Деревни и села как «горячие точки» России

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение
Loading ... Loading ...
Просмотров: 46

Горячая точка подразумевает наличие военных действий на определенной территории. По этому признаку Россия сегодня горячих точек не имеет, но крестьянство страны уже четверть века испытывает на себе горячую пору выживания.

И на этом пути понесено множество невосполнимых потерь в виде сотен тысяч обанкроченных колхозов, а с ними и вымерших сел и деревень.

И сегодня у землепашцев снова нет уверенности в завтрашнем дне, а отношения государства с крестьянином напоминают разговор слепого с глухим.

Кто кому помогает?

Вряд ли кто из разумных людей будет оспаривать, что на протяжении веков Россия выживала за счет деревни. Не только потому, что крестьянство работало с землей и кормило город. В отношениях между людьми на селе всегда лежали честность и порядочность, справедливость и верность данному слову. Патриархальная деревня своим существованием и рождением новых граждан являлась еще и производительницей морали и нравственности в людях, а сегодня она в чудовищных муках умирает сама.

Наше государство в своем словоблудии уникально. Наверное, в мире нет другой страны, которая через программы и законы говорит об одном, а на деле совершает другое. Оказывается, по отношению к деревне нынче разработано аж 22 федеральных программы из 41 дорожной карты, но ни в одной из них не определены контрольные цифры и параметры, по которым бы можно было судить о достижении намеченных целей. Можно оглянуться на запад, можно посмотреть на восток, поскольку наш двуглавый российский орел пребывает одновременно в двух частях света, и понять, что такое не практикуется нигде.

Говорящих цифр множество. Оказывается, все вместе взятые сельхозорганизации в России платят в государственный бюджет, в пенсионный фонд и фонд обязательного медицинского страхования примерно 250 миллиардов рублей. А госпрограммой у нас предусмотрена финансовая поддержка сельхозтоваропроизводителей в 222 миллиарда, которую затем увеличили еще на 20 миллиардов рублей. Так кто же оказывает помощь – деревня государству или, наоборот, – государство деревне?

Давайте и здесь оглянемся в сторону братской нам Белоруссии, или в сторону Казахстана. Оказывается, эта налоговая нагрузка у нас в 3 раза выше, чем в Казахстане, и значительно опережает уровень Белоруссии. Взять тот же Китай с его населением 1,409 миллиарда человек. Наши 146,8 миллиона человек, по теории вероятности, должны быть более управляемы государством. Государству с огромными природными и земельными ресурсами сделать жизнь людей предсказуемой и обеспеченной проще, чем в том же Китае.

Но именно Китай с 2006 г. провел в сельском хозяйстве реформу, в рамках которой отменил всякие налоги для сельхозтоваропроизводителей. Именно Китай определил земельную красную черту, согласно которой в стране должно быть в зоне землепашества не менее 120 млн гектаров. Мы же, по разным вариантам, потеряли из зоны сельского хозяйства едва ли не 100 млн га российской земли. Площади плодовых садов сократились втрое, пастбищ – вдвое. Жители сел и деревень перестали держать в личных хозяйствах не только коров, но и коз, овец. Во время сельхозпереписи не удалось установить, кто является владельцем десятков миллионов га земли.

Банкротство как путь к экономическому развитию?

Когда население страны просит более уважительного к себе отношения в медицине, образовании и других сферах социальной политики, госчиновники уповают на низкую производительность труда работающих, словно бы руки нашего российского человека менее производительны. Но вопрос в том, что в эти руки вкладывает работодатель? Если мы до сих пор станем давать человеку труда лопаты, тогда как Европа производит ВВП через новейшие технологии, – кто же в этом виноват?

Считается, что деревни и села окажутся в перспективе лишними как товаропроизводители за счет внедрения новых технологий, роботизации процессов производства, будут обходиться минимумом рабочей силы. Следуя этой логике, развивать инфраструктуру сельской местности не следует. Но можно ли гордиться тем, что население, проживающее в Московском регионе, за работой едет в столицу, растрачивая каждые сутки своей жизни только на дорогу по 3–4 часа? И разве это идеальный вариант образа жизни российского человека?

Можно ли считать, что правительство России имеет разумную промышленную политику, если за 11 лет в стране прекратили деятельность в связи с банкротством 1856,019 тыс. юридических лиц, то есть каждый час в среднем банкротилось по 19 юрлиц. Наша Кировская область в этом отношении шагнула так широко, что от усердия порвала свои региональные штаны. Если в 2005 г. в области работали с землей 623 сельхозорганизации, то за 11 лет ушли в минус, словно их и не было, 327 колхозов. А чтобы реально представлять, сколько осталось в живых, нужно открыть статистику хозяйств, пользующихся субсидиями. Таковых в реестре получателей господдержки 238. Значит, из 296 хозяйств 58 куда-то пропали. Они либо мертвы, либо производством сельхозпродукции не занимаются. Например, рубят лес. Это своего рода итоги работы министра сельского хозяйства области А.А. Котлячкова, который возглавляет сельское хозяйство региона с 2004 г.

За 11 лет в  сельском хозяйстве Кировской области выведено из производственного оборота 1113,1 тысячи гектаров сельхозугодий, из которых 822,6 тыс. га потеряли пашенные земли. Нынче эта земля заросла лесом или борщевиком. За это время на селе потеряно 33 тысячи рабочих мест. Если в советском прошлом мясокомбинаты области работали круглые сутки, забивая на мясо КРС, то в начале 2000-х годов они просто обанкротились: скот для забоя сократился в разы. За мясокомбинатами и колхозами ушли в банкротство молочные заводы и птицефабрики. Нынче кировчане пользуются продукцией, выращенной в соседних субъектах федерации. Например, из Марий Эл, Татарстана и Нижегородской области. Благо, что нас окружают в географическом отношении 7 субъектов федерации.

А гордостью министра и губернатора является молоко области. Замечу, они бахвалятся не валовкой, а надоями на одну корову. Сегодня эта условная корова надаивает по 6 тыс. молока в год, а по итогам 2017 г. должна надоить 7 тыс. литров. Во всем цивилизованном мире работа в области АПК оценивается по продукции, выращенной на одном условном гектаре земли, а у нас в России – по надою на одну корову. Представьте, что эта корова будет доить 10 тыс. литров и останется в единственном числе на всю область. И разве этим следует гордиться? Наш регион вышел на 4-е место в России по заброшенным землям, а мы бахвалимся надоями на одну корову. Мало того, произведенное в области молоко в значительных объемах вывозится для переработки в соседние регионы. Иначе говоря, мы и в сельском хозяйстве являемся сырьевым придатком.

Зарплаты, кредиты и развитие территорий

В 2014 г. газета «Крестьянские ведомости» подсчитала, почему затраты на 1 гектар земли в Германии при производстве пшеницы выше в несколько раз российских. Оказалось, зарплата работников в сельском хозяйстве Германии превышает 2,5 тыс. евро в месяц, или 173,5 тыс. нынешних рублей. У нас зарплата сельчан – в районе 15 тыс. рублей. Во-вторых, в Германии вносится на гектар пашни около 200 кг удобрений, а в России только 30. В-третьих, Германия использует значительно больше техники и лучшего качества, и она более дорогая.

В 2017 г. в России получен рекордный урожай зерна, но это лишь усугубило положение крестьян. Например, земледельцы Башкирии получили почти 4-миллионный урожай зерновых. И вот как прокомментировал этот рекорд министр сельского хозяйства республики Ильшат Фазрахманов. Большой объем зерна по всей России буквально обвалил цены. Средняя цена на зерно в ноябре 5 рублей за кг, тогда как в прошлом году была 9, в 2015 г. – 11. В результате по доходности хлеборобы проиграли. Эти события происходят на фоне повышения цен на солярку и бензин. В Европе и США государство выполняет функции гаранта того, что урожай фермера будет куплен муниципалитетом по выгодной цене. У нас большой урожай приносит не доходы, а дополнительные проблемы и риски банкротства.

В Германии еще в 1949 г. для помощи в развитии сельского хозяйства и села был создан сельскохозяйственный рентный банк – СРБ. Его специализация – выдача долгосрочных кредитов, а еще – рефинансирование ссуд, выданных через частные банки и кредитные товарищества. И если в России через ссуды с высокой процентной ставкой было стерто с лица земли множество колхозов, то в Германии банк СРБ выполняет миссию сохранения предприятий, попавших в трудную ситуацию. Он выдает кредиты для погашения долгов по ставке, близкой к нулевой. Сегодня в нем порядка 100 тыс. клиентов, а ежегодный объем кредитования – 12 млрд евро. Средний размер кредита – 200 тыс. евро, а самый надежный залог – земля в собственности. Средняя ставка кредитования в банке СРБ – 2% годовых. При этом снабженческо-сбытовые кооперативы кредитуются под 6–7%, а фермеры – под 1%. Заявки на кредит обрабатываются в один день.

Кредиты сельхозтоваропроизводителям в России больше похожи на способы обогащения конкретных банков. По факту государство, компенсируя процентную ставку, набивает деньгами карманы банкиров, а простой крестьянин от этого состоятельнее не становится. На одной из передач ОРТ представителю Минсельхоза был задан вопрос: почему не кредитовать сельское хозяйство через систему федеральных казначейств. Но вопрос так и остался без ответа. На мой взгляд, именно казначейства могли бы взять на себя функции германского банка СРБ, кредитуя селян по ставке, близкой к нулевой, в том числе по рефинансированию кредитов.

Программы развития сельских территорий в России всё больше ведут к их развалу. Например, на 2017 г. на заявленные цели федеральным бюджетом было выделено на всю Россию 15,5 млрд рублей, тогда как Москва только на плитку потратила 90 миллиардов. Результаты таких подходов известны: 85 км в среднем до больницы, почти 100 тыс. мест дефицит врачей, 47% охват детскими учреждениями. В ХXI веке село зачастую не имеет связи, дорог, почты.

Оказывается, программы развития сельских территорий разрабатывает не только правительство нашей страны, но и Евросоюз. Например, ныне действующая программа охватывает 2014–2020 гг. Под ее реализацию в Европе выделено 99 млрд евро, то есть по 14,14 млрд евро в год. Вряд ли эта сумма может быть сопоставимой с 15,5 млрд рублей, которые Россия выделяет на развитие села в 2017 г.

Такова реальность сегодняшней крестьянской России, напоминающей нам горячие точки с невосполнимыми людскими потерями.

Александр Чупраков

sovross

Опубликовал: admin | Дата: Янв 24 2018 | Метки: Сельское хозяйство |
Вы можете добавить свой комментарий ниже. Вы можете отправить новость в социальные сети.

Комментировать

Допустимый объём комментария: не более 1200 знаков с пробелами

Weboy

Последние комментарии

Мы в соцсетях

Поддержать сайт

руб.
Счёт № 41001451132177
Z328083690732
R145935562411 или +79135786207
Карта № 4276 8310 2377 4695 или
Счёт № 40817810931284000016/53
Кошелёк № +79135786207

блиц-поиск

Моя первая Зеркалка

Хотите выжать максимум из вашей зеркальной фотокамеры?
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop CS5
от А до Я

Автор этого курса - Евгений Карташов - признанный эксперт Adobe Photoshop. Курс состоит из 2-х дисков и содержит 100 уроков в отличном качестве
ЗАКАЗАТЬ

Photoshop для фотографа
(новая версия)

Как получать прекрасные фотографии даже без дорогой фотокамеры
ЗАКАЗАТЬ

Бюджетная фотостудия или секрет фотовспышек

Как организовать свою портативную фотостудию? Как с минимальными затратами на свет получать фотографии, как в полноценной студии, при этом оставаясь мобильным?
ЗАКАЗАТЬ

Записей на сайте: 27,854 | Комментариев: 18,436

© 2010 - 2017 «Красноярское Время» – информационный портал:
важные политические, экономические и социальные темы, актуальные новости, обзоры, рейтинги, публицистика,
аналитика, версии, исследования, итоги, мнения известных людей, комментарии, видеозаписи, фонограммы.
Автор проекта: Щепин К.В., контактный тел. +7 913 578 6207
При использовании материалов гиперссылка на «Красноярское Время» обязательна! Все права защищены!
Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше!

Войти | ManagAdNews
WordPress Themes
Wp Advanced Newspaper WordPress Themes Gabfire