Масоны, секты и свингер-клубы

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 10

Тайные общества в истории России

Какие тайные общества существовали в нашей стране? Кто входил в ложу российских масонов и кто ей покровительствовал? Как с ними были связаны Пушкин и декбристы? Почему Павел I покровительствовал иезуитам и из-за чего впоследствии император Александр I устроил гонения на «Общество Иисуса»? Об этом и многом другом читайте в статье Алексея Байкова.

Тайные общества в царской России

В любом учебнике истории вы встретите фразу о том, что тайные общества – предшественники декабристов – появились в России после Заграничного похода 1812-1814. Военная молодежь, дескать, набралась всякого в «европах» и перенесла на родную почву, не думая о последствиях.

Нельзя сказать, чтобы это утверждение совсем уж не соответствовало истине. «Бум» тайных обществ действительно пришелся на период с 1815 по 1826 год, но первые ростки стали появляться еще до начала войны 1812 года. А если говорить конкретно о масонах, то вообще в середине XVIII века (сами российские масоны, впрочем, ведут свою историю от Петра).

Что же касается политических тайных обществ, то и тут Россия может похвастаться своими вполне самобытными традициями – достаточно вспомнить о том, что XVIII век в истории России, по аналогии с римской историей, можно было бы с полным на то основанием назвать «веком солдатских императриц».

Три удачных государственных переворота (и это не считая неудачных вроде попытки поручика Смоленского пехотного полка Мироновича вызволить из Шлиссельбурга Иоанна Антоновича) легализовали в сознании наиболее образованной части российского дворянства саму идею заговора как формы участия в политике.

Конечно же, без европейских веяний не обошлось – российское дворянство не могло не вдохновляться французскими политическими клубами, из недр которых вышли деятели Великой Революции или сообществами итальянских карбонариев (это слово в русском дореволюционном политическом лексиконе надолго стало синонимом заговорщика и революционера), но при этом они всегда помнили про свои корни.

Хоть тайные общества декабристов и создавались по образцу масонских лож, но в качестве вооруженной руки для своей несостоявшейся революции они попытались использовать ту же силу, к которой прибегали все организаторы дворцовых переворотов XVII века – расквартированные в Петербурге полки гвардии.

Все наши тайные общества начала XIX века можно условно разделить на три группы: политические (в том числе и мистико-политические), религиозные секты и «другие». Деление это не надумано – напротив, оно носит абсолютно естественный характер, и тайные общества в каждой из этих категорий были не просто близки по своим задачам и образу действий, но и по сути копировали друг друга даже во внешних формах.

Так первые организации наших российских «карбонариев», которые еще иногда называют «протодекабристскими» при своем создании копировали внешние формы и ритуалы масонов, просто потому что другого образца для подражания у них не было.

Российское сектантство хоть и прорастало из православных ересей XVI и XVII и веков, но, став достоянием дворянства, тем более придворной его части, обрело все черты протестантских «христианских обществ» – опять-таки потому, что этот образец был ближе и понятнее.

Что же до третьей группы – «других», – то к ней относится столь пестрое многообразие организаций, созданных для развлечения, из желания следовать за общей модой на тайные общества или просто шутки ради, что найти в них какие-либо общие черты, в принципе, невозможно. Эти общества во многом также копировали европейские аналоги, в основном – германские студенческие корпорации.

Политические и мистико-политические тайные общества.

Масоны

О русском масонстве была написана, наверное, небольшая отдельная библиотека. Есть все и на любой вкус – серьезные исторические исследования, апологетика, откровенная «бульварщина» и безумная конспирология, помещающая масонство в одном ряду с еврейским заговором и нашествием разумных слизней-убийц с Проксимы Центавра и возлагающая на «вольных каменщиков» ответственность за все без исключения крутые повороты в российской истории.

Конечно же, масонские ложи, будучи идейно и органически связанными с движением и философией Просвещения, стремились в какой-то степени влиять на политику тех государств, в которых они базировались. Но «влиять» еще не означает «дирижировать» – управлять историей не под силу никому.

Роль масонских лож была иной – в них создавалась параллельная высшему свету система горизонтальных связей. Ложа успешно конкурировала с аристократическим салоном за роль места для неформального общения между уравненными масонским уставом «братьями».

А то, что за дверями ложи один из «братьев» являлся, скажем, вице-канцлером А.М. Голицыным, а другой – ищущим нового назначения молодым и перспективным дворянским отпрыском, делало масонство еще более привлекательным. При этом членство в знаменитом «Английском клубе» предполагало имущественный и «фамильный» ценз, а в масонской ложе – нет.

Первый расцвет российского масонства случился во время царствования Екатерины II. Собственно тогда же оно и оформилось – до этого на территории Империи существовали лишь отдельные разрозненные ложи и то, по большей части в них входили жившие в России иностранцы.

И как бы наши масоны не пытались отстоять свою древность, начиная историю лож от Петра I, посвященного Лефортом и Гордоном, но до появления первых «елагинской» и «шведской» систем лож, масонство в России носило в основном любительский характер.

И при Екатерине же состоялся их первый разгром, главной мишенью которого стал известный московский книгоиздатель и просветитель Н.И. Новиков. Император Павел, хоть и сам в свое время прошел масонское посвящение, вовсе не собирался давать ложам возможности действовать легально, но, впрочем, и не особенно их давил.

Заговор против него с этой точки зрения вообще выглядел крайне забавно – из троицы цареубийц масоном был только Зубов, который и нанес Павлу роковой удар в висок, а оба организатора и вдохновителя (Пален и Бенигсен) масонами не были.

После этого можно пускаться в какие угодно рассуждения о тайных пружинах российской истории. Нынешние историки масонства, кстати, заявляют, что могли бы убить и гораздо раньше, но категорически запрещал масон Суворов, упирая именно на посвящение императора в таинства: брат-каменщик на брата руку поднимать не должен!

При новом императоре Александре российское масонство пережило свой второй краткий рассвет. В 1815 году в Петербурге была создана «Великая ложа Астрея», главой которой стал первооткрыватель «Слова о полку Игореве» граф Мусин-Пушкин.

Масонство вновь стало модным – войти в число «вольных каменщиков» стремились многие. В «золотом» пушкинском выпуске лицея практически каждый через несколько лет стал членом той или иной ложи, что, в общем-то, неудивительно, ведь они учились в заведении созданном масонами Сперанским и Энгельгардтом, у преподавателей-масонов и по книгам, написанным масонами же.

Сам Александр Сергеевич, впрочем, познакомился с масонством, что называется, за руку еще в детстве – в библиотеке родительского дома, читая лежавшие там альманахи Новикова, масонские журналы Гамалея ,»Сионский вестник» Лабзина, сочинения известного всей Европе французского масонского философа Сен-Мартена и журналы розенкрейцеров.

Неудивительно, что едва покинув воспетые им «сады Лицея», 19-летний Пушкин попытался вступить в петербургскую ложу «Трех добродетелей». Правда тогда он получил отказ – из-за чересчур буйного образа жизни. Стать масоном Пушкину удастся только во время кишиневской ссылки 1820-23 годов.

Ложа «Овидий», в которую его наконец приняли, считалась довольно захудалой, да и характер у поэта был мягко говоря неподходящим для масонской карьеры. Но все это не мешало ему обильно уснащать свои стихи того времени образами и символами «вольных каменщиков»:

В дыму, в крови, сквозь тучи стрел
Теперь твоя дорога;
Но ты предвидишь свой удел,
Грядущий наш Квирога!
И скоро, скоро смолкнет брань
Средь рабского народа,
Ты молоток возьмешь во длань
И воззовешь: свобода!
Хвалю тебя, о верный брат!
О каменщик почтенный!
О Кишенев, о темный град!
Ликуй, им просвещенный!

(«Генералу Пущину, 1821″)

На память о членстве в ложе, Пушкину достались три чистых описи из канцелярии «Овидия» с масонской символикой на переплетах. Поэт использовал их под черновики, отсюда и возник закрепившийся в пушкинистике термин «масонские тетради».

В общем российское масонство к моменту выхода рескрипта от 1 августа приняло настолько всеобъемлющий характер, что было внесено в название этого документа отдельной строкой: «О запрещении тайных обществ и масонских лож».

Сам рескрипт, по сути, состоял из трех частей: одна требовала от уже существовавших организаций немедленной самоликвидации, другая – усиления надзора на местах, а вот третья предписывала всем военным и гражданским чинам ни много, ни мало – публично признаться в членстве в тайном обществе или в ложе, а затем уже письменно от них отречься.

Это был ход конем – масонство в одночасье растеряло весь свой блеск и было оттеснено на обочину общественной жизни. А заодно стало совершенно недвусмысленно ассоциироваться с нелояльностью к престолу. 11 августа 1822 года Мусин-Пушкин официально известил петербургского военного генерал-губернатора о том, что «Великая ложа Астрея» и все подведомственные ей младшие ложи отныне распущены. Российское масонство надолго уходит в тень.

Что заставило Александра, воспитанного масоном Лагарпом и самого в юности прошедшего масонское посвящение, ополчиться на «вольных каменщиков»? Большинство нынешних авторов утверждают что главной причиной были поступавшие из Третьего отделения донесения о деятельности тайных обществ декабристов и об их связях с ложами.

Это объяснение выглядит слишком легким и примитивным. До дня объявления рескрипта масоны принимали самое активное участие во внутренней политике Империи, находясь при этом с «обеих сторон». На убийц Павла никак не повлияло ни былое посвящение самого императора, ни активное членство в ложе одного из них.

То же самое можно сказать и о восстании декабристов. Да, среди них было много как бывших, так и действующих масонов, но ведь масоном был и жандарм Бенкендорф, состоявший в ложе «Соединенных друзей» вместе с Грибоедовым и Чаадаевым.

И участвовать в работе Верховного уголовного суда Николай I пригласил не кого-нибудь, а масона Сперанского. И каким образом масонство повлияло на судьбу, политический или личный нравственный выбор каждого из них? В годы существования «ложи Астрея» в различные степени масонства было посвящено до 90% принадлежавших к высшему светскому кругу и находившихся на государственной службе дворян, в итоге – одни стали декабристами, другие – их душителями, а третьи остались в стороне.

Декабристские тайные общества, как уже было сказано ранее, взяли от масонства лишь внешние формы. Но сама идея заговора категорически расходилась с уставом ложи, где, в частности, говорилось о «благочестии и неколебимой верности государю и отечеству и строгом исполнении существующих в государстве законов».

Скорее всего, причина столь резкого «развода» Александра I с масонством кроется в том начавшемся во второй половине его царствования консервативно-охранительском повороте, во главе которого встали граф Аракчеев и А.Н. Голицын.

Это «течение» в принципе не собиралось терпеть никаких «систем», способных конкурировать с бюрократической вертикалью и церковным Синодом, пусть даже и созданных с самыми благими намерениями. Для консервативных империй любые неподконтрольные государству горизонтальные связи (тем более внутри их управленческой и военной элиты) подобны острому ножу в руках ребенка – слишком опасная игрушка.

Исходя из того же принципа «абы чего не вышло» римляне в свое время безжалостно расправлялись с раннехристианскими общинами, видя в них не духовных конкурентов официальному пантеону, а зародыши «государства в государстве», к тому же объединявшие людей самого разного социального положения по совершенно непонятному принципу.

К тому же (и в который раз) изменилось отношение к философии Просвещения, основные идеи которой разделяло масонство. Если до войны с Наполеоном прогрессист Сперанский чуть ли не ночевал в царском кабинете, то теперь все эти «свобода-равенство-братство» стали восприниматься как угроза основам основ.

Вынося свой приговор российскому масонству Александр на самом деле пытался поставить очередной забор на пути «растленного влияния Запада» – то есть идей конституционализма, замены династических империй на национальные государства, размывания сословий и выборности начальников.

Иезуиты

«Общество Иисуса» в России активно стал насаждать Павел I. Александр в начале своего царствования также относился к их деятельности более или менее благосклонно, видя в иезуитах, как и в масонах заслон на пути распространения атеизма и прочих радикальных идей.

Но сразу после войны 1812 года в отношениях с ними произошел буквальный поворот на 180 градусов – теперь орден стали всячески зажимать. По «официальной версии» – из-за того что иезуиты на оккупированных территориях не покидали своих мест жительства и не уходили вместе с остальным русским православным населением, что дало повод обвинять их в сотрудничестве с французами.

Фактически же причина скорее всего заключалась в безусловной лояльности ордена римскому престолу, которую отныне терпеть не собирались. Еще в 1807 году по заданию президента Академии наук Н.Н. Новосильцева, А.И. Тургенев написал полную историю иезуитов в России и завершил ее выводом о необходимости полного их изгнания. После войны власти начали планомерно и методично претворять эту идею в жизнь.

Первые гонения начались еще в 1915 году – в Петербурге был закрыт Иезуитский колледж, а все проживавшие в обеих столицах члены ордена были высланы в Полоцк в течение суток с конфискацией всего их имущества. В 1820 году состоялась окончательная зачистка: иезуиты были высланы из пределов уже Российской империи, опять-таки с конфисацией имущества, а паспортный устав был дополнен грозно звучащим пунктом:

«Иезуиты ни под каким видом и наименованием не впускаются в Россию. Российские Миссии и Консульства всякий раз при выдаче паспортов едущим в Россию духовным должны требовать от них письменного объявления, что они ни по чему не принадлежат и не принадлежали к иезуитскому ордену, и о таковых объявлениях упоминать не только в донесениях Министерству Иностранных Дел, но и в самых паспортах. Высланным же из России иезуитам, хотя бы они и представили свидетельства об оставлении ими иезуитского ордена, выдавать паспорта на возврат в Россию вовсе запрещается».

Рескрипт о тайных обществах был, в том числе, призван довершить дело выкорчевывания остатков ордена везде, где бы они не скрывались, в первую очередь – из системы образования, где позиции иезуитов традиционно были наиболее сильными.

Как раз в это время созданное в 1817 году министерство духовных дел и народного просвещения совместно с «Библейским обществом» завершали процесс тотальной христианизации учебных заведений (пресловутый «Закон Божий» появился во всех учебных программах и стал обязательным в 1819 году) и конкуренты в этом деле им были не нужны.

Ранние организации декабристов

Тайные общества «протодекабристов» вряд ли можно назвать революционными организациями, скорее они были чем-то вроде политических дискуссионных площадок. Помимо привлечения единомышленников их основным занятием была выработка многочисленных проектов «русских правд» и «конституций». Для большинства тайных обществ этим же, как правило, все и заканчивалось.

«Чока» (1810-1812) – пожалуй, самая древняя из известных нам сегодня организаций «протодекабристов», целью которой являлся захват острова Сахалин с последующим учреждением там демократической республики по лекалам «Общественного договора» Руссо.

Во главе ее стоял Николай Муравьев, помимо него в рядах организации числились Артамон Муравьев и Матвей Муравьев-Апостол, братья Лев и Василий Перовские, всего – 7 человек. Интереснее всего выглядел принятый в группе ритуал приветствия товарищей: «Положено было взяться правою рукою за шею и топнуть ногой; потом, пожав товарищу руку, подавить ему ладонь средним пальцем и взаимно произнести друг другу на ухо слово «Чока».

Слово «Чока» означало «Сахалин». Напоминало все это то ли детскую игру в «Штирлица», то ли все те же ритуалы масонских лож и с них, скорее всего, и было списано. А есть и еще более простое объяснение – на момент создания группы самому старшему из ее участников было 18 лет.

Потом началась война и детям пришлось застегнуть на себе взрослые мундиры , отправлять на смерть живых людей и стоять, не сгибаясь, под пулями и картечью. После возвращения из Заграничного похода «Чока», конечно же, была забыта. Дети наигрались, но не успокоились.

«Священная Артель» (1814-????) – считается продолжателем «Чоки». Возникла как политический дискуссионный клуб А.Н. Муравьева и И.Г. Бурцева. В 1815 году после второго заграничного похода сборы «артельщиков» переместились в дом генеральши Хлудовой на Грязной улице, где члены кружка снимали себе квартиры.

Тогда же к «Артели» присоединяется часть лицеистов из «пушкинского» выпуска: Пущин, Дельвиг, Вольховский и Кюхельбекер. Всего, по разным источникам в организации состояло не более 10-11 человек. Возможно благодаря этому, а также соблюдению элементарных принципов конспирации, вся ее деятельность прошла практически незаметно для Третьего Отделения , а заодно осталась неизвестной и для нас.

Вообще, само название «артель» еще не говорит о тайном клубе заговорщиков. «Артелями» во время Заграничного похода называли неформальные офицерские клубы, участники которых вместе селились, обедали, читали и обсуждали книги, развлекались. В своих воспоминаниях декабрист Якушин писал:

«В Семеновском полку устроилась артель: человек 15 или 20 офицеров сложились, чтобы иметь возможность обедать каждый день вместе… После обеда одни играли в шахматы, другие читали громко иностранные газеты и следили за происшествиями в Европе, – такое времяпрепровождение было решительно нововведение… Полковой командир Семеновского полка генерал Потемкин покровительствовал нашей артели и иногда обедал с нами; но через несколько месяцев император Александр приказал Потемкину прекратить артель в Семеновском полку, сказав, что такого рода сборища офицеров ему очень не нравятся». Некоторые современные исследователи считают что офицерские «артели» повлияли на формы декабристского движения даже в большей степени чем масонские ложи.

«Орден русских рыцарей» (он же «Орден рыцарей русского креста», 1814-1818) – название намекает не только на игрища Павла I с Мальтийским орденом, но и на розенкрейцеров, а значит и на масонство, которое само себя в высших «посвящениях» считает наследниками тамплиеров.

И правда, одним из основателей ордена был слишком вольнолюбивый даже по меркам «каменщиков» масон М.А. Дмитриев-Мамонов, между прочим, прямой потомок Владимира Мономаха по мужской линии. Известен он был тем, что принося клятву при вступлении в ложу, вычеркнул из текста слова о верности «закону, правительству и отечеству», а после обещания «помогать ближним своим» вставил «и страждущему человечеству». Впрочем, тут в двух словах не расскажешь.

«Орден» – пожалуй, самая загадочная из всех организаций «протодекабристов». По одной версии то был всего лишь политический кружок для нескольких человек, куда входил, между прочим, будущий страх и ужас всей оппозиционной России Н. Бенкендорф.

Правда, по мнению исследовательницы истории декабристов Нечкиной, все члены Ордена вряд ли «хотя бы один раз вместе заседали за одним столом», и вообще, их было то ли 6, то ли 8 человек, и не о чем тут говорить. Дескать, все что они сумели сделать для истории – это через 4 года раствориться в «Союзе благоденствия».

По другой версии, Дмитриев-Мамонов был гениальным безумцем, всерьез обозленным на «онемечившихся» Романовых. Еще и сверхбогатым – до войны он делал огромные благотворительные взносы в казну, а во время ее полностью содержал за свой счет кавалерийский полк, при этом в его распоряжении оставалось 90 тысяч десятин земли и 15 тысяч крепостных душ.

Он составил множество программных документов, содержавших политическую доктрину Ордена, в которой были «правила» буквально на все случаи жизни – от ограничения полномочий монарха до строительства Волго-Донского канала и присоединения Норвегии к России (!!!). Но самый интересный вопрос заключается в том, был ли у него план?.

В то время, как у большинства декабристов мысли вертелись в основном вокруг «римейка» дворцовых переворотов XVIII века, Дмитриев-Мамонов планировал полномасштабную военную операцию. Известно, что свое имение Дубровицы в 35 верстах от Москвы он превратил в настоящую крепость и мобилизовал из крестьян роту солдат, причем на вооружении у них были не только ружья, но и артиллерия.

Все это позволило Николаю I позднее объявить Дмитриева-Мамонова сумасшедшим и назначить над ним опеку, но по другим источникам известно, что барин отнюдь не просто так «играл в солдатики». Судя по сохранившимся воспоминаниям, укрепления перестраивались и модернизировались ежегодно.

Предполагаемый план мог заключаться в том, чтобы добиться для одного из членов Ордена назначения на командование дивизией, расквартированной поблизости от Москвы. Взбунтовав эти войска и используя Дубровицы в качестве опорного пункта, заговорщики собирались наступать на Нижний Новгород или Ярославль, чтобы затем провозгласить в одном из этих городов новую столицу со своим правительством. Можно было попытаться также захватить Москву, в которой, в отличие от буквально нашпигованного гвардией Петербурга, практически не было войск.

Существовал ли этот план в действительности, или все о чем было сказано выше, можно считать лишь чисто умозрительной реконструкцией – мы уже не узнаем. М.Ф. Орлов, который должен был стать «полевым командиром» восстания, в итоге получил свою дивизию, но в Кишиневе, а там он попал уже под усиленный надзор.

В 1823 году Дмитриева-Мамонова ненадолго арестовали, после чего любые прежние планы утратили всякий смысл. Орлов вступил в «Союз благоденствия», а Дмитриев–Мамонов, по-видимому, через десяток лет и впрямь сошел с ума. «Общество соединенных славян» (ранее – «Общество друзей природы», 1918-1923-1925) – интересно тем, что возникло и оформилось совершенно отдельно от декабристского «мейнстрима». «Общество» базировалось в городе Новоград-Волынский, во главе его стояли офицеры братья Борисовы и ссыльный польский шляхтич Люблинский.

В основе его идеологии лежал панславизм, в частности, предполагалось создание соединенной славянской федеративной республики в составе России, Польши, Чехии и Словакии, Сербии, Молдавии, Румынии, Венгрии, а кроме того – уничтожение монархии и ликвидация сословий.

В сентябре 1825 «Общество», которое к тому моменту насчитывало в своих рядах уже 50 человек, вошло в состав «Южного общества» декабристов, в дальнейшем большинство его членов приняли участие в выступлении Черниговского полка.

На деятельности «Союза благоденствия» и «Союза спасения» нет смысла останавливаться подробно, хотя бы потому, что все это есть даже не в Википедии, а в школьном учебнике истории. Помимо декабристских и «протодекабристских» организаций существовали еще и аналогичные тайные общества польских националистов – «Польское патриотическое общество» и «Общество зорян». Александровский «рескрипт» все они, в отличие от более или менее законопослушных масонов, полностью проигнорировали.

Секты

На всевозможных «экуменистических мистиков» и прочих сектантов рескрипт никак не повлиял, хотя бы потому что им покровительствовали на самом высоком уровне. Увлечение Александра I сектантством началось еще во время Заграничного похода в результате встречи с баронессой Ю. Крюденер.

В разное время поддержу от трона получали всевозможные немецкие «евангелисты», пиетисты и американские квакеры. Император то мчался к очередному схимнику, то искал правды у скопцов, духоборов или молокан. У него была даже собственная, дворцовая секта – «духовный союз», руководимый перешедшей из лютеранство в православие Н.Татариновой, которая, сменив веру, внезапно открыла в себе дар пророчества.

Ритуалы секты были по большей части заимствованы у хлыстов и скопцов. Помимо императорской четы в бдениях принимали участие обер-прокурор св. Синода, министр духовных дел и народного просвещения кн. А.Н. Голицын, директор департамента просвещения В.С. Попов, обер-гофмейстер Р.А Кошелев, митрополит Санкт-Петербургский Михаил, вице-президент Академии художеств А.Ф. Лабзин, художник В.Л. Боровиковский.

Потом Крюденер и Татаринову сменил «архимандрит-схимник» Фотий – еще один символ эпохи. Он спал в гробу и носил вериги, а находясь при дворе не упускал случая высказать свое отвращение к дамским шляпками и перчаткам, но при этом «черно-бурая шуба его ценилась баснословно дорого, из того же меха сапоги до несколько тысяч».

Апофеозом всех этих мистических исканий стало создание «Библейского общества» стремившегося через систему народного просвещения под видом православия насадить фактически русский вариант протестантизма, причем сектантского толка.

И хоть в 1824 году лавочку прикрыли, «темная мистика» никуда не делась из души императора. Его сектантские увлечения уже после смерти породили в народе легенду о мудром старце Федоре Кузьмине, под личиной которого скрывался будто бы сам Александр I.

Другие тайные общества

Самым смешным и безобидным из них, пожалуй, было «Общество кавалеров пробки». Чем они занимались – ясно из названия. По форме же это была попытка «реконструкции» петровского «Всешутейшего и всепьянейшего собора» с поправкой на обычаи германских студенческих корпораций, с которыми часть российского дворянства имела возможность познакомиться, что называется, за руку, обучаясь в Лейпцигском и Гетингенском университетах.

Организатором и вдохновителем «кавалеров пробки» был известный петербургский любитель выпить и закусить quantum satis (в достаточном количестве) по фамилии Бунин. По уставу членам общества предписывалось носить сюртуки с винными пробками в петлице, для дам же полагалась свободная форма одежды.

На общих собраниях «кавалеры пробки» рассаживались по принципу м/ж/м/ж и так далее, для того чтобы приятнее было исполнять их главный ритуал – хором петь куплеты: «Поклонись сосед соседу, сосед любит пить вино. Обними сосед соседа, сосед любит пить вино. Поцелуй сосед соседа, сосед любит пить вино», выполняя все это в тот же миг.

Для перебравших «вина» (под этим термином в России того времени понималась слабоградусная водка домашней перегонки) тут же устраивались торжественные «похороны»: тело со свечами и пением несли зимой – до первого сугроба, а летом – до ближайшего стога сена, в котором его и «хоронили».

Куда менее безобидной вышла история с первым российским свингер-клубом – «Обществом братьев-свиней». Согласно донесению известного сотрудника Третьего Отделения Шервуда, название это появилось после того, как «одну даму уговаривали вступить в общество, где брачуются на один вечер, и не по выбору, а par hasard (как случится)», но «она с отвращением сказала: «Mais c’est une cochonerie (но ведь это свинство)». Что же, что cochonerie, — ответили ей, — ведь и свиньи, точно как и люди, — дети природы. Ну, мы будем freres-cochons, а вы — soeurs-cochons (сестры-свиньи)». Дама этим ответом удовлетворилась, а название «Freres-cochons» осталось за обществом.

Внимание третьего отделения к себе «свиньи» привлекли после того, как к петербургскому генерал-губернатору Милорадовичу обратился чиновник высокого ранга с жалобой на то, что его дочь посещала некие собрания, после которых неожиданно забеременела.

Милорадович внедрил в «Общество свиней» своего агента («входной билет» стоил 200 рублей, что по тем временам немало), тот получил порядковый номерок и отправился погружаться в пучины разврата. Выяснилось следующее: на квартире у французского художника Булана собиралось до девяти пар, которые сначала пели гимн, а затем, в соответствии с выпавшими им номерами, предавались оргии длительностью до двух часов.

Заканчивалось все опять пением гимна. В числе «свинок» оказались и дворянки, и богомолки из дворцовой церкви, и богатые купчихи, а вот мужская часть общества состояла практически из одних иностранцев, среди которых были: аббат Жюсти, профессор музыки Цани, приказчик Лебрен, губернский секретарь Жоффре, доктор медицины Марсиль, гувернер Ростэн, доктор философии Плантен и председатель общества литератор Май.

Единственным русским среди них оказался некий мещанин Сидоров, который упорнее всех запирался на следствии, за что был высечен и отправлен на бессрочную каторгу. Кстати Май, помимо всего прочего, оказался еще и масоном.

По окончании расследования всем сестрам воздали по серьгам. Иностранцев выслали из России, предупредив, что при попытке въехать обратно им светит убирать снег в Сибири до конца дней своих. «Свиинок» решили не трогать – по преданию, когда Милорадович явился докладывать царю, тот, выслушав его, попросту сжег список «свиней» в дворцовом камине. На том эта история и закончилась, ибо время для сексуальной революции еще не приспело.

«Общество восстановления». Создателем его был чересчур верноподданный Ипполит Завалишин, брат декабриста Дмитрия. После выхода императорского рескрипта он создал тайное общество «единственно с тем, чтобы его выдать».

После того как в организации набралось несколько человек, Завалишин написал донос, который Александр I оставил без внимания. Но на том Ипполит не успокоился и продолжил «стучать» – на собственного брата, на вымышленное «Симбирское тайное общество» и вообще на всех, кого знал.

Правда надо отметить, что донося на брата он просил для себя добровольной ссылки с ним вместе. В итоге, уже Николаю I все это надоело и за очередной ложный донос Ипполит Завалишин все-таки заработал себе камеру в Петропавловской крепости, разжалование в рядовые и ссылку в Оренбург. Историки до сих пор не могут разобраться в том, кем же он был на самом деле: декабристом, подлецом, авантюристом или просто сумасшедшим.

Алексей Байков

Источник: m24

Опубликовал: admin | Дата: Окт 20 2014 | Метки: Обозрение |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Premium WordPress Themes

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,548 | Комментариев: 14,622

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire