на каких классовых позициях стоит индивид. И уж в зависимости от этого, индивид дает ту или иную моральную оценку правовому акту.

У разных «идейных людей», если они стоят на разных классовых позициях, оценка одной правовой нормы может быть принципиально противоположной.

Далее автор пишет уже о коммунистической морали.

«У коммунистов кроме философского восприятия обязательно, думаю, автоматически, включаются научные механизмы оценки поступка, процесса объяснения, реакции человека на происходящие явления».

И снова неточная формулировка. У коммунистов, в отличие от других «идейных людей», восприятие (точнее, мышление) не просто философское (поскольку философии бывают и буржуазными), а ДИАМАТИЧЕСКОЕ. Это диаматическое мышление позволяет верно оценивать поступки человека, с классовых позиций. Высокую моральную оценку, с точки зрения коммуниста, заслуживает все то, что служит объективным интересам пролетариата.

Следующий тезис автора также представляется абсолютно неверным.

«Основой, раскрывающей и верно определяющей основные происходящие процессы коммунистами, служит марксисткий тезис о том, что КАПИТАЛ ничего не может сделать без труда, а ТРУД может всё сделать без капитала. Из этого, вполне здравого и даже очевидного современникам положения и вырастает коммунистическая перспектива для всего человечества – всего, конечно же, трудящегося человечества».

Честно говоря, не припомню подобного тезиса в трудах классиков. Да и автор никакой ссылки не дает. Ну да ладно, предположим, что такой тезис действительно есть. Однако и в таком случае он служит «основным, раскрывающим и верно определяющим происходящие процессы» разве что исключительно с точки зрения тов. Развозжаева.

Каким образом, к примеру, данный тезис «раскрывает и верно определяет» процесс капиталистической эксплуатации? Или какое отношение он имеет к вопросу о сущности государства? Так что это всего лишь один из тезисов, причем никаким образом не основной. Коммунистическая перспектива вытекает далеко не из него, а из объективных законов развития общества. В частности, из закона смены общественно-экономических формаций.

Из неверного тезиса автор делает столь же неверный и двойственный вывод.

«С этой точки зрения коммунисты никогда не признают частную собственность на средства производства, коммунисты никогда не признают право частной собственности на крупные капиталы, будь то заводы, банки, дворцы на Рублёвке или банковские счета крупных капиталистов».

Коммунисты очень даже признают частную собственность в том смысле, что признают ее объективной реальностью и источником эксплуатации. Коммунисты прекрасно понимают, что частная собственность охраняется всей мощью капиталистического государства. Дело коммунистов не «не признавать» частную собственность, а целенаправленно работать с целью ее УНИЧТОЖЕНИЯ. Причем уничтожения ВСЕЙ и ЛЮБОЙ частной собственности, а не только собственности на крупные капиталы. Здесь никаких реверансов мелкой буржуазии быть не может.

Можно, конечно, предположить, что подобные неточности формулировок автор допускает не намеренно. Однако количество данных неточностей позволяет сделать вывод, что округлость формулировок допущена вполне даже сознательно.

Так, чуть дальше автор сообщает:

«На этом фоне, естественно, основная масса прогрессивных людей, в авангарде с коммунистами, никак не может признавать законы, особенно те, которые противоречат нормам коммунистической морали. И если кто-то из коммунистов нарушает принятые не нами законы, то этот человек вызывает лишь симпатии и восхищения со стороны прогрессивного общества. Естественно, если эти нарушения не противоречат общечеловеческой, в том числе коммунистической морали».

Кто такие «прогрессивные люди»? Является ли прогрессивной, к примеру, мелкая буржуазия, которая на определенных этапах, в определенных условиях может оказаться лишь ТАКТИЧЕСКИМ союзником коммунистов? И каким образом коммунисты, являющиеся авангардом ПРОЛЕТАРИАТА, превратились у тов. Развозжаева в авангард «прогрессивных людей», в разряд которых можно вписать кого угодно?

Не расставив (намеренно или ненамеренно) все точки над «i», автор запутывается и в дальнейших рассуждениях. Непонятно, на каком основании эти «прогрессивные люди» не могут признавать законы, противоречащие нормам коммунистической морали. Несоответствующим коммунистической (т.е. пролетарской) морали является само право частной собственности и все законы по его охране. Однако это право очень даже признается многими «прогрессивными людьми», к примеру, той же мелкой буржуазией.

Касательно нарушения буржуазных законов. Тут дело не в том, как воспринимается «прогрессивным обществом» нарушение буржуазных законов коммунистами. Коммунистам вообще, в принципе, плевать на «общественное мнение», формируемое буржуазными СМИ. Если что и имеет значение, так это реакция на действия коммунистов передовой части пролетариата (которого, впрочем, пока, «благодаря» отсутствию коммунистической партии, нет).

Если нарушение буржуазных законов необходимо для классовой борьбы пролетариата с целью реализации объективных интересов пролетариата, то такое нарушение вполне коммунистической моралью оправдано. К примеру, если марксистская литература запрещена законодательно, а коммунисты занимаются ее распространением.

Если же нарушение буржуазных законов никаким образом не вызвано интересами классовой борьбы, то есть не имеет никакого отношения к реализации объективных интересов пролетариата, то и коммунистическая мораль тут абсолютно не при чем. «Вызывать восхищение» у буржуазного общества могут даже откровенно идиотские действия. При этом само это «восхищение» уж никак не является показателем «прогрессивности».

Однако у автора другая точка зрения. «Прогрессивными» он называет действия, никакого отношения к классовой борьбе не имеющие.

«Что мы, прогрессивные силы, безусловно сегодня оправдываем? Ну, например, мы оправдываем выход граждан на запрещённые властями митинги и прочие общественно значимые, как бы морально оправданные, мероприятия. Многие политически активные и даже прогрессивные граждане морально оправдали действия приморских «партизан» – причем, даже в части убийства ими сотрудников МВД. Хотя, честного говоря, такие действия, безусловно, не однозначны и лично я скорее не одобряю убийства людей, даже преступников – без суда».

Тут уже автор, что называется, «срывает с себя маску». Он уже говорит о себе не как о коммунисте, а как о представителе «прогрессивных сил». Что, безусловно, гораздо ближе к реальности. Особенно, судя по процитированным рассуждениям.

Итак. «Выход граждан на запрещенные властями митинги». Данное действие представляется тов. Развозжаеву оправданным с точки зрения коммунистической морали (как следует из его размышлений выше). Ну что тут сказать? Власти могут запретить гей-парад или митинг нацистов, анархистов, «зеленых» и прочих. Какое отношение данные действия имеют к классовой борьбе пролетариата? Да решительно никакого! Ну так причем здесь коммунистическая мораль?

Столь же далеки от марксизма-ленинизма и размышления о приморских «партизанах». «Прогрессивность» и «политическая активность» сами по себе к классовой борьбе пролетариата никакого отношения не имеют. Так, в Германии 1930-х годов «прогрессивные» (с точки зрения буржуазии) и политически активные нацисты за милую душу резали коммунистов. Причем это очень даже оправдывалось «общественной моралью».

Далее тов. Развозжаев приводит цитату из работы Ленина «Партизанская война». Хорошая работа. Да вот только, процитировав первый абзац, автор, видимо, не прочитал второй или же специально его не процитировал:

«Марксизм требует, безусловно, исторического рассмотрения вопроса о формах борьбы. Ставить этот вопрос вне исторически-конкретной обстановки значит не понимать азбуки диалектического материализма. В различные моменты экономической эволюции, в зависимости от различных условий политических, национально-культурных, бытовых и т. д., различные формы борьбы выдвигаются на первый план, становятся главными формами борьбы, а в связи с этим, в свою очередь, видоизменяются и второстепенные, побочные формы борьбы. Пытаться ответить да или нет на вопрос об определенном средстве борьбы, не рассматривая детально конкретной обстановки данного движения на данной ступени его развития – значит покидать совершенно почву марксизма».

Специально выделил ключевые слова. Да, Ленин говорит о различных формах борьбы. Но выбор этих форм зависит отконкретно-исторической обстановки, а не от того, оправдываются ли они «прогрессивными людьми».

Для верного анализа конкретно-исторической обстановки необходимо обладать диаматическим мышлением. Ленин таковым, безусловно, обладал. А потому ВЕРНО анализировал современную ему конкретно-историческую обстановку и понимал, какие формы борьбы являются первостепенными, а какие второстепенными, побочными.

Тов. Развозжаев же такого анализа не провел, а потому и не уловил разницы между конкретно-исторической обстановкой в период первой русской революции и конкретно-исторической обстановкой в России 2010-го.

Напомню автору, что в России 1906 года уже существовала партия большевиков, которая провела огромную работу по развитию классового сознания пролетариата, по развитию марксистской теории, разработке тактики и стратегии, партийных организаций и партийной литературы. У руля этой партии стояли выдающиеся ученые-марксисты, обладавшие высокоразвитым диаматическим мышлением. Российская империя того времени была в прямом смысле (а не в фантазиях тов. Развозжаева) полицейским государством, в котором отсутствовали элементарные буржуазные права и свободы, а коммунисты находились вне закона. К тому же в самом разгаре была первая русская революция. Так вот в таких условиях экспроприация и различные формы партизанской борьбы были вполне оправданы логикой классовой борьбы.

В России 2010 года коммунистической партии нет, коммунистическая теория находится в глубочайшем упадке. Людей, способных диаматически мыслить, можно пересчитать по пальцам. В то же время марксистскую литературу и коммунистические организации никто не запрещает, развивать марксистскую теорию никто не мешает. Теоретическая форма классовой борьбы еще не закончилась победой коммунистов, но тов. Развозжаев, пусть округло и «политкорректно», заявляет об оправданности различных форм партизанской борьбы, связанных с экспроприацией. Причем основывает свои выводы не на анализе конкретно-исторической обстановки, как учил Ленин, а на восприятии тех или иных действий «общественным мнением». Коммунистической партии нет, коммунистическая теория в упадке, но тов. Развозжаев сожалеет не об этом, а о том, что коммунисты не грабят банки, а грабители не отдают награбленное коммунистам.

«А вот представьте себе, если бы допустим, пермский инкассатор Александр Шурман, укравший 250 млн. рублей, передал бы данные средства активистам КПРФ или Левому Фронту? Да ещё часть денег перечислил бы в благотворительный фонд Чулпан Хаматовой. Мне кажется, подобные действия возымели бы в обществе большой отклик и большая часть граждан, в том числе известных и уважаемых, встали бы на защиту данного «ограбителя». Именно в моральном смысле. Думаю, он бы стал народным героем 21 века, а не преступником, коим является сейчас».

Не вижу ни одной причины, по которой наемный работник Шурман должен отдать деньги оппортунистам из КПРФ или «Левого фронта», занимающимся чем угодно, кроме защиты объективных интересов пролетариев, которым он сам и является. Наверное, каким-то шестым чувством Шурман это прекрасно понимал, а потому предпочел зарыть деньги в лесу. А вот чтоб появились идейные «шурманы», которые в свое время начнут добывать деньги для партии (когда она появится, конечно), нужно этих «шурманов» воспитать. А для воспитания нужна теория, заниматься развитием которой современные «коммунисты» не горят желанием. До тех пор, пока не будут решены эти задачи, ни о какой прогрессивности «эксов» не может идти и речи. Если, конечно, не считать показателем прогрессивности положительную реакцию некоторых слоев буржуазного общества.

На данном этапе неверно и само выпячивание вопроса о добыче финансовых средств. То состояние, в котором пребывает сейчас коммунистическое движение, вызвано далеко не нехваткой средств, а теоретическим нигилизмом его активистов и руководства. Для организации работы по развитию теории, литературной и пропагандистской работы больших финансовых средств не требуется. Однако и эта работа до сих пор не налажена. Так что не надо ставить телегу впереди лошади.

Заканчивает свою статью автор вопросом:

«Возможно ли оказывать общественную поддержку, в первую очередь моральную, гражданам, совершившим уголовное преступление с точки зрения буржуазного права, ради торжества идей социальной справедливости?»

«Хорошая» постановка вопроса! Интересно, не боится ли тов. Развозжаев, что абсолютное большинство населения мест не столь отдаленных мигом объявит себя «борцами за торжество идей справедливости»?

Для коммунистов, если, конечно, автор себя таковым считает, имеет значение не абстрактная борьба за социальную справедливость, а вполне конкретная борьба за коммунизм. Следовательно, и поддержку коммунистам имеет смысл оказывать только тем репрессированным, чья деятельность ЯВЛЯЛАСЬ борьбой за коммунизм. Пока же, к счастью, «буржуазные застенки» ломятся далеко не коммунистами. А поэтому у коммунистов полно гораздо более важных задач, которые необходимо решать.

Итак, резюмирую:

1) Мораль носит классовый характер, а не определяется неким абстрактным «философским пониманием добра и зла» каждого отдельно взятого индивида. У каждого класса мораль своя. Моральные устои каждого человека зависят от того, на чьих классовых позициях он стоит.

2) Критерием правильности и высокой моральной оценки действий коммуниста с точки зрения коммунистической морали является не положительное восприятие данных действий «прогрессивными людьми», а направленность данных действий на реализацию объективных интересов пролетариата.

3) Выбор форм борьбы делается не на основе анализа данных форм с точки зрения «общественной морали», а на основе диаматического анализа конкретно-исторического момента.

4) Партизанские формы классовой борьбы, связанные с экспроприацией, являются несоответствующими текущему конкретно-историческому моменту. Основной формой классовой борьбы в данный момент является теоретическая форма. Без доведения теоретической борьбы до победы над буржуазными течениями и оппортунизмом развитие коммунистического движения невозможно.

Источник: forum-msk

Опубликовал: admin | Дата: Сен 4 2010 | Метки: Коротко |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Theme

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,589 | Комментариев: 14,712

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
Premium WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire