Корейский полуостров разворачивается от войны к миру

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 29

Самый серьёзный за последние годы раунд дипломатической игры вокруг Кореи начался

Официальный визит лидера КНДР, секретаря Трудовой партии Кореи Ким Чен Ына с супругой Ли Соль Чжу в Китай, состоявшийся 25-28 марта, создал принципиально новую ситуацию. В ходе переговоров двух руководителей в Пекине председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что дружба между двумя государствами является стратегическим и единственно правильным выбором и никакие внешние факторы не должны этого изменить. Ким Чен Ын в свою очередь заверил, что готов к диалогу с Южной Кореей и США и последовательно выступает за денуклеаризацию полуострова.

Немыслимое совершается?

Значение, конкретные результаты и последствия первой (с 2011 года) зарубежной поездки Ким Чен Ына ещё предстоит анализировать – с учётом того, что ей предшествовала сенсация: Ким Чен Ын передал через спецпосланника президента Республики Корея (РК) Мун Чже Ина господина Чон Ый Ёна, находившегося в Пхеньяне 5-6 марта 2018 г., предложение президенту США Дональду Трампу о стремлении к личной встрече, а глава Белого дома немедленно это предложение принял.

Ещё за месяц до этого подобное казалось немыслимым. Лидеры КНДР, с одной стороны, США и РК – с другой, неожиданно для большинства политиков и экспертов решили отложить в сторону взаимные угрозы и не просто перейти к переговорам, от которых они долгое время уклонялись (США, прежде всего), но в течение полутора месяцев провести две встречи на высшем уровне.

Сообщение о предстоящем американо-северокорейском саммите сразу породило предположения о том, что этому предшествовала серьёзная работа по линии специальных служб двух стран в строго секретном режиме без уведомления МИД и других национальных ведомств. Через несколько дней предположения подтвердились статьёй в The New York Times, где подробно описывалась тайная история взаимодействия глав разведывательных ведомств США, КНДР и РК, а также отмечалось существенное снижение роли Государственного департамента США во внешней политике и нарастание в нём кадрового голода.

Разумеется, каждая сторона даёт свою интерпретацию событий. Вашингтон представляет инициативу Ким Чен Ына исключительно как собственную победу, результат действия жёсткого режима санкций и военно-политического давления, которые в конце концов напугали руководство КНДР, заставив его почти пойти на капитуляцию. Пхеньян объясняет свой шаг прямо противоположным образом – это проявление доброй воли и искреннего стремления к миру, с конца прошлого года подкреплённые усилившимся оборонным потенциалом. Как известно, Северная Корея в декабре 2017 г. объявила о завершении намеченных ранее программ создания ракетно-ядерного оружия, создав надёжный ядерный щит республики, гарантирующий её безопасность.

Анализ сообщений официальных лиц из столиц ведущих заинтересованных государств, в первую очередь США, пока не вселяет большого оптимизма в отношении того, что саммит США-КНДР состоится вообще, а если и состоится – что он принесёт результаты. На данный момент запросные позиции сторон остаются в целом прежними, а Вашингтон и Сеул стремятся демонстрировать как подчёркнутую жёсткость в их отстаивании, так и скоординированность своих действий в отношении КНДР.

США и Южная Корея продолжают заявлять, что конечным итогом переговоров может быть только полная денуклеаризация КНДР. По-прежнему выдвигаются предварительные требования. Как заявила 9 марта пресс-секретарь Белого дома С. Сандерс, «президент не будет проводить встречу, пока не увидит конкретных шагов и конкретных действий, предпринятых Северной Кореей таким образом, чтобы президент кое-что получил (до проведения встречи)».

Вашингтон настаивает на том, что «любое соглашение с КНДР должно сопровождаться обязательным механизмом его верификации, нацеленным на необратимую денуклеаризацию». При этом ни Дональд Трамп, ни Мун Чже Ин не намерены не то чтобы прекратить, но даже ослабить санкции против Пхеньяна в период подготовки и проведения саммитов. Они намерены наращивать давление на Ким Чен Ына, чтобы сделать его более сговорчивым.

Не трудно заметить, что весь набор таких требований уже неоднократно выдвигался Вашингтоном и его союзниками и всегда решительно отвергался Пхеньяном как неприемлемый. Трудно представить, что на этот раз Ким Чен Ын, который много раз заявлял, что ракетно-ядерный потенциал КНДР не может быть предметом каких-либо переговоров, согласится принять американский ультиматум.

Усиленные козыри Пхеньяна

Во время моих встреч в МИД КНДР в Пхеньяне в начале марта корейские дипломаты изложили обновлённый подход к ведению дел с Соединёнными Штатами в следующем виде. КНДР предлагает формулу переговоров, на которых каждая сторона будет иметь возможность поставить на обсуждение любой вопрос, представляющий для неё интерес и озабоченность. Безусловно, это значительно более гибкая позиция по сравнению с той, на которой Пхеньян категорически настаивал до сих пор и суть которой сводилась к утверждению: «Мы не будем участвовать ни в каких переговорах, в повестку которых может быть включен вопрос о наших ракетно-ядерных программах». Теперь же северокорейцы передали в Вашингтон, по их словам, что Ким Чен Ын выразил «приверженность денуклеаризации Корейского полуострова и дал понять, что у него не будет причин для обладания ядерным вооружением в случае отсутствия военных угроз для КНДР и гарантий сохранности северокорейского режима». И он также помнит заветы своего деда, основателя КНДР Ким Ир Сена, который хотел видеть будущее Корейского полуострова безъядерным.

Что Пхеньян понимает под внешними гарантиями своей безопасности, он также неоднократно разъяснял: вывод американских войск из Южной Кореи и американского ядерного оружия с территорий близ КНДР (Япония, Гуам и т. д.), прекращение регулярных американо-южнокорейских военных учений, установление дипломатических отношений с Соединёнными Штатами и Японией, снятие международных и односторонних санкций, предоставление экономической помощи в качестве компенсации ущерба, причинённого санкциями.

Данная запросная позиция всегда отвергалась Вашингтоном с порога и будет, скорее всего, отвергнута и на этот раз.

Однако что-то всё-таки изменилось.

Мы являемся свидетелями нового и самого серьёзного за последние годы раунда дипломатической игры. Это, безусловно, заслуживает положительной оценки. Однако насколько широки у сторон границы маневрирования? По-моему, они весьма ограничены.

Конечно, спецпредставитель Мун Чже Ина в Пхеньяне о чём-то договорился, чего мы пока не знаем. Южнокорейский президент старается быть «настоящим корейцем» для Пхеньяна и надёжным союзником для Вашингтона, что само по себе очень сложно.

Можно допустить, что детали договорённостей, которые, с одной стороны, были достигнуты в Пхеньяне, а с другой стороны, доложены южанами в Вашингтоне, не идентичны и имеют различную тональность. Поэтому в случае срыва намечающегося грандиозного проекта и Вашингтон, и Пхеньян смогут сказать, что они были неадекватно информированы посредником и неверно друг друга поняли.

В то же время игра началась. И с северокорейской стороны она хорошо продумана. Во время Олимпийских игр в Пхёнчхане севрокорейцам удалось установить контакты с американскими представителями, при этом Пхеньян исходит из того, что его карты стали сильнее.

Во-первых, США всерьёз обеспокоены успехами ракетно-ядерной программы Северной Кореи и верят в её способность нанести ядерный удар по континентальной части Америки.

Во-вторых, Вашингтон с разочарованием убедился, что оба его дальневосточных союзника – и Япония при Синдзо Абэ, и особенно Южная Корея при Мун Чже Ине – категорически отвергают любой вариант военной операции США против КНДР. Вашингтону стало ясно, что если он проигнорирует их жёстко, он может не просто резко ухудшить отношения с Токио и Сеулом, но и потерять их как союзников.

В-третьих, неожиданно начавшийся вопреки воле Вашингтона и динамично продолжающийся прогресс в межкорейских отношениях в январе-марте 2018 г. дал Пхеньяну ещё один рычаг воздействия на США.

Начавшийся диалог может быть сорван в любой момент

В итоге свобода действий Вашингтона на Корейском полуострове и вокруг него относительно сократилась, а переговорные позиции Пхеньяна сравнительно укрепились. В этих условиях КНДР, видимо, и решила перейти в дипломатическое наступление, надеясь получить ограниченные, но реальные дивиденды. В качестве жеста доброй воли она добровольно пошла на мораторий по ракетно-ядерным испытаниям в период до проведения двух саммитов, чему, скорее всего, способствует нынешний цикл развития северокорейских военных программ, не требующий в данный момент ракетных запусков. (Другое дело, что в Вашингтоне истолкуют этот шаг как проявление слабости и уступку северян под нажимом американцев).

В ходе предстоящего дипломатического торга северяне надеются, как минимум, что им удастся добиться от оппонентов если не отказа от апрельских американо-южнокорейских военных манёвров, то значительного сокращения их объёма, а главное – частичного ослабления экономических санкций. Возможно, им удастся смягчить нынешнюю твердокаменную позицию Вашингтона по немедленной денуклеаризации и выйти на поэтапное движение к этой цели (через первоначальное временное замораживание ракетно-ядерной деятельности на базе параллельных шагов). То есть удастся, по сути, подтолкнуть США к движению в рамках модели, похожей на российско-китайское предложение от 4 июля 2017 г. о двойной заморозке и трёхэтапном плане урегулирования корейской проблемы.

Предсказать итоги начавшегося интересного этапа дипломатической борьбы невозможно. Очень многое зависит от соотношения внутриполитических сил в Южной Корее и особенно в США, где позиции у «ястребов» сильнее, чем у «переговорщиков» (замена государственного секретаря Р. Тиллерсона на М. Помпео и возвращение в администрацию Дж. Болтона – дополнительные тому подтверждения). Начавшийся диалог может быть сорван в любой момент.

Вместе с тем история помнит случаи, когда президенты США (Билл Клинтон, Джордж Буш-младший), начав с жёсткой конфронтации с КНДР, затем внезапно переходили к конструктивным переговорам. Это также часть американской внешнеполитической традиции. Нельзя недооценивать и «фактор Трампа», способный приносить неожиданности.

Пока от участников готовящихся встреч в верхах приходят противоречивые сигналы. Вопреки неоднократным утечкам информации о том, что маневры «Фоул игл» и «Ки Ризолвз» в 2018 году могут быть отменены, они в апреле всё-таки начинаются. Они даже чуть больше грандиозных учений прошлого года. В 2017 г. в них участвовали 320 тысяч военнослужащих, включая 15 тысяч американских, в этом году – 323 тысячи и среди них 23 тысячи янки. Вместе с этим сроки учений (обычно почти два месяца) несколько сокращены. Важнее, что и сценарий их стал, похоже, менее воинственным и более «деликатным». Не упоминается «декапитэйшн», то есть ликвидация высшего руководства Северной Кореи. Это даже вызвало протесты оппозиции в Южной Корее, лидеры которой стали заявлять, что «снижение уровня манёвров и военного доверия между США и Южной Кореей посылает неправильный сигнал Ким Чен Ыну». Одновременно южнокорейские и американские СМИ отметили, что «Ким Чен Ын проявил сдержанную реакцию и неожиданную гибкость к манёврам этого года».

Зафиксируем главное: если два намеченные на апрель саммита (особенно встреча Трамп – Ким) состоятся, это станет историческим событием и для Корейского полуострова, и всей Восточной Азии.

Дипломатический бум вокруг Кореи и Россия

Российские руководители сразу выразили полную поддержку начавшемуся американо-северокорейскому диалогу и возможной встрече в верхах лидеров этих стран. Довольно характерным было высказывание члена комитета по международным делам Государственной думы РФ А. Морозова: «Это в принципе укладывается в американский менталитет. Они действуют по ковбойскому принципу, то есть уважают сильных, а слабых презирают. Поскольку Северная Корея сумела продемонстрировать, что обладает оружием, способным достичь США, то, соответственно, они показали силу, а с сильными американцы всегда договариваются… Нам очень хочется надеяться, что этот диалог состоится».

Министр иностранных дел России С. Лавров представил более взвешенную оценку. «Я не буду комментировать вопрос о том, достигнута ли эта договорённость о проведении контакта на высшем уровне между Пхеньяном и Вашингтоном за счёт давления санкций. Я думаю, что каждая сторона желает свою трактовку преподнести как правильную. Давайте не будем рассуждать о том, что послужило причиной такой договорённости. Главное, что она есть, а ещё важнее, чтобы эта договорённость реализовалась. И закончилась не просто разговором, а открыла бы путь к возобновлению полноформатного политического переговорного процесса с целью урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова на основе имеющихся принципов, которые были одобрены на шестисторонних переговорах и в СБ ООН».

Подойти к решению этой задачи («возобновление полноформатного политического переговорного процесса») крайне важно. Как уже отмечалось, северокорейские дипломаты, вероятно,  предпримут максимум усилий для того, чтобы смягчить крайне жёсткую позицию Вашингтона по немедленной денуклеаризации и начать двигаться к этой цели поэтапно, через первоначальное временное замораживание ракетно-ядерной деятельности на основе параллельных шагов. То есть, по сути, попытаются подтолкнуть США к движению в рамках модели, похожей на российско-китайское предложение от 4 июля 2017 г. о двойной заморозке и трёхэтапном плане урегулирования корейской проблемы.

И здесь необходимо подчеркнуть, что первый этап, который предусматривался совместным предложением России и КНР о поэтапном разрешении кризиса на полуострове, – предложением, официально никем не поддержанным, а в Вашингтоне громогласно отвергнутым, – практически уже завершён. Конфликтующие стороны начали снижение военной активности и перешли от угроз взаимного уничтожения к подготовке серьёзных, возможно, исторических по своему значению переговоров в верхах.

Вместе с тем нельзя не видеть, что  начавшийся довольно бурный политико-дипломатический процесс несёт и новые вызовы национальным интересам России, а также КНР. Понимая, что положение РФ и положение КНР в контексте корейской проблемы различаются, будет всё же не лишним познакомиться с размышлениями Пекина  на этот счёт.

Учитывая натянутые отношения между Пекином и Пхеньяном в последние пять лет (по крайне мере, до визита Ким Чен Ына в Китай 25-28 марта), китайские политологи, наблюдавшие за резкими изменениями политической ситуации на Корейском полуострове и вокруг него (стремительное межкорейское сближение, наметившийся американо-северокорейский диалог, сенсационное решение о скором проведении саммита США – КНДР), выражали глубокую озабоченность возможным появлением новых угроз национальной безопасности КНР.  В Китае, например, откровенно ставили вопрос о том, не перейдёт ли КНДР в результате возникшей дипломатической турбулентности целиком и полностью на строну США в их противостоянии с Китаем. Китайские аналитики допускали в случае успеха встречи Д. Трампа и Ким Чен Ына появление смычки между Пхеньяном и Вашингтоном на антикитайской основе. Рассматривался даже такой вариант, что в обмен на снятие санкций, полную нормализацию отношений и американскую помощь КНДР сможет стать квазисоюзником США и проводить согласованную с Вашингтоном политику по дестабилизации обстановки на границах Китая с целью помешать реализации программ развития КНР в её трёх северо-восточных провинциях.

Продолжая выстраивать такие предположения, китайские эксперты не исключали даже вероятности возникновения вооружённых инцидентов на границе с КНР, способных перерасти в локальный двусторонний военный конфликт. В период культурной революции в Китае такие прецеденты имели место. Так, Вьетнаму в 1979 году уже довелось воевать против КНР, хотя до этого Пекин и Ханой были союзниками. Обострённое восприятие китайскими представителями новых угроз возникало ещё и потому, что накануне мартовского дипломатического прорыва произошло символическое событие: в порт Дананг впервые после Вьетнамской войны совершил заход американский авианосец.

Опасения китайских аналитиков и прогнозирование ими различных, в том числе сугубо негативных, вариантов развития событий доходили до рассмотрения гипотетического противостояния вдоль китайских границ на «двух фронтах»: на северо-востоке и юго-востоке, в рамках реализации политики Вашингтона по окружению КНР.

Конечно, характер отношений между Москвой и Пхеньяном иной, России удаётся сохранять и развивать дружественные отношения и сотрудничество с КНДР (в этом смысле недавние «китайские страхи» России не касаются), но тем не менее новые вызовы становятся реальностью. Нельзя исключать, что в случае успеха двух саммитов (КНДР – Республика Корея, КНДР – США) роль России в корейских делах может снизиться. Это может выразиться в сокращении российского присутствия в межкорейском урегулировании, в решении ядерной проблемы Корейского полуострова, в степени влияния России на КНДР и РК, в возможном неучастии Москвы в будущих переговорах.

О каких многосторонних переговорах может идти речь в случае продолжения дипломатического процесса после двух саммитов? Из Сеула звучат различные идеи, в том числе о трёхсторонней модели (США – РК – КНДР). В Пекине ряд политологов стали вспоминать четырёхстороннюю структуру (США – КНР – КНДР – РК). Россия по-прежнему считает оптимальным шестисторонний формат переговоров, но сейчас трудно сказать, кого стало больше: сторонников или противников проверенного жизнью шестистороннего дипломатического формата. Не волновать такое развитие событий не может. Следовательно, от Москвы требуется выработка новой политики с целью нейтрализации возможных последствий, неблагоприятных для российских интересов.

Ещё один важный вопрос – место проведения саммита США – КНДР. Предсказать, какое место будет выбрано, сложно. Учитывая известные особенности характера Д. Трампа, в том числе его экстравагантность, нельзя полностью исключать, что он прилетит в Пхеньян или на 38-ю параллель в пограничный Пханмунчжом, хотя это и маловероятно.  Какая третья страна может принять двух лидеров? КНР? Россия? Стран, желающих предоставить посреднические услуги и свою территорию для американо-северокорейского саммита, достаточно. Это и нейтральная Швейцария, и Швеция, представляющая внешнеполитические интересы США в КНДР, и Монголия, гордящаяся тем, что имеет конструктивные отношения с обоими корейскими государствами. Есть и другие. Вероятна также встреча Трампа и Ким Чен Ыра на полях какого-либо крупного международного форума. Так или иначе, России необходимо предпринимать продуманные и последовательные усилия, чтобы выработать приспособленные к меняющейся обстановке стратегию и тактику действий и остаться активным участником новых процессов на Корейском полуострове.

Александр Воронцов

fondsk

Опубликовал: admin | Дата: Мар 30 2018 | Метки: В Мире |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

WordPress Blog

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 29,817 | Комментариев: 19,725

© 2010 - 2018 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В.
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
mugen 2d fighting games
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire