Ленин в Смольном

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью:
Loading ... Loading ...
Просмотров: 0

Веское слово «Смольный» вошло в историю отечественную и мировую раз и навсегда. Здесь Владимир Ильич Ленин работал и жил с первых дней Октябрьской революции и в первые месяцы Советской власти.

Ленин пришел сюда вечером 24 октября 1917 года (ст. ст.), чтобы возглавить восстание рабочих, солдат и крестьян, и руководил страной вплоть до переезда Совета Народных Комиссаров 10 марта 1918 года из Петрограда в Москву. «Когда попадаешь в этот водоворот, то со всех сторон видишь разгоряченные лица и руки, тянущиеся за той или другой директивой или за тем или иным мандатом, – писал народный комиссар по просвещению А.В. Луначарский. – Громадной важности поручения и назначения делаются тут же, тут же диктуются на трещащих без умолку машинках, подписываются карандашом на коленях, и какой-нибудь молодой товарищ, счастливый поручением, уже летит в темную ночь на бешеном автомобиле. А в самой задней комнате, не отходя от стола, несколько товарищей посылают, словно электрические токи, во все стороны восставшим городам России свои приказы».

Сколько читано-перечитано о первых днях Великой Октябрьской социалистической революции, но всякий раз, попадая в «штаб революции», не перестаешь поражаться всему сделанному тогда для трудового народа. Как бы ни старались в последние 30 лет антисоветчики всех мастей ликвидировать или хотя бы оспорить достижения Советского государства, никак им это не удается, да и вряд ли до конца удастся. Ведь Ленин, по словам пролетарского поэта Владимира Маяковского, «Землю всю охватывая разом, видел то, что временем закрыто», руководя и Военно-революционным комитетом, и фракцией большевиков IIВсероссийского съезда Советов, и участвуя в заседаниях ЦК партии, и готовя исторические Декреты Советской власти. И это же в Актовом зале Смольного прозвучали вечно памятные ленинские слова: «Товарищи! Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась… Отныне наступает новая полоса в истории России, и данная, третья русская революция должна в своем конечном итоге привести к победе социализма».

После контрреволюционного указа двуликого «танкового президента» Ельцина о запрете коммунистической партии, взрастившей, увы, и его, все перемешалось и в нашей стране, и в городе трех революций, названном кем-то недавно с перестроечной фанаберией «городом четырех аэропортов». Созданный в 1927 году Мемориальный музей В.И. Ленина еще 28 декабря 1991 года переименовали в музей «Смольный», экскурсоводы стали рассказывать больше про здание, про «благородных девиц», каковые-де «котировались» в качестве невест для богатых женихов, а у экскурсии «Советское правительство в Смольном в 1917–1918 гг.» появился примитивный налет политической демагогии. И теперь вот вдруг и не вдруг вывешено объявление: «В 2019 г. экскурсионное обслуживание только по предварительной договоренности. Туристов, гостей города и других (?) одиночных посетителей музей временно не обслуживает и расценок для них (?!) не преду­смотрено». Помимо дурного слога, невольно бросающегося в глаза, вспоминается расхожая мудрость: «Нет ничего более постоянного, чем временное». А ведь ленинский музей был активно посещаемым и важным для престижа нашего Отечества. Приходя сюда, посетители знакомились с политической и бытовой жизнью гениального человека, которому нынешние правители обязаны тем вниманием, с каким их встречают за рубежом, и особенно тем высоким местом, которое заняла Российская Федерация в Организации Объединенных Наций и в Совете Безопасности ООН.

Часто бывал я в этом замечательном музее, а в 70-е годы, когда работал заведующим отделом культуры Ленинградского горкома КПСС, мне посчастливилось даже выступать в Актовом зале Смольного с докладом к годовщине Великого Октября по поручению первого секретаря обкома партии Григория Васильевича Романова, портрета которого, между прочим, к удивлению многих, нет в портретной галерее Смольного. Хотя это, может быть, к лучшему. Не соседствовать же его портрету в одном ряду с казнокрадом и «светлейшим князем» А.Д. Меншиковым; или с «мэром» Анатолием Собчаком, ушедшим в мир иной, как писали, после ужина с девицей непротокольного поведения; или с Григорием Зиновьевым, выболтавшим Временному правительству намеченный Лениным срок революционного выступления в октябре 17-го. Помню, процитировал я для выразительности казавшиеся давно минувшим слова Владимира Ильича: «Мы идем тесной кучкой по обрывистому и трудному пути, крепко взявшись за руки. Мы окружены со всех сторон врагами, и нам приходится почти всегда идти под их огнем». Но Григорий Васильевич неожиданно первым стал аплодировать, а потом подошел ко мне и при всех пожал руку. Теперь-то я понимаю: многое известно было ему, чего не знали другие, о скрытой борьбе и в партийном верху, и где-то рядом, причем не только в границах страны, что и привело в конце концов к горбачевской «перестройке». А для этого – еще задолго до нее – началась изощренная клевета на него, блокадника, фронтовика, бессребреника, чтобы отстранить от власти всех честных людей и посадить на их места циничных предателей, мздоимцев, воров, коррупционеров.

В советское время в Смольный беспартийный посетитель проходил по пропуску, заказанному тем, к кому он шел, а члены партии проходили по партбилету. При предъявлении его двум охранникам, которые стояли на первом этаже у главной лестницы, вас без задержки пропускали, порой делая замечание, если не было отметки об уплате партвзносов за последний месяц – дескать, в следующий раз не пустим. После войны руководители крупных предприятий и военные носили с собой револьверы, поэтому охрана иногда для порядка спрашивала о наличии при себе оружия, хотя знала в лицо всех, кому оно положено. Ответственный секретарь газеты «Смена», где я работал в начале 60-х годов, Сергей Александрович Сысоев, блокадник и фронтовик, а еще веселый, никогда не унывающий человек и балагур, кого слушать было одно удовольствие, рассказывал, как попробовал однажды пошутить с охранниками. Они машинально спросили его: «Оружие есть?» – «Есть…» – ответил он, будучи немедля обхвачен их крепкими руками и мгновенно обыскан. Не найдя оружия, его удивленно спросили: – «Где? Какое?» – «…марксистско-ленинское», – закончил он заранее придуманную фразу, чувствуя, как руки охранников ослабли, а старший по званию рассмеялся, погрозив ему пальцем. Такого сегодня и не представить – на подходах к «штабу контрреволюции» всюду турникеты, миноискатели, шлагбаумы…

В Актовом зале Смольного поздним вечером 25 октября 1917 года открылся II Всероссийский съезд Советов, а Ленин руководил осадой Зимнего дворца, где заседало Временное правительство, арестованное и низложенное в четвертом часу утра 26 октября. По поручению Ленина Луначарский огласил перед делегатами написанное Лениным воззвание «Рабочим, крестьянам, солдатам!», за которое съезд сразу и проголосовал, объявив переход власти к Советам в центре и на местах. В тот же день Владимир Ильич выступил на втором заседании II съезда Советов с Декретами о мире и о земле. Их суть, как известно, состоит в том, что рабоче-крестьянское правительство предложило воюющим народам и их правительствам приступить без промедления к переговорам о мире без аннексий и контрибуций; помещичья собственность на землю отменялась и – без какого-либо выкупа – передавалась в распоряжение земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов. Ночью с 26 на 27 октября съезд образовал Совет Народных Комиссаров во главе с В.И. Ульяновым (Лениным), а Владимира Ильича избрали и членом Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) Советов рабочих и солдатских депутатов.

Жил Владимир Ильич Ленин с Надеждой Константиновной Крупской тоже в Смольном. Первый рабочий кабинет Ленина, где он работал с 27 октября по 10 ноября 1917 года, находился на третьем этаже, в угловой комнате №67 южного крыла здания. Здесь 21 января 1974 года по постановлению Ленинградского обкома КПСС открыли музей с мемориальной доской у входа: «В этой комнате, после образования Советского правительства на Втором Всероссийском съезде Советов, был первый кабинет Председателя Совета Народных Комиссаров Владимира Ильича Ленина». Однако вскоре выяснилось, что в комнате, разделенной на две части, первая предназначалась для управделами В.Д. Бонч-Бруевича и секретаря Совнаркома Н.П. Горбунова, вторая же, более просторная, с одним окном на Неву и двумя на Смольный проспект, – для ленинского кабинета, работать было затруднительно. Тогда-то кабинет Владимира Ильича перевели в другую комнату – на втором этаже северного крыла, также угловую, с двумя окнами, которые выходили на площадь, потом названную площадью Пролетарской диктатуры, и с одним окном на главный смольнинский подъезд; личная комната Ленина и Крупской находилась рядом. Перед входом в кабинет будет установлена мемориальная доска: «В этой комнате с 10 ноября 1917 г. по март 1918 г. жил и работал Владимир Ильич Ленин».

В Смольном В.И. Ленин принимал аккредитованных в Петрограде представителей различных государств, будь то страны Антанты или страны нейтральные, беседовал с руководителем американской миссии Красного Креста в России полковником Раймондом Робинсом и, конечно, с простыми людьми – делегациями таких крупнейших заводов, как Путиловский, Металлический, Обуховский, с делегатами донбасского Енакиевского завода, уральского Богословского горного округа, с крестьянами-ходоками из Вологодской, Костромской, Курской, Тамбовской, Тверской, Олонецкой, Саратовской и других губерний. К Владимиру Ильичу приезжали многие видные коммунисты из-за рубежа – секретарь Социал-демократической партии Швейцарии Ф. Платтен, венгерский коммунист Б. Кун, болгарский социал-демократ Р.П. Аврамов, представители Финляндской социал-демократической рабочей партии Ю. Сирола, Г. Ровно, К. Вийк, американские социалисты Д. Рид и А. Вильямс, другие товарищи. В течение всех 124 смольнинских дней Ленин написал более 110 статей, проектов декретов, резолюций, ответов на вопросы, сделал свыше 70 докладов и произнес речей, написал около 120 писем, записок, а вся работа его отражена в 350 государственных документах…

Когда читаешь про хоромы теперешних государственных чиновников с десятками комнат, с двумя-тремя спальнями, туалетами, гостевыми апартаментами, так и вспоминаются отзывы людей, работавших с Владимиром Ильичом. Зарплату он положил себе в 500 рублей, что равнялось зарплате рабочего. В.М. Молотов говорил: «Мне до сих пор почему-то запомнилось, в голове сидит, даже представляю натурально, как Ленин провозглашает советскую власть. Я был позади трибуны… И мне почему-то помнится, что Ленин, обращаясь к аудитории, к залу, стоял, и одна нога у него была приподнята – имел он такую привычку, когда выступал, – и видна была подошва, и я заметил, что она протерта». Личный секретарь Ленина Л.А. Фотиева вспоминала: «У него мерзли ноги в кабинете, и он попросил дать ему войлок под ноги. Войлок достали… Но позже удалось достать шкуру белого медведя. Большую роскошную шкуру расстелили под письменным столом и креслом и были рады: и красиво, и тепло будет Владимиру Ильичу. Но, придя в кабинет и увидев эту обновку, Владимир Ильич рассердился. Он сказал: «В нашей разоренной, полунищей стране такая роскошь недопустима». Пришлось убрать шкуру и водворить на ее место войлок».

При Советской власти в Смольном помещались обком и горком партии, облисполком, областной и городской комитеты народного контроля, обком и горком ВЛКСМ. После капиталистической реставрации чиновников расплодилось столько, что в смольнинских кабинетах им стало тесно, и они позахватывали здания во многих районах города, а в выстроенной специально для соединения их в одном здании АЦД «Невск Ратуша», чье название заимствовано у поляков и немцев, в переулке с характерным названием Дегтярный вот уже несколько лет ведется чиновничье вселение да никак не кончится. В Смольном же собираются устроить «культурное пространство», где будет и «музейный комплекс». Скоро ль то будет – судя по темпам переезда и разным новым предложениям «делового квартала» – бог весть. Зависит это во многом от того, как сложится дальнейшая судьба Петербурга–Петрограда–Ленинграда–Петербурга и всей нашей страны. «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя», – говорил Ленин. Хочется, чтобы от общества, в котором кучка богатеев жирует на фоне разоренного, полунищего народа, рано или поздно страна освободилась навсегда. Недаром к 72 годовщине Великой Октябрьской социалистической революции КПРФ выдвинула лозунг «Ленин! Октябрь! Социализм! Победа!».

Эдуард Шевелёв,

Санкт-Петербург – Ленинград

sovross

Опубликовал: admin | Дата: Ноя 7 2019 | Метки: Калейдоскоп |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress Themes

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 32,393 | Комментариев: 20,840

© 2010 - 2018 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
Premium WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire