Экономическая разведка государства Российского

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение | Оценок: 3, Рейтинг: 5.00/5
Loading ... Loading ...
Просмотров: 90

Этим материалом мы продолжаем тему об экономической разведке и промышленном шпионаже, начатую в предыдущих публикациях (здесь и здесь).

Так уж сложилось, что нашей стране на разных этапах своей истории часто приходилось догонять другие более развитые в экономическом отношении страны, что диктовало необходимость постоянного добывания необходимой информации, материалов и образцов. Разумеется, для решения этой задачи нужна была организация эффективной экономической разведки.

«Грозное» начало и «Великое» продолжение

Начало отечественной разведке, в том числе экономической, положил Иван Грозный, который в 1549 году учредил Посольский приказ — первую российскую спецслужбу. Дальнейшее развитие российская разведка получила при Алексее Михайловиче Романове, который в 1654 году создал Приказ тайных дел. Именно два этих царя заложили основы того, что мы сегодня называем экономической безопасностью. И именно благодаря им российская экономическая разведка приобрела свои характерные особенности, главной из которых на протяжении многих веков являлось активное использование знаний и навыков иностранных специалистов, которым создавались настолько комфортные условия для работы в России, что они охотно делились секретами своей страны.

Громадный вклад в развитие экономической разведки и обеспечение экономической безопасности страны в целом внес Петр Первый, который активно способствовал развитию и становлению спецслужб. Именно он впервые в воинском уставе 1716 года подвел правовую базу под разведывательную работу. И именно при нем возникла новая форма представительства России за рубежом — двойное представительство, официальное и тайное. То есть официальные российские посольства продолжали добывать политическую, военную и экономическую информацию за рубежом, но кроме этого стали целенаправленно создаваться и другие структуры (в современной терминологии — действующие «под глубоким прикрытием»), которые также занимались шпионажем в пользу России.

В петровские времена резко расширилась практика приглашения в нашу страну иностранных специалистов, которые рассматривались как необходимый и важный элемент развития отечественной промышленности. Наряду с этим Петр активно посылал на учебу и стажировку за границу офицеров армии и флота, боярских и дворянских недорослей, которые кроме непосредственного обучения выполняли разведывательные задания.

В 1697 году Петр учредил Преображенский приказ, функции которого со временем сосредоточились на разведке, контрразведке, а также пресечении преступлений против царя и государства. Руководил приказом лично Ф. Ю. Ромодановский — очень неординарный, крайне талантливый, без меры жестокий и безгранично преданный Петру и России человек, личность которого заслуживает серьезного исторического исследования — не меньшего, чем личность Петра, поскольку без Ромодановского Петр не смог бы стать тем, кем он вошел в историю.

Екатерина Великая успешно продолжила дело Петра. Именно Екатерина II в июле 1763 года издала Указ об учреждении Канцелярии опекунства иностранных переселенцев, который полностью соответствовал курсу внутренней политики — привлекать иностранцев для процветания Российской империи. Немцы внесли немалый вклад в развитие сельского хозяйства, французы — торговли. С октября 1764 года по начало 1766 года в Поволжье было организовано 104 колонии с 23 тысячами немецких переселенцев, после чего их переезд в Россию был прекращен.

За 34 года правления Екатерины поступления в казну увеличились в четыре раза, вдвое возросло население страны, в том числе за счет завоевания новых территорий, было добыто право свободного судоходства по Черному морю, а также через проливы Босфор и Дарданеллы, завоеван Крым, что расширяло возможности торговли южных районов России с сопредельными и более дальними странами (сухопутная доставка товаров обходилась в 50 раз дороже транспортировки водным путем). Екатерина Великая успешно покровительствовала промышленникам и купцам, которые, в свою очередь, радели за государственные интересы. Так, в 1823–1824 годах заводчик Демидов нанял огромное количество высококвалифицированных механиков и рабочих для своих металлургических заводов, чем вызвал крайнее недовольство и беспокойство в Европе — французы даже умудрились арестовать несколько нанятых Демидовым специалистов, но так и не смогли доказать их вины. Российские ткацкие фабрики в это же время успешно переманивали французских ткачей и даже заводчиков, в результате чего к нам отправлялись и специалисты, и современные ткацкие станки.

Одной из особенностей экономической разведки России в XIX веке было то, что ей занимались по линии Министерства иностранных дел, Военного министерства, Министерства финансов, ведущих российских промышленных компаний, но не только они. Необходимые для страны данные добывали великие князья, министры, военные агенты (позднее — атташе), заводчики и банкиры, известные ученые, писатели и даже простолюдины.

Как бы странно это ни звучало, но известные сейчас на весь мир отец и сын Черепановы ранее были обычными механиками нижнетагильских горных заводов Демидовых. Папаша Черепанов, будучи в 1821 году в командировке в Англии, добыл не только техническую документацию о первой водоотливной машине, но и усовершенствовал ее, а его сын во время поездки в Англию сумел собрать максимум информации по технологиям создания первых паровозов и железнодорожных путей. Из всего этого опыта они извлекли максимум возможного, сделав паровозы и построив железнодорожные колеи, которые намного превосходили иностранные аналоги. Казалось бы, что в этом уникального — получили информацию, обработали и внедрили? Но здесь речь идет именно об особом (но не единственном в истории российской разведки) случае — отец и сын Черепановы были неграмотными, они просто запоминали все, что видели и слышали.

Мощный стимул развитию экономической и тесно связанной с ней научно-технической разведки был дан в 30-е годы XIX века, когда правительство России поставило задачу ликвидировать отставание Российской армии в сфере технического оснащения. В ноябре 1830 года Николай I дал указание постоянно и целенаправленно собирать сведения обо всех открытиях, изобретениях, усовершенствованиях и технологиях, «как по части военной, так и вообще по части мануфактур и промышленности» и немедленно «доставлять об оных подробные сведения». Начиная с этого момента и до краха Российской империи военное министерство стало основным источником получения экономической и научно-технической информации.

Институт военных агентов был введен в европейскую дипломатическую практику постановлением Венского конгресса в 1815 году, но в России он был развит слабо, получив развитие в 30-е годы XIX века при военном министре А. Чернышеве, который в 1810–1811 годах, будучи личным представителем Александра I при императоре Наполеоне, проявил себя искусным разведчиком, постоянно снабжавшим Петербург секретнейшими сведениями о положении дел во Франции и Европе, о состоянии армии и промышленности, о планах и намерениях французского правительства. В деятельности военных агентов органично сочетались легальная разведка, где основными источниками получения сведений были личные наблюдения, пресса, опубликованные официальные отчеты, статистические сборники, уставы, инструкции и т. п., и агентурная, которая давала в тот период существенную часть информации.

Всё — для России, все — в разведку

18 февраля 1855 года скончался император Николай I. В предсмертном обращении к своему сыну Александру он сказал: «Сдаю тебе мою команду, к сожалению, не в таком порядке, как желал, оставляю тебе много трудов и забот». На плечи нового императора Александра II легла тяжелейшая задача по восстановлению экономики страны и укреплению ее военной мощи. И уже 10 июня 1856 года в утвержденной Александром II первой инструкции о работе военных агентов были поставлены новые задачи военной разведке. В частности, указывалось, о каких «предметах» агент должен стремиться получить «наивозможно точные и положительные сведения»: «…5. Об опытах правительства над изобретениями и усовершенствованиями оружия и других военных потребностей, имеющих влияние на военное искусство» (в то время, как и в последующие годы, главным стимулом развития промышленности, технологий, техники и науки были армия и флот, поэтому данная задача касалась в целом промышленности). Для решения поставленных задачи также были предприняты меры по значительному увеличению числа военных агентов.

В 1863 году в России создаются первые централизованные органы военной разведки, она выделяется в особый вид деятельности, и Министерство иностранных дел перестало быть основным организатором сбора развединформации военного характера за границей, но МИД продолжил активно использовать «политические сношения» с иностранными государствами для добывания секретной информации. Всем российским посольствам при европейских дворах было предписано в обязательном порядке обращать особое внимание на все появившиеся в странах их пребывания изобретения, открытия и усовершенствования «как по части военной, так и вообще по части мануфактур и промышленности» и немедленно «доставлять об оных подробные сведения».

Примечательно, что экономической и научно-технической разведкой занимались известные всему миру российские писатели и ученые. Мало кому известно, что главной причиной длительного пребывания во Франции Ивана Тургенева была не любовь к Полине Виардо (эта связь являлась хорошей легендой), а служба своей стране в качестве резидента российской разведки во Франции. И до сих пор остаются актуальными слова Тургенева о том, что без каждого из нас Родина может прожить, но любой из нас без Родины прожить не может. Конечно, это не относится к калугиным — гордиенко — носенко и подобным им предателям, для которых Родина — пустое понятие.

Напомнить бы им, что даже величайший русский ученый Д. И. Менделеев в ходе своей поездки в США в июне 1876 года на празднование 100-летнего юбилея принятия Декларации независимости США выполнял важные разведзадания. Дело в том, что в России в это время очень актуальной проблемой было удешевление процесса добычи нефти, поскольку российские нефтедобывающие компании не выдерживали конкуренции с поставщиками американской дешевой нефти. В связи с этим перед Менделеевым была поставлена задача выяснить, за счет чего нефтяные компании США смогли резко снизить себестоимость нефтедобычи. И наш ученый с блеском справился: смог добыть необходимую информацию и представил свои рекомендации по удешевлению добычи нефти в России. Другой разведзадачей, которую предстояло выполнить Менделееву, было получение технологии производства бездымного пороха. И здесь он также добился блестящих результатов: не только смог получить секретные формулы, но и разработал на их основе более эффективный порох.

Работа экономической разведки вносила серьезный вклад в развитие российской экономики в XVIII–XIX веках. За период 1765–1896 годов число фабрик выросло в 146,5 раза, производительность труда — в 549 раз. В результате к концу XIX века Российская империя занимала первое место в мире по размеру государственного бюджета, что позволяло финансировать на достаточном уровне армию и флот, образование и науку, строить железные дороги.

На рубеже XIX–XX веков в России все более широкое распространение получило ведение разведдеятельности отдельными министерствами и ведомствами. В частности, активно работало на разведывательной ниве Министерство финансов, которое имело в Париже своего представителя А. Раффоловича — крупного банковского воротилу. Он, используя свои связи во французской прессе, добивался крупных кредитов для России на максимально выгодных для нее условиях. Хорошее расположение французской прессы обходилось российской казне в 200 тысяч золотых франков ежемесячно, но при этом Российская империя получала миллионы. Таким образом, разведка способствовала более быстрому росту экономики страны за счет создания привлекательного инвестиционного климата, а значит — и укреплению ее экономической безопасности.

Однако в период между двумя революциями, который характеризовался небывалой коррупцией, продажностью и активизацией враждебных для Российской империи сил, началось ослабление системы обеспечения экономической безопасности страны. В 1906 году на специальном совещании, организованном Генеральным штабом и посвященном «составлению программы для военных агентов», выяснилось, что экономическая и научно-техническая разведка работает крайне неэффективно. Представители всех главных управлений Генерального штаба высказали резко отрицательное мнение об эффективности работы военных разведчиков — дипломатов. Если Александр II и Александр III укрепляли и совершенствовали спецслужбы, понимая их место и роль в обеспечении экономической безопасности Российской империи, то Николай II в данной сфере не сделал ничего позитивного.

Между тем, многие все же понимали, насколько велико значение экономической разведки для развития страны, в связи с чем в начале 1917 года был поставлен вопрос об организации межведомственного особого центрального органа для сбора всех получаемых различными ведомствами сведений об экономической жизни противников — Центрального бюро экономической разведки, или Бюро экономической войны.  Однако этот орган так и не был создан. Более того, в первые недели своего правления Временное правительство фактически ликвидировало разведку и контрразведку, сохранило их только де-юре и сделав страну совершенно беспомощной против подрывной работы иностранных спецслужб (чем и воспользовался немецкий Генеральный штаб). В итоге система экономической безопасности России, создаваемая веками, рухнула.

Восставшая из праха

Советской власти в наследство от Временного правительства достались полностью разрушенные системы экономической безопасности России, как, впрочем, и вся доведенная до коллапса экономика страны — неработающие заводы, фабрики, научные институты. Все пришлось буквально создавать заново.

На протяжении всех лет существования СССР одним из важнейших направлений разведдеятельности являлась экономическая и научно-техническая разведка. 20 декабря 1920 года был создан Иностранный отдел (ИНО) ВЧК — первое самостоятельное разведывательное подразделение, штат которого составил 70 человек. В соответствии с инструкцией ВЧК для ИНО при каждой дипломатической и торговой миссии РСФСР создавалась резидентура. В 1921 году в органах госбезопасности было организовано Экономическое управление, которое функционировало с небольшими перерывами (февраль-июль 1941 года и т. д.) до 1960 года. Структура Экономического управления изменялась в соответствии с развитием советской экономики. Так, в 1931 году были созданы подразделения по оперативному обслуживанию основных отраслей народного хозяйства, прежде всего оборонных отраслей промышленности. В 1960–1970-е годы этими вопросами занимались промышленные отделы (отделения), которые структурно входили во 2-е службы (отделы), т. е. контрразведку, территориальных управлений КГБ и которые надежно защищали промышленные и научные секреты страны. В 1983 году по инициативе Ю. А. Андропова, который прекрасно осознавал необходимость обеспечения экономической безопасности страны, было создано Шестое управление КГБ (и, соответственно, службы и отделы в территориальных органах), которое занималось экономической контрразведкой.

В начале 1920-х годов экономической и научно-технической разведкой занимались три разведоргана: ИНО ГПУ, Разведуправление РККА и Отдел международных связей (ОМС) Коминтерна. Кроме того, этим же занимались многочисленные внешнеторговые организации, среди которых наиболее известны три: «Аркос» (работа по Англии), «Амторг» (США) и «Востваг» (Германия). С момента своего создания в 1920 году и до ликвидации в 1943 году ОМС Коминтерна был координирующим органом и связующим звеном между внешней разведкой, Разведуправлением РККА и подразделениями Коминтерна в различных странах.

В середине 1920-х годов руководство страны поставило перед разведкой важнейшую задачу — добывание на Западе разнообразных технических секретов, жизненно необходимых для модернизации советской экономики. С этой целью 26 октября 1925 года Ф. Э. Дзержинский предложил организовать при ИНО особый орган по добыванию информации о технических достижениях за границей (официально принято считать эту дату днем рождения советской научно-технической разведки). Вскоре такое подразделение было создано, и уже со второй половины 1920-х годов по каналам научно-технической разведки в центр начала поступать информация об испытаниях новой авиационной техники, артиллерийских систем, о радиоаппаратуре военного применения, новых отравляющих веществах, переработке нефти и использовании ее побочных продуктов и т. п.

Французские «разведкоры» на службе советской разведке

Стоит отметить, что на руку советской разведке играло то обстоятельство, что контрразведка Запада всерьез не воспринимала Советскую Россию, спецслужбы которой испытывали катастрофический кадровый, агентурный и финансовый голод. В этих условиях советская разведка использовала в разведывательной деятельности не профессиональных разведчиков, а рядовых иностранных граждан — коммунистов или просто симпатизирующих нашей стране, которые в подавляющем большинстве случаев даже не подозревали, чьи поручения они выполняют. Обоснование помощи с позиции пролетарской солидарности или партийного долга делало такой способ разведки доступным, дешевым и массовым. Это позволяло создавать огромные агентурные сети (100 и более человек), работой которых руководили функционеры местных органов коммунистической партии и отраслевых профсоюзов.

Особенностью советской экономической и научно-технической разведки того периода была ее массовость и, как правило, бескорыстность. Именно в это время были заложены истоки могущества отечественной экономической и научно-технической разведки в XX веке. Для реализации этого советской разведке приходилось активно использовать Коминтерн, точнее, его специальную службу.

Особенных успехов удалось добиться во Франции, которая после Первой мировой войны превратилась в наиболее могущественную державу в Европе. Ее военная промышленность набирала силу, развивалось самолетостроение, появились химическое оружие и новые виды артиллерийского вооружения, со стапелей сходили новые военные корабли. Поэтому Франция стала главной целью советской разведки. Сначала была создана агентурная сеть во французской авиационной промышленности, организатором и руководителем которой был Ж. Томмази, член ЦК Французской коммунистической партии и один из руководителей профсоюза рабочих авиационной промышленности, который был привлечен к сотрудничеству с советской разведкой благодаря представителю Коминтерна во Франции С. Минаеву. В 1924 году на смену Томмази пришел Ж. Креме, член ЦК ФКП, а с 1926 года — член политбюро. Кроме того, он был одним из секретарей Союза рабочих металлургической промышленности и секретарем профсоюза судостроителей. Креме значительно расширил агентурную сеть, которая практически накрыла всю Францию: авиастроительные и пороховые заводы, авиационные исследовательские центры, артиллерийские парки, предприятия по производству танков, военно-морские верфи, сталелитейные заводы.

Для агентурной сети был специально разработан вопросник. Метод работы был достаточно простым, но опасным. Так, агент обращался к коммунисту или сочувствующему с просьбой предоставить конфиденциальную или секретную информацию, которая якобы необходима для защиты рабочего класса. Естественно, что при такой массовости информаторов неизбежны были проколы. Так, в октябре 1925 года механик из арсенала в Версале и секретарь ассоциации профсоюзов сообщил дирекции арсенала о своих подозрениях и странных вопросах со стороны отдельных лиц. После длительной проверки в феврале 1927 года военная контрразведка Франции приняла решение о разгроме агентурной сети Креме. В результате было арестовано более 100 человек. Но вот что удивительно — суд признал виновными лишь восемь человек, среди которых двое — граждане СССР, один из них кадровый военный разведчик Узданский-Еленский, который с 1925 года под именем Бернштейна работал во Франции и руководил работой Креме (советская военная разведка было организована 4 апреля 1921 года). При этом приговоры, по нынешним меркам, были смехотворными: французские агенты получили от 3-х до 16 месяцев тюрьмы. Просто в то время европейское законодательство еще не готово было к адекватной оценке степени ущерба от экономической разведки и относилось к этому снисходительно.

Период с 1928-го по 1933 год был расцветом деятельности советской разведки во Франции, где активно работали как сотрудники ИНО, так и военной разведки. К концу 1920-х годов советская разведка стала использовать рабкоровское движение в интересах экономической и научно-технической разведки, финансируя его и создав таким образом сеть «разведкоров». При газете «Юманите» была создана специальная комиссия из шести человек, которая должна была читать и классифицировать сообщения рабкоров, которые приходили со всех концов страны. Заметки сортировались, после чего часть из них попадала на полосы газеты, а та часть, которая содержали факты и цифры, интересовавшие советскую разведку, направлялась советскому военному атташе (точнее — сотруднику военной разведки, работавшему в посольстве под дипломатическим прикрытием, так как до 1938 года официальных военных атташе не было). Он изучал корреспонденцию и, если она представляла интерес, пытался встретиться с рабкором и получить дополнительную информацию. Рабкоры никогда не догадывались, что их использует в своих интересах советская разведка. Координацию взаимодействия советской военной разведки и рабкоров осуществлял двадцатипятилетний И. Бир, который также регулярно переправлял в Москву образцы новой военной техники. Известен случай, когда под видом агента по торговле бельем он сумел провезти в чемодане среди кружевных панталон мину, недавно принятую на вооружение во французской армии.

Рабкоровский сектор советской экономической и научно-технической разведки во Франции так и остался бы нераскрытым, если бы в 1932 году один из членов специальной комиссии Рикье не донес обо всем в полицию, которой потребовалось пять месяцев на проведение расследования, во время которого на военном заводе в Туре исчезли чертежи нового авиационного пулемета. Суд приговорил Бира к трем годам тюрьмы, французские агенты получили сроки от 13-ти до 15 месяцев.

От Берлина до Нью-Йорка

Необходимо отметить, что плодотворной работе советской разведки во Франции в тот период способствовало и то, что немецкая разведка в это же время создавала свою агентурную сеть в этой стране, что существенно затрудняло деятельность французской контрразведки. Однако и в Германии советская разведка работала весьма успешно.

Вообще, место Германии в системе советской разведки несколько отличалось от других стран. Для нашей страны в 1920-е годы немецкая армия не представляла угрозы, а военно-морской флот и военная авиация в то время практически не существовали. Но при этом в Германии стремительно развивались аэронавтика, химия и оптика, поэтому она очень интересовала советскую разведку по экономической и научно-технической линии. Как и во Франции, советская разведка активно использовала возможности компартии Германии. Хотя отношения между советской разведкой и КПГ по форме были такими же, что и во Франции, тем не менее в Германии они существенно отклонились от французского варианта. Дело в том, что немецкие ученики советской разведки оказались подготовлены гораздо лучше, чем многие другие представители компартий. С их вошедшей в поговорку аккуратностью, дисциплиной и техническими навыками немецкие агенты быстро усваивали методы конспирации, более того, совершенствовали их и в некоторых случаях даже превзошли своих учителей.

В 1926 году в структуре подпольной КПГ появилась новая секция ББ-Аппарат (рабкоры, экономическая разведка). Как и их французские коллеги, немецкие рабкоры, внедренные на заводы, снабжали специалистов подробной информацией о промышленных проектах и их технических характеристиках. Правда, сеть в Германии была довольно скромной — несколько сотен человек, в то время как во Франции насчитывалось более 2 тысяч собкоров. С успешными операциями отечественной научно-технической разведки в Германии связано воплощение в жизнь плана ГОЭЛРО. Об этом не принято говорить, но производство электрических лампочек в СССР наладили с активным использованием немецкого и частично американского опыта.

С 1928 года, когда началась эра пятилетних планов, наша страна вступила на путь индустриализации. Германия оказалась самой близкой и наиболее интересной страной для наблюдения за методами перевооружения промышленности. Все, что можно было сделать легальным путем — пригласить немецких инженеров для работы на советских заводах, предоставить Германии некоторые концессии, — было сделано. Однако отдача от них была слишком ничтожной по сравнению со сталинскими проектами. Поэтому радикальным решением стало наращивание разведывательных операций, причем главное внимание уделялось химической индустрии, металлургической промышленности, электротехнической отрасли и самолетостроению. Особый интерес вызывали научные исследования, прежде всего в Институте кайзера Вильгельма и авиационном исследовательском институте. Там нашлось много людей, которые симпатизировали советской власти и были согласны помочь ей. Нередко Москва узнавала о новых немецких изобретениях еще до того, как они шли в серийное производство в Германии.

Успех работы советской разведки в Германии был связан с тем, что общественное мнение в стране формировалось Министерством иностранных дел, которое было склонно рассматривать советские шпионские дела как отдельные эпизоды, не обязательно связанные с политическим курсом СССР, который с 1926 года считался дружественной страной. Кроме того, немецкий уголовный кодекс признавал шпионаж только тогда, когда дело касалось военных секретов. В случае промышленного шпионажа могло быть применено максимальное наказание в виде одного года заключения, что облегчало работу разведки. Однако участившиеся случаи активной деятельности советской разведки, регистрируемые немецкими правоохранительными органами, привели к ужесточению законодательства. 1 марта 1932 года президент Гинденбург подписал Декрет о защите национальной экономики, который увеличил до трех лет максимальное наказание за кражу промышленных секретов, а в случае их передачи за границу — до пяти лет. Нацистское правительство еще больше ужесточило наказание и ввело смертную казнь за промышленный шпионаж.

Интересная оценка деятельности легальных структур дипломатических и торговых представительств СССР по добыванию экономической и научно-технической информации дана в справке гестапо от 3 декабря 1941 года «Об организации и деятельности советской разведки»: «Как неоднократно было установлено, советские торговые представительства, как и дипломатические представительства, втянуты в разведслужбу. Письменные материалы, захваченные после начала германо-русской войны в здешних торговых представительствах, дали многочисленные доказательства того, что торговые представительства занимались главным образом шпионажем».

В конце 1920-х годов ИНО стал активно работать в США. Однако активная работа началась только в 1930-е годы, когда были получены ценные материалы по химической промышленности (по оценке, экономия составила 1 миллион долларов). Источники советской разведки смогли добыть документальную информацию о технологии переработки сернистой нефти, производстве смазочных масел и авиабензина, синтетического каучука и полиэтилена, о новейшем химическом оборудовании, последних достижениях радиотехники и многом другом. В 1939–1940 годы только в США было добыто более 450 важных информационных документов (около 30 тысяч листов), 955 чертежей и 163 образца различных технических новинок. Наиболее важными являлись сведения о технологии производства синтетического бензина, чертежи станка для нарезки стволов артиллерийских орудий и нового эсминца.

В годы войны получение научно-технической информации по-прежнему оставалось одним из приоритетных направлений деятельности внешней разведки. Были получены данные по радиолокации, реактивным двигателям, гидроакустическим средствам обнаружения кораблей, высотным и специальным самолетам и приборам для них, новейшим технологиям переработки нефти, получения высокооктанового бензина, синтетического каучука и т. д. Полученные по линии научно-технической разведки сведения сыграли большую роль в развитии науки и техники в СССР и укреплении обороноспособности страны.

Необходимо отметить, что в 1941 году возникло новое направление в экономической и научно-технической разведке: атомная разведка.  По признанию академиков А. П. Александрова, Ю. Б. Харитона и других, именно благодаря информации внешней разведки И.В. Курчатов смог избежать больших ошибок, а ученые не растрачивали усилия на работу по тупиковым направлениям, сумев создать атомную бомбу в СССР всего за три года с минимальными затратами, тогда как в США на это потратили четыре года, израсходовав 5 миллиардов долларов.
Опубликовано в газете «Служу Отечеству» № 6-2017

altim69

aftershock

Опубликовал: admin | Дата: Июл 22 2017 | Метки: Анализ |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Weboy

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Супер Cinema 4D

Самой лучшей программой по работе с 3d считается Cinema 4d. Первый полноценный обучающий курс по Cinema 4D на русском языке.
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 26,955 | Комментариев: 17,402

© 2010 - 2017 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
Free WordPress Theme
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire