Как подавили Декабрьское восстание в Москве

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 2, Рейтинг: 3.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 25

Часть 1

110 лет назад в Москве полторы недели кипели кровавые бои. 7 (20) декабря 1905 г. в Москве замерла жизнь, остановились предприятия. Забастовка охватила более половины заводов и фабрик. К ней примкнули представители интеллигенции, технический персонал и часть служащих Городской думы. Вскоре в Москве началась смута: революционеры убивали полицейских и представителей власти, под шумок грабили лавочников, вскоре столкновения революционных дружин с войсками переросло в ожесточенные бои. Порядок удалось восстановить только после переброски в Москву дополнительных и верных власти сил из Петербурга. 18 (31) декабря 1905 года восстание было подавлено.

Однако Московское восстание и Революция 1905-1907 гг. в целом показали всю глубину внутренних противоречий в Российской империи и её слабость перед воздействием внешних сил, которые активно спонсировали и организационно поддерживали революционные силы. Только верность большинства служителей правоохранительных органов (полицейских, казаков) и армии царской власти смогла подавить начинающуюся смуту. Первую волну революции в России сбили. К сожалению, центральная власть не смогла провести ряд коренных изменений и ликвидировать каналы влияния западных держав и структур на российское общество. А ввязавшись в Первую мировую войну царский режим похоронил большую часть кадровой армии, единственной силы способной сдержать волну хаоса. В итоге геополитическая катастрофа 1917 года стала неизбежной.

Смута в империи

В 1905 г. противоречия, которые долго копились в империи, благодаря умелым действиям провокаторов, вырвались наружу. В течение нескольких недель после Кровавого Воскресенья 9 января 1905 г., организации революционеров и конституционалистов напрягли свою пропаганду и агитацию до предела, призывая к массовому протесту. Ответ был впечатляющим. Он прозвучал, прежде всего, со стороны сотен тысяч рабочих Российской империи. Они отреагировали массовыми забастовками, направленными против бойни в столице.

Реакция рабочих по регионам была неравномерной: сдержанной в Центральной России и более активной на окраинах. В Москве забастовка была вялой и быстро иссякла. В Петербурге забастовка через несколько дней пошла на убыль. Из всех губернских центров Центра только в Саратове состоялась общегородская забастовка. А Варшаве массовые демонстрации переросли в строительство баррикад, столкновение с полицией и армией. В ходе столкновений с обеих сторон было убито и ранено более 200 человек. Забастовки и столкновения перекинулись и на другие районы Царства Польского, особенно на промышленный Лодзь, где убитых, раненых и арестованных было ещё больше. В результате в польских губерниях прошло столько акций, сколько во всей остальной России.

В прибалтийских губерниях и городах Северо-Запада, где жило много евреев, которые активно участвовали в революционном движении, отклик также был мощным. Политические забастовки, демонстрации, рукопашные схватки, атаки кавалерии и использование армейских частей имели место в Риге, Митаве и Либаве. Одновременно забастовки прошли в Ревеле, Вильне, Белостоке и множестве городов-местечек. На Кавказе наблюдалась схожая картина. Из Тифлиса беспорядки перекинулись на всю Грузию. Массовые демонстрации и вооруженные столкновения произошли в Финляндии.

Интеллигенция (она в Российской империи в основном была либеральной, прозападной) и средний класс активно поддерживали рабочих и выступали за конституцию. На всех встречах, собраниях провозглашали конституционные требования и осуждали правительство за репрессии. В сельских районах, традиционно более консервативных, волна беспорядков началась позднее — в феврале. В этом же месяце боевики социалистов-революционеров (эсеров) совершили удачное покушение на московского генерал-губернатора, великого князя Сергея Александровича.

Царский двор пребывал в крайнем напряжении. Строгие меры безопасности и страх перед террористами сделал самого царя заложником в Царском Селе. Царские советники и сановники резко разошлись во мнениях, как остановить революционную волну: умеренные выступали за уступки, реформы и парламент; сторонники «жесткой линии» требовали ужесточение репрессий. Новости с Японского фронта показывали необходимость стабилизации внутреннего положения империи. 18 февраля царь издал указ о необходимости призвать «лучших людей России», представляющих её население для консультаций по вопросам совершенствования законодательства. Министр внутренних дел Булыгин должен был проработать этот вопрос. Министр сельского хозяйства Ермолов предлагал Николаю II немедленно предпринять меры для увеличения земельных наделов крестьян, пока не стало поздно. Одновременно по всей империи для усиления городских гарнизонов и подавления аграрных беспорядков направлялись новые армейские подразделения. Увеличилось число арестов оппозиционеров.

В течение полугодия вся империя покрылась очагами протестов, забастовок, мятежей и бунтов. Захватывались помещичьи угодья и леса, горели поместья. Ряд впечатляющих и упорных забастовок произошёл в Иваново, Нижнем Новгороде, Екатеринославле, Одессе, Белостоке, Ковно, Тифлисе и т. д. Однако общенациональные показатели протестной активности не достигли даже половины результата января 1905 г. Провалилась и попытка организовать общероссийскую первомайскую демонстрацию. В то же время рабочее движение расширилось и укрепилось. Сила и радикализм организаций российского среднего класса и рабочих профсоюзов всё нарастали. В мае с целью объединения всех профессиональных организаций среднего и рабочего класса был учрежден Союз Союзов. В Союзе первоначально было 16 самых различных организаций: от союзов журналистов и инженеров, агрономов и юристов до ассоциации за равноправие евреев и эмансипацию женщин. Все активные члены и ведущие ораторы исповедовали различные взгляды — как либеральные, так и социалистические. Все они требовали демократизации и конституции. Все организации со временем становились всё более радикальными. Даже священники стали требовать реформ и восстановления выборного патриархата.

В конце мая — июне 1905 г. казалось, что Россия находится на грани революционного взрыва. Усилилось рабочее движение (в Польше шли уличные бои в городах), крестьянские выступления вновь достигли высшей степени накала. Гибель флота в Цусимском сражении потрясла всю Россию. Сторонники самодержавия были потрясены, революционеры и либеральная интеллигенция злорадствовали, на флоте усилилось брожение. В июне произошло восстание броненосца «Потёмкин» («Дай бы Бог, чтобы эта тяжёлая и срамная история скорее кончилась»). Другие корабли хоть и не восстали, но отказались выполнить приказ об обстреле и уничтожении мятежного броненосца. Даже в армии появились очаги революции. Съезд казачьих офицеров, главной ударной силы тогдашних правоохранительных органов, попросил царя даровать России конституцию!

Однако на этот раз иммунитет империи смог одержать вверх. Да и революционерам не хватало единства, организации, опыта и оружия. Однако главную роль всё же сыграли военно-охранительные институты империи. Очаги смуты в армии и на флоте были подавлены, зачинщики отданы под суд или бежали. Армия, казаки и полиция сохранили силу и верность присяге. К ним стали подключаться те горожане и крестьяне («черносотенцы»), которым надоел беспорядок в стране. Аресты и карательные экспедиции нанесли сильные удары по революционным группам. Погромы радикалов и евреев при поддержке консервативно настроенных масс стали признаком мобилизации иммунитета Российской империи, которая ещё могла мобилизовать силы для отпора революции и смуте.

В августе-сентябре 1905 г. революция пошла на спад. 6 августа министр иностранных дел издал указ о созыве Думы. Она должна была стать совещательным органом, который избирался непрямым голосованием по избирательным куриям, представляющим различные социальные группы и группы собственников. 23 августа был подписан мир с Японией. Революционеры явно уступали по мощи и организации царской бюрократии, армии и полиции, а также «черносотенным» (правым) массам. Кроме того, либеральная часть постепенно была удовлетворена открывшимися возможностями.

Однако революционеры продолжали пытаться свалить самодержавие. В этом они опирались на Запад. Преодолевая границы и расстояния, явно при лояльном отношении западных правоохранительных структур, бывшие заключенные и эмигранты спешно возвращались в Россию, чтобы присоединиться к борьбе. Вновь прибывшие немедленно включались в борьбу. Бюджеты революционных организаций выросли вдесятеро (что также объясняется поддержкой хозяев Запада), обеспечивая ресурсы для печатания агитматериалов и покупки оружия. Российская империя была наводнена миллионами листовок, памфлетов, книг и других материалов, призывающих к уничтожению самодержавия. Три главные революционные организации: эсеры, меньшевики и большевики, а также десятки региональных и национальных организаций, которые работали на развал империи в после 1917 г. станут одной из ведущих сил распада (опять же при поддержке Запада и частично Востока — Японии), быстро приобретали постоянную структуру, укрепляли внутреннюю дисциплину, вербовали новых членов и активистов, совершенствовали свои программы и нарабатывали тактический опыт. По всей стране появилось множество новых оппозиционных групп.

Несмотря на это, все революционеры были очень далеко от того, чтобы проникнуть в «глубинные слои» народа. По приблизительным оценкам, в Российской империи было всего около 25 тыс. активных революционеров. В год пика (1906 г.) число членов социалистических партий, которые выступали за смену самодержавия, достигло примерно 190 тыс. человек. Самую крупную группу составляли эсеры — 60 тыс. человек, приблизительно по 44 тыс. было социал-демократов — меньшевиков и большевиков, немного им уступал еврейский Бунд и латвийские социал-демократы — 36,5 тыс. человек, по несколько тысяч человек было других группах (эсеров-максималистов, анархистов и т. д.). Число же людей, которые имели военную подготовку, исчислялось сотнями. Причем основные кадры революционеров были в крупных городах, в сельской местности они почти не имели поддержки.

Только слабость власти давала революционерам шансы на успех. Государственный аппарат и правящий класс сильно деградировали за последние десятилетия, были деморализованы, утратили волю. Власти опасались, что их подведёт армия, так как почти всех солдат набирали из крестьян, а аграрные беспорядки, вызванные давним аграрным вопросом, набирали силу. Это привело к тому, что возможность появления крупного очага восстания в крупных промышленных городах и этнических окраинах была сохранена.

Поэтому в сентябре 1905 г. начала подниматься следующая революционная волна. Массовый протест начался с возмущения оппозиции самой идее совещательной Думы. Большинство либералов снова присоединилось к революционерам. Это привело к сплочению оппозиции в единый фронт. Социалисты всех мастей, либералы, националисты окраин, внепартийные активисты — все требовали настоящего парламента. 27 августа правительство восстановило университетскую автономию, отмененную в 1890-е годы. В сентябре студенты решили прекратить забастовку, но, вместо того чтобы вернуться к учёбе, передали помещения университетов в пользование оппозиции. Так, в каждом университетском городе, особенно в Москве и Петербурге, появились своеобразные «острова» оппозиции, места постоянных встреч оппозиционеров, партийных деятелей и непартийных рабочих и представителе й среднего класса. Полиция не имела права подавить эти «островки свободы», а профессура отнеслась терпимо.

К концу месяца небольшие кружки революционеров окрепли и стали более массовыми. В начале октября ложный слух об аресте профсоюзных делегатов побудил Всероссийский железнодорожный союз (он располагался в Москве и находился под влиянием эсеров) призвать к политической забастовке. Это парализовало почти всё железнодорожное движение. Союз Союзов поддержал Всероссийский железнодорожный союз. Забастовки солидарности быстро распространились на другие отрасли промышленности, сферу услуг и свободные профессии. К 17 октября развернулась общенациональная забастовка. В ней участвовало большинство промышленных рабочих (около 1,5 млн. человек), служащих (около 200 тыс. человек), также большинство лиц, которые причисляли себя свободным профессиям.

Эта забастовка потрясла Россию. Для России, и для всего мира, это была первая настоящая общенациональная забастовка, в которой большинство промышленных рабочих, наемных работников и интеллигенции империи выступили в поддержку политических требований. В забастовку были вовлечены как центр, так и окраины империи. В столице был образован Совет Рабочих Депутатов. Исполнительный комитет Совета быстро стал альтернативным органом власти в городе. Совет Советов был отодвинут в тень. Советы также появились в Москве, Ростове, Одессе, Иванове-Вознесенске и т. д. Крестьянские волнения начались на Юге России, выходили из-под контроля окраины империи.

Вся колоссальная машина империи застопорилась из-за внезапного прекращения работы коммуникаций и транспорта. Губернаторы и чиновники не получали приказы, полицейским было не ясно, что делать дальше. Перевозка армейских подразделений была сорвана. Даже ежедневные процедуры царского правления посредством министерских аудиенций и подписания указов были расстроены. Привычный порядок распадался на глазах.

Во властной верхушке был раскол. 14 октября Санкт-Петербургский генерал-губернатор, товарищ министра внутренних дел, заведующий полицией Дмитрий Трепов приказал «патронов не жалеть» для «подавления бунта». Витте, в своем докладе царю, резюмировал ситуацию как прямой выбор между военной диктатурой и конституционными реформами. Через несколько дней великий князь Николай Николаевич — дядя царя, командир гвардии и основной кандидат на роль военного диктатора, слезно просил царя принять предложения о мирных уступках.

17 октября был опубликован официальный текст царского манифеста о том, что России даруется свобода слова, собраний и организаций. Дума повышалась в статусе, превращалась из консультативного в законодательный орган. В опубликованном в то же время меморандуме, Витте определил цель реформы как создание «правового строя», то есть самодержавие по умолчанию планировали ликвидировать. А Витте, как агент влияния Запада, эту задачу стремился решить. Русское самодержавие, которое олицетворяло единство и мощь русской цивилизации и русского народа, было опасно хозяевам Запада.

Одновременно была объявлена амнистия для многих политзаключенных, а также восстановлена демократическая конституция Финляндии (её действие было прекращено в 1899 г.). Был создан кабинет министров (вместо прежнего порядка, по которому каждый министр утверждался лично царем и был ответственен только перед ним). Трепов ушёл в отставку. Витте стал первым в истории страны премьер-министром, отвечающим за осуществление реформы.

Удивление общественности было сильным. Многие не ожидали, что царь уступит или уступит так скоро. В результате произошёл раскол между теми, кто верил, что реформе нужно дать шанс и теми, кто ставил своей целью полное разрушение самодержавия и создание республики. Радикалы попытались продолжить всеобщую забастовку. Однако большинство забастовщиков отпраздновали политическую победу и вернулись к обычной жизни.

Вскоре пошла ответная волна. Армия и полиция восстанавливали порядок. Самодержавие активно поддержали правые, черносотенные элементы. Лоялисты столичных предместий, провинции, тысячи мелких собственников, торговцев, ремесленников, мелких чиновников и низшего дворянства, полицейские, часть рабочего класса и массы крестьян с яростью и тревогой отреагировали на активность революционеров, на то, что выглядело примирением государства и бунтовщиков. Значительная часть населения империи ещё была готова поддержать царя и власть, а не пассивно смотреть на то, что происходит смена порядков и крушение «старой России» (как это будет в 1917 году). Это было собственно ядро русского народа, не принадлежавшее к привилегированным слоям дворянства, к богатым купцам, промышленникам, банкирам, прозападной интеллигенции, из недр которой и вышли революционеры. Это была «черная сотня», на труде которой держалась империя. Народ ответил на революционную волну погромами, которые в некоторых местах были поддержаны полицией и местными властями. Громили радикальную интеллигенцию, представителей социалистических партий, студентов, евреев и других инородцев, в которых видели «чужих».

Было создано несколько массовых правых организаций, вроде Союза Русского Народа. Они активно поддерживали самодержавие и в тоже время имели в своих программах весьма здравые предложения по реформированию страны. Среди правых были ведущие интеллектуалы России, которые весьма верно спрогнозировали развитие империи, если не будут приняты решительные, коренные меры по её преобразованию. К сожалению, царь и правительство не смогли по-настоящему опереться на народ, чтобы сделать то, что будет делать Сталин и его наркомы во время первых пятилеток (революцию сверху).

Левые силы попытались продолжить революцию. 26 октября восстали моряки Кронштадта. В течение следующих нескольких месяцев ряд армейских и военно-морских подразделений пытались бунтовать или выполнять карательные функции. Так, с 11 (24) ноября по 16 (29) ноября 1905 года происходило вооружённое выступление матросов Черноморского флота и солдат Севастопольского гарнизона, рабочих порта («Севастопольский пожар»). Однако эти выступления в целом были стихийными и кратковременными. Попытки революционных партий руководить ими потерпели неудачу.

Тяжелая ситуация была в деревне. Крестьянский бунт охватил более половины европейской части России. В Октябрьском манифесте ничего не говорилось о земельной реформе. Но 3 ноября вышел новый царский манифест, отменивший остатки выкупных платежей 1861 г. и расширивший деятельность Крестьянского банка с целью облегчения покупки земли крестьянами. Одновременно на деревню обрушились репрессии. Однако в тоже время два наиболее влиятельных представителя консервативного крыла среди царских советников — Трепов и Дубасов — провозгласили необходимость немедленной аграрной реформы. Они даже выразили свою готовность расстаться с частью своих земельных владений. То есть понимание необходимости коренных изменений жизни крестьянства была, ведь крестьяне было основной частью населения империи.

Часть 2

В ноябре 1905 г. результаты конфронтации по всей России ещё не были ясны. Правительство было максимально ослаблено. «Гибкая» политика Витте привела к ухудшению ситуации. Он пытался взять ситуацию под контроль путем политического жонглирования. Витте одновременно пытался умиротворить умеренную оппозицию, добившись ослабления радикалов, и ублажить царя, держа его в то же время в страхе для того, чтобы иметь в руках реальную власть. В это же время власти усилили репрессии.

Однако быстро выяснилось, что стихию, которая бушевала в империи, нельзя успокоить изощрёнными политическими интригами. Витте пытался добиться компромисса с либералами в процессе создания их наиболее сильной партии — Партии конституционных демократов (кадетов). Он предложил некоторым членам партии войти в правительство, но за это они должны были разорвать союз с радикалами. Он это называл «отсечением либералами революционного хвоста». Конституционные демократы не приняли это предложение: не захотели, а возможно, уже и не могли, революционная стихия диктовала свои условия. А обращение Витте к рабочим с призывом умерить агрессивность («Братцы рабочие»), вызвало только насмешки. Полный провал политики главы правительства привёл к тому, что основной упор сделали на репрессиях. В своих мемуарах более позднее периода Витте свалил ответственность за репрессии на министра внутренних дел Дурново и царя Николая II. Однако факты показывают, что Витте причастен к планированию репрессий, к организации карательных экспедиций и к законодательным актам, ограничивающим свободы которые даровал Октябрьский манифест.

Социал-демократы, эсеры, кадеты и многие националисты на нерусской периферии относились к всеобщей забастовке и Октябрьскому манифесту только как к прелюдии «настоящей» свободы, которую ещё надо вырвать у режима. Что следовало делать дальше, было менее понятно. Социал-демократы и социалисты-революционеры видели будущее в революции, ведущей к созданию республики и к масштабным социальным реформам. Либералы как обычно спорили и сомневались. Часть была удовлетворена уже достигнутым и хотела сбить накал революции и постепенно создать работающий парламент. Другие требовали широких социальных реформ и нового парламента, избранного на основе принципа «один человек — один голос». Национальные движения окраин следовали путём социалистов или либералов, а также имели свои особенные цели — требовали автономию или полную независимость своих регионов.

Поэтому ситуация оставалась тяжелой. Политические забастовки следовали одна за другой. В декабре 1905 г. они достигли высших месячных показателей в России. Прозвучал призыв к отказу от уплаты налогов, а также к неповиновению армии в ответ на правительственные репрессии. Аграрные беспорядки продолжались, крестьяне жгли усадьбы. Большинство населения Латвии и Грузии отказывались подчиняться властям, их поддерживали польские губернии. Сибирь была в огне. Мятежные солдаты и восставшие рабочие даже временно блокировали Транссибирскую магистраль, и захватили Иркутск, то есть парализовали сообщения центральной части России с Дальним Востоком. Гарнизон Читы, включая офицеров и командующего, призвал к реформам и выступил против «политического использования армии» правительством. Правда, решительные генералы в армии ещё были, и довольно скоро они деблокировали Транссиб. Карательными экспедициями руководили генералы А. Н. Меллер-Закомельский и П. К. Ренненкампф.

В декабре 1905 — январе 1906 гг. революция ещё продолжала бушевать, но правительственные силы уже одерживали вверх. Последней крупной вспышкой было восстание в Москве. 7 (20) декабря прозвучал призыв к ещё одной политической забастовке. Она провалилась в столице, ослабленная арестами, но была поддержана в Москве.

Ситуация в старой столице была напряженной. В Москве были арестованы руководители Почтово-телеграфного союза и почтово-телеграфной забастовки, члены Союза служащих контроля Московско-Брестской железной дороги, закрыты многие газеты. Одновременно среди большинства социал-демократов, эсеров, анархистов Москвы утвердилось мнение о необходимости в ближайшее время поднять вооруженное восстание.

Призывы к вооруженному выступлению печатались в газете «Вперёд», звучали на митингах в театре «Аквариум», в саду «Эрмитаж», в Межевом институте и Техническом училище, на фабриках и заводах. Слухи о готовившемся выступлении вызвали массовое (до половины состава предприятий) бегство рабочих из Москвы. В начале декабря начались волнения в войсках Московского гарнизона. 2 декабря выступил 2-й гренадерский Ростовский полк. Солдаты требовали увольнения запасных, увеличения суточного содержания, улучшения питания, отказывались нести полицейскую службу, отдавать честь офицерам. Сильное брожение происходило и в других частях гарнизона (в гренадерских 3-м Перновском, 4-м Несвижском, 7-м Самогитском, 221-м Троице-Сергиевском пехотных полках, в сапёрных батальонах), среди пожарных, тюремной стражи и полицейских. Однако власти своевременно смогли успокоить солдат. К началу восстания благодаря частичному удовлетворению требований солдат волнения в гарнизоне утихли.

В полдень 7 декабря гудок Брестских железнодорожных мастерских возвестил о начале стачки. Для руководства стачкой созданы Федеративный комитет (большевики и меньшевики), Федеративный совет (социал-демократы и эсеры), Информационное бюро (социал-демократы, эсеры, Крестьянский и Железнодорожный союзы), Коалиционный совет боевых дружин (социал-демократы и эсеры), Боевая организация Московского комитета РСДРП. Вокруг этих органов группировались организаторы восстания Вольский (А.В. Соколов), Н. А. Рожков, В. Л. Шанцер («Марат»), М. Ф. Владимирский, М. И. Васильев-Южин, Е. М. Ярославский и др. Остановилось большинство предприятий Москвы, около 100 тыс. рабочих прекратили работу. Многие предприятия «снимались» с работы: группы рабочих бастовавших фабрик и заводов останавливали работы на других предприятиях, иногда по предварительному сговору, а часто вопреки желанию рабочих. Наиболее распространёнными были следующие требования: 8—10-час. рабочий день, 15-40% надбавка к зарплате; вежливое обращение; введение «Положения о депутатском корпусе — запрет на увольнение депутатов московских и районных Советов рабочих депутатов, их участие в найме и увольнении рабочих и т.п.; разрешение свободного доступа посторонних в фабричные спальни; удаления с предприятий полиции и т. д.

Контр-адмирал, московский генерал-губернатор Фёдор Дубасов ввёл в Москве Положение чрезвычайной охраны. Вечером 7 декабря были арестованы члены Федеративного совета, 6 делегатов железнодорожной конференции, разгромлен профсоюз печатников. 8 декабря забастовка стала всеобщей, охватив свыше 150 тыс. человек. В городе не работали фабрики, заводы, типографии, транспорт, государственные учреждения, магазины. Погас свет, потому что прекратилась подача электроэнергии, остановились трамваи. Торговали только некоторые небольшие лавки. Выходила только одна газета — «Известия Московского совета рабочих депутатов». Газета опубликовала воззвание «Ко всем рабочим, солдатам и гражданам!» с призывом к вооруженному восстанию и свержению самодержавия. Стачка продолжала расширяться, к ней присоединились: профессионально-политические союзы медицинских работников, фармацевтов, присяжных поверенных, судебных служащих, средних и низших городских служащих, Московский союз деятелей средней школы, Союз союзов, «Союз равноправности женщин», а также московский отдел Центрального бюро Конституционно-демократической партии. Не бастовала только Николаевская железная дорога. Николаевский вокзал был занят войсками.

Члены боевых дружин стали нападать на полицейских. Днём 9 декабря эпизодически возникала перестрелка в разных концах города. Вечером полиция окружила митинг в саду «Аквариум», все участники обысканы, 37 человек арестованы. Однако дружинникам удалось сбежать. Тогда же произошло первое серьёзное вооруженное столкновение: войска обстреляли училище И. И. Фидлера, где собирались и обучались эсеровские боевики. Полицейские арестовали 113 человек, были захвачены оружие и боеприпасы.

Надо сказать, что револьверов и ружей у боевиков хватало. Оружие закупали в Швеции, тайно изготавливали на Прохоровской фабрике на Пресне, на фабрике Цинделя в Большой Черкасском переулке, у Сиу на Петербургском шоссе и Бромлея в Замоскворечье. Кипела работа на предприятиях Винтера, Диля, Рябова. Оружие захватывали в разгромленных полицейских участках. Спонсировали боевые отряды некоторые предприниматели, деньги на оружие собирали рабочие, многие представители интеллигенции. Поддержку восставшим деньгами и оружием оказывали администрация фабрик Э. Цинделя, Мамонтова, Прохорова, типографий И. Д. Сытина, Товарищества Кушнерёва, ювелир Я. Н. Крейнес, семья фабриканта Н. П. Шмита, князь Г. И. Макаев, князь С. И. Шаховской и др.

В ночь на 10 декабря началось строительство баррикад, продолжавшееся весь следующий день. Одновременно решение о строительстве баррикад принял восстановленный Федеративный совет, поддержанный эсерами. Баррикады опоясали Москву тремя линиями, отделив центр от окраин. К началу восстания в Москве было 2 тыс. вооруженных дружинников, 4 тыс. вооружились в ходе борьбы. Стянутые в центр города войска оказались отрезанными от казарм. В отдалённых районах, отгороженных от центра линиями баррикад, боевые дружины перехватывали власть в свои руки. К примеру, возникла «Симоновская республика» в Симоновой слободе. Действиями восставших на Пресне руководил штаб боевых дружин во главе с большевиком З. Я. Литвиным-Седым. В этом районе были сняты все полицейские посты и ликвидированы почти все полицейские участки. За поддержанием порядка следили районный Совет и штаб боевых дружин.

10 (23) декабря отдельные столкновения переросли в ожесточенные бои. Сводный отряд под командованием генерала С. Е. Дебеша не мог навести порядок в огромном городе. Подавляющая часть солдат Московского гарнизона оказалась «неблагонадёжной». Солдат разоружили и заперли в казармах. В первые дни восстания из 15 тыс. солдат Московского гарнизона Дубасов смог двинуть на улицы лишь около 5 тыс. человек (1350 человек пехоты, 7 эскадронов кавалерии, 16 орудий, 12 пулемётов), а также жандармские и полицейские подразделения. Дубасов понял, что с восстанием ему не справиться и просил прислать из Петербурга бригаду. Командующий войсками Петербургского военного округа великий князь Николай Николаевич не хотел отправлять войска, но император Николай II приказал отправить в Москву Семёновский полк. Затем в Москву отправили и другие части.

Войска были сосредоточены у Манежа и на Театральной площади. Из центра города войска пытались продвигаться по улицам, расстреливая баррикады. Артиллерия применялась и для разрушения баррикад, и для борьбы с отдельными группами дружинников. Небольшие группы боевиков использовали террористическую тактику: обстреливали войска из домов, обозленные солдаты вели ответный огонь, а революционеры скрывались. Под удар попадали невинные люди. В итоге погибших и раненых мирных жителей было намного больше, чем боевиков и солдат, полицейских.

11—13 декабря войска разрушали баррикады (а революционеры их вновь строили), обстреливали дома, откуда вёлся огонь, шла перестрелка между солдатами и дружинниками. Начался артобстрел Пресни. Ожесточённая схватка развернулась на Каланчёвской площади, где боевики многократно атаковали Николаевский вокзал, пытаясь перерезать железную дорогу Москва — Петербург. 12 декабря на площадь специальными поездами прибыли подкрепления от рабочих Люберецкого и Коломенского заводов во главе с машинистом, бывшим унтер-офицером, эсером А.В. Ухтомским. Бои продолжались в течение нескольких дней.

14 декабря почти весь центр Москвы был очищен от баррикад. 15—16 декабря в город прибыли лейб-гвардейский 1-й Екатеринославский, гренадерские 5-й Киевский, 6-й Таврический, 12-й Астраханский, а также лейб-гвардейский Семёновский, 16-й пехотный Ладожский и 5 казачьих полков, что обеспечило Дубасову полное превосходство над восставшими. Особую роль в подавлении восстания принадлежала решительному командиру лейб-гвардии Семёновского полка Георгию Мину. Мин отправил третий батальон полка под командованием полковника Римана в рабочие посёлки, заводы и фабрики по линии Московско-Казанской железной дороги, для ликвидации восстания там. Сам с остальными тремя батальонами и полубатареей лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады, прибывшей вместе с полком, немедленно перешёл к боевым действиям в районе Пресни, где ликвидировал центр восстания. Подразделения лейб-гвардии Семеновского полка захватили штаб революционеров — фабрику Шмита. Мин издал приказ подчинённым: «Арестованных не иметь, пощады не давать». Без суда было расстреляно более 150 человек. Из расстрелянных наиболее известен Ухтомский. Мина убили в 1906 г.

При этом не стоит обвинять армию в излишней жестокости. Войска лишь ответили жестокостью на жестокость. Да и нет других методов в деле подавления мятежей и восстаний. Кровь в таком деле останавливает большую кровь в будущем. Боевики, революционеры действовали не менее свирепо. От их рук погибло много невинных людей.

15 декабря в центре города открылись банки, биржа, торгово-промышленные конторы, магазины, приступили к работе некоторые фабрики и заводы. 16—19 декабря начались работы на большинстве предприятий (отдельные заводы бастовали до 20 декабря). 16 декабря горожане начали разбирать оставшиеся баррикады. Город довольно быстро вернулся к обычной жизни. Тогда же Московский совет, Московский комитет РСДРП и Совет боевых дружин постановили с 18 декабря прекратить восстание и забастовку. Московский совет выпустил листовку с призывом организованно закончить восстание.

Больше всех сопротивлялись на Пресне. Здесь сосредоточились наиболее боеспособные дружины численностью около 700 человек. Семёновцы вели штурм Пресни со стороны Горбатого моста и захватили мост. В результате артобстрела разрушены фабрика Шмита, баррикады у Зоопарка, подожжён ряд домов. Утром 18 декабря штаб боевых дружин Пресни отдал приказ дружинникам о прекращении борьбы, многие из них ушли по льду через Москву-реку. Утром 19 декабря началось наступление на Прохоровскую мануфактуру и соседний Даниловский сахарный завод, после артобстрела солдаты захватили оба предприятия.

В период восстания ранены 680 человек (в том числе военные и полицейские — 108, дружинники — 43, остальные — «случайные лица»), убиты 424 человека (военные и полицейские — 34, дружинники — 84). В Москве арестованы 260 человек, в Московской губернии — 240, уволены сотни рабочих Москвы и Московской губернии. В ноябре — декабре 1906 г. в Московской судебной палате состоялся суд над 68 участниками обороны Пресни: 9 человек приговорены к различным срокам каторги, 10 человек — к тюремному заключению, 8 — к ссылке.

Александр Самсонов

topwar

Опубликовал: admin | Дата: Дек 29 2015 | Метки: История |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

3 Комментарий для “Как подавили Декабрьское восстание в Москве”

  1. Николай

    Автору надо бы не просто ознакомиться с историей партии, но и с документами. А если пишешь о событиях, которые вылились не просто в волнения, не все то, что можно объяснить происками иностранных разведок, действительно могло подтолкнуть рабочих и крестьян на массовые выступления. За всем этим стоял звериный оскал капиталистической экономике. Именно экономика вынудила многих рабочих и крестьян выступить против самодержавной власти, их нищенское положение после проведения так называемых реформ Столыпина и прочих. К ним, естественно должны были рано или поздно присоединиться солдаты, которых забривали в армию из рабочих и крестьян на 25 лет. Нормально, да. И не надо забывать, что власти во всех её ипостаси глубоко было наплевать на нужды и интересы этих слоев общества. Ну а уж перл про Союз казачьих офицеров, это – что-то. Может кто-нибудь расскажет об этом поподробнее? Вот уж где стремления присоединиться к протестующим не было сроду.

  2. Светлана Ли

    Абсолютно согласна с Николаем в том, что царской власти было «абсолютно наплевать на нужды и интересы» рабочих и крестьян. Ведь к 1905 году эти россияне – рабочие и крестьяне жили «свободными» от оков
    крепостного права всего 44 года!!! Не знаю более унизительного положения народа в истории человечества, когда собственный царь держал » СВОЙ» народ при крепостном праве!!! Имея в своих жилах кроху русской крови, зато неограниченную власть и несметные богатства!! Эта статья мне невольно напомнила декабрьское восстание 1825 года. Не крестьян и рабочих, а прогрессивно мыслящих дворян царская власть не просто расстреляла и отправила на каторгу, а уже умерщвленных засыпала известью…Не буду вспоминать о выдающихся сынах России – Пушкине и Лермонтове,..это всегда невыносимая боль, будто их трагедия случилось вчера, но сегодня в России культ Столыпина, проведение реформ которого ввергло в нищету крестьян, .но Столыпину поют сегодня оды те, кто мечтает о монархии – наворовали много денег, нет только короны. На ВДНХ открыли экспозиции, посвященные истории России. Первая посвящена Рюриковичам, вторая – Романовым. Это для истории. Так надо. Но ее нужно писать справедливо. Если так,

  3. Светлана Ли

    Если так, то будет ли в таком полном объеме, с каким пишут о Романовых, даже их кулинарных пристрастиях, о Советском Государстве, об Октябрьской революции, которая, как ни крути, принесла свободу, реальную свободу, а не просто как после отмены крепостного права, реальную свободу и равные права рабочим и крестьянам… Не только России, но и мира…

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Theme

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,572 | Комментариев: 14,678

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
Weboy
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire