Итоги 2016 года для Красноярского края и Толоконского

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 1, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 156

«Новосибирск не может быть главным»

Коммунальный кризис, экологический фронт, очередные несбывшиеся прогнозы об отставке губернатора, оглушительная победа «Единой России» и «мы все умрем» — как прожил этот год Красноярский край.

Красноярск — главный!

«У нас в министерстве говорят, что в начале следующего года губернатор сменится!» — «Это в разных министерствах говорят с момента его назначения». — «Но теперь точно-точно!» Если бы я каждый раз предлагала своим собеседникам поспорить на изображение президента Франклина (или хотя бы президента Гранта), уже давно бы выплатила ипотеку.

В обсуждениях губернатор Виктор Толоконский — бревно в глазу, угроза прогрессу, ни рыба ни мясо и политический труп. До него в Красноярске не было пробок, госдолга, сосулек, платных парковок, микрорайона Покровский и зимы. И если в крае происходит что-то хорошее, то только благодаря гражданскому обществу, а все плохое — прямое следствие управленческой импотенции.

Самое главное, в чем «виноват» Толоконский (и исправить это нельзя даже пропиской в поселке «Сосны») — он варяг, не красноярец. Правда, если перелистать уже порядком запылившиеся страницы новейшей истории Красноярского края, то выяснится, что последний «свой» губернатор проиграл выборы генералу Лебедю еще в 1998 году, и с тех пор красноярцам по происхождению как-то больше везет в федеральных органах власти, а не в статусе главы региона. Но Толоконский не просто варяг — он из Новосибирска, и это уже непростительная дерзость. Новосибирск не может быть главным ни при каких обстоятельствах!

Красноярская политическая жизнь базируется на двух китах: лоббизме и популизме. А как еще должно быть в регионе, на котором завязаны интересы крупнейших финансово-промышленных групп страны, где добывается основной объем драгоценных и цветных металлов, работают мощные ГЭС, а с недавних пор забили еще и нефтяные фонтаны? Ветераны алюминиевых войн и Фронта объединения края завоеванные рубежи просто так не отдадут.

В одном черном-черном городе…

«Черное небо» — это словосочетание стало новинкой сезона в Красноярске. Хотя само наличие экологических проблем в регионе — не новость: Норильск и краевой центр регулярно оказываются на верхних строчках федеральных рейтингов самых грязных городов страны. Если во времена СССР в этом была однозначно виновата крупная промышленность, то сейчас, когда вместо легендарных заводов стоят торговые центры и жилые районы, назначить ответственным за ситуацию кого-то одного непросто. Зато какое поле для дискуссий!

Обкатав пару лет назад практику гражданского экологического протеста против «яд-завода» — производства ферросплавов, контракт на поставку оборудования к которому подписывал лично президент Путин, красноярские политики поняли: вот она, золотая жила! Митинги и автопробеги в защиту экологии — вчерашний день, интернет-петиции — модный, актуальный и массовый способ донести глас народа до власть имущих. «Настоящий красноярец начинает день с подписания петиции», «А ты уже подписал петицию, юзернейм?» — шутили в соцсетях. Доходило и до выяснения отношений между активистами: так, «эколог» Г. создал петицию на одном из популярных ресурсов, а «эколог» К., когда набралось необходимое количество подписей, распечатал документ и от своего имени отнес в мэрию. В политической борьбе хороши любые средства.

Пока активисты и их спонсоры искали крайнего, кто же травит город — КРАЗ, ТЭЦ, автомобили, неучтенные асфальтовые заводики или частные дома, мастодонты красноярской политики технично приватизировали тему, проведя общественные слушания под эгидой Законодательного собрания края по разработке экологической концепции. Формально баланс был соблюден: выступить пригласили многих — и промышленников, и ученых, и застройщиков, и лояльных общественников. В итоге был создан Краевой экологический штаб, главой которого стал спикер ЗС Александр Усс, сформированы комитеты, назначены ответственные… Никто же не ждет от общественного объединения, что оно за полгода решит проблемы, копившиеся десятилетиями, правда? Особенно в выборный год.

Кандидаты — молодцы!

Главным событием политического сезона и главным для многих разочарованием стали выборы в Законодательное собрание края. В качестве участников в гонку были допущены более десятка партий, поэтому никогда прежде вербовка в ряды кандидатов не была такой массовой. Политические силы буквально дрались за медийные лица в своем составе, ангажировав максимальное возможное количество телеведущих. «Женский диалог», «Партия Роста», «Партия зеленых» шли в одном строю с «Партией возрождения села», годом ранее сенсационно выигравшей муниципальные выборы в нескольких районах края, «Яблоком», список которого возглавил миллионер Артем Тарасов, 15 лет назад грезивший о должности губернатора, местным феноменом под названием «Коммунисты России» и обретшей нового спонсора «Родиной». «Красноярск Родина Горностаев» — один из самых живучих мемов этой избирательной кампании.

На карту выборов-2016 бросили все силы «Патриоты России» — еще один красноярский феномен. В 2013 году, скажем так, лицензиатом этого бренда в крае стал авторитетный предприниматель и известный политик, действующий депутат ЗС Анатолий Быков. Под лозунгами «Мы с Быковым!» и «Быков с нами!» собранная с бора по сосенке партия заняла треть мест в городском совете Красноярска, но уже через полгода стало ясно, что кроме фирменного стиля агитпродукции этих людей не объединяет ничего. Многообещающая фракция патриотов, погрязнув во внутренних распрях, развалилась.

В 2016 году Госдума приняла закон, ограничивающий участие в выборах лиц, осужденных за тяжкие преступления, окончательно вычеркнувший Быкова из числа претендентов на кресло в заксобрании. Поэтому в край была привлечена тяжелая артиллерия — лидер партии Геннадий Семигин. Но, во-первых, оказалось, что кампания Семигина и кампания красноярских патриотов идут в разных направлениях, а во-вторых, что партия с Быковым и партия без Быкова — это две принципиальные разницы. В сухом остатке после широкоформатного и дорогостоящего агитмарафона — одно-единственное место в ЗС, полученное благодаря тому, что партия все же преодолела пятипроцентный барьер. Думается, на этом проект «Патриоты России» в Красноярске» следует считать закрытым.

А победила в итоге «Единая Россия», заняв в региональном парламенте 37 мест из 52. Надо сказать, этот результат оказался для партии выше ожидаемого, и он демонстрирует незаурядные мобилизационные способности «Едра», а также умение делать правильные выводы. Красноярская «Единая Россия» едва ли не самой последней опубликовала результаты весенних праймериз, настолько они отличались от привычной картины мира партийных чиновников. В результате предварительного голосования более десяти действующих депутатов Заксобрания оказались выбиты из предвыборной гонки: по регламенту праймериз право выдвижения получали только победители. В партии не стали хитрить и лукавить, а продолжили работать с тем, что есть, выжав из лимона лимонад: неожиданное возвышение новых лиц было подано как реальный результат обновления кадров. В итоге партия уступила только 3 мандата из 26, и взяла 14 мест по спискам.

Смерть города Красноярска

Такие граффити с силуэтом коптящей ТЭЦ появились на улицах города в этом году. Монополист на рынке тепловой энергии, владелец трех ТЭЦ в черте Красноярска и еще трех в крае Сибирская генерирующая компания, принадлежащая олигарху Мельниченко, стала главным объектом критики и инициатором большого коммунального скандала. В прошлом году СГК инициировала банкротство крупнейшей управляющей компании Красноярска — ГУК «Жилфонд», которая обслуживала более 4000 домов в краевом центре. Оказалось, что «Жилфонд» должен за поставку тепловой энергии несколько миллиардов рублей. И, несмотря на то, что с жителей платежи собраны, на счетах компании этих денег нет. Куда они исчезли, в целом, ясно: управляшка использовала не самую законную, но популярную в отрасли схему перекрестного финансирования, когда деньги, собранные с «благополучных» домов, шли на обслуживание более изношенных, жители которых по традиции не видят смысла платить за коммуналку.

На головы тепловиков обрушился весь спектр народного гнева: депутаты всех мастей, чиновники, общественники — СКГ сделала им царский подарок, дав популярную, неисчерпаемую и главное — непонятную широкой публике тему как повод для самопиара. Если раньше во всем был виноват КРАЗ, то теперь это жадные энергетики и их вонючие угольные станции: они нас травят, они нас обирают, и, конечно, мы все умрем. А еще у олигарха Мельниченко есть большая яхта! Война за внезапно освободившиеся 80% рынка ЖКХ не закончена до сих пор, хотя активная стадия венных действий — со спецвыпусками якобы городских газет, подметными письмами с компроматом УК друг на друга, сомнительными протоколами общих собраний жильцов и другими атрибутами конфликта — уже подошла к концу. Но СГК дала новый повод для ненависти: купила «Краском» — городскую коммунальную компанию, обслуживающую часть котельных, тепловых и электрических сетей в Красноярске. Но тут же выбила трибуну из-под локтей у общественности, снизив краскомовский тариф на тепло в два раза.

Очевидно, что коммунальный сериал на этом не закончится, новый сезон с новыми разоблачениями и сенсациями мы будем наблюдать в следующем году.

Бюджет стабильности

Публичные слушания по бюджету не вызвали особенного волнения у широкой публики, хотя весь год тема нарастающего госдолга и ужасающего дефицита активно обсуждалась в СМИ и соцсетях. Большой зал администрации края, конечно, пустым не был, но среди серьезных лиц чиновников и депутатов всех уровней не оказалось ни одного из «аналитиков», весь год кричавших о приходе стада северных песцов.

«О боже, боже! Госдолг Красноярского края перевалил за сто миллиардов!» — восклицали они. «Так у нас и бюджет уже давно перевалил за 220, до критического процента заимствования еще копать и копать, — отвечали финансисты. — Другое дело, на что мы занимаем». «Поднять зарплаты бюджетникам, социальные выплаты ветеранам, инвалидам, малоимущим и детям!» — кричала общественность. «Это самоубийство, — хватались за голову экономисты, — занимать надо не на еду, а на развитие, на создание новых производств и рабочих мест!» — «Производство??? Опять яд-завод? Мы все умрем!» — заходилась общественность.

В итоге главный документ на ближайшие два года оказался довольно компромиссным и тщательно посчитанным: с минимальным дефицитом за последние несколько лет и большой социальной нагрузкой. Если раньше, в разгар кризиса речь шла о «бюджете развития», сейчас, очевидно, это «бюджет сохранения баланса». Будучи губернатором Новосибирской области, Толоконский активно привлекал заемные деньги на строительство метро, создание инфраструктуры, новых производств и рынков, в Красноярском крае такая политика пока не пользуется доверием. С одной стороны, теперь у нас есть нефть, и это существенная поддержка для бюджета («Ванкорнефть» вышла из консолидированной группы налогоплательщиков и зарегистрировалась в регионе), с другой стороны находится неравнодушная общественность, которая не хочет никаких там заводов и фабрик, и незачем ее нервировать. Вот только вопрос, как будем жить послезавтра, пока остается без ответа.

Сейчас край пожинает плоды прошлых усилий: энергетика и лесопереработка в Нижнем Приангарье, нефтяные месторождения Ванкора и Юрубчена, ветка нефтепровода Куюмба-Тайшет — проекты, зачатые еще при Хлопонине, десять лет назад, и дающие деньги в бюджет сейчас. Благодаря этому экономика края балансирует на уровне показателей прошлого года: без глобальных рывков, но и без провалов. На фоне соседей по географии это небывалый успех. Но что дальше?

В активе губернатора есть проект Алюминиевой долины — создание технологической цепочки глубокой переработки алюминия, значительная часть которого идет на экспорт, возвращаясь в виде блистеров для таблеток, сковородок, запчастей и прочего, но с тройной наценкой как импорт. Учитывая, что вокруг проекта уже начал формироваться негативный информационный фон («Нас травят, мы все умрем!»), создание «долины» превращается в довольно сложную задачу. Как ее будут решать заинтересованные лица — пока непонятно.

Наталья Кобец

tayga

Опубликовал: admin | Дата: Янв 9 2017 | Метки: В Красноярском крае |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Free WordPress Themes

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 26,778 | Комментариев: 17,229

© 2010 - 2017 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
Free WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire