Изборский клуб: Возвращение к Союзу

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 75

«Круглый стол» по национальному вопросу в России и за рубежом

Александр Нагорный, политолог, исполнительный секретарь Изборского клуба.

Одним из приоритетных направлений деятельности Изборского клуба является изучение национального вопроса как в нашей многонациональной стране, так и во всем мире. Сегодня мы собрались, чтобы обменяться мнениями по этой теме и попытаться подвести хотя бы первые итоги проделанной работы.

Сергей Черняховский, историк.

Особенность этнополитической ситуации в современной России, на мой взгляд, обусловлена, как минимум, тремя взаимосвязанными моментами.

Первое — Россия развивалась в основном на территориях, ранее не принадлежавших славянам.

Второе — Россия развивалась как полиэтническая нация в основном за счет комплементарной миграции, то есть миграция русских не уничтожала автохтонные этнические общности.

Третье — национальные отношения внутри России всегда строились не на этнических, а на духовных началах.

При этом в Российской империи, с ее губернским делением, не предусматривалось политической субъектности этносов. Исключениями, подтверждающими правило, были только Царство Польское и Великое княжество Финляндское. Кроме того, вместо национального фактора на первое место выдвигался конфессиональный: православные, мусульмане, буддисты, католики, иудеи, протестанты разных номинаций и так далее.

В Советском Союзе получилось так, что некоторые этнические общности получили политическую субъектность в той или иной форме: от национальных автономий (округов, областей, республик) до союзных республик, причем и форма, и содержание этих субъектов подвергались неоднократным изменениям.

При этом, с одной стороны, признавалось право наций на самоопределение вплоть до отделения, а с другой — такое отделение признавалось нецелесообразным, особенно — через органы партийного управления и всю идейную парадигму социалистического строительства.

Когда Ленин рассматривал национальный вопрос, он всегда подчеркивал, что при прочих равных унитарное социалистическое государство лучше федерального, что при прочих равных крупное социалистическое государство лучше нескольких мелких, что при прочих равных более крупные этносы в рамках социалистического государства должны иметь больше прав и обязанностей по сравнению с более мелкими. Относительно русского народа делалось исключение: прав у него было меньше, а обязанностей — намного больше, чем у «национальных меньшинств». В составе СССР после 1937 года ни одна союзная республика, за исключением РСФСР, не была федеративной, даже если в ее состав входили автономии: одна, как это было в Азербайджане и на Украине, или несколько, как это было в Грузии.

Жёстко проводился в жизнь приоритет социального над национальным, что, в принципе, соответствовало традициям российской государственности.

1991-й год из этой ситуации не вытекал ни прямо, ни косвенно.

Напомню, что 17 марта 1991 года на вопрос Всесоюзного референдума: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?» — из 185,6 миллиона граждан СССР с правом голоса ответили 148,5 миллиона (79,5%); из них 113,5 миллиона (76,43% голосовавших или 60,7% граждан) ответили «Да». Случилось это на шестом году горбачевской «перестройки», когда центральная власть уже сделала всё, от неё зависящее, чтобы дискредитировать в глазах населения весь советский проект. Тем не менее, большинство, и даже подавляющее большинство населения Советского Союза как участием в референдуме, так и своим ответом «Да» подтвердили свою национальную самоидентификацию именно как советских людей.

А вот разрушение идейно-социальной парадигмы СССР, в рамках которой из разных этносов формировался единый советский народ, дало толчок этнонациональной доминанте, исторически регрессивному процессу буржуазного нациестроительства, субъектами которого выступила номенклатура прежде всего союзного и только затем — республиканского уровня.

Шамиль Султанов, конфликтолог.

У меня четыре тезиса. Которые основаны на двадцатилетнем изучении национальных движений на «постсоветском» пространстве.

Тезис первый. Никакого национализма в современной России нет, и «национальных» движений тоже нет. Национальные лозунги и национальные движения используются местными элитами в борьбе за ресурсы. элиты, которые не интегрированы или недостаточно интегрированы в общероссийскую коррупционную систему. Если же элита интегрирована туда, то она во многом теряет свой национальный характер. Там нет различий между русскими, татарами, евреями, чеченцами и так далее. Крупный капитал интернационален. Национализм используется им как оргоружие.

Точно так же местный национализм используется в межэлитной, межклановой борьбе за федеральные ресурсы.

Тезис второй. Империя, если мы говорим об империи, требует наличия «политической нации». Если вы не можете работать с этносами, влиять на их поведение как неких целостностей, вы можете работать на уровне выше — на уровне «политической нации», как это делают, например, в США, где существует идеология «американской мечты», которая консолидирует все этносы и расы американского общества, под которую все они «вставлены». Пусть не полностью, пусть 20-30%, но это некое «ядро», которым можно управлять, а через него — и обществом в целом.

Тезис третий. Отсутствие у нас национализма: как объективного явления, а не болтовни и заявлений по данному поводу, — приводит к тому, что у нас нет ни мифологии, ни теории, ни архетипа, ни, соответственно, значимых вождей национального движения. Почему ничего этого нет? Потому что людям это неинтересно, это их «не заводит» даже в той мере, в которой антикоррупционная риторика того же Алексея Навального была интересна его сторонникам и «заводила» их.

Тезис четвертый. Мы живём в условиях тотальной деградации социально-экономической и культурно-политической системы страны. А национализм, классический национализм, возникает совсем на другом этапе — на этапе развития экономики и консолидации «верхушки» такого развития. Раз у нас нет развития, а есть деградация, то и национализм у нас дегенеративный, ублюдочный — с лозунгами «Хватит кормить Кавказ!», с одной стороны, и «Хватит кормить Москву!», с другой. Ни один нормальный национализм не может «играть на понижение», призывая к расчленению и деградации собственной страны.

Максим Калашников, писатель, футуролог.

Что такое нация? Определений — масса. Я для себя эмпирически нашёл следующее. Русский — тот, кто придерживается русской модели поведения, ведёт себя как русский. Готов сражаться за Россию и умереть за неё, связывает с ней свою судьбу и судьбу своих детей. Понятно, что большей частью, это русские по крови и русские по культуре. Остальные — это интегрированные в русскую нацию пассионарии другой этничности, готовые разделить её судьбу.

Далее. Русский народ в России должен играть авторитетную, ведущую роль. А чем достигается такая роль? Только тем, что ты в своей практике, на деле, успешно воплощаешь некий проект будущего. Не «Россия для русских!» — это потребительский лозунг, а «Русские для России!» — это лозунг творческий. Поэтому есть две стержневые вещи, и одна невозможна без другой.

Во-первых, создание на обломках советской цивилизации нового мира. Мира высокотехнологичного и высокоразвитого. Но это, во-вторых, невозможно без воссоздания дееспособного государства, где русские будут системообразующим народом, быть вместе с которым и почетно, и выгодно. Я думаю, что для этого нужно сочетание сильной центральной власти с сильным местным самоуправлением, без всяких промежуточных звеньев. То, что делал в своё время Иван Грозный, но на новом уровне информационных и управленческих технологий.

Это тем более важно на фоне того кризиса, в который вползает западная, глобалистская модель общества. Если мы будем строить новые города, осваивать новые территории, если у нас будет мощная передовая энергетика, транспорт, связь, изобилие качественного продовольствия и жилья — к нам потянется весь мир.

Если же развитие не начнется, если нынешний вектор деградации будет продолжен, то мы обречены. Не только русские, но и все народы современной России.

Тут важно преодолеть страх. Страх поражения, страх предательства, страх обмана. Этот страх сегодня разлит по всему нашему обществу, съедает всех. Горбачев — предал. Ельцин — предал. За Путина держатся потому, что он не предает. Но этого мало. Вот когда и если у нас в стране начнут судить и давать сроки за предательство, это будет сигналом о том, что мы поражение 90-х преодолели, что оно больше не довлеет над нами.

Борис Виноградов, замминистра образования РФ (1998—2002) .

По-моему, за последнюю четверть века в сознании думающего русского человека столкнулись три противоречащие друг другу  парадигмы.

Сначала мы жили и воспитывались в парадигме: «Раньше думай о Родине, а потом о себе». Затем нам сказали, что эгоизм каждого даст благосостояние всем. Мы перешли к либеральной парадигме, и тот, кто успел и не был щепетилен, тот обогатился, используя любые пути. Через приватизацию, через криминал — как угодно. Теперь нам предлагают групповой эгоизм локальных сообществ креативного класса, как движущую силу развития страны.

Как же работает этот креативный класс в интересах России? Приведем примеры. В апреле 2013 года Счетная палата РФ завершила проверку такого локального сообщества креативного класса в лице «Роснано». На коллегии Счетной палаты было заявлено о 22 миллиардах рублей нецелевых, неэффективных и просто непонятно куда израсходованных средств. В итоге вопрос успешно «замылили», а уже в ноябре 2013 года Росфиннадзор нецелевого использования средств не нашел.

Не буду касаться ситуации в хищениями в Минобороны, поскольку соратницы г-на Сердюкова в «креативный класс» себя не записывали. А вот на итоги финансовой проверки Фонда Сколково почему-то наложили гриф секретности. Но даже тот минимум информации, который попал в прессу, вызвал вопросы о деятельности креативных господ из фонда.

Таковы лишь некоторые результаты деятельности локальных сообществ креативного класса, которые нередко просто жируют на деньги российских налогоплательщиков. При этом не несут практически никакой ответственности за свои дела, прикрываясь формулировкой о рисках инновационного бизнеса. Многие представители креативного класса далеко не бедные люди, но свои деньги не вкладывают в развитие инноваций в России. Поэтому у нас, в отличие от передовых стран, основной источник инноваций — бюджет, а не доходы креативных господ. Видимо, не зря Бжезинский ехидно говорил о том, чья же в России элита, если все их деньги и все их родные и близкие — на Западе.

Второй вопрос. В Российской Федерации сегодня есть субъекты, которые идут по пути превращения в национальные государства, формируют свою государственность, свою национальную элиту. Из них уезжает русское население. Как к этому относиться?

Я думаю, что большой национализм способен прекратить рост малых национализмов. Россия уже перепробовала всё и от всего отказалась: и от коммунизма, и от либерализма, и от плана, и от рынка, и от диктатуры пролетариата, и от демократии, и от империи, и от хаоса. Не пробовали мы только русское национальное государство. Может быть, оно вытащит Россию из нынешней трясины? Ведь понятно, что Россия, сохраняясь как осколок империи, будет распадаться и дальше, а русские в ней — деградировать, денационализироваться и вымирать.

Сегодня на карте мира видны три центра экономической мощи и политической силы, три ключевые точки: США, Евросоюз и Китай. Эта ситуация сложилась за последние 25 лет, и никаких изменений пока не предвидится. Никакой Россией здесь даже не пахнет. И с чего бы? Нет ни внутренних, ни внешних условий.

Тем более, что у нас нет нужной демографической массы, нет необходимых 300 миллионов человек, которые были в Советском Союзе. Где их брать? Миграция — сложный и опасный путь, потому что ассимилировать 150 миллионов иностранцев мы не сможем.

Казахстан, Белоруссия, евразийская интеграция — всё это хорошо. Но без Украины нам даже 200 миллионов не набрать, а Украину мы можем потерять. «Евромайдан» это четко показал. Как можно было допустить такой разворот? Это же не мгновенное событие: процессы разворота Украины на Запад идут уже десятилетия. На Украине виден политический союз либералов и националистов. А мы как будто бы только проснулись и начали проявлять некоторую активность. Но и 15 миллиардов долларов проблемы присоединения к Таможенному союзу не решат — Украина их потратит и снова развернется на Запад. При Януковиче, которого считали здесь пророссийским политиком.

Три проблемы — эгоизм креативного класса, который реально правит в России, появление де-факто национальных государств внутри страны, формирование Евразийского Союза с населением не менее 300-350 млн. чел. Рост русского национального самосознания — основа их решения.

Андрей Савельев, политолог.

Степень этнического смешения в современной России чрезвычайно низка. Межэтнических браков — не более 2% по сравнению с 17% в СССР. А, следовательно, межэтническая отчужденность — велика.

Кто выдвигает территориальные претензии? Либо абсолютно маргинальные политические группы, которые пытаются привлечь к себе внимание и другого способа не видят, либо те властные лица и структуры, которые балансируют на грани криминала и далеко за этой гранью.

Можем ли мы говорить о межнациональной розни, межнациональных конфликтах в России? То есть распространять эту конфликтологию на национальный уровень? Нет, конечно.

Есть группировки, которые формируются для того, чтобы шантажировать федеральную власть и встраиваться в нынешнюю олигархически-коррупционную структуру, здесь я полностью согласен с Шамилем Султановым.

Может ли вообще быть в национальном сознании конфликтный потенциал? Конечно. Примеры можно приводить долго. Но сегодня это либо результат многолетнего целенаправленного внедрения соответствующих мифологем, либо реликты прошлого. Так, нынешняя польская русофобия во многом строится не столько на истории разделов Польши и подавлении Россией восстаний XVIII-XIX веков, сколько на катынском мифе, украинская русофобия — на мифе о «голодоморе».

Любое межнациональное разделение продуцируется Властью с большой буквы, потому что оно ей выгодно. Почему? Разделяй и властвуй. Олигархия таким образом управляет народом, разделяет его, сталкивает между собой, осуществляя Власть. Кто в России лишен собственности и власти? 95% населения. Понятно, что в основном это русские: просто потому что русских — большинство населения страны. Есть дезинформация и дезориентация этого русского большинства в его истории, в его настоящем и в его возможном будущем. «Национализмы» и «сепаратизмы» малых этносов России и фальшивые варианты русского «национализма» — составная часть этой дезинформации и дезориентации. Точно так же, как различные варианты «неоязычества», множество «новых религий», направленных прежде всего на отрыв русской молодежи от традиционных ценностей. Сюда же я отношу направленную политику по исламизации России, политику «замещающей» миграции, политику «этнополитизации» административных единиц и целых отраслей российской экономики, что особенно четко видно на примере Москвы, а также политику искусственного демографического кризиса через сокращение доступности основных средств к жизни: доходов, продовольствия, жилья, медицинского обеспечения, образования.

Подчеркну, всё это — направленная и реальная политика, которая мало зависит от того, что говорится с самых высоких трибун, и которая проводится на протяжении минимум последних шестидесяти лет, последние четверть века — уже в открытом виде.

Что, на мой взгляд, можно и нужно делать гипотетической пока власти, ответственной перед своим народом, а не перед зарубежными «центрами силы», для создания в России единой «политической нации»?

Прежде всего, провести реальную национализацию собственности, то есть права владения, управления и распоряжения собственностью на территории России и российской собственностью за её пределами должны осуществляться в интересах народа страны.

Далее, прекратить экспансию этнических национализмов, связанную как с отсутствием в нашей стране политической нации, так и с приватизацией власти и собственности олигархическими кланами.

Необходимо провести также монополизацию государственного пространства. Это касается не только федерализма, ведущего к конфедерации, а потом — к распаду. Это касается и образования, и культуры, и всего информационного пространства. Тогда у нас будут граждане России, а не граждане Чечни, Дагестана, Якутии и так далее.

Если мы собираемся такую единую нацию формировать — мы должны реализовать все три пункта этой программы.
Если не собираемся — гниение будет продолжаться вплоть до смерти России как единого организма.
Для чего нужна такая «политическая нация»? Для выживания России? Да, конечно, но этого мало.

Есть некое противоречие между концепцией «большого дела», которое в принципе наднационально и глобально по своим масштабам, — таким «большим делом» для нас может стать идея социальной справедливости, — и между заявленной концепцией евразийской интеграции. Это проект необходимый, но не самодостаточный, он может быть оправдан только в качестве фундамента для «большого дела».

Олег Розанов, председатель Брянского регионального отделения Изборского клуба.

Я не собирался выступать, но скажу, что, несмотря ни на что, русская традиция, русская культура продолжают жить. Потому что никто из нас, собравшихся здесь, не собирается решать проблемы одного только русского народа или одного только государства под названием Российская Федерация. Нам нужна справедливость для всех, счастье для всех, мы в другом формате просто не умеем думать. Мы исходим не из соображений выгоды или власти, а из соображений любви. Я понимаю, что на деле никто из нас этому христианскому идеалу не соответствует. Но мы все-таки на него ориентируемся, к нему стремимся. Это поражает.

При всем при том, у нас нет реализованного проекта, который мог бы привлечь к нам союзников и соратников. А то, что есть, отталкивает и не вдохновляет нас самих. Даже белорусы Россию боятся, я уже не говорю про Украину или Казахстан. То же самое касается национальных меньшинств внутри России. У нас полный бардак внутри страны, управляемость практически потеряна, и никто не хочет наводить здесь порядок, реализовывать принципы любви и справедливости на деле. Это поражает еще больше.

Преодолеть этот разрыв между словами и делами, между теорией и практикой, между идеалом и действительностью, согласен, непросто. Но преодолевать его надо. Нельзя реализовывать никаких глобальных проектов, не оглядываясь на собственную страну. На деле мы — разделенная нация, мы — вымирающая нация, мы — побежденная нация, не имеющая никаких идеалов и приоритетов, кроме выживания. Это противоречит русскому духу, но это именно так — народ элементарно пытается выжить.

Наша главная задача — исправить саму страну. Сегодня мы — не пример,мы — антипример. Когда хотят сказать о чем-то плохом, сегодня показывают на Россию. Так быть не должно.

Александр Нотин, руководитель АНО «Переправа».

Мы пережили всем нашим обществом тяжелое потрясение, потеряв не только свое положение в мире, не только привычный уклад жизни, но и те духовные ценности, которые то и другое определяли. Развал Советского Союза во многом был предопределен тем, что была уничтожена Центральная Россия, особенно Нечерноземье: через уничтожение «неперспективных» деревень, через алкоголизацию населения и так далее. Уже в 70-е годы эта зона стала зоной социального бедствия. И «нацмены» на русских стали смотреть свысока, поскольку и жили богаче, и пользовались массой льгот, включая информационную составляющую. Культурные прибалты, гордые кавказцы, трудолюбивые среднеазиаты — одни русские лентяи, воры и пьяницы. Это мифологемы 70-х—80-х годов, заметьте. Которые внедрялись через кино, через телевидение, через прессу, через театры, через литературу…

Я уверен, что при дальнейшем исследовании этой проблемы мы обнаружим, что действительно осуществлялась гигантская спецоперация, разработанная где-то в центрах «управления хаосом» или нейролингвистического программирования. Хорошо скоординированная, прекрасно профинансированная, опирающаяся на сеть агентов влияния внутри страны.

И то, что мы видим сейчас — следующий этап осуществления данной спецоперации. Главным ее объектом является сознание homo soveticus, из которого выбиты прежние ценности, а на их место внедряются новые — не только «национальные», но и либеральные, включая ЛГБТ, молодежные «субкультуры» и так далее.

Сердце нации — не Министерство обороны, а воспитание и образование. Так вот, наша молодежь сегодня — я исхожу из собственного опыта многочисленных поездок по стране — страшно дезориентирована, и пока мы не найдем общего языка хотя бы с той её частью, которая не полностью потеряна для будущего, ни на что мы рассчитывать не можем.

Если мы позволили самим себе себя не уважать — трудно рассчитывать на то, что нас будут уважать даже наши собственные дети, не говоря уже о соседях. И когда мои кавказские друзья говорят мне, что мы, русские, сами, своими руками, загнали себя под ярмо — они правы стопроцентно. Зачем им «Дом-2″ и «Наша Раша»?

Но я задаюсь вопросом — для чего Господь попустил гибель всех идеологий в нашей стране, для чего расчищено место в сознании общества? Ясно, что ответ на этот вопрос мы получим в самом ближайшем будущем. Как говорил Паисий Святогорец, в мире накопилось очень много пыли и грязи, так что может «сильно подуть». Это касается не только России — это касается всего мира. Поэтому нужен акцент на духовное направление в формировании государственно и национально мыслящего русского ядра, а значит — на работу с молодежью.

Надо помнить, что зерно тоже дает росток через собственное гниение, собственную смерть. Мы, мне видится, переживаем сегодня именно такой период — прорастания зерна.

Виталий Аверьянов, философ, исполнительный секретарь Изборского клуба.

Из выступлений участников нашей дискуссии складывается, при всех разноречиях, достаточно цельная и единая картина. Что бы я мог добавить и уточнить?

Я бы не стал говорить о том, что националистического накала у нас «внизу» нет, что в народе всё благостно, а виноваты только «верхи», которые разжигают и провоцируют. Напряжение внизу общества несомненно. Но возьмем обычного жителя

Средней России или даже обычного москвича — поскольку Москва очень показательное место: в силу ее многонациональности, в силу бурных миграционных процессов, — что мы увидим?

Мы увидим, что в массе своей конкретный наш человек на личном уровне очень хорошо относится к конкретному мигранту, сострадает ему, может даже в дружеских отношениях находиться с мигрантами, которые живут в его доме, убирают его двор и т.д. Но при этом этот же самый наш человек категорически не приемлет инокультурную миграцию как явление — вплоть до ненависти к этой самой миграции.

То есть межнациональная напряженность вызвана не ксенофобией, а протестом против нарушения этнокультурного баланса, который сложился и действовал на данной территории в течение столетий. Этот протест, на мой взгляд, является обоснованным, поскольку вызван русской — в широком смысле — идентичностью, которая все еще сохранилась и существует.

Кроме того, в этом протесте интуитивно присутствует ощущение глубинной внутренней связи между современной ситуацией с миграцией, с обострением национальных отношений, с одной стороны, и разрушением устоев, институтов жизни, которые исторически доказали свою справедливость и эффективность, — с другой стороны.

Есть модель академика Тишкова, согласно которой в России есть русские россияне и нерусские россияне. Отсюда благопожелание толерантности. Это модель порочная, в условиях антиимперской парадигмы она способствует разложению нашего общества, его дезинтеграции. Несомненно, понятие «нерусские россияне» является динамитом для межнациональных отношений в нашей стране, освещает «национальным элитам» их местечковый эгоизм, укрепляет в них иллюзию интеграции в глобальную элиту поверх и помимо России, а, фактически, через ослабление и разрушение России, через усиление квазигосударственных национальных анклавов, по примеру распада 1991-1992 годов, как это вроде бы удалось тогда элитам бывших союзных республик.

За что я, помимо прочего, благодарен Изборскому клубу — за то, что последний год мы много ездили по России, были в разных республиках и в разных областях. И везде сталкивались с тем, что апологеты местной автономности, доходящей до очень высоких пределов, близких к сепаратизму, сегодня дают задний ход. Во всяком случае, во встречах с нами, изборцами, сегодня многие заявляют, что в принципе общеимперское начало и имперская модель для них приемлемы. Что это, гибкость какая-то, пластичность? Думаю, дело не только и даже не столько в этом.

Есть изменение глобальной ситуации. Это кризис, это 92% ничем не обеспеченных денег, большей частью долларов, в обороте. Это агрессивное поведение евроатлантического блока в отношении десятков стран. Это массовая безработица на Западе, кризис на юге Европы, долговая петля и т.д. и т.д. Внутри же страны появилась «изборская перспектива», с которой мы приезжаем в наши регионы. К примеру, об этом шла речь во время визитов в такие «сложные» национальные образования как Дагестан или Якутия. Тот же Абдулатипов сегодня, став руководителем Республики Дагестан, заявил о том, что наше понимание империи ему близко, что дагестанские этносы могут найти себя в составе такой империи. Абдулатипов сказал не так давно знаковые слова, что русские являются элитой российского народа. На «круглом столе» в Якутии были многие представители местной интеллигенции, говорившие о крайней важности для них самочувствия и успеха русского народа, русской культуры. Но были и более резкие якутские националисты, напоминающие тот дух, который еще не так давно культивировался в Республике Саха. Они выступали осторожно, но достаточно жестко. В частности, указывали на то, что сегодня якутская культура вызывает больший интерес у американских и японских исследователей, чем у русских.

Давайте поставим вопрос откровенно: центробежные тенденции в «национальных» субъектах Федерации опирались не на реальную их способность к самостоятельной государственности. Если Россия отпустила бы националов, их подобрала бы другая крупная держава. И история показывает, что церемониться с ними никто не стал бы — никто не будет так уважать, воспринимать, мягко интегрировать местную культуру и местные элиты, как это делалось всегда в России.

На кого хотели променять нынешнюю Россию? На США? На Европу? На Китай? На ваххабитов? Или ее нужно менять на Россию же — но преображенную, динамично развивающуюся, приверженную традиционным ценностям? Поставьте так вопрос перед нашими национальными регионами и анклавами — и ответ для всех будет очевидным. Поставьте так вопрос перед элитами и народами большинства бывших союзных республик — и ответ будет очевидным. Да поставьте так вопрос даже перед элитами и народами бывших «стран соцлагеря» — и их «европейский выбор» будет поставлен под очень большое сомнение.

Поэтому, Борис Алексеевич, когда вы говорите о русском национальном государстве и когда я говорю о национальной империи, мы говорим, по сути, об одном и том же. Просто, на мой взгляд, понятие «национального государства» содержит слишком большую двусмысленность, чтобы мы могли на нем остановиться.

Скепсис имперская идея вызывает сегодня у многих не потому, что она не годится, а потому что сегодня в России она все еще остается свернутой, потенциальной идеей. Мы еще не до конца вышли из той «спячки», того летаргического сна, в которые наша страна была ввергнута в силу катастрофы. Это не просто «спячка» — это «спячка» травматического происхождения. И мы должны из нее окончательно выйти — альтернатив этому просто нет.

Александр Нагорный.

Недавно в одном из своих выступлений Сергей Глазьев напомнил о том, что есть национализм как проект, а есть национализм как контрпроект, как орудие в руках той или иной «большой системы».

С 1991 года пройден огромный путь. Не с точки зрения развития, а с точки зрения эволюции государственного мышления. Я совершенно согласен со всей критикой путинского правления, которая прямо или косвенно здесь прозвучала и мог бы добавить к ней немало того, что еще не прозвучало.

Но некий сдвиг государственного мышления налицо, и я не стал бы его отождествлять с деятельностью одного только первого лица.

Возобновлены полеты стратегических бомбардировщиков, на боевое дежурство в океане возвращены подводные лодки с ядерными ракетами на борту, формируются космические войска, оказывается поддержка Кубе, Ирану, Сирии. И всё это, разумеется, делается не по указке «вашингтонского обкома». А для чего это делается? «Попилить» бюджетные деньги? Смешно. Для этого есть менее рискованные и более надежные варианты. Чтобы защищать олигархический строй полуколониального характера, который обеспечивает потребности монополий Запада в сверхдешевом сырье? От кого защищать? От Китая, с которым мы проводим совместные маневры и от которого получаем сотни миллиардов долларов за фьючерсные контракты? Нет. От самого «вашингтонского обкома», который, видимо, вышел за рамки неких договоренностей горбачевского или даже более раннего период и под предлогом проведения антикризисных мер решил наложить руку на активы нашей «старономенклатурной элиты» за рубежом? Не исключено и даже вполне возможно.

Если еще в 2003 году Путин, встречаясь с Бушем-младшим, фактически обозначил Украину как «свободную территорию», на которой у России нет никаких приоритетных интересов, то сейчас ситуация кардинально иная. 15 миллиардов долларов как «братская помощь» — это очень сильный политический ход, возвращающий Украину в зону геостратегического влияния России. О том, как будут потрачены эти деньги, сколько еще нам придется заплатить — это другой вопрос. Важно, что Россия свои притязания на Украине обозначила и заявила.

Но до этого на украинское направление был поставлен Сергей Глазьев, и не просто поставлен, а наделен соответствующими полномочиями. И за пять месяцев работы ему удалось, исходя именно из понимания украинского национализма как антироссийского контрпроекта, закрыть поставку в Россию труб для Пинчука, кондитерских изделий для Порошенко и так далее. То есть в Киеве поняли, что дело принимает действительно серьёзный оборот, что всё меняется.

Про Сирию я уже не говорю — ливийский опыт кое-чему научил. Что победитель забирает всё, например. И надо было или бомбить полковника Каддафи, как это делал господин Саркози, чтобы претендовать хоть на малую долю «трофеев», или, наоборот, помогать лидеру Джамахирии отбиться, а не делать вид, что наша хата с краю. В Ливии, как результат такого «умывания рук», мы потеряли всё: и контракты, и статус, и активы. А в Сирии, наоборот, всё приобрели.

Если бы на рубежах России, в том же Иране, после краха правительства алавитов вспыхнула война при поддержке США и Израиля, у нас бы не оставалось иного выхода, кроме принятия мобилизационного проекта и тотального разрыва со сторонниками либерал-монетаризма. Пока этого не произошло. Но логика обстоятельств сильнее логики намерений. И, сказав «А», нашему руководству предстоит, рано или поздно, сказать всё остальное. Остановка на полпути или возврат обратно будет означать фактическое согласие с тем, что Россия должна закончить свой исторический путь.

Подводя итоги состоявшегося обсуждения, должен сказать, что оно, на мой взгляд, получилось чрезвычайно плодотворным, а те направления, которые были здесь обозначены как перспективные для нормализации межнациональных отношений в России и за её пределами, надеюсь, будут уточняться в ходе последующих обсуждений и учитываться как государственными институтами, так и нашим обществом в целом.

~~~

Источник: zavtra

Опубликовал: admin | Дата: Янв 10 2014 | Метки: Мониторинг |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Weboy

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 24,600 | Комментариев: 14,723

© 2010 - 2016 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Designed by Gabfire themes
mugen 2d fighting games
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire