Литературовед Игорь Золотусский: «Подлинная свобода – это самоограничение»

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 1, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 13

Авторитетное слово

Игорь Золотусский – в культурной жизни страны личность значимая и заметная. Прежде всего как историк, литературовед, исследователь жизни и творчества Николая Гоголя, а также современных писателей.

Председатель Гоголевского фонда в Москве, почётный председатель Общества любителей российской словесности. Член жюри литературной премии «Ясная Поляна». Автор сценариев, ведущий документальных сериалов телеканала «Культура», посвящённых Гоголю, Карамзину. Лауреат премии Александра Солженицына. Сегодня Игорь Золотусский гость «Файла-РФ».

– Игорь Петрович, писателя-классика называли «властителем дум». Современный же писатель особого желания хоть как-то, в меру таланта и ума, повлиять на сознание общества не испытывает.

– К тому же никто не думает об Отечестве. Но что писатель!.. Недавно у меня был разговор с одним крупным чиновником. Речь зашла о победе над Наполеоном. «Зачем преувеличивать значение этого события? – сердится мой собеседник. – Зачем этот пафос? Ведь это Александр Первый развязал эту войну. Сначала он таскал за волосы Наполеона по всей Европе, а затем тот вынужденно (!) вторгся в Россию. Раздувая значение этой победы, мы можем оскорбить чувства людей, которые сражались на стороне Наполеона. А среди них были не только французы, а двунадесять язык, как известно». – «Так что же, по-вашему, мы должны сделать вид, что ничего не произошло? Что никакой великой виктории не было? И что 1812 год не должен вызывать чувства гордости у нашего народа?» – «А вы знаете, сколько русских офицеров и солдат в результате этой войны осталось во Франции? Сорок тысяч!» – восклицает мой собеседник. «Помилуйте, – возражаю я, – после того как русская армия ушла из Парижа, там пребывал небольшой гарнизон. Откуда сорок тысяч? Да и зачем русскому крестьянину становиться французом?» Но этот господин явно желает утопить предстоящее торжество. Он считает, что тем самым нанесёт урон международной политике. Как-то реставратор Савелий Ямщиков прочитал мне по телефону текст письма в защиту культуры. В нём он, перечисляя имена разрушителей нашей культуры, назвал их «пятой колонной». Это известное выражение обычно относится к изменникам Родины и вредителям. Я посоветовал ему убрать эту фразу. Но теперь вижу, что он прав. Здесь не невинные игры в «постмодернизм» и другие «измы», а прямое вредительство.

И это в то время, когда культура находится на изломе. Старшее поколение сердится на молодое – мол, не в состоянии внушить ему, что издеваться над классикой, над прошлым нашей страны – это по меньшей мере безнравственно. Далеко ходить не надо: мы постоянно являемся свидетелями тому, как в театре вылезают на сцену пьесы-хамелеоны, лишь отдалённо напоминающие оригинал.

– Все эти перелицовки классики, переписывание – что это, как не кража со взломом, т. е. деяние, подлежащее рассмотрению в уголовном порядке?

– И всё-таки, Игорь Петрович, согласитесь, не так уж всё печально. Вот телеканал «Культура» демонстрировал ваши документальные работы, посвящённые великим российским писателям Гоголю, Карамзину, что вызвало у зрителя неподдельный интерес. Это относится и к авторским передачам на историческую тему Феликса Разумовского. Да и вообще, оглядываясь на развитие документального кино, можно, видимо, утверждать, что этот жанр на подъёме.

– Скажу больше: если игровое кино умирает, и не только у нас, а во всём мире, то у документального кино есть будущее. Сошлюсь на фильмы Сергея Мирошниченко: ленты о Жжёнове, о Солженицыне, об Ангаре. Солженицын у Мирошниченко не такой, какими мы привыкли его видеть. Он не пророчествует, а говорит о своих заблуждениях и ошибках. Фильм об Ангаре называется «Река жизни». Валентин Распутин и иркутский издатель Сапронов поднимаются на пароходике вверх по реке, высаживаются на берег, заходят в деревни, которым грозит затопление. В верховьях строится новая ГЭС, и образовавшееся после строительства море накроет край. Мы видим Распутина на кладбище возле своих родных, которые тоже уйдут под воду. Распутин всё время молчит, на лице его – отчаяние. Так же страдает и уроженец этих мест Сапронов. Вернувшись из путешествия, он буквально через несколько лет умирает от разрыва сердца.

В своё время я имел возможность часто ездить по стране. Особенно мне было интересно общаться с людьми провинциальных городов, деревенской глубинки. Вы посмотрите на их лица: как они хороши в простоте своей! Взгляд их удивительным образом отражает свет, исходящий из старых семейных фотографий.

– Я был как-то в Екатеринбурге и пережил там то же, что и вы. Я видел много замечательных, одухотворённых лиц как у людей старшего поколения, так и молодёжи. Они встречали меня в областной библиотеке имени Белинского, на филфаке университета. Сравниваю их с ораторами на Болотной площади: на Болотной оскал вражды, здесь – сосредоточенность и спокойствие. Наши «протестанты» кривят душой: им следует жаловаться не на режим, а на страну, в которой они, по их мнению, неудачно родились, и на народ, который их не понимает.

– Ваша, Игорь Петрович, юношеская биография связана с городом Ульяновск. Вы снова оказались в нём уже в качестве ведущего документального сериала о Карамзине. Что в первую очередь вспомнилось?

– Я учился в школе в Симбирске-Ульяновске. Через дорогу от нашей школы стоит памятник Карамзину. У его подножия мы готовились к выпускным экзаменам. Когда шли съёмки, я чувствовал историческую близость со временем Карамзина. Несмотря на то, что моё время отдалено от его времени на двести с лишним лет.

– Вы чувствуете связь времён, которая очерчена и Карамзиным, и Гоголем, и нет-нет да замыкается на нынешние реалии, без пресловутых пророчеств, приписываемых великим людям?

– В конце оставшихся глав второго тома «Мёртвых душ» генерал-губернатор, обращаясь к чиновникам и виня их, как бы сейчас выразились, в коррупции, оговаривается: «Впрочем, я тоже в этом виноват». Чужую вину он берёт на себя. И вспоминая победу над Наполеоном, говорит: «Соберёмся, как русские в 1812 году». То есть соединимся, станем однимнародом. Это призыв, обращённый к нам. Ибо сейчас властвует раскол, а не соединение. «Долой этих!» – кричат на одних митингах. «Долой других!» – кричат на других.

– Думаю, что это особенно важно, когда Вы, писатель Золотусский, облечены грузом познанного и пережитого. Но при этом чувствуете: может быть, что-то следует переосмыслить, подправить? Ведь зрение обостряется на расстоянии.

– Жизнь приближается к концу, и в памяти всплывает и хорошее из того, что было, и плохое. И к тому, и к другому я был как-то причастен. Я не пишу дневников, всё это хранится в душе, а уже потом переходит на бумагу или экран. Не так давно вышла книжка «Нас было трое», где я написал о родителях и о себе. Я издал её за свой счёт, так как ни одно издательство не предложило мне своих услуг. А я хотел, чтобы она вышла при моей жизни. Отец и мать много страдали. Я их очень любил. Если бы не они, я был бы другим человеком. Как каждый из нас, наверное.

Вернёмся к книге «Прощай, XX век» – портретам ваших современников. Вы так или иначе пропускаете их через себя. Идёт процесс сопереживания людям, которых уже нет на свете.

– Да, я пишу о тех, кого уже нет с нами.

(Золотусский достаёт с полки книгу «Реставратор Всея Руси», где и его очерк о Савве Ямщикове.)

– Эту книгу выпустило издательство «Московский учебник», которое печатало и Савву. Думаю, мой очерк лишь зарисовка, а не исчерпывающее воспоминание. Может, когда-нибудь напишу побольше. Ямщиков достоин не только отдельной книги, но и полнометражного фильма. Тем более, сохранился его архив, есть какие-то записи, телевизионные интервью. Мы были знакомы с ним с 80-х годов. Вместе делали передачи на телевидении. В частности, после одной из них в Москве появился музей Цветаевой. Потом Савва заболел и надолго ушёл из общественной жизни. Вернулся он незадолго до двухсотлетнего гоголевского юбилея. Мы встретились и с тех пор не разлучались. Вокруг него было много друзей. Мне повезло, я оказался одним из них. К тому же нас сближало общее дело – надо было достойно отметить память Гоголя. И Савва сделал для этого всё что мог.

Прочитал Ваше высказывание: «Наклон пера на уровне правды, свободы слова». Что Вы вкладываете в понятие свободы слова?

– Свобода слова зависит от внутренней свободы человека. Подлинная свобода – это самоограничение. Это когда можешь сказать плохому в себе «нет» и лишь хорошему – «да». Когда-то Блок написал о ложной свободе: «Свобода, эх, эх, без креста». Такова и свобода языка. Сейчас волю обрёл блатной язык. Об этом предупреждал Варлам Шаламов – в своих «Очерках преступного мира» он написал, что если язык «блатарей» выйдет за колючую проволоку и расселится по стране, русский язык погибнет. Свои очерки он заключил словами: «Карфаген должен быть разрушен, блатной мир должен быть уничтожен».

Как Вы относитесь к идее «десталинизации»?

– Мне позвонили как-то с радио и сказали: «Ваши родители были в лагере, вы в детской тюрьме. Скажите несколько слов в поддержку десталинизации». Я отвечаю: «Надо вести речь не о десталинизации, а о дегорбачёвизации и деельцинизации». Корреспондент тут же бросил трубку.

Вы правы, когда говорите, что люди отравлены политикой. Всё-таки их жизнь как-то зависит от неё – зарплаты, пенсии. Недавно один человек спросил меня: «Игорь Петрович, наша страна большая?» Я говорю: «Да». Он продолжает: «И богатая?» Я: «Да». – «Значит, мы можем жить мимо них». Мне эта идея пришлась по душе.

Перед уходом из жизни Саввы Ямщикова мы вдвоём составили письмо Владимиру Путину. Его подписали и другие люди. Речь шла о СМИ. Там преобладает один цвет – чёрный. Это цвет нелюбви к России и страха, что она действительно выживет. Персонажи, появляющиеся на экране и на страницах газет, ничего не знают о ней, об её истории, о её духовном пути. Что ж, спрашивали мы в письме, пусть они остаются «властителями дум»? Я никогда не был апологетом какой-либо политической фигуры. Но когда меня спросили, кого будем выбирать, я спросил: «А что, по соседству с Путиным что-то видно?..»

~~~

Источник: file

Опубликовал: admin | Дата: Апр 8 2014 | Метки: Культура |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Themes

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,577 | Комментариев: 14,686

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
WordPress主题
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire