Крым и Ватерлоо

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Оцените статью:
Loading ... Loading ...
Просмотров: 47

Вступление

В обществе распространена такая точка зрения, согласно которой внутренняя политика Путина является провальной и антинародной, зато внешняя – крайне успешна и заслуживает одних только похвал. Это мнение особенно укрепилось после присоединения Крыма.

Оно умело поддерживается как российской пропагандой, так и пропагандой западной, зачастую рисующей современную Россию могущественным врагом, а нашего президента – этаким голливудским суперзлодеем, несущим угрозу всему миру. Соответствующие лубочные заявления западной прессы охотно цитируют наши телеканалы и официальные печатные СМИ, радуясь: мол, видите, сами политики и журналисты Запада признают, что Россия при Путине встала с колен!

Мало кто дает себе труд холодно проанализировать: так ли это на самом деле или это удобный для нашей власти мираж? Действительно ли Россия с 2000 года, когда пришел к власти ее нынешний, бессменный, лидер, существенно укрепила свои позиции в отношениях со странами дальнего и ближнего зарубежья?
Предлагаю в этом разобраться.

Удачи внешней политики

Безусловно, у любого политика за такой долгий срок пребывания у власти бывают не только провалы, но и удачи. Утверждать, что внешняя политика действующей власти сплошь состоит из неудач и конфузов, как пытаются делать его либеральные критики с «Эха Москвы», – преувеличение. Надо быть справедливым к своим оппонентам. Только в этом случае мы научимся объективно оценивать политическую обстановку.

Среди геополитических удач Путина, без сомнения, – присоединение Крыма. В начале 2014 года к власти на Украине пришли проамериканские и националистические круги, которые, как мы потом сами увидели, большой любовью к России не пылали. Не приходится сомневаться, что если бы Путин пустил ситуацию на самотек, то Россия вынуждена была бы вывести из Крыма свой Черноморский флот, а также смириться с появлением на полуострове натовских военных баз. Об этом наш президент прямо сказал в Обращении к Федеральному собранию от 18 марта 2014 г. В свою очередь появление натовских военных и их самолетов и ракет в «подбрюшье России», неподалеку от российского Северного Кавказа, до конца еще не замиренного и время от времени вспыхивающего терактами, было бы большим ударом. Когда русскоязычный Крым буквально восстал после прихода к власти в Киеве одиозных националистов, Путин умело воспользовался ситуацией: ведь одно дело – присоединить территорию другого государства, а совсем иное – территорию, население которой само отделилось от этого государства, да еще и готово присоединиться к твоей стране. Путин очень любит, чтобы все внешне было «по закону», а тут, согласимся, – сложный прецедент, никак не укладывающийся в понятие обыкновенной военной оккупации, или «аннексии».

Итак, наш президент увел из-под носа у Запада лакомый кусок, сделал это без очевидного, бесспорного нарушения международного законодательства (иначе в случае прямого вторжения санкции были бы намного жестче) и, наконец, сумел выжать из этого максимум для своего рейтинга внутри страны. Думается, недалеки от истины те эксперты, кто называет «крымскую операцию» Путина вершиной его политического мастерства. Можно спорить о нюансах – стоило ли присоединять Крым или лучше было удовольствоваться «абхазским вариантом», но, безусловно, президенту удалось в этом случае одним ударом достичь сразу нескольких целей.

Еще одна несомненная удача политики власти последних лет состоит в том, что России, обложенной после присоединения Крыма западными санкциями, все же удается противостоять внешнему давлению, сохранять относительно неплохие отношения со странами Западной Европы и в меньшей мере – США, реализовывать крупные международные проекты вроде «Северного потока – 2» и «Турецкого потока». Уже 4 года Россия существует в режиме санкций, но при всех экономических проблемах, которые, надо сказать, постепенно усугубляются, все же экономика России не рухнула, как пророчили «архитекторы» санкций в 2014–2015 гг. Несмотря на ярое сопротивление Украины, Польши и стран Балтии, выполняющих роль проводников американских интересов в Европе, «Северный поток – 2» строится, в ЕС имеются влиятельные лоббисты продолжения взаимодействия с Россией, а ряд стран Западной Европы, такие как Австрия, фактически настроены на восстановление взаимоотношений с нами до прежнего, докрымского, уровня.

Объем торговли РФ с Евросоюзом также устойчиво растет: в течение 2016–2017 гг. экспорт из ЕС в РФ вырос на 20,2%, а импорт увеличился на 23,4%. Россия за пресловутую «холодную войну – 2» стала четвертым по значению основным партнером Евросоюза. («Торговый оборот ЕС и России вырос на 22%» // Webeconomy.ru). Растут инвестиции западного капитала в российскую экономику; так, в 2018 г. компания «Мерседес-Бенц» вложила 250 миллионов евро в строительство своего завода в Московской области (А. Саможнев «Доверие как ресурс. Интерес к российскому рынку остается высоким» // «РГ», 23.05.2018).

Получается, на словах европейские политики осуждают Путина, поддерживают «молодую украинскую демократию», заявляют, что нужно «сдерживать Россию», а на деле преспокойно увеличивают товарооборот с «агрессивной деспотией». Иначе и быть не может. Глобальный западный капитализм для того и всячески содействовал развалу СССР и установлению олигархической власти в России, чтобы иметь источник дешевых энергии и сырья и завоевать обширный рынок сбыта. Обратимся к цифрам: в 2017 г. доля экспорта минерального сырья из России в ЕС равнялась 58,1% от всего российского экспорта, доля машин и оборудования, купленных нами в ЕС, – около 30% импорта. Классическая картина для сырьевого придатка! Конечно, такая Россия нужна и выгодна Евросоюзу! Амбиции руководителя огромной страны могут раздражать европейских политиков, но ломать из-за этого устоявшийся механизм международного разделения труда они не станут.

Сложнее дело обстоит с США, с которыми товарооборот у РФ не очень велик. Американские капиталисты мало теряют от уменьшения российского экспорта (более того, они даже кое-что приобретут), поэтому они могут позволить своим политикам подольше и поправдоподобнее поиграть в «искреннюю борьбу за демократию на периферии». Россия – в более уязвимом положении, потому что заинтересована в закупках у США. Неслучайно с 2014 по 2016 г. наш экспорт в США упал почти в 2 раза (с 13 560 миллиардов долларов до 7885 миллиардов), а вот импорт сохранился почти что на том же уровне (9553 и 9425 соответственно). (Р.А. Кайдагоров-Хамошин. «Торгово-экономические отношения России и США в 2012–2016 гг.: влияние экономических санкций». 2017). Это значит, что Америка совсем не желает терять Россию как рынок сбыта. Заокеанская метрополия продает нам товары (от удобрений до атомных реакторов) в том же объеме, что и до 2014 г., невзирая на грозные словеса ее президентов и госсекретарей о санкциях и требования нас наказать. Другое дело, что раньше Россия так же продавала Америке свои товары (в основном минеральное сырье и металлы), причем примерно на 4 миллиарда больше, чем покупала, и валютные доходы от этого поступали в бюджет РФ. Теперь же все дивиденды товарооборота между Россией и США имеет американская сторона. Проще говоря, американцы сумели извлечь из своих санкций сугубую экономическую выгоду. Как ни парадоксально это прозвучит, после 2014 г. присутствие американского бизнеса в самой России даже увеличилось: так, в 2016 г. компания «Боинг» открыла научный и учебный центр в Сколково, до этого она продала грузоперевозчику «Волга-Днепр» 20 своих самолетов. Понятно, что по телевизору нам об этом не сообщили. По телевизору нам рассказывали, как американские представители при ООН клевещут на нашего «дорогого нацлидера»…

Однако, в отличие от простых жителей, работники офисов в Кремле прекрасно знают всё это и понимают, что следует обращать внимание не на слова, а на дела и что полного разрыва с США также не будет. Американскому крупному бизнесу выгодны санкции, а значит, выгодно и существование политического режима, действия которого вызывают санкции. Надо только терпеливо утираться после плевков политиков из Вашингтона и заверять, что мы всё равно открыты для взаимодействия с «американскими партнерами» – и в Вашингтоне это оценят. Если хотите, – это тоже «успех»… Во всяком случае это лучше, чем полный крах, по крайней мере с точки зрения нынешней российской «элиты»…

Наконец, еще одна значительная удача внешней политики Путина – это евразийская интеграция. Распад СССР привел к рассогласованию экономик союзных республик, которые некогда входили в единый народно-хозяйственный комплекс, результатом стал глубокий экономический кризис. Кроме того, выяснилось, что существует ряд насущных задач геополитического и военного плана, которые легче решать сообща. Идею реинтеграции государств постсоветского пространства предложил еще в далеком 1994 г. президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Но в 90-е гг. она не была услышана руководством России. Практические, недекларативные подвижки начались только после прихода к власти второго президента России, в 2000-е. Так, в 2007 г. был подписан договор о создании Таможенного союза между Белоруссией, Казахстаном и Россией, который начал действовать с 2010 г. В 2012-м возникла Евразийская экономическая комиссия, а в 2014 г. было провозглашено создание Евразийского экономического союза, к которому присоединились Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. В рамках ЕврАзЭС действует Межпарламентская Ассамблея, Евразийский банк развития и даже суд сообщества. В 2002 г. возникла Организация Договора о коллективной безопасности – военный союз Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана, а в 2009-м при нем появились  коллективные силы оперативного реагирования.

Итак, Россия играет одну из важных ролей в процессе евразийской интеграции, реализуя свои интересы через интеграционные институты.

Украинское направление

Но если во внешней политике Путина есть такие удачи, то, может, кремлевская пропаганда права и действительно эта политика весьма успешна? Увы, дело обстоит совсем иначе. Более того, в определенном смысле эти удачи являются следствием крайне неудачной и даже провальной внешней политики нынешней власти. Спросите: как такое возможно? Поясню это на простом примере.

Представьте себе молодого человека, карьера которого началась с работы на высокой должности в крупной фирме. У него было всё: хорошая зарплата, дорогой автомобиль, собственный дом, красавица жена. Но по определенным причинам – непрофессионализм, отсутствие четких целей в жизни, неумение ладить с людьми, любовь к выпивке – карьеру он не сделал, должность потерял и покатился вниз. Должности становились всё скромнее, фирмы всё мельче и беднее, дом и машину пришлось продать, жена от него ушла (чтобы добиться большего сходства, добавим, что у него при этом был хорошо подвешен язык, он красиво расписывал свои мнимые успехи и были те, кто ему даже верил). В конце концов его совсем уж было собрались выбросить на улицу без выходного пособия, и вдруг ему повезло: скажем, взяли охранником в супермаркет. В его ситуации – это безусловная удача, но вряд ли его можно считать успешным человеком…

То же самое и с «успехами» нашей внешней политики. Особенно очевидно это на примере с присоединением Крыма.

Победа сил Майдана на Украине стала сокрушительным поражением всей 20-летней политики РФ по отношению к Украине. Иные знатоки любят покричать о том, что Виктория Нуланд призналась в интервью Си-эн-эн, что США потратили 5 миллиардов долларов «на поддержку демократии на Украине» («Госдеп: США вложили $5 млрд в «поддержку демократии» на Украине» // РИА Новости, 22.04.2014). При этом гораздо реже упоминают о том, что Россия вложила в свою южную соседку в десятки раз больше. Между тем это неоспоримый факт, признанный на самом высоком уровне. В мае 2014 г. Алексей Улюкаев – тогда министр экономразвития РФ – заявил агентству РИА Новости, что за 20 лет Россия вложила в Украину порядка 200 – повторяю: двухсот – миллиардов долларов! («Россия вложила в Украину $200 миллиардов за 20 лет, заявил Улюкаев» // РИА Новости 19.05.2014). А в апреле, за месяц до этого, Дмитрий Медведев говорил даже о 250 миллиардах долларов, потраченных Россией «на Украину»! («Россия вложила в Украину в 50 раз больше денег, чем США» // dp.ru, 22.04.2014). В эту сумасшедшую сумму входили кредиты правительству Украины, занижение цены на газ, преференции украинским фирмам и предприятиям в рамках совместной деятельности в СНГ (только по линии СНГ Россия подписала с Украиной свыше 400 договоров). Конечно, нельзя сбрасывать со счетов и финансирование по линии Русского мира, Россотрудничества, проведение сотен выставок, Дней русской культуры, поддержку украинских общественных организаций и СМИ «пророссийской направленности», негласную поддержку определенных политических партий и движений, а также отдельных лидеров.

Наиболее одиозно выглядит царская щедрость по отношению к В. Януковичу, который потом сбежит, забыв о «союзнических обязательствах», в самый ответственный момент. В декабре 2013 г. (вспомним, что Евромайдан был уже в самом разгаре!) Владимир Путин распорядился поддержать президента и правительство Украины и разместить в украинских ценных бумагах часть резервов Фонда национального благосостояния России в объеме 15 миллиардов долларов (кстати, того самого ФНБ, который Путин не решился тронуть даже ради блага российских пенсионеров!). Это, между прочим, в 3 раза больше, чем Госдеп дал украинским либерал-националистам, как утверждают, «на Майдан» (а на самом деле за все 20 лет существования постсоветской Украины)! Также Путин решил снизить цену на газ для «дружественного режима» с 404 долларов за тысячу кубометров до 268,5 долларов! В итоге, как оказалось, эти миллиарды были выброшены на ветер, и российским налогоплательщикам пришлось еще заплатить за «спасение Януковича» и транспортировку его в РФ силами российского спецназа.

Причем когда мы говорим о финансовой поддержке Украины, следует учитывать, что мы берем идеальный случай. Вообще-то можно усомниться в том, что значительная часть от этих 200 или 250 миллиардов вообще достигли Украины. Не исключено, что эта часть ушла за российско-украинскую границу исключительно на бумаге, а в реальности так и осталась в пределах Садового кольца…

Таким образом, официально Россия Путина потратила на «привлечение Украины на свою сторону» в 40, а то и в 50 раз больше, чем США. Получила же она полный провал условных «пророссийских сил», разворот украинского режима к Евросоюзу и США и такую пропагандистскую кампанию, которая превратила в оголтелых русофобов большую часть некогда братского народа! Причем все это произошло так стремительно, что Путин успел лишь выхватить Крым из уходящего «украинского поезда», что, собственно, и стало его «самой большой геополитической победой»… А ведь все могло быть совсем по-другому, если бы деньги потратили с умом, в полной мере переправили их за границу, поставили на правильные организации и на правильных лидеров. Украина вступила бы в Евразийский союз, затем в Союзное государство России и Белоруссии – и присоединять Крым было бы не нужно, потому что он и так, вместе со всей остальной страной, как говорится, к взаимной выгоде, был бы «нашим».

К тому же России пришлось расплачиваться за эту «победу». Вероятно, наш лидер был уверен, что повторится ситуация с южноосетинским инцидентом, и никак не думал, что Запад введет санкции. Кроме того, пример крымчан воодушевил жителей Донбасса. Они тоже провели свои референдумы, результаты которых Путин ожидаемо «не заметил». Людей подвела вера в риторику наших официальных СМИ. Они не поняли, что это лишь пропаганда. На деле Кремль всегда настаивал, что считает Донбасс территорией Украины. Горячая любовь донетчан к Путину, который, напротив, этой любви вовсе не желает, превратила наше руководство в глазах Запада в «виновников конфликта на востоке Украины». Это еще больше осложнило положение официальной Москвы.

Западное направление

Однако не слишком удачливой была не только политика по отношению к Украине. Даже сам Путин открыто признает, что международное положение России, и особенно ее отношения с Западом, в последние 20 лет серьезно ухудшились. Впрочем, это мягко сказано. Если обратиться к сухим фактам, история взаимоотношений путинской России с Западом (во всяком случае до сирийской войны) – это просто история уступок. После теракта 2001 г. (9–11) Россия сама впустила американские войска в Среднюю Азию. Вскоре Путин ликвидировал наши военные базы на Кубе и во Вьетнаме. Затем Россия фактически не препятствовала разгрому Ирака в 2003 г. и Ливии в 2011-м. Причем в случае Ирака Россия как бы «не заметила» явное оскорбление: США даже не удосужились обратиться за мандатом ООН, где Россия в Совбезе имеет право вето, а в случае Ливии Россия понесла не только политические и репутационные (ведь Каддафи поддержал Путина во время российско-грузинского конфликта 2008 г. и был вправе ожидать ответной поддержки), но и экономические потери. Каддафи был должен Москве огромные деньги – десятки миллиардов долларов, которые он, безусловно, вернул бы, если  бы Россия воспрепятствовала американской агрессии, хотя бы дипломатически. Недаром же посол РФ был молниеносно уволен, стоило ему заявить, что Медведев, сдав Ливию, предал нацинтересы России (тут нужна оговорка: Медведев не является и никогда не был самостоятельной фигурой) («Почему Россия сдала Ливию?» // PlainNews).

Далее, если уж говорить об эпохе «местоблюстителя Медведева», то не надо забывать, что именно тогда, в 2011 г., Россия отдала Норвегии (кстати, стране НАТО) 90 тысяч кв. км акватории Баренцева моря с богатейшими нефтяными и рыбными запасами, а также отказалась от прав еще на 240 тысяч кв. км арктических территорий в районе Шпицбергена («Как Россия отдала Норвегии территории Баренцева моря» // «Слово и дело»). Для сравнения: площадь полуострова Крым – всего лишь 27 тыс. кв. км, но после присоединения Крыма СМИ заголосили о том, что президент Путин и председатель правительства Медведев укрепили Россию, превратили ее в значимую державу и осуществили крупную геополитическую победу. За три года до этого президент Медведев и председатель правительства Путин отдали стране НАТО втрое большую территорию и отказались от прав на вдесятеро большую территорию, и СМИ об этом даже не заикнулись, а народ остался в уверенности, что нацлидер бдит и все хорошо. По этому поводу есть даже анекдот. Наполеон посмотрел на том свете передачу Киселева и вздохнул: «Мне бы такие СМИ, никто бы не узнал про мое поражение под Ватерлоо…»

Даже войну в Сирии, которую наши СМИ изображают как дерзкий и гордый вызов Западу, Путин ведет с оглядкой на Америку, уверяя международное сообщество, что это не более чем совместная с американцами борьба с международным терроризмом.

Собственно, западное сообщество еще и потому пережило шок от присоединения Крыма, что оно давно уже списало Россию со счетов и перестало воспринимать ее как страну, которая входит в клуб мировых сверхдержав.

Отношение к России Путина, подчиняясь порыву эмоций, выразила американский представитель в ООН Саманта Пауэр. В марте 2014 г. она крикнула в лицо представителю России Чуркину: «Москва не должна забывать, что она не победитель, а проигравшая сторона!» И, как ни горько признавать, это правда: мы проиграли в холодной войне, и после того все разговоры о «вставании с колен» подобны рассуждениям маршала Петена, что Третья республика – тоже сильное государство…

Однако Россия за последние 20–30 лет не просто утеряла влияние в дальнем зарубежье. В период с 2000 до 2018 г. стала беспрецедентной военная угроза со стороны Запада. Базы НАТО значительно приблизились к нашим границам. Именно при Путине в 2004 г. бывшие советские республики Прибалтики вступили в НАТО. Теперь натовские войска стоят в 130 км от Санкт-Петербурга. После 2014 г. военный контингент НАТО в Прибалтике укрепился, недавно там проходили учения. Более позорную ситуацию для России трудно представить! С 2008 г. Путин не устает упрекать в этом Запад, но от этого сотрясания воздуха лишь растут его внутренние рейтинги.

Сама ситуация только усугубляется. Официальная российская пропаганда пытается все представить так, что виной всему не неумелая внешняя и внутренняя политика Путина и его окружения, а иррациональная русофобия Запада. Дескать, президент борется как лев против наступления Запада, но трудно одолеть людей, которые не видят своей выгоды и движимы безумной идеей. На самом деле политики Запада вполне рациональны. Они всегда действовали и продолжают действовать по принципу «слабых бьют». Если страна добровольно позволяет затягивать у себя на шее удавку экономической зависимости, то с ней считаться не будут. А Россия за годы правления как Ельцина, так и его красиво рассуждающего о патриотизме преемника все больше превращается в сырьевой придаток. Ее промышленность, наука, образование почти полностью разрушены. Слаженно, как часы, работают только нефтегазовое и металлургическое производства. Ведь от них зависит богатство олигархов, снимающих прибыль от международной торговли непосредственно, и чиновничества, питающегося с торговли с Западом через систему налогов. С 2005 г. в России ликвидировано 35 тысяч заводов, около 38 тысяч коллективных хозяйств на селе. За время правления Путина в стране исчезло 20 тысяч деревень, еще около 47 тысяч – населены доживающими свою жизнь стариками. Закрыто 14 тысяч школ, около половины больниц и фельдшерских пунктов. («Заводы, закрытые при Путине» // «Макспарк»).

Конечно, при Путине кое-какие предприятия и строились, но, увы, в значительной степени это предприятия нефтегазового комплекса или заводы отверточного производства. Доля нефтегазовых доходов в бюджете России повысилась с 18% в 1999 г. до 54% в 2011-м. А в 2015 г. – уже 78,7% всего экспорта составлял минеральный экспорт (Министерство экономического развития РФ, первый заместитель министра экономразвития РФ Лихачев А.Е: «Россия и Европа: экономические перспективы», Москва, 13.01.2016). К 2017 г., правда, эта доля упала, но зато выросли поставки металлов и сельскохозяйственной продукции.

Иначе говоря, по мере того как Россия все больше становилась зависимой от международной торговли, Запад становился все наглее и все больше наступал на национальные интересы России. Это вполне закономерно и понятно. Нашему лидеру надо было не пламенные речи произносить, грозя в Мюнхене пальчиком главам Запада, – это их только больше разозлило, а надо было развивать наше национальное производство, разные направления промышленности, сельское хозяйство. А он вместо этого все разрушал. И теперь, когда отношения с Западом значительно испортились, он пытается их наладить, продолжая ту же политику, но с еще большим энтузиазмом! Он с упорством, достойным лучшего применения, тянет трубопроводы в Европу и считает это одной из своих главных побед! Действительно, эти газопроводы выгодны Евросоюзу, именно поэтому санкции Запада носят больше декоративный характер. Но что касается России, то для нее это равносильно бесповоротной зависимости от сырьевого фактора… После строительства «Северного потока – 2» и «Южного потока» Россия окончательно превратится в «страну-бензоколонку». Доля от экспорта минералов в бюджете вырастет до 90%, машины и технологии мы будем закупать у Запада, собственное производство совсем рухнет, наука и образование окажутся тогда не нужными. Веселенькая перспектива!

Что бы ни говорили нам из кривого зеркала провластного телевидения, Россия разгромлена, унижена, она прислуживает победителям и с ней никто не считается. Единственная причина, по которой нас еще не захватили – это ядерное оружие. Но для того, чтобы удержать ядерный щит, нужно тоже развивать производство и науку, а у нашего руководства все усилия уходят на то, чтобы обеспечить немцев дешевым газом…

Евразийская интеграция

Наконец, евразийская интеграция, проводимая нашим политическим руководством, – слабое утешение на фоне провалов политики на постсоветском пространстве. В 90-е гг. Россия по инерции оставалась еще достаточно сильной региональной державой. Никто не сомневался в ее праве вмешиваться в конфликты в сопредельных бывших советских республиках, проводить там миротворческие мероприятия, помогать разрешать конфликты, в том числе путем введения войск. Россия сыграла значительную роль в погашении армяно-азербайджанского конфликта (в 1994 г. в Бишкеке при посредничестве России был подписан мирный договор). Российская 14-я армия не позволила конфликту в Приднестровье разрастись в масштабную гражданскую войну (в 1992 г. в Москве президент Молдавии Снегур, и лидер непризнанного Приднестровья Смирнов при посредничестве Ельцина также подписали договор о мире). В 1992 г. Россия не дала Шеварднадзе окончательно разбомбить Цхинвал и разместила в Южной Осетии миротворцев. Затем в ходе абхазского конфликта Ельцин спас жизнь Шеварднадзе, послав за ним в Сухум российский военный вертолет, и способствовал заключению мирного договора между абхазами и грузинами. На долгие годы, до прихода к власти Саакашвили, Грузия превратилась в союзника России.

Любопытно, что Запад смотрел на это совершенно спокойно, молчаливо признавая право России быть ведущей державой в постсоветском регионе. Запад не отреагировал даже на переговоры Снегура и Смирнова в Москве, хотя молдавские националисты кричали на весь мир о поддержке Россией «сепаратистов». А можете себе представить, чтобы сегодня Порошенко и Пушилин подписали мирный договор в присутствии Путина в Кремле после того, как Путин ввел бы на восток Украины одну из армий ВС РФ, и Госдеп США промолчал бы?!

Я не являюсь симпатизантом Бориса Ельцина. Напротив, я считаю его одной из самых отвратительных фигур новейшей истории. Поэтому я думаю, что дело здесь было не в дипломатических талантах кремлевского пьянчуги, а в политической инерции: Россия еще недавно была ядром могучего Советского Союза, и даже после падения красной сверхдержавы ее продолжали побаиваться в западных столицах. Но факт остается фактом: Ельцин передал своему преемнику слабеющую, но сохраняющую статус регионального лидера державу. Преемник же под неустанные восхваления сервильных СМИ, выдающих черное за белое, фактически довел нашу страну до того, что она лишилась статуса и региональной сверхдержавы.

Сразу же после прихода к власти нового президента была принята амбициозная концепция внешней политики. Она провозглашала важность сотрудничества с международными институтами, называла в качестве приоритета евразийскую интеграцию и даже планировала создать вокруг России «пояс дружественных стран-соседей». Однако вышло ровно наоборот. В ООН наша страна все чаще встречает ожесточенное сопротивление Запада. Вместо дружественных соседей Россия получила по своим границам непримиримых врагов. С Грузией после грузино-южноосетинского конфликта дипотношения разорваны. Азербайджан давно уже занимает по отношению к России индифферентную, а временами и умеренно-враждебную позицию. С Арменией отношения лучше, но в Ереване долго еще не простят Москве продажу оружия Азербайджану.

Украина теперь уже потеряна если не навсегда, то на долгие десятилетия. Даже Белоруссия, которая была верной союзницей и искренне стремилась наполнить реальным содержанием формально возникшее Союзное государство России и Белоруссии, теперь иногда предпочитает выжидательную позицию. И ее руководство можно понять: слишком часто от российских официальных СМИ можно услышать неумное ерничество и прямые оскорбления братской республики, а от политиков – намеки на то, что Беларусь должна войти в РФ в качестве «Минской области», потому что белорусского народа якобы и вовсе не существует, все это – русские, лишь говорящие на своем диалекте. А крупный бизнес России даже и не скрывает своих аппетитов по отношению процветающей белорусской промышленности, которую батька Лукашенко в свое время спас от грабительской «прихватизации». Таким образом, Белоруссия лишь пытается следовать естественному чувству самосохранения, но в Москве это выспренно называют «проявлениями белорусского национализма»!

Далее, Казахстан лидер которого в 1994 г. первым выступил с инициативой евразийской интеграции, также настроен теперь амбивалентно. Переход на латиницу, развитие дружбы с Китаем, стремление посылать молодежь учиться в Европу и в Америку, а не в Россию – все это показательно. После того, как президент Путин обосновал присоединение Крыма ирредентистской риторикой, смысл которой был в том, что «Россия воссоединяет разделенный русский народ», в Астане крепко задумались об альтернативах евразийству. Ведь из ирредентистской риторики кремлевцев прямо вытекает посягательство на северные регионы РК, где компактно проживает русское население. Лидеры русского национализма, приобретшие весомость во время Крымской весны, открыто об этом заявляют…

Что же говорить о других странах Центральной Азии? Там ситуация еще сложнее. В 2001 г. Путин сам, пользуясь имевшимся тогда у России авторитетом и влиянием, уговорил их руководство принять американские войска в рамках «борьбы против террористов» в Афганистане. Америка так и не отплатила ему благодарностью, а выживать G.I. из нашей бывшей Средней Азии оказалось весьма сложной задачей.

Нет никакой случайности в том, что ни одно государство ЕврАзЭС (даже союзная Беларусь!) так и не поддержало Россию в крымском вопросе, а интеграционные процессы с тех пор так и ограничиваются вялым экономическим сотрудничеством. По поводу ОДКБ белорусский лидер вообще высказался крайне негативно, усомнившись в ее необходимости, ведь когда в Киргизии произошла попытка военного переворота, ОДКБ так и не отреагировала на это. Лукашенко совершенно прав: зачем же нужна тогда такая военная организация, которую горячие патриотические головы успели назвать даже «евразийским НАТО»?

Таким образом, на постсоветском пространстве не осталось страны, про которую можно было бы сказать, что Россия обладает на нее исключительным влиянием и что она будет нашей однозначной союзницей, невзирая ни на какие сложные обстоятельства (непризнанные государства вроде Абхазии и Южной Осетии, а также ДНР и ЛНР оставим в стороне). Это значит, что Россию теперь уже нельзя назвать даже региональной сверхдержавой. Россия остается важным, но не ключевым игроком на постсоветском пространстве.

Заключение

Было бы не совсем правильным винить в этом одного лишь президента Путина. Очень наивно видеть в действиях одного человека, пусть и вознесенного на вершину власти, причину всех бед. Это значит подменять анализ общественных тенденций мифами в духе концепции «культа великой личности». Ослабление России было предопределено разрушением СССР, предательством «элитой» национальных интересов, грабительской приватизацией, навязанной ролью сырьевого придатка. Но определенную роль в этом руководитель нашей страны, безусловно, сыграл (ведь мастерство политика в том и состоит, чтобы добиваться блага своей страны даже в самых неблагоприятных обстоятельствах). С каждым годом его ошибки и провалы становятся всё очевиднее, а бредни о «вставании страны с колен» выглядят всё более одиозно и смешно. Думаю, скоро морок телегипноза рассеется – и все увидят реальное положение дел.

Рустем Вахитов,

г. Уфа

sovross

Опубликовал: admin | Дата: Дек 14 2018 | Метки: Анализ |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress主题

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 35,515 | Комментариев: 21,508

© 2010 - 2020 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
WordPress主题
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire