«Мгновенный глобальный удар» требует достойного ответа

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 2, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 7

Вырабатывать меры противодействия новым средствам воздушно-космического нападения США нужно уже сегодня.

В США уже не первый год разрабатывается концепция «Мгновенного глобального удара» (МГУ). Военно-политическое руководство Российской Федерации видит в этих работах прямую угрозу для нашей страны.

Президент России Владимир Путин прямо говорил об этом в своем Послании Федеральному собранию еще в 2013 г., когда кризис в отношениях между РФ и США только назревал: «Мы внимательно следим за так называемой концепцией «Обезоруживающего мгновенного глобального удара», которая может иметь негативные последствия…

Ни у кого не должно быть иллюзий относительно возможности добиться военного превосходства над Россией. Мы этого никогда не допустим». Сегодня, когда конфронтация по линии Россия-Запад достигла самого серьезного за постсоветский период уровня, эти слова президента не менее актуальны.

В связи с этим необходимо провести анализ целей, задач, состава и боевых возможностей ударных средств МГУ, а также подготовить предложения по мерам противодействия данной угрозе.

Согласно зарубежным информационным материалам основной целью нанесения МГУ является придание ВС США возможностей по высокоточному и глобальному неядерному поражению критически важных объектов в любой точке Земного шара в течение одного часа с момента выявления объекта и принятия решения военно-политическим руководством США.

Оперативность нанесения МГУ и дальность поражения объектов предусматривается обеспечить применением гиперзвуковых систем вооружений (ГЗСВ), способных развивать скорость до 18 тыс. км/ч с дальностью стрельбы до 15 тысяч километров.

Следует подчеркнуть, что практическая реализация концепции «Глобальный удар» осуществляется в рамках комплексной технической программы «Мгновенный глобальный удар», которая направлена на создание и формирование группировок ГЗСВ с включением их в состав новой стратегической триады США.

Ещё раз о перспективной стратегической триаде

В соответствии с положениями ядерной стратегии США основу перспективной стратегической триады составят три следующих компонента:

1. развернутые ударные средства в составе: стратегическое и нестратегическое ядерное оружие; ГЗСВ; высокоточное оружие большой дальности (ВТО БД) различных видов базирования; оружие на новых физических принципах;

2. стратегические оборонительные силы в составе глобальной системы ПРО, обеспечивающей защиту территории США, и ее региональные сегменты (ЕвроПРО, ПРО на Ближнем Востоке, ПРО Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе);

3. инфраструктура промышленной и научно-исследовательской базы, предназначенной для поддержания, модернизации и создания новых видов СНВ, а также подтверждения надежности и безопасности эксплуатации ядерных боеприпасов в условиях действия моратория на проведение ядерных испытаний.

Гиперзвуковой планирующий летательный аппарат HTV-2.

В ядерной стратегии США отмечено, что в условиях реализации Договора о СНВ представляется целесообразным возложить решение части задач по поражению важных объектов противника на ВТО БД из состава ВВС и ВМС США, ГЗСВ и другие ударные средства в обычном оснащении.

В Вашингтоне считают, что безопасность государства может быть обеспечена и меньшим количеством стратегических наступательных сил, что существенно снизит затраты на их содержание.

В документе подчеркнуто, что «расширенные возможности Пентагона по нанесению неядерных мгновенных глобальных ударов представляют собой одно из средств противодействия растущим угрозам передовому присутствию ВС США и обеспечивают потребности американских войск (сил) в глобальном проецировании силы».

Характерна также и позиция вице-президента США Джо Байдена, высказанная в феврале 2010 г. в Национальном университете обороны: «Разрабатываемые нами обычные вооружения со стратегическим радиусом действия позволяют нам уменьшить роль ядерного оружия. С такими современными вооружениями наша мощь останется неоспоримой, даже в случае далеко идущих ядерных сокращений».

Важно подчеркнуть, что эти положения ядерной стратегии были уточнены в новом «Докладе о стратегии применения ядерного оружия США» от июня 2013 г.

Между тем стратегические наступательные вооружения, сокращаемые в соответствии с Договором о СНВ, американцы не ликвидируют, а направляют на формирование «возвратного» потенциала по носителям и боезарядам, который может быть задействован при возникновении форс-мажорных обстоятельств, затрагивающих интересы США и их союзников.

Более того, часть задач по ядерному поражению объектов вероятных противников перераспределяется между ядерными силами США, Великобритании и Франции в ходе ежегодного уточнения ядерного планирования НАТО.

Уместно напомнить, что все компоненты новой стратегической триады в организационно-штатном плане интегрированы в состав Объединенного стратегического командования (USSTRATCOM) ВС США (авиабаза Оффут, шт. Небраска).

Развернуты работы по наращиванию возможностей системы боевого управления и связи, разведки и оперативного планирования. Одновременно на руководство USSTRATCOM возложены новые задачи по организации адаптивного планирования и нанесения глобальных ударов, что потребовало уточнения структуры, содержания и порядка разработки (уточнения) оперативного плана №8010 применения ядерных сил США.

По взглядам военно-политического руководства США созданный ударно-оборонительный комплекс обеспечивает существенное сокращение сроков принятия и реализации решения президентом США на ответные действия при внезапном воздушно-космическом нападении вероятных противников и в случае террористических атаках.

Цели и задачи мгновенного глобального удара

В руководящих документах США отмечается, что главная цель МГУ и создаваемых ГЗСВ – это поиск и уничтожение руководителей террористических организаций, обычно находящихся в высокозащищенных бункерах, ликвидация караванов с оружием, наркотиками и радиоактивными материалами, уничтожение объектов по производству ОМП и др.

В дальнейшем выяснилось, что реальная цель разработки ГЗСВ заключается в высокоточном глобальном неядерном поражении критически важных объектов вероятных противников в любой точке Земного шара в течение одного часа с момента выявления объекта и принятия решения на его ликвидацию.

Экспериментальная гиперзвуковая крылатая ракета Х-51А.

Российские и зарубежные специалисты считают, что ГЗСВ обладают следующими достоинствами: гиперзвуковая скорость подлета к цели, затрудняющая их обнаружение и уничтожение; способность ударных средств поражать высокозащищенные и заглубленные пункты управления; возможность некоторых типов ГЗСВ осуществлять барражирование, поиск и оперативное поражение мобильных ракетных комплексов; реализация наземного, воздушного, морского и космического способов базирования платформ; сложность перехвата гиперзвуковых ударных средств из-за несовершенства тактико-технических характеристик противоракет.

В руководящих документах ВС США в рамках мирного времени и непосредственной угрозы агрессии определены следующие основные задачи, возлагаемые на гиперзвуковые средства вооружения:

— демонстративные действия по применению ГЗСВ;

— уничтожение высокозащищенных и заглубленных объектов размещения руководителей террористических организаций и лидеров международных преступных группировок в странах, доступ к которым ограничен;

— выявление и ликвидация караванов террористических организаций с оружием, наркотиками, расщепляющимися радиоактивными материалами, необходимыми для создания «грязных» ядерных бомб;

— ликвидация террористических баз, складов хранения ОМП и средств транспортировки оружия и наркотиков;

— оказание непосредственной военной помощи дружественным режимам или оппозиционным движениям в их вооруженном противостоянии в ходе внутреннего конфликта;

— пресечение нарушений режимов эмбарго или экономической блокады стран-изгоев или спонсоров международного терроризма.

В условиях военного времени ГЗСВ будут привлекаться для решения таких задач, как:

— нанесение превентивных ударов и поражение органов и пунктов государственного и военного управления и объектов контрсиловой группировки СЯС вероятных противников;

— уничтожение объектов СПРН, СККП, ПРО, ПВО, орбитальной группировки космических аппаратов противников;

— вывод из строя объектов системы боевого управления и связи противников до начала военных действий;

— нанесение заданного ущерба экономическим объектам инфраструктуры без существенных потерь среди населения;

— поражение объектов энергетической и другой инфраструктуры обеспечения жизнедеятельности государства, а также используемой противником в интересах материально-технического обеспечения войск (сил);

— уничтожение объектов, поражение которых другими ударными средствами не представляется возможным и др.

Основные проекты ГЗСВ, возможные формы и способы их применения

Для разработки ГЗСВ различного предназначения в США реализуется комплексная техническая программа «Мгновенный глобальный удар» (Program Element: Prompt Global Strike Capability Development), которая является составной частью концепции «Глобального удара».

Так, в ВВС США создается ракетный комплекс с МБР в неядерном оснащении в составе стратегической ракеты-носителя Minotaur различных модификаций и гиперзвукового планирующего летательного аппарата HTV-2.

Для сборки ракет типа Minotaur используются модернизированные ступени МБР Minuteman II и МХ, ранее не ликвидированные в нарушение Договора о СНВ-1.

Развертывание группировки этих ракетных комплексов планируется на авиабазе Ванденберг (Западное побережье США) и на мысе Канаверал (Восточное побережье), т.е. в пунктах, достаточно удаленных от существующих ракетных баз МБР.

США провели уже четыре испытательных пуска Х-51А.

Удовлетворительные результаты получены в ходе летно-конструкторских испытаний гиперзвуковой авиационной управляемой ракеты Х-51А и многоразового космического аппарата Х-37В. Срок принятия на вооружение и вывода на орбиту космического аппарата Х-37В возможен уже к 2016 г.

Космическое и противоракетное командование Армии США разрабатывает ГЗСВ на основе двухступенчатой баллистической ракеты и гиперзвуковой управляемой планирующей головной части AHW, результаты испытаний которых неизвестны.

При этом баллистическая ракета создана в нарушение действующих Договоров о РСМД и СНВ: тактико-технические характеристики российской стороне не предъявлены, предварительный показ ракеты не проводился, необходимые уведомления не представлялись, место развертывания ракетного комплекса не заявлено и т.д.

В ВМС США на всех двенадцати ПЛАРБ планируется доработать две из 24 БРПЛ Trident II для доставки четырех корректируемых неядерных боеголовок.

Однако работы по данному проекту приостановлены Конгрессом США, а необходимые финансовые ресурсы не назначены, поскольку Пентагон не может представить убедительных доказательств идентификации стартов ядерных и неядерных БРПЛ.

Тем не менее работы в этом направлении ведутся за счет собственных ресурсов МО США. Кроме того, разрабатывается вариант двухступенчатой БРПЛ Trident II средней дальности с планирующей головной частью в неядерном оснащении, имеющей подлетное время около 13 минут. В качестве основного носителя БРПЛ этого типа испытывается одна из многоцелевых атомных подводных лодок.

По оценкам российских и зарубежных специалистов принятие на вооружение некоторых ударных средств, близких по ТТХ к гиперзвуковым системам, возможно к 2025 г. Предположительно, определенное их количество будет развернуто в составе действующих группировок ВВС, ВМС, тактической авиации ОВВС НАТО в Европе и других ТВД.

При успешном завершении программы «Мгновенного глобального удара», гиперзвуковые средства вооружения, обладающие реальными возможностями по поражению в течение часа критически важных объектов вероятных противников, могут быть развернуты после 2025 г.

Места их дислокации будут выбраны на континентальной части США и удаленных от США театрах военных действий, на американских авиабазах, расположенных на территориях других государств. В качестве районов боевого патрулирования носителей ГЗСВ морского базирования рассматриваются все пригодные судоходные зоны океанских ТВД.

Военное руководство США одновременно с созданием ГЗСВ разрабатывает основы боевого применения гиперзвуковых средств вооружения, уделяя особое внимание поиску эффективных форм и способов их боевого применения в различных условиях обстановки.

Предположительно, формирования ГЗСВ, совместно с другими ударными средствами, будут участвовать в военных действиях в форме стратегического воздушно-космического наступления, воздушных кампаний, наступательных воздушно-космических операций, находясь в первых эшелонах ударных группировок для поражения объектов СПРН, ПРО, ПВО, объектов систем боевого управления и связи.

Цель – «вышибание дверей» в эшелонированной обороне противника и обеспечение доступа в его боевое пространство. При этом нанесение глобального удара будет сопровождаться информационными операциями, радиоэлектронными и психологическими действиями и акциями.

В качестве возможных способов применения ГЗСВ предусматривается одновременное, последовательное, комбинированное или выборочное нанесение глобальных ударов по всем или части важных объектов вероятных противников на одном или нескольких стратегических воздушно-космических направлениях.

Необходимо подчеркнуть, что выбор форм и способов нанесения глобальных ударов будут зависеть от сроков выполнения поставленных задач, удаленности объектов, физико-географических и климатических условий и других факторов.

Поэтому жесткие требования будут предъявлены к функционированию системы боевого управления и связи; организации адаптивного планирования ударов; целераспределения и целеуказания; наведения ударных средств и оценки результатов их боевого применения.

Потребуется развертывание группировки гиперзвуковых средств космического базирования в период непосредственной угрозы агрессии и при возникновении условий для развязывания военных действий против США и их союзников.

Вместе с тем представляется маловероятным принятие решений военно-политическим руководством США на применение ГЗСВ по объектам СЯС, СПРН, ПРО, ПВО, пунктам государственного и военного управления, группировкам войск (сил) и другим стратегическим и критически важным объектам РФ.

Разработка в США гиперзвукового оружия как дестабилизирующий фактор

В преамбуле Договора о СНВ подчеркивается, что Российская Федерация и Соединенные Штаты Америки, заключая Договор о СНВ, «учитывают влияние МБР и БРПЛ в обычном оснащении на стратегическую стабильность». Однако дестабилизирующее влияние МБР и БРПЛ этого типа уже обозначилось, что подтверждается следующими аргументами.

Как уже отмечалось, основу неядерного наземного ракетного комплекса составляют МБР типа Minotaur различных модификаций, разработанных с использованием маршевых ступеней МБР Minuteman II и МХ, которые в нарушение Договора о СНВ-1 оказались не ликвидированными.

Кроме того, МБР типа Minotaur не заявлены в качестве ракет нового типа, проведение инспекции этих ракет российскими экспертами не регламентировано, предварительного показа ракет не было, отличительные признаки не представлены и т.д.

В ВМС США, как уже отмечалось, две БРПЛ Trident II на каждой лодке планируется оснастить неядерными головными частями. Высокая точность наведения боеголовок на конечном участке траектории полета будет обеспечиваться за счет коррекции по данным космической радионавигационной системы NAVSTAR (GPS).

Для противодействия возможному мгновенному глобального удару необходимо совершенствовать формы и способы действий стратегических ядерных сил РФ.

Дестабилизирующий характер применения ракет в неядерном оснащении заключается в реальной возможности возникновения ядерных инцидентов между США, Россией и Китаем. Так, взаимные уведомления по учебно-боевым, испытательным, несанкционированным и случайным пускам МБР и БРПЛ осуществляются только между Россией и США.

Вызывает сомнения тот факт, что американцы будут предварительно информировать военное руководство России и других государств о подготовке к нанесению превентивных ударов неядерными МБР и БРПЛ для оперативного поражения критичных по времени целей в любой точке Земного шара, например, по КНДР, Ирану или Сирии.

Способов идентификации стартов МБР и БРПЛ с неядерными головными частями не существует, и каких-либо исследований в этом направлении не проводится. Каналы прямой связи организованы только между руководителями России и США, а их задействование в интересах информирования других государств не проработано.

Из-за отсутствия международно-договорной базы существует проблема оперативного оповещения глав государств о незаявленных пусках МБР и БРПЛ США, согласования трасс полета ракет через их территорию, уточнения районов падения первой и второй ступеней ракет в океан, а третьей ступени – на территорию других стран, что неизбежно вызовет осложнение отношений между государствами.

Вполне реальным является скрытое обратное переоснащение МБР и БРПЛ на ядерные средства поражения. Тем более, в Договоре о СНВ не определены контрольно-инспекционные процедуры и не предусмотрено представление уведомлений и телеметрической информации.

Под предлогом проведения испытательных пусков ракет в неядерном оснащении вполне реальным является неконтролируемое совершенствование характеристик МБР, БРПЛ и испытаний новых ядерных боеголовок. По оценкам специалистов, пуски с ПЛАРБ баллистических ракет в неядерном снаряжении будут демаскировать районы боевого патрулирования подводных лодок.

Одновременно высказываются опасения, что в результате применения БРПЛ в обычном снаряжении может быть затруднено выполнение ПЛАРБ боевых задач, связанных с подготовкой и нанесением ракетно-ядерных ударов по стратегическим объектам противника.

Вполне возможными являются предпосылки к проведению случайных или несанкционированных пусков БРПЛ, оснащенных ядерными боеголовками, что требует реализации комплекса оперативных и организационных мер по их гарантированному предотвращению и высокого уровня подготовки ракетных экипажей ПЛАРБ.

Следует отметить, что проблему «ошибочного толкования» другими ядерными державами пусков переоснащенных ракет пыталась решать даже Исследовательская служба Конгресса США, которая выдвинула ряд примитивных предложений для смягчения рисков.

Так, проблему идентификации стартов МБР и БРПЛ рекомендовано разрешать путем оперативных консультаций с иностранными партнерами на военном и дипломатическом экспертных уровнях. Для выработки мер взаимного доверия предложено внедрить систему гарантированного уведомления о планируемых пусках.

Для исключения возможных попыток переоснащения обычных боеголовок на ядерные предложено разработать процедуры технического контроля за счет постоянно действующих инспекторов сторон.

Таким образом, действия американцев по разработке МБР и БРПЛ в неядерном оснащении дестабилизируют обстановку в мире и нарушают Договор о СНВ.

Основные выводы и предложения

По оценкам российских и зарубежных политиков, к 2030 г. Соединенные Штаты смогут разработать, принять на вооружение и развернуть группировку ГЗСВ, способных в массированном ударе поражать пункты государственного и военного управления и основную часть контрсиловой группировки российских СЯС.

Кроме того, система глобальной ПРО США и ее региональные сегменты могут существенно снизить боевые возможности СЯС ВС РФ по нанесению ответных ударов.

Владимир Путин в Послании Федеральному собранию подчеркнул: «Подобные действия могут свести на нет все ранее достигнутые договоренности в области ограничения и сокращения стратегических ядерных вооружений, привести к нарушению так называемого стратегического баланса сил».

Вице-премьер Дмитрий Рогозин заверил что «американская концепция «Мгновенного глобального удара» как основная стратегическая идея США – не останется без ответа».

В связи с этим могут быть предложены следующие направления и меры противодействия мгновенному глобальному удару.

Первое направление. Совершенствование форм и способов действий стратегических ядерных сил ВС РФ в части, касающейся экстренного рассредоточения, маневренных действий, передислокаций на большие расстояния с занятием скрытых позиционных районов.

Применение нестандартных способов оперативной маскировки и введения противника в заблуждение относительно мест дислокации, состояний и перемещений ПГРК, группировок авиационной и морской составляющих СЯС.

Завершение в установленные сроки эскизного проектирования боевого железнодорожного ракетного комплекса с учетом мер противодействия МГУ и преодоления эшелонированной ПРО США. Продолжение реализации оптимальных вариантов дислокации ракетных комплексов «Искандер».

Представляется целесообразным повторно обратиться к концепции создания нового ПГРК на основе ракетной системы «Курьер». Рассмотреть возможность патрулирования подводных лодок, оснащенных высокоточным оружием большой дальности в акваториях Тихого и Атлантического океанов с учетом недостатков географического положения территории США и концентрации ключевых объектов инфраструктуры на побережье государства.

Оснащение существующих и перспективных МБР и БРПЛ эффективными средствами преодоления эшелонированной ПРО. Постоянное информирование руководства и общественности государств, на территории которых расположены объекты системы глобальной ПРО США и ее региональных сегментов, а также тактическое ядерное оружие, что эти объекты, являются первоочередными целями для российских высокоточных ударных средств.

Завершение создания облика системы ВКО РФ, обеспечение своевременного оповещения органов и пунктов управления и СЯС о стартах крылатых ракет МБР и БРПЛ Trident II с боеголовками в неядерном оснащении, корректируемых с помощью системы NAVSTAR. Реализация эффективных способов подавления этой системы.

Совершенствование зенитных ракетных систем, способных к перехвату боевых блоков МБР, БРПЛ, сверхзвуковых и гиперзвуковых крылатых ракет. Сокращение сроков готовности средств ПВО/ПРО к отражению воздушно-космического нападения противника.

Обеспечение надежного и полного прикрытия и обороны российских СЯС и других важных объектов от средств воздушно-космического нападения вероятного противника. Совершенствование способов борьбы с ВТО БД с целью защиты шахтных пусковых установок и командных пунктов ракетных полков стационарного базирования в условиях, когда их координаты переданы США согласно Договору о СНВ.

Второе направление. Совершенствование системы боевого управления войсками и оружием с целью оперативного доведения до исполнительных органов и пунктов управления СЯС, системы ВКО и группировок ГЗСВ приказов (сигналов) на ответные действия и их боевое применение. Особое внимание следует уделить модернизации существующих и вводу в эксплуатацию перспективных пунктов управления.

Третье направление. Ускорение разработки и принятия на вооружение собственных ГЗСВ с одновременным созданием (совершенствованием) систем навигационно-топографического и геодезического обеспечения и средств подготовки полетных заданий на требуемых стратегических воздушно-космических направлениях.

Четвертое направление. Реализация ассиметричных и непрямых действий, позволяющих нивелировать превосходство США в технологиях и средствах вооруженной борьбы.

К ним относятся: действия сил специальных операций и внешней разведки; различные формы информационного воздействия; политические, экономические и иные невоенные виды действия; угрозы нанесения высокоточных ударов по объектам ПРО и тактического ядерного оружия, находящихся на территории ряда стран-участниц блока НАТО с информированием населений о последствиях таких ударов и другие.

Таков далеко не полный перечень адекватно-ассиметричных мер противодействия угрозам мгновенного глобального удара, обеспечивающих реализацию функций стратегического (ядерного) сдерживания вероятных противников. По понятным причинам большинство мер противодействия МГУ не могут быть опубликованы в открытой печати.

В заключение представляется необходимым привести слова вице-премьера Дмитрия Рогозина в ходе выступления в Госдуме: «Любому агрессору стоит помнить о том, что именно ядерное оружие рассматривается Россией как основное средство сдерживания. Мы никогда не преуменьшали роль ядерного оружия, оружия возмездия как великого уравнителя шансов».

Александр Сержантов, Мидыхат Вильданов,

«Военные материалы»

novorosinform

Опубликовал: admin | Дата: Июн 22 2015 | Метки: Анализ |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Themes

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,572 | Комментариев: 14,676

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
Free WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire