Какая школа нужна. Часть II. Образование – кому и зачем

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 1, Рейтинг: 4.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 0

Часть I здесь

Чем вредны старшие классы

Мои читатели справедливо пишут: а что же будет с теми, кто показывает хорошие способности к наукам, кто с высокой долей вероятности станет учёным, теоретиком, математиком, например, или физиком-химиком? Да хоть филологом или историком. Какое-то количество учёных по всем отраслям требуется, безусловно. Будущему математику надо в возрасте 13-17 лет не программировать учиться, а заниматься именно математикой, – объясняет мне один из читателей, а то ни математика не получится, ни хорошего программиста. Вот для таких людей и нужны старшие классы школы. Большинство – в техникумы-ПТУ, а этих, особых, одарённых, раритетных, – оставлять в старших классах. Ну и, конечно, учить их твёрдо, с возможностью выгона,  много давать и много спрашивать, чтоб знали, что почём. Эти люди готовятся к университету научного профиля. К работе в области фундаментальной науки. Так считают мои читатели.

А я вот так не считаю. Почему? А вот почему.

Вот был класс, где все учились вместе, кто-то лучше, кто-то хуже. И надо из этого класса выгнать худших. А лучшие останутся. Выгнать в ПТУ или техникум. Какова естественная  реакция школяров и их родителей?  Их две. 1) Твёрдое убеждение, что техникум-ПТУ – это отстой, дрянь собачья, которая нам не нужна. Даже если изначально человек был ориентирован на не бог весть какое образование – всё равно он не хочет быть мусором, от которого избавляются. И не хочет идти туда, куда выгоняют. 2)  Желание во что бы то ни стало остаться среди тех, которые в данной ситуации признаются лучшими, более качественными и, так сказать, «породистыми».  Это желание подкрепляется ещё и естественным человеческим консерватизмом – желанием продолжать делать то, что делал раньше. Он присущ не всем, но многим. Если не детям, то родителям.

В результате будет колоссальное давление, чтобы не мытьём, так катаньем остаться в старших классах. Как это можно будет сделать, если, положим, на десять восьмых останется два девятых? А как-нибудь сумеют! Протащат, на худой конец, закон, воспрещающий выгонять – и вся система пойдёт прахом. Так уже было – в моё время. Поверьте, все так или иначе протыривались в 9-й класс. В ПТУ шли уж совсем никудышники – несмотря на всю огромность пропаганды, все завлекалочки и, прямо сказать, истинные преимущества этого пути. Не хо-те-ли!

Поэтому нужно из 8-го класса выгонять всех, чтоб никому не было обидно. Всё, ребята,  комедия финита. А дальше «Выбирай себе дорогу с пионерских юных лет» – такая у меня была тема сочинения на выпускном экзамене за восьмилетку. (Вообразите: мы в 8-м писали сочинение, а мой сын на вступительных в вуз (!!!) – диктант).

Дальше они должны поступать наново – кто куда. Тут радикальная разница: одно дело – выгнать кого-то откуда-то, и совершенно другое – не принять куда-то. Второе – неизмеримо проще. Это для организаторов процесса. А для самих школяров – такая же история. Тебя выгнали – это позор, травма, ощущение собственной неполноценности. Печать жизненной второсортности. А не поступил… Ну, туда не поступил – поступил сюда.  Да и окружающие могут и не знать, куда именно ты не поступил. Ещё и не скажешь, что лучше, что хуже. С какой стороны посмотреть. Этот – психологический – аспект никак нельзя недооценивать. На это будут смотреть, как в наши дни смотрели на институты. Ну, кто-то поступил в более престижный, кто-то в менее престижный, но в принципе – все равны, все молодцы. Это очень важно – никого не обижать без нужды и учитывать ходовые предрассудки. Предрассудки – это двигатель повседневного житейского поведения, их надо изучать, лелеять, понемногу на них воздействовать в нужном направлении и никогда не рубить сплеча. Тут что-то аналогичное  «подстройке и ведению» в НЛП.  Управляя широкими массами, нельзя не учитывать предрассудки (назовите это «народные верования», если угодно). Большевики этого никогда не умели, ну и поплатились в конечном итоге.

Так куда же должны поступать школьники, ориентированные на научную подготовку? Вероятно, наряду с техникумами и ПТУ (в предыдущей части они были названы заведениями профессионального образования первой ступени) должны существовать какие-то заведения общенаучной подготовки. Учиться там должно быть труднее, чем где бы то ни было и никаких прикладных профессиональных навыков  они давать не должны. Они должны учить основам наук – на довольно приличном уровне. Это, в первую очередь, математика, физика, химия. Тут ничего особо и сочинять не надо: было в стране несколько хороших матшкол – вот и сделать что-то вроде этого.

Но это должны быть – повторюсь – отдельные заведения. Надо преодолеть соблазн устроить их в тех же школах – по вышеочерченным причинам. Другое название, другое здание, всё другое.

И этих заведений должно быть немного. Сколько? Мне кажется, мест там должно быть на единицы процентов от выпуска общеобразовательной школы. Может, три процента, может, пять. Так мне кажется. Надо позаботиться об общежитиях, о хороших стипендиях, чтобы приезжали со всей страны. Дело это серьёзное – подготовка будущих учёных.

Главное, чтобы заведения этого типа не начали неконтролируемо размножаться и соответственно разжижаться. Такая опасность есть всегда. Нечто подобное произошло в Германии. Скандальный Тило Сарацин («Германия: самоликвидация») пишет, что несколько десятилетий назад в гимназию (единственное заведение, готовящее в Германии к университету) поступало процентов двадцать учеников, оканчивающих основную школу. Лучшие поступали. А теперь гимназия открыта для всех – и туда идёт 80%. Они имеют право.  Результатов два. Университет получает студентов, которые по своим умственным способностям не могут освоить сложные вещи. Поэтому университет вынужден понижать уровень обучения. Одновременно  разрушается, а возможно, и разрушалась уже, знаменитая немецкая система профессионально-технического образования: туда попадает совершенный отстой, что автор доказывает с немецкой педантичностью, сравнивая результаты вступительных тестов по годам.  Вот практические плоды политической сентиментальности и признания прав всех на всё. Если не держать ситуацию твёрдой рукой, сползание к образовательной богадельне происходит само собой и без специальных усилий.

Так что заведений, готовящих будущих учёных, должно быть мало. А специалисты по прикладным инженерным специальностям – вполне могут получаться через техникум или даже ПТУ (в старой терминологии, которую следует полностью ликвидировать, чтобы не тащить в будущее налипших на неё дурных коннотаций).

Представление о том, что овладеть трудными вещами можно только в юности, иначе мозги отвердеют и ничего не выйдет – сильное преувеличение. Это представление было поднято на щит борцами против всеобщего призыва молодёжи в армию. На самом деле важно непрерывное и интенсивное образование только для математиков,  теоретических физиков.  А инженеры вполне могут сначала стать техниками, потом поработать, потом опять поучиться, потом снова поработать на более высоком уровне и т.д. Это им только на пользу. Мой отец поступил в вуз перед войной, потом прошёл всю войну и продолжил, по несколько иной специальности. Окончил с отличием, успешно работал конструктором, имел авторские свидетельства. И таких в его поколении было очень много. Правда, он рассказывал, один их профессор говорил, что-де вот инженеры из вас получатся, а настоящие учёные – вряд ли: стары вы, раньше надо было начинать. Но настоящие учёные, пролагатели новых трасс, – это вообще большая редкость, штучный товар. Надо им дать возможность развиться, но и тащить за уши «в учёные» никого не надо: бесполезно.

Что делать с теми, кто стремится к теоретическим штудиям в области гуманитарных наук? Допускаю, что можно открыть заведение общенаучной подготовки и по этим наукам – положим, по истории или филологии. Но тут надо быть разборчивым и аккуратным, чтобы не наоткрывать их чересчур много  и не превратить в места, где белоручки из приличных семейств прячутся от жизни. Филологи вполне могут в дальнейшем рекрутироваться из техникума иностранных языков, а какие-нибудь там психологи – из педагогического. Будущему историку полезно получить на первоначальном этапе профессию, например, гида. Вообще, сама жизнь найдёт пути. Главное, твёрдой рукой поставить заслон ползучей гуманитаризации образования.  Народ, который хочет совершить прорыв, должен овладевать дельными, а не болтологическими специальностями.

Именины сердца и витамин души

В предыдущей части я только вскользь упомянула про то, как важно учитывать народные предрассудки и коллективные верования (что, в сущности, одно и то же). Нет, вовсе не идти у них  на поводу. Делать надо то, что надо, а не то, что нравится и хочется большинству. Здесь пролегает водораздел между народными хотелками и народным благом. Демократия, пытающаяся согласовать и воплотить желания людей, – обречена на вырождение и превращение в худший род ада, что, собственно, сегодня и происходит. Целью государства является благо, а не согласование индивидуальных и коллективных воль и желаний. Об этом я когда-то писала в серии постов «Чего народу надо?», которые широко разбрелись по интернету, поэтому не буду повторять.

Вместе с тем, действуя в направлении блага, делая объективно полезные вещи, необходимо позаботиться о том, как они воспринимаются народом, как они согласуются с его представлениями о жизни, с его желаниями, житейскими привычками, модой, в конце концов и всей той пустяковой мелочёвкой, которая и определяет поведение людей. Ни в коем случае нельзя без крайней необходимости никого обижать и ломать чьи-то дорогие предрассудки через колено. Советское руководство всегда отличалось тупостью по этой части. Им казалось, что надо сделать правильное и разъяснить, почему это правильно, а кто не понимает – того просто заставить: потом поймёт.

Реформируя (или создавая вновь) какую-то сторону жизни народа, надо в первую очередь понять, какова её истинная роль в народной жизни (она может далеко не совпадать с заявленной и даже с той, которую народ себе представляет). И, разумеется, надо хорошо знать, чего простой обыватель от этого ждёт и хочет, как он себе это представляет.  Если ему можно дать – особенно без больших материальных затрат – то, чего ему хочется – надо немедленно дать!  И побольше! Полной пригоршней!  Есть такие вещи, ценность которых гораздо выше их, так сказать, себестоимости. Помню, у нас в химчистке когда-то висел под стеклом плакатик: «Ничто не стоит так дёшево и не ценится так дорого, как вежливость». Вот подобные явления я имею в виду. Вот, например, цветы дамам. На некоторых (и их немало) букет действует просто магически, в социальном контакте цветы гораздо ценнее их практической цены в подземном переходе.  Чаще всего людям не хватает уважения, внимания, высокой оценки их деятельности. Особенно современному горожанину, обезличенному, живущему в бетонной клеточке среди одинаковых блочных громад. Вот этого витамина души и надо людям не забывать подбрасывать.

Какое это всё имеет отношение к образованию? А вот какое.

Мещанин во дворянстве

Образование сегодня – это микроскопическое, величиной с булавочную головку, смешное, дворянство. Вернее сказать, оно играет социальную роль, заполняет в народной душе ту ячейку, в которой прежде помещалась сословная гордость. Сословия давно отменили, а потребность ощущать себя выше и лучше кого-то или даже не лучше кого-то, а просто качественным, породистым, очень-очень непростым – вот это осталось. Возможно, это вообще  непроходящая часть человеческой натуры.

Только вот не надо про «тупое быдло»: чувствую, уж настрополились мои дорогие френды, мыслящие последовательно, логично и научно,  лягнуть народное простомыслие. Не надо! Это есть – желание ощущать себя непростой, да такой непростой,   чтобы это было неотъемлемо, неотчуждаемо твоим: денег нет, живёшь в дыре, но ты – дворянка. Это не отнимешь.  Или даже пускай не дворянка, пускай мещанка, но ведь не крестьянка же! А может, вообще «почётная гражданка» – было и такое сословное звание в царской России.  Это в натуре человека – стремление иметь титул, быть аристократом («аристос» – по-гречески и значит «лучший»). Не все к этому стремятся, но – многие.  Недаром моя старушка-свекровь вдруг в самое последнее время обнаружила в себе дворянские корни. Как обстоит дело в реальности – не имеет ни малейшего значения, вся эта материя  относится к сфере чистой мифологии, которая – вот тут внимание! – вполне может самым реальным образом влиять на человеческие поступки и поведение. Мифы порою сильнее и влиятельнее реальности. Что же касается моей свекрови, то дворянство её греет, повышает настроение, даёт силы не распускаться, читать газеты и даже носить шляпку. Так что в данном случае от него сплошная польза. Я даже дочке иногда говорю: «У тебя прабабушка – дворянка, а ты ходишь непричёсанная (не чистишь ботинки, разбрасываешь вещи)»; правда, она не очень верит, но речь не об этом.

Вот эту роль – основания сословной гордости – играли и играют образовательные различия. Не только у нас – в других странах тоже это наблюдается. В Италии вообще забавно: там постоянно употребляются так называемые titoli di studio (не знаю, как перевести: «учебные титулы»? – глупо как-то звучит) при обращении к человеку: «инженер», «адвокат», «архитектор», «профессор», «доктор» в конце концов – это покрывает всё. Если человек просто «синьор» – уж точно недоучка. Впрочем, я пишу не о других странах – я о нашей.

Так вот у нас, идя в институт, человек шёл (или родители его посылали) не только и не столько получить профессию, квалификацию или знания того и этого. Он шёл, чтобы стать – «лучшим» («аристос»). Ну, скажем, в последние десятилетия, при массовом одипломливании населения, – чтобы стать «не хуже людей». Устроители образовательных новоделов, всех этих эколого-культурологических университетов и финансово-юридических академий, коммерчески чутко уловили  эту потребность и её триумфально удовлетворили.  Хочешь быть менеджером по международным финансам?  Милости просим! Хочешь специалистом по межкультурной коммуникации? И это на раз!

Конечно, кто-то куда-то шёл и за знаниями, и за профессией, но цель  быть не хуже людей – тоже присутствовала: где-то проходила вторым планом, а часто – и первым. Помню, в мою юность  подруге постоянно повторяла её тётка: «Высшее образование – лучшее приданое девушки». Кстати, тут коренится ответ на загадку, которую я по молодости не могла разгадать, сколько ни пыталась: зачем девушки идут на сложные технические специальности, в которых заведомо «не шарят». А вот затем и идут (вернее, шли): просто за неким дипломом. Поскольку тогда резко преобладали технические вузы – ну и шли туда, чтобы одипломиться.  Сегодня при наличии такой потребности нет нужды сушить мозги над  сопроматом и теормехом: поступила на эколого-лингвистический – и ты с дипломом.

Все ребята парами, только я одна…

Важно ещё вот что. Люди обычно подбирают себе пару, брачного партнёра, одинакового уровня образования. Тут есть нюансы: девушки придают этому делу большее значение,  чем парни, родители – большее, чем дети, но так или иначе образование принимается в расчёт всеми. Это опять-таки что-то вроде мини-дворянства. Если парень денег не имеет, а работает грузчиком, но – с высшим образованием – это сегодня так-сяк принимается: ну, всякое в жизни бывает, это не он, а Путин с Медведевым виноваты, что он работает не по специальности, жизнь такая,  а потом, глядишь, и найдёт что-нибудь, всё-таки парень образованный.  За такого приличная девушка при отсутствии лучших вариантов так-сяк может пойти. А за необразованного – ни за что. Это было бы страшным мезальянсом, которого ни маменька, ни сама девушка не допустят.

На эту тему я помню разные трагикомические истории. Например, один молодой человек из академической семьи женился на милой девушке – ткачихе ковров. Она ткала такие замечательных, художественные ковры, что они даже выставлялись на ВДНХ, где молодые люди и познакомились. Но у неё за плечами было лишь ПТУ. Но – любовь.  А он – кандидат наук. Так вот родители придумали: она поступает в текстильный институт. Поскольку папа был влиятельным человеком в вузовском мире – поступила. На заочное, не то вечернее, точно не помню. Надо делать какую-то контрольную. Девушка самым благожелательным образом объясняет молодому мужу: лично мне это не надо, да и не умею я,  если кому-то надо – пусть он и делает. Ну, что тут скажешь? Чтобы не пилили родители, молодой муж освоил всю текстильную премудрость и на своих плечах доволок супругу до диплома. Уже после я прочитала книжку И.Грековой «Маленький Гарусов», где описывается подобная ситуация: молодой инженер тащит свою подругу сквозь заочное образование, сам получая ходом вещей вторую специальность, по которой в конце концов отправляется работать.  Наверное, это был не единственный случай.

А моя давняя компаньонка  окончила всего лишь музучилище, правда престижное, гнесинское. И работа вроде приличная была, интеллигентная – руководитель детского хора (это было в 80-е годы). Как же её презирала и гнобила мужнина родня – все как на подбор кандидаты наук!  (Впрочем, потом моя бывшая компаньонка совершила акт исторического возмездия: у неё – на её собственной фирме! – работала взятая ради Христа, отовсюду выгнанная и обнищавшая, кандидатесса наук – та самая родственница, когда-то её презиравшая. Мораль: не надо никого презирать, но это к моей теме не относится, просто воспоминание).

А относится вот что. Если мы хотим, чтобы молодёжь шла получать нужные народному хозяйству специальности – этого деления на высшее и невысшее образование быть не должно. Образование должно быть у всех как бы одно и то же. Ну, разного профиля, а по социальному достоинству – одно и то же. Если этого не будет – народу будет нанесена незаслуженная психологическая травма. Да, соображающие люди будут понимать, что это – разное. Ну, так и сегодня разные вузы дают очень разное образование – не по профилю, а по уровню. Экое открытие! Но социально они как бы равны. Такова молчаливая общественная конвенция. Когда выпускник физтеха женится на девушке-библиотекарше, выпускнице расположенного неподалёку института культуры, – они по этой конвенции равны в своём образовании. Они – ровня, это не мезальянс.  А с ткачихой ковров или с парикмахершей – мезальянс. Хотя и ткачиха ковров и парикмахерша по реальной квалификации, весьма вероятно, на несколько голов выше библиотекарши. Но в комедии жизни библиотекарша – дворянка, а те двое – мещанки, они ниже.  Именно поэтому, а не по какой-то иной причине моя парикмахерша получает какое-то смешное высшее образование в каком-то смешном вузе, не имея ни малейшего поползновения потом работать по этой специальности. Зачем? У неё и так прекрасная профессия – нужная, денежная.

Правильную позицию по этому вопросу выразил герой Шукшина из рассказа, кажется, «Беспалый»: «Все мы, в конце концов живём в одном государстве». Это он говорил, ухаживая за горделивой и привередливой медсестрой. Именно такую позицию должен занять и наробраз – к общей пользе.

Если мы хотим перенаправить потоки молодёжи в сторону дельных и полезных народному хозяйству специальностей – нужно позаботиться об их имидже, чтобы учащиеся и работники чувствовали себя «не хуже людей». Вот для этого-то и надо отменить термины «высшее», «среднее» и всякое прочее образование. Но чтобы это сделать, нужно осознать, с одной стороны, условность всех этих терминов, за которыми кроется очень неоднородная реальность,  а с другой – понять, сколь важна эта условность для массового сознания.

До революции в самых высоких кругах для женщины считалось вполне достаточным среднее образование – женская гимназия или так называемый «институт». (Правда, там давалась подготовка примерно в объёме сегодняшнего МГИМО-ин-яза: я это знаю, поскольку моя бабушка окончила московскую частную гимназию). Появились к тому времени высшие женские курсы, но учиться там было не типично, как раз для высших слоёв, туда шли разночинцы, и вообще погоды они не делали. В мою молодость считалось обязательным высшее образование – надо понимать, что всё это – мифология и конвенция. Кстати, забавный факт рассказал мне один бельгийский бизнесмен, с которым мы работали в 90-е годы. Он родился в середине 30-х годов, значит, учился в 50-х. Так вот в Бельгии в его молодости в приличной буржуазной среде не было принято, чтобы девушка шла в университет. То есть можно, но ни к чему, надо жить светской жизнью, выбирать мужа и т.п. Он был именно из этой среды, так что знал, о чём говорил.

Поскольку образовалось спешное дело – заканчиваю. Будущая реформа образования должна быть комплексной: от начала до конца. Она будет успешной, если учтёт народные верования и предрассудки. Не учтёт – успеха не будет. Но реформа мыслима и возможна, да попросту – нужна только в одном случае: если мы хотим перейти от ресурсно-паразитарного способа существования – к производительному. Если нет – лучше всё оставить, как есть. Как по факту и происходит. Признаков такого перехода я не вижу.

Татьяна Воеводина

~~~

Источник: zavtra

Опубликовал: admin | Дата: Апр 23 2014 | Метки: Образование |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Weboy

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,535 | Комментариев: 14,605

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
WordPress主题
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire