Как покончить с нищетой в наше время

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 6

Внимание специалистов по международному развитию приковано сейчас к проходящей с 25 по 27 марта в Индонезии четвертой встрече Группы видных деятелей высокого уровня.

Группа была учреждена Генеральным Секретарем ООН с целью консультирования его по повестке международного развития после 2015 года (Россию в ней представляет Э.Набиуллина). Ожидается, что по окончании встречи будет обнародован промежуточный доклад, в котором группа представит свой подход к формированию новых целей развития. О глобальной повестке развития после 2015 года и участии в ней России – в комментарии заместителя декана факультета политологии Игоря Окунева и координатора по международному развитию CICED Анастасии Максимовой.

В ближайшие два года к России перейдет председательство в «Большой восьмерке» и «Группе двадцати». Именно с этими двумя неформальными клубами ведущих экономик мира связаны ожидания не только по преодолению мирового финансового кризиса, но и по решению ключевых проблем международного развития. Это означает, что у нашей страны есть уникальная возможность как минимум активизировать свое участие в содействии международному развитию, а как максимум – повлиять на формирование глобальной повестки дня в данной сфере. Дискуссия о будущем развития разворачивается вокруг оценки прогресса по достижению Целей развития тысячелетия (ЦРТ), мандат которых истекает в 2015 году, и обсуждения новой повестки дня после этого срока. И Россия, следуя этой тенденции, уже заявила тему ЦРТ после 2015 года в качестве одного из направлений своего председательства.

Цели развития тысячелетия

Идея ООН об объединении усилий по разработке общих целей развития имеет глубокие исторические корни. В основе стратегии первой декады развития, воодушевленной успехом реализации Плана Маршалла в Европе и провозглашенной в 1961 году, был экономический рост стран. Каждая страна должна была сама разработать соответствующие задачи и цели, однако общий вектор был задан в направлении экономического развития, индустриализации, ликвидации неграмотности, голода и болезней, развития научного и технического потенциала. Декады развития стали традиционными и подготовили благодатную почву для принятия 8 сентября 2000 года Декларация тысячелетия ООН на Генеральной Ассамблее ООН, получившей название Саммит Тысячелетия, – самом крупном на тот момент собрании мировых лидеров (147 глав государств и представители 189 стран, включая Президента России В. В. Путина). Согласно Декларации тысячелетия ООН шесть фундаментальных ценностей были выделены как особо важные для международных отношений в XXI веке: свобода, равенство, солидарность, терпимость, уважение к природе, общая обязанность.

На следующий год была принята дорожная карта по выполнению «Декларации тысячелетия ООН», в рамках которой были сформулированы уже 8 целей, 18 задач и 48 индикаторов для измерения степени достижения целей. Данные цели получили известность как Цели развития тысячелетия (ЦРТ). Все цели сформулированы с учетом уровня развития 1990 года как отправной точки, и их достижение запланировано к 2015 году.

Многие эксперты отмечают, что основной заслугой ЦРТ стало то, что они послужили стимулом для увеличения официальной помощи в целях развития (Official Development Assistance, ODA) – средств, выделяемых развитыми странами для решения проблем развивающихся стран, а также сфокусировали внимание мировых лидеров и общественности на ключевых аспектах развития и задали тон в сфере содействия международному развитию (СМР, Development Aid). Так, в соответствии с разработанной в 2007 году Концепцией участия Российской Федерации в содействии международному развитию «политика Российской Федерации в области СМР будет основываться на Целях развития тысячелетия ООН, зафиксированных в Декларации ООН 2000 года».

Простота и четкость целей стала залогом их успеха при артикуляции абстрактной идеи глобальной ответственности. Например, в задачи первой цели входит двойное сокращение доли населения, чей доход составляет менее одного доллара в день, и голодающих. Согласно данным последнего доклада о прогрессе по достижению ЦРТ доля людей, живущих в условиях крайней бедности, упала с 47% в 1990 году до 24% в 2008. Еще одной историей успеха можно считать достижение задачи по двукратному сокращению количества людей, не имеющих доступа к чистой питьевой воде, в рамках седьмой цели по обеспечению устойчивого развития окружающей среды. В рамках той же цели была достигнута задача по сокращению на 100 миллионов жителей городских трущоб.

Однако обсуждение успехов в достижении определенных целей невозможно без серьезных оговорок. Так, в случае борьбы с бедностью наибольшие успехи были достигнуты в Юго-Восточной Азии и Китае, в то время как в странах Тропической Африки изменения незначительны.

Та же простота целей, что способствовала их повсеместному признанию, не позволяет достичь общего понимания, в какой мере человечество достигло ЦРТ. Многие эксперты говорят о невозможности дифференцировать данные о достижении целей по отдельным группам, таким как, например, жители нестабильных (fragile) государств, женщины, наиболее социально незащищенные слои населения. Клер Меламед отмечает, что уровень достижения ЦРТ среди неблагополучных групп населения в каждом регионе мира значительно ниже уровня достижения тех же целей среди более благополучных групп этого региона.

Сами цели часто подвергаются критике за упрощенное представление о процессах развития и cфокусированности исключительно на социальных аспектах развития. Более того, ЦРТ не отражают ряда фундаментальных ценностей, которые были заложены в Декларации тысячелетия ООН. Критики утверждают, что процесс принятия ЦРТ не был открытым и представительным, а сама повестка целей представляет собой взгляд на развитие в основном с позиции доноров. Не было уделено должного внимания таким темам, как существующее неравенство, бедность в нестабильных государствах, обеспечение прав человека, взаимосвязь развития и эффективного управления. Таким образом, ЦРТ привлекли внимание к финансовому обеспечению развития, оставив в тени структурные и институциональные трансформации.

Предлагаемые формы новых целей

Чтобы избежать повторения ситуации, когда процесс принятия ЦРТ критикуют за его кулуарный характер, ООН предприняла ряд шагов по достижению наиболее репрезентативного консенсуса по программе действий в области развития на период после 2015 года.

Целевая группа ООН по программе действий в области развития на период после 2015 года была создана Генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном в январе 2012 года для координации процесса подготовки к запуску новых целей. Объединяя более 60 агентств и учреждений ООН, она призвана предоставить аналитическую поддержку для обсуждения программы развития после 2015 года. Проведение национальных консультаций запланированно на 2012-2013 вв. ста странах, на сегодняшний момент консультации проходят уже в 56 странах.

В дополнение к национальным консультациям на платформе worldwewant2015.org запущены 11 тематических консультаций, принять участие в которых может любой желающий. Список тем включает конфликты и нестабильность, образование, экологическую устойчивость, управление, экономический рост и занятость, здоровье, голод и продовольственнуюбезопасность, неравенство, динамику численности населения, энергию, воду.

Обобщенные результаты консультаций будут представлены Группе видных деятелей высокого уровня, которая была учреждена Генеральным Секретарем ООН и в которую входит 26 человек, в том числе Эльвира Набиуллина, помощник президента РФ. Группа должна завершить свою работу и представить финальный доклад к маю 2013 года. Ожидается, что в промежуточном докладе, который должен быть представлен Генеральному Секретарю в марте 2013 года, будут затронуты такие темы, как борьба с бедностью, ситуация в странах с военными конфликтами, демографическая ситуация с молодежью, и как быть с недостигнутыми ЦРТ.

Несмотря на столь обширный характер консультаций, многие представители гражданского общества высказывают опасения, что процесс подготовки к запуску новых целей не сможет в полней мере отразить проблемы тех, кого данные цели затронут в первую очередь. В дискуссии по ЦРТ после 2015 все еще доминируют представители западного мира. В виду объективных причин, самые обездоленные не имеют возможности повлиять на процесс принятия решений.

Немногочисленные консультации и мероприятия проходят все же и в развивающихся странах. Например, в ноябре завершилась Конференция африканской молодежи по повестке дня после 2015 года. Официальные национальные консультации ООН проходят во многих странах третьего мира, хотя порой представители гражданского общества жалуются на имитационный характер таких консультаций.

ЦРТ были ориентированы на развивающиеся страны, однако новая повестка международного развития задумывается поистине глобальной. В этой связи возникает вопрос, как сделать так, чтобы новые цели были актуальными и выполнимыми для столь разных стран мира (как по уровню развития, так и по набору проблем, требующих решения). Адаптация целей к региональному, национальному или даже локальному контексту необходима, иначе данные цели не достигнут ожидаемого эффекта.

Примерами успешной локализации ЦРТ могут служить подобные программы во Вьетнаме и Руанде. Монголия даже добавила дополнительную девятую ЦРТ о правах человека и демократическом управлении в свой список. Одним из вариантов подобного подхода может служить так называемый план ЦРТ+, когда на глобальном уровне достигается консенсус об основополагающих ценностях новых целей, а на национальном – страны сами ставят конкретные цели и временные рамки их достижения. Таким образом может быть частично снят вопрос усиления ведущей роли и сопричастности национальных правительств (national ownership) к разработке и постановке новых целей развития. Данный вопрос – один из ключевых, которые предстоит решить архитекторам новой мировой повестки дня.

Однако не все согласны с данным принципом. Сторонники подхода «One World» призывают ООН разработать единую амбициозную повестку дня, исполнение которой будет обязательно для всех стран. Например, разработчики так называемых «Целей Белладжио» считают, что предоставление огромной свободы выбора для развивающихся стран в процессе формирования целей было бы неприемлемым компромиссом и не позволило бы принять амбициозную программу. Но даже они признают необходимость адаптации целей к национальному контексту.

Приоритеты новой повестки международного развития

ЦРТ является незавершенной программой, большинство целей которой не достигнуто, а поэтому не стоит отсекать возможность того, что ЦРТ будут просто продлены. В то же время ЦРТ так часто критикуются за технократический подход к развитию, что сложно представить себе их полное сохранение. Все чаще и чаще высказывается мнение, что сам подход должен быть иным, а цели не должны быть просто «списком в столбик», но единым всесторонним подходом, отражающим максимально полно взаимосвязи проблем развития. Одной из самых активно поддерживаемых идей является разработка амбициозных целей «на языке прав человека» (human rights approach). В таком ракурсе вопрос адаптации целей на национальном уровне становится еще более важным. Вряд ли можно было ожидать возражений по поводу таких целей, как доступ к чистой питьевой воде, но когда на смену придут цели вроде обеспечения гражданских и политических свобод, достигнуть общемирового консенсуса будет почти невозможно. Ведь речь идет не только о постановке цели, но и о международном мониторинге ее достижения.

Постановка целей, основанная на подходе прав человека, не рассматривает содействие развитию как вид благотворительности, а базируется на понимании развития как неотъемлимого права каждого человека.

Многие считают, что данный подход будет более основательным и устойчивым, так как в нем основное внимание будет уделяться преодолению структурных причин, препятствующих развитию, таких как коррупция, неравенство, авторитарность власти. Основными принципами подхода, основанного на правах человека, должны стать отчетность (accountability), прозрачность, участие, равенство, отсутствие дискриминации и расширение прав и возможностей (empowerment).

В случае, если в основу новой повестки лягут права человека, а сама программа будет разработана со значительным участием развивающихся стран, цели развития после 2015 года по сути будут «глобальным общественным договором», в основе которого будет глобальное управление и обеспечение для всех людей социального минимума (social floor).

Проблемы неравенства выходят на первый план при обсуждении содержательной стороны будущих целей. Если в 1990 году 93% людей за чертой бедности проживало в наименее развитых государствах, то на данный момент 72% обездоленных проживает в странах среднего уровня развития. Таким образом, невозможно представить себе решение проблемы бедности без учета растущего неравенства в мире.

Постановка неравенства во главу новой повестки требует разработки соответствующих целей и показателей их достижения. Например, необходимо будет отслеживать не только прогресс по достижению определенных целей на национальном уровне, но и определять различия между разными группами внутри страны. На сегодняшний день только треть стран, которым удалось снизить уровень детской смертности на национальном уровне, сократили разрыв между данным уровнем среди беднейшего и богатейшего населения страны. Зачастую положительные изменения в странах вообще не коснулись самых уязвленных.

Борьба с бедностью невозможна без решения проблем с безработицей. И хотя третья задача в рамках первой цели развития тысячелетия (обеспечить полную и продуктивную занятость и достойную работу всем) и была добавлена в 2007 году, вопросу занятости до сих не уделялось должного внимания.

Целей и приоритетов новой повестки не должно быть слишком много, и процесс выработки целей сопряжен с различными процессами лоббирования. Обычно такие проекты начинаются со сбора данных, например, о диспропорциональной представленности людей с ограниченными возможностями среди самых бедных, об особой ситуации в странах с военными конфликтами, о положении женщин. Подобное привлечение внимания к той или иной проблеме происходит на самом высоком уровне. С определенной долей вероятности можно сказать, что запущенная в сентябре 2012 года инициатива Пан Ги Муна «Образование прежде всего» (Education First) наряду с задачей привлечения финансовых средств в образовательные проекты преследует еще и цель включения образования в качестве одной из основных целей новой повестки.

Само по себе образование может служить прекрасным примером, предостерегающим разработчиков новых целей от поспешных, хоть и популярных решений. Так, вторая цель развития тысячелетия призывает обеспечить всеобщее начальное образование. Однако это достаточно упрощенный взгляд на проблему образования в развивающихся странах. Существует мнение, что для некоторых регионов Африки включение в ЦРТ цели о доступе к образованию принесло не только пользу, но и некоторый вред. Для выполнения этой цели все ресурсы были брошены на то, чтобы заполнить классы учениками, причем преподавательский состав оставался тем же. Качество образования ухудшилось, а в системе были созданы огромные диспропорции: грантов для развития среднего и высшего образования было крайне мало, а следовательно, не было и возможности подготовить больше учителей, врачей и иных специалистов.

Сейчас параллельно идут два процесса: разработка целей устойчивого развития в рамках обязательств, принятых на Конференции Рио+20, OpenElement и подготовка программы действий в области развития на период после 2015 года. Открытым остается вопрос, будут ли результаты этих двух процесов взаимно дополнять друг друга и составят ли они единую повестку дня. Обсуждение ЦРТ после 2015 строится вокруг представлений о том, что мы хотим улучшить в мировом развитии, в то время как Рио+20, по сути, является диспутом о том, чем мы готовы пожертвовать ради такого будущего. Этим, вероятно, и объясняется энтузиазм в обсуждении первого и скепсис во время диалога о втором. При любом исходе, проблематика устойчивого развития должна быть облечена в конретные цели, достижение которых можно будет измерить.

Оживленные дебаты ведутся не только по поводу того, какие цели должны быть включены в повестку дня после 2015 года, но и о том, как они должны быть достигнуты. Другим вопросом является, сможет ли данная повестка отразить изменения в архитектуре международного взаимодействия в целях развития. Так, обсуждаемой новостью этой осени было решение Великобритании прекратить оказание помощи Индии, так как Индия сама предоставляет донорскую помощь в размерах, сопоставимых с помощью, которую она получает от Великобритании. В то же время в Индии проживает треть мировой доли людей за чертой бедности. Для большинства людей за чертой бедности традиционная система предоставления помощи более не будет релеванта. Новые цели не могут более строится на основаниях традиционной картины мира, где одни страны являются получателями помощи, а другие ее донорами.

Россия и ЦРТ после 2015 года

Участие России в обсуждении будущего ЦРТ до сих пор было незначительным. В российском дипломатическом корпусе и экспертном сообществе доминирует технократический подход к данным показателям и убеждение, что они в основном касаются развивающегося мира. Это особенно грустно на фоне все более побеждающих разговоров об универсальности целей и необходимости глобальной кооперации для их достижения. Традиционная межведомственная дипломатия недостаточна для решения подобных вопросов и подчас неэффективна. Дискуссия о ЦРТ и их будущем – это площадка для экспертов, ученых, групп гражданского общества, представителей сообществ. В этом отношении можно только приветствовать стремление России привлечь к рабочему процессу в «Группе двадцати» научные, гражданские и бизнес сообщества, и хочется верить, что, несмотря на традиционную для России дистанцию между властью и обществом, этот процесс будет взаимовыгодным.

Россия находится в поисках действенных механизмов мягкой силы (soft power), ведь до сих пор она была слышна в основном на площадках жесткой силы (hard power). Содействие международному развитию всегда было в арсенале инструментов мягкой силы традиционных доноров, а сейчас их примеру следуют и новые доноры.

В то же время предстоящие председательствования России в «Группе восьми» и «Группе двадцати» – уникальная возможность включиться в процесс выработки ЦРТ после 2015 года полновесно и основательно, дать толчок развитию подлинной общественной дипломатии, а значит и существенно повысить репутационный потенциал России. Россия имеет шансы не только встать на один уровень с ведущими державами в подобных обсуждениях, но и в какой-то мере стать лидером дискуссии. Такая возможность открывается более стабильным социально-экономическим положением нашей страны относительно западных партнеров, когда страна может инвестировать в международное сотрудничество больше, чем живущие в посткризисном состоянии традиционные доноры. Россия может стать и неким связующим звеном между традиционными и новыми донорами (в первую очередь, странами БРИКС), привнеся в международное сотрудничество новые деньги и идеи.

Наконец, именно в данных вопросах региональное лидерство России в СНГ будет благосклонно воспринято и Западом, и самими новыми независимыми государствами. Москва вполне могла бы стать интеллектуальным и логистическим центром помощи, направляемой в Центральную Азию и Закавказье. В подтверждение этому достаточно вспомнить, как воодушевленно мировое сообщество приветствовало лидерство России в вопросе достижения шестой цели развития тысячелетия в Восточной Европе и Средней Азии.

В истории редко складываются ситуации, когда успех страны на международной арене в благом деле зависит только от ее энтузиазма, и такой шанс выпадает России в ближайшие два года. Для этого нужно начать мыслить глобально – а в этом желании устремления России и ЦРТ совпадают.

Игорь Окунев
~~~

Источник: mgimo.ru
Опубликовал: admin | Дата: Мар 31 2013 | Метки: Дискурс |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Weboy

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,589 | Комментариев: 14,709

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
mugen 2d fighting games
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire