Кто устроил погром на Манежной площади?

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 13

Беспорядки, устроенные 11-го декабря на Манежной площади (смотреть видео), поначалу списали на футбольных фанатов, оскорбленных нашумевшей гибелью своего собрата Егора Свиридова. Но следом и футбольные власти, и официальные фан-клубы в один голос отвергли причастность любителей футбола к побоищам. «ССФ» решил самостоятельно пролить свет на этот вопрос. Взять в милиции адреса бузотеров и сходить к ним в гости – разве это сложно?

Кирилл ГЕЙКО – БОЛЕЛЬЩИК ЦСКА

Опасение, что задержанные в субботу на Манеже футбольные фанаты оставили в отделении милиции неправильные адреса оказались напрасными. По крайней мере, 20-летний студент Кирилл Гейко милиционеров не обманул. Правда, застать его дома оказалось задачей непростой. На звонок в квартиру дверь открыл пожилой мужчина.

- Вы к кому?

- Надо полагать, к вашему внуку Кириллу.

- Его сейчас нет. А что случилось?

- В субботу он был задержан омоновцами за участие в беспорядках на Манежной площади.

- Этого быть не может, – возразил дедушка.

- А что вы слышали об этом?

- По телевидению видел драку футбольных фанатов и омоновцев на Манежной площади, но в детали не вникал. И уж никак не думал, что в ней участвовал мой внук.

- Кирилл давно болеет а «Спартак»?

- А почему вы решили, что он спартач?

- Потому что акция была организована фанатами «Спартака».

- Тогда Кирилл к событиям на Манеже точно не имеет никакого отношения. Спартаковским болельщиком он никогда не был. Он пошел по моим стопам. Ведь я бывший офицер, дослужился до звания полковника, и болел только за ЦСКА. Так что, внук с детства пропитан армейским духом. А болельщики ЦСКА и «Спартака», это, всем известно, живут как кошки с собаками. К тому же, Кирилл, по-моему, не активный фанат, для которого любимый клуб дороже родной матери. Во всяком случае, на матчи ЦСКА в другие города не ездил. Предел – Химки. Так что, если Кирилл и попал в неприятную историю, то случайно.
Дмитрий: ПРОВОКАЦИЙ НЕ БЫЛО

Здесь в одной из чертановских многоэтажек живет 32-летний Дмитрий (имя изменено. – Прим. ред.), который как и еще шестьдесят с лишним человек поход на Манежную площадь завершили в милиции. Корреспондент «ССФ» решил выяснить, что молодой человек делал 11 декабря в центре Москвы.

После первого взгляда на входную дверь квартиры появляются сомнения в том, что там вообще кто-то живет. Деревянная, старого типа, без глазка. Звоню.

- Кто там? – интересуется, не открывая дверь, мужской голос, навскидку лет двадцати пяти.

- Дмитрий дома?

- Его пока нет.

- Я из «Советского спорта». Можно вам задать несколько вопросов о нем?

- Смотря какие. И только через дверь.

- Знаете ли, что Дмитрий был на Манежной площади в субботу? Болеет ли он за какую-то футбольную команду?

- Насчет футбола не в курсе. Мы не так много общаемся. Это коммунальная квартира, а я его сосед. Что касается Манежки, то слышал, что там звучали националистические лозунги. Вряд ли он к этому причастен, ведь в нашей квартире также живет и нерусская женщина.

Договорившись, что зайду попозже, звоню в соседнюю квартиру. Открывает женщина лет шестидесяти.

- В соседней квартире я знаю только одного мальчика, хотя их там точно живет двое, – рассказывает она. – Никаких претензий к соседям у меня нет, ведут себя тихо и спокойно.

- А что за иностранка живет там?

- Могу ошибаться, но, по-моему, узбечка. С двумя детьми…

Прихожу через час. Дверь сразу открывается, на пороге женщина восточной внешности. Но почти сразу в проеме возникает невысокий молодой человек и представляется Дмитрием.

- Сразу скажу, я не принадлежу к фан-движению «Спартака», а болею за ЦСКА, – начинает он рассказ. – А на Манежную площадь пошел из соображений солидарности. Подобные убийства происходят уже не в первый раз, и не только в среде футбольных болельщиков. Преступления иностранцев на бытовом уровне стали нормой.

Но если среди азиатов – узбеков, таджиков, такое наблюдается редко, то товарищи с Кавказа – дагестанцы, чеченцы – уже перегибают палку. Я, как воспитанный человек, приходя к кому-то в гости, чувствую себя гостем. У них же такого нет! А ведь они в гостях! Кругом хамство, неуважение к принимающей стороне. Ситуация очевидная. Да, есть среди них и нормальные люди, никто с этим не спорит. Но объективно, их меньшинство.

Человек должен ощущать себя в своем районе комфортно, не стесняться говорить по-русски, не боятся, что твоя жена и дети доберутся домой. 20 лет назад так и было – я спокойно гулял допоздна, ходил на рынок за продуктами, никто обо мне лишний раз не переживал, не встречал.

Мне кажется, что если бы я не имел никакого отношения к футболу, равнодушным меня это все равно бы не оставило. Это моя гражданская позиция. И можно сколько угодно приписывать субботнее выступление на Манежке националистам, но если наверху не начнут что-то менять в миграционной политике, то грядет революция. В гостях человек должен вести себя достойно, а дома не позволять хозяйничать посторонним. И своих детей я буду воспитывать именно так. Дыма без огня не бывает. Замечу, я не скинхед, но для меня эта проблема очевидна. Понятно, что страна у нас многонациональная. Но не было бы никаких вопросов, если бы люди вели себя адекватно в отношении коренного населения.

- Последней каплей стало убийство Свиридова?

- Нет. То, что парней, которые участвовали в драке, поймали, а потом отпустили. Это и объединило болельщиков. Все условности о футбольных цветах отошли на второй план. Накипело у народа, это как нарыв, который когда-нибудь должен был лопнуть. Насколько я увидел, многие из присутствовавших вообще никакого отношения к футболу не имели, и тем более к каким-то националистическим группировкам. Было много взрослых людей, студентов. Про школьников ничего говорить не буду, им лишь бы поглазеть. Я туда пришел ни с ножом, ни с арматурой, ни с камнем за пазухой. Хотел своим присутствием дать понять, что если люди выходят на улицу, причем так отчаянно, то это не спроста.

- На Водный стадион к месту убийства тоже ездили?

- Да. Это была абсолютно цивилизованная акция, люди прошлись, кто-то высказывался, было много журналистов. Заранее знал, что потом поеду на Манежную площадь, об этом было много информации в Интернете. На Водный стадион изначально я ехал один, а там встретил знакомых ребят, кстати говоря, «спартачей», и вместе с ними поехал на Манежку. Но там, правда, мы почти сразу потерялись. Но замечу, ехали туда мы без агрессии, а с каким-то отчаянием в настроении.

В этот момент мимо нас по лестничной клетке поднимается выходец из Средней Азии с огромным баулом.

- Вот кто-нибудь знает, что он несет? – замечает Дмитрий. В последствие нам приходилось прерывать разговор еще дважды, когда мимо проходили уроженцы Кавказа.

- Можете вспомнить, что происходило на Манежной площади?

- Начнем с того, что это огромная территория, поэтому я буду говорить только о том месте, где оказался сам – у Манежа. Остальную информацию узнавал из новостей по телевизору и в Интернете. И то, как это было преподнесено, мне показалось обидным и даже смешным. Начиная с количества собравшихся – кое-кто заявил, что собралось 50000 человек. Не считал, но это слишком большая цифра. Когда говорят про перевернутую елку, то скажу, что никто ее при мне не переворачивал. Только не понятно для чего, поснимали гирлянды и конструкции, на которых были ветки. Ими, по-моему, потом кидались в сторону ОМОНа.

Лично слышал, что омоновцы, стоявшие в первых рядах, а я был от них по сути в метре, говорили: «Ребята, мы все понимаем, мы вообще с вами, но у нас есть приказ. Мы не можем все покидать на землю и примкнуть к вам. Поэтому давайте мирно расходиться». И люди, которые стояли в первых рядах, воспринимали все адекватно. Но издалека в ОМОН летели файеры и камни.

- А как же кричалки?

- Кто-то может поспорить со скандированием «Москва – русский город!»? Я бы не стал. А какой еще, не дагестанский же?! Я боюсь себе смоделировать ситуацию, что я хотя бы на сотую долю процента от того, как они ведут себя здесь, поведу себя там у них, на Кавказе. Вряд ли я там выживу! Без суда и следствия просто вальнут и все. И никто ничего не узнает.

- Почему люди нападали на случайных кавказцев?

- Будем считать, что парням не повезло. Но почему мы не замечаем обратного, когда нападения кавказцев происходят в наших дворах? Мне скинули ссылку на страницу одного из тех, кто участвовал в убийстве Егора. Там выводы напрашиваются сами – типичный ваххабит, фотографии с откровенно антирусскими комментариями. А ведь парню 20 лет! Скорее всего, он останется жить здесь, вряд ли поедет в Махачкалу. Здесь ему комфортно, здесь он зарабатывает деньги. И представляете, как он воспитает своих детей? Они кричат, что Дагестан их дом, но никто не хочет там жить, все едут сюда.

- Провокации на Манежке были?

- Читал про это, но их не было! Поверьте, я прекрасно знаю, что такое провокации. Инициатива исходила именно от толпы: кто-нибудь что-нибудь выкрикнет, а люди подхватывали. Фразы, кричалки, речевки – да, были. Но СМИ преподносят это так, будто кто-то кем-то руководил. Это неправда. Какие леворадикалы, лимоновцы, анархисты? Там никого оттуда не было! Я не видел ни одного их флага или символа.

- Как оказались в милиции?

- Несколько раз ОМОНу давали приказ, и он начинал нас теснить. В один из таких заходов я и попался под руку. А тут тупо: кто не спрятался, тот и виноват. Мне не удалось убежать. Люди спрыгивали к фонтанам, и, теоретически, я тоже мог сделать также. Но плотность к тому моменту уже была такая, что ни рукой, ни ногой не пошевелишь. Оставалось только закрыть голову руками: если вдруг будут бить, чтобы увечья оказались минимальными. Говорят, кого-то били. Меня, как ни странно, нет. Единственное, руку больно заломали. Но при этом совершенно корректно сопроводили в автобус, где нас собралось человек двадцать пять. Даже перекличка была, считали. Один человек, помню, был сильно избит, у него была пробита голова, сидел весь в кровавых бинтах. Я не видел, как его били, но понял, что получил он от омоновцев серьезно. Потом нас отвезли в УВД Замоскворечье.

- Сколько времени провели в милиции?

- Взяли меня ориентировочно около пяти вечера, а уже полдесятого я оттуда вышел. В УВД на каждого написали по вот такой пачке бумаг, – Дмитрий показывает пальцами расстояние в пять сантиметров. – Единственное, что шапка была составлена у всех стандартная: кидался камнями, нецензурно выражался в адрес сотрудников милиции, оказывал сопротивление. И под этим нам предлагали расписаться. Я отказался. Почему я должен подписываться под тем, чего не делал? К чести милиционеров, они не стали заставлять меня подписываться, сказав, что отказаться – это мое право. Взяли и письменное объяснение. Я сказал, что приехал погулять, так как в будние дни занят на работе. А по выходным, мне что, по Чертаново гулять что ли? Поэтому вырвался в центр.

Вообще, как мне показалось, в отделении присутствовала показуха перед теми, кто туда приезжал – представителями прокуратуры. Потому что как только они уехали, сразу все завертелось быстрее. Милиционеры хотели побыстрее отпустить нас, сдать бумаги и забыть. Давали понять, что это формальность, говорили, чтобы мы не переживали. Дескать, таковы порядки. У кого-то даже отпечатки пальцев взяли. У меня нет.

- Чем это может грозить? Как отразится на работе?

- Думаю, что никак. То, что мне инкриминируется – сопротивление властям – штрафуется 500 рублями, а максимальное наказание – арест до 15 суток. Но доказать, что я делал, а чего нет, нетрудно – ведь это самый центр, там камеры натыканы на каждом столбе, плюс все снимали операторы телекомпаний.

- А кем работаете, если не секрет?

- Плотником в одной из контор. Приходится работать руками и включать голову.

- Как жена отреагировала на «посиделки» в милиции?

- Мягко говоря, не одобрила. Но я знал куда шел, а это уже издержки производства. Сейчас я ни от кого не скрываюсь, мой телефон включен, все мои координаты в милиции есть. Я считаю себя законопослушным гражданином. Если они вызовут меня – я приду.

- Слышали, что лидеры фанатского движения обращались к болельщикам с просьбой не ходить на Манежку?

- О том, что так якобы говорили, я слышал, но чтобы они так говорили на самом деле – нет. Не знаю, может быть, это и было, но я этого не читал. Так же, как и еще тысячи людей, пришедших на Манежку. У фанатов есть официальный представитель – Шпрыгин – человек, который никакого отношения к фанатским группировкам не имеет вообще. ВОБ – это искусственно созданная контора, не знаю, для чего она нужна. Может кому-то деньги отмывать.

- Клубную атрибутику на Манежку одевали?

- Нет. Зачем это нужно? Это как раз и есть провокация, привлечение к себе лишнего внимания. Спрашивается, зачем дразнить милицию? Я отдавал себе отчет, что возможны провокации. А шарф – это же красная тряпка для милиции. Потом на тебя понавешают все, что можно и нельзя.

- Давно болеете за ЦСКА?

- По мужской линии у меня все были военнослужащими, а дед, царствие ему небесное, и вовсе – генералом, летчиком. Прошел всю войну. Папа любит в том числе и хоккейный ЦСКА. Поэтому естественно, что я переживал за команды, но на стадионы стал ходить гораздо позже своих ровесников. Иногда езжу и на выезды. Когда позволяет время и деньги. Уже был в Питере, Самаре, Казани и Ростове. Однажды собирался поехать в Милан, но получилась комичная ситуация – забронировали билеты и гостиницу на тот день, когда ЦСКА с «Интером» играли в Москве. Хорошо опомнились в тот же день, вернули деньги. Так что лично у меня пока футбольные евровыезды не сложились.

АНЯ БАЛАНДИНА: ПОЕХАЛА ИЗ ЛЮБОПЫТСТВА

Аня – простая двадцатилетняя московская девушка. Учится, работает. Правда, круг общения у нее в основном футбольный. Родной брат – заядлый фанат «Спартака». Иногда берет сестру с собой на мероприятия. Одно из них – посещение Манежной площади – закончилось для нее задержанием и поездкой в отделении милиции.

– Начну с того, что убийство Егора Свиридова я восприняла, как личную трагедию, — рассказывает Аня, укутавшись на морозе в спартаковский шарф. – Хотя лично парня не знала… Да и важно ли это? Я полночи сидела в Интернете, узнавала – где и как будет проходить митинг памяти. Сразу решила – я обязательно поеду на Кронштадский бульвар к месту убийства. Собрались компанией. Поехали… – на глаза девушки наварачиваются слезы, ей тяжело вспоминать. – Там все было тихо-мирно, никаких намеков на агрессию. Мы заранее купили свечки, зажгли их возле той злосчастной остановки. Знаю, так же поступили многие, кто вообще не имеет отношения к фанатской среде. Обычные граждане приходили и отдавали дань памяти русскому парню. Это правильная позиция, на мой взгляд.

– Зачем решила поехать после на Манежную площадь?

– Из разговоров с друзьями на Кронштадском бульваре я узнала – на Манежке готовится митинг. Мы с друзьями решили поехать посмотреть, что там будет. Из любопытства, что ли. Было время свободное…

– Говорят, многие приехали на Манежку пьяные…

– В общем-то, правду говорят. Мы сами выпили по чуть-чуть – помянули Егора. Но когда двинулись в центр – видели, что многие пьют около метро или прямо в подземке. Какими туда приезжали ребята – можно только догадываться.

– Что было дальше?

– Приехали на Манежку. Там уже было очень много народу. Кто-то просто стоял в сторонке, кто-то кричал лозунги и митинговал. Затем неожиданно возле нас началась потасовка – били невесть откуда взявшихся кавказцев. Сбежался ОМОН и начал зачищать территорию. Всех без разбору, кто находился рядом, затолкали в автобусы. Попало и мне: я сопротивлялась, кричала, но что-то сделать было нереально – с ними бесполезно спорить, себе дороже. Набили полный ПАЗик – человек пятнадцать и повезли в отделение. Испуганные сидели и молчали, а тем, кому все равно – продолжали кричать националистические лозунги.

Ехали недолго – нас привезли в район «Китай-города». Буйных повязали и повели в отделение, а с нами провели короткую беседу и отпустили. Среди нас были и шестнадцатилетние парни, которые вообще не понимали, как там оказались.

Как потом узнала от брата (он успел отбежать в сторону и в автобус не угодил), сначала брали всех подряд, а уже потом стали выборочно ловить самых активных: тех, кто елку разобрал, кидался арматурой, дрался с ОМОНом…

– Что за люди, если их можно так назвать, устроили погром?

– Утверждать не могу, но есть догадки, разговоры. Фанатов там и правда почти не было. А громили те, кто поддерживает националистическую идею. Это отдельная группировка, к футболу отношения не имеющая. Хотя и там могут быть «болельщики», скажем так. Они воспользовались поводом и собрались на Манежке. Что из этого получилось – мы знаем.

– Ты сама как относишься к, скажем так, приезжим?

– Вот видите у меня в руке – «коктейль Молотова». Купила его пару дней назад. С друзьями в выходные гуляла в парке «Кусково» – нас было три парня и две девушки. Просто гуляли. На встречу нам вышла группа лиц кавказской национальности. Слово за слово. Завязалась потасовка. На ровном месте. Ребро до сих пор болит. Брату еще больше досталось. Правда, я и сама с испугу наваляла одному – не знала, что так бить умею. Пришлось на следующий день ехать в магазин за самозащитой. По городу опасно ходить стало.

Евгений А: МЫ ПРОСТО ГУЛЯЛИ…

Евгений А 1991 года рождения согласился поговорить, но только по телефону («нет времени – учусь») и попросил не указывать фамилию. Вот его монолог:

- Я – студент дневного бюджетного отделения, специальность связанна с программированием. Занимаюсь баскетболом, но на футбол хожу регулярно. Однако на Манежную площадь попал случайно. Мы гуляли с девушкой, увидели, что собирается народ, присоединились и оказались в самом эпицентре событий. Потом в прессе писали, что милиция и ОМОН вели себя мирно, но я этого не заметил: рубили всех без раздора – девушка ли, парень ли. Я старался заслонять свою девушку от ударов – так что все достались мне. После этого дня вся спина была синяя. Да и по голове досталось – но это уже когда вели в ПАЗик.

Почему схватили, честно, не понял. Хватали всех без разбору. Когда толпу погнали к фонтану, девушке моей удалось отбежать в сторону, а я оказался в оцеплении. Потом все попадали на мостовую, и сверху меня придавил какой-то парень. Я только слышал звуки ударов по нему дубинок омоновцев. Мне досталось только пару раз по ногам. Потом того, кто был сверху, увели, скрутили и меня следом.

Позже в милиции нам сказали, мол, «если бы вы не поперли, то и мы бы не поперли». Но сначала все было ведь довольно мирно. И никто бы эту новогоднюю елку не тронул, если бы нас пропустили на Арбат – туда двинул весь поток. Но милиция преградила путь, зажала нас около Выставочного центра, а потом уже просто начала прессовать. Людям деваться было не куда – тогда и начали бросать в них, что попало…

В ПАЗик набили 24 человека, кто-то стоял, кто-то сидел. Хорошо, что смогли открыть форточки – иначе была бы такая «душегубочка». А торчать в этой машине пришлось долго. Ведь нас не сразу повезли в отделение, стояли сначала полчаса на Манежной. Трое в автобусе были с пробитыми головами, но никто не спешил отвести их к скорой. Потом ехали, писали объяснительные в отделении милиции, сидели в обезьяннике – ждали, когда возьмут отпечатки пальцев, сфотографируют… В четыре дня меня задержали, а освободили только в десять вечера. Хорошо, что успел позвонить родителям, до того, как отобрали мобильник.

Говорят, что на Манежной собрались фанаты. Но правильнее сказать: собрались русские люди, которых просто достала вся эта ситуация. Если бы люди не вышли на улицу и не устроили… нет, не погром, нужно какое-то другое слово, власти, может быть, и не заметили бы эти пять убийств на неделе. Так что я в принципе согласен с тем, что кричала толпа. Я не очень, скажем так, уважительно отношусь к «лицам кавказской национальности». Нет, кавказцы бывают разные. К армянам я отношусь нормально, азербайджанцы относительно спокойные, но вот чеченцы и дагестанцы – это другое. Ведут себя слишком агрессивно по отношению к русским. От них можно всего ожидать – могут в любой момент достать нож, пистолет. Ведь у этих ведь приезжих с Кавказа практически у каждого есть какое-то оружие. Правительство на все это закрывает глаза…

Мне лично досталось в свое время от кавказцев – но только в школе. Поколотили (трудно одному против группы), пришлось обращаться за медицинской помощью…

Николай БАРАНОВ:НА МАНЕЖНОЙ БЫЛИ ДАЖЕ ФАНАТЫ «ЛОКО»

Ничем не примечательная многоэтажка на Самаркандском бульваре. Типичная московская, что называется, «пролетарская», окраина. Рынок, улицы Ферганская и Ташкентская в округе, кафе «Бахча»… Где-то здесь и живет наш герой, про которого пока известно не многое: «Николай Баранов. 1988 года рождения. Безработный».

Серая металлическая дверь. Скрежет ключа в замке. На пороге – милая, приветливая женщина, у ног которой вьются две белокурых малышки.

- Вы супруга Николая?

От души смеется:

- Нет, я его мама.

Оказалось, малышки – его сестренки. И мало того, есть еще и брат, десятилетний футболист «Спартака». Самого Николая дома нет.

«Коля на работе, забежит ненадолго поужинать и поедет на тренировку по боксу», – разъясняет добродушная бабушка, заботливо подавая мне чашечку с кофе.

- На работе?!

Мама Николая, присев рядом со мной на диван в гостиной, стушевавшись, отводит глаза:

- Когда Колю задержали на Манежной, он сказал в отделении милиции, что безработный. Просто не хотел, чтобы на работу сообщили, он там на хорошем счету. К слову, он студент…

- И книги читает хорошие, историей древнего мира увлекается, философией! – подхватывает явно не чающая души в старшем внуке бабушка и ненадолго выходит из комнаты, чтобы вернуться со стопкой книг и фотоальбомом. Перелистываю книги. «Энциклопедия мудрости» испещрена множеством карандашных помарок и восклицательных знаков на полях. Со страниц фотоальбома смотрит высокий, светловолосый мальчик в русском национальном костюме. «Коля до десятого класса танцевал в народном ансамбле, потом бросил, но русские народные песни любит до сих пор». Я бросаю мимолетный взгляд на фортепиано, стоящее у противоположной стены. Обыкновенная гостиная: диван, ковер, стол с компьютером и вращающимся офисным стулом, телевизор с плоским экраном на стене.

«У нас тут множество спортивных каналов, специально подключили «тарелку», потому что и Коля, и мой муж обожают футбол. Только Коля ездит на все домашние матчи «Спартака» на стадион, а мой муж предпочитает наслаждаться футболом на диване», – развлекает меня светской беседой мама.

- Значит, ваш сын – болельщик «Спартака»? Он вам рассказывал, как и почему оказался на Манежной?

- Он скрытный, из него много не вытянешь. Я, конечно, расспрашивала. Шутка ли – в милицию попал. Для нашей семьи это шок. Колю я всегда воспринимала как увлеченного, но мирного болельщика. Ни одного матча «Спартака» он не пропускает, покупает сразу абонемент на весь сезон, иногда на выездные игры ездит, но не часто. Раньше совсем не ездил, но как только начал работать, зарабатывать, изредка позволяет себе это. Но битым, исполосованным с футбола не возвращался ни разу. У него там, на трибуне есть какой-то круг общения, я не очень хорошо знаю этих ребят, но как-то они приходили к нему на день рождения, и все прошло очень прилично. Никто не напился, матом не ругался, посидели за столом, музыку послушали, поговорили…

- И все же он был задержан на Манежной.

- Да… был. Самое удивительное, что у Коли 11 декабря день рождения, он должен был отмечать его с друзьями в Зеленограде. Уже и столик в кафе был заказан. Что его потянуло на Манежную, ума не приложу.

Вскоре с работы возвращается Николай.

- В субботу тот день я купил две красных гвоздики, заехал на Кронштадский помянуть Свиридова, после чего отправился в сторону Манежной, – поясняет парень. – Но того, что мне приписывают, я не делал. В милиции меня продержали четыре часа. Ни о чем не спрашивали. Сидели за столом и писали. И вот что написали…

Привстав с дивана, приносит из своей комнаты копию протокола допроса, с выражением начинает читать: «Баранов Н.А. в составе большой группы молодых людей вел себя агрессивно, выкрикивал лозунги «Россия для русских, Москва для москвичей!». Громко выражался нецензурной бранью, пытался выйти на проезжую часть, создавал помехи движению транспортных средств, прорывался через легкие металлические ограждения, установленные для охраны общественного порядка. На законные требования о прекращении противоправных действий не реагировал, оказывал физическое сопротивление».

- Все это я не подписал, – оторвав взгляд от бумаги, замечает мне Николай. – Написал «не согласен». Потому что все было не так. Мы постояли с моими приятелями, посмотрели, что происходит, зашли погреться в торговый центр, а когда вышли оттуда, на нас ОМОН побежал цепью, мои приятели бросились врассыпную, а я, видимо, кинулся в неудачном направлении. Меня повалили лицом вниз, и огрели сверху дубинками. На Манежной, – подумав немного, добавляет он. – Было много фанатов. Я видел ребят в армейских шарфах, в шарфах «Локомотива».

- Это правда, что после гибели Егора между враждующими фанатскими группировками заключено перемирие?

- Перемирие было заключено раньше. Впрочем, никаких бумаг я не подписывал, точно не знаю. Но обычного отвращения на их лицах при виде нас на Манежной я не заметил. Потому что это была не фанатская акция, а акция русских людей. Убийц Егора отпустили, летом убили другого молодого русского парня, Юрия Волкова, о том убийстве вообще все успели забыть. Были и другие убийства среди болельщиков, которые просто не получили такой широкой огласки. А сколько погибло не болельщиков, о чем и вовсе никто не говорит?.. И о Егоре бы довольно быстро забыли. Если бы мы не перекрыли Ленинградку и не вышли на Манежную.

- Значит, вас никто не провоцировал?

- Это как сказать… Кто и зачем вбросил в Интернет информацию о том, что убийц Егора выпустили? Если это была провокация, то это была очень хорошая провокация, она достигла своей цели. Разозлить! Я на провокации не желаю поддаваться. Но я не хочу, чтобы в Москве убивали русских ребят, я хочу, чтобы кто-то озаботился всерьез и разобрался, почему это происходит. И на Манежную я пошел, чтобы этого больше не было.

- С какого года вы болеете за «Спартак»?

- С рождения.

- Автографы игроков «Спартака» у вас есть?

- Я не собираю автографы. Но для меня лучшим всегда был Тихонов. Андрей. Специально съездил в этом году в Химки в день его рождения. Чтобы пожать ему руку.

Сергей Бегишев, Александр Боярский, Геннадий Ларчиков, Инесса Рассказова, Дмитрий Туманов

Источникsovsport

Опубликовал: admin | Дата: Дек 18 2010 | Метки: Коротко, Расследования |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress主题

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,600 | Комментариев: 14,727

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
Free WordPress Theme
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire